Плевел

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Плевел многолетний
(в поле у дороги)

Пле́вел, пле́велы, полове́л,[комм. 1] райгра́с или ло́лиум (лат. Lólium) — род сорных трав из семейства Злаков, происходящий из Евразии. Большей частью плевелы — это луговые растения, одни из самых распространённых полевых и огородных сорняков. Очень часто плевелы занимают бросовые земли и полосы отчуждения вдоль дорог, на просеках и железнодорожных насыпях. Со времён евангельской притчи Иисуса Христа о зерне и плевелах — этот сорняк стал легендарным и прочно вошёл в бытовую речь. Тем не менее, несмотря на свою дурную репутацию, плевел (как чрезвычайно неприхотливая и выносливая трава) имеет немалое полезное применение. Некоторые виды плевела — ценные кормовые и газонные растения.

Плевел в прозе[править]

  •  

Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своём; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушёл; когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоём? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдём, выберем их? Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою. <...>
И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле. Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. Посему как собирают плевелы и огнём сжигают, так будет при кончине века сего: пошлёт Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их. Кто имеет уши слышать, да слышит!

  — «Евангелие от Матфея», 13:24-43
  •  

Издатель — это тот, кто отделяет семена от плевел — и печатает плевелы.

  Роберт Льюис Стивенсон, 1880-е
  •  

Насилу мы нашли могилу актёра Мушкина. Она осунулась, поросла плевелом и утеряла образ могилы
Маленький дешёвый крестик, похилившийся и поросший зелёным, почерневшим от холода мохом, смотрел старчески уныло и словно хворал.
— «забвенному другу Мушкину»… — прочли мы.[1]

  Антон Чехов, «На кладбище», 1884
  •  

«Только скажите, чего изволите, люди добрые, — мысленно восклицал он, — и я тотчас напишу всё, что вам угодно! Не хотите ли снова послушать старые лживые сказочки? А может быть, вы по-прежнему любите отжившие условности, изношенные житейские формулы, гниющие плевелы гаденьких мыслей, от которых вянут даже цветы?

  Джером Джером, «Трогательная история», 1891
  •  

Дмитрий Петрович шевелил пальцами ног, затёкшими от колец, и думал:
— Нужно вырабатывать стиль. Велю по всему балкону насыпать цветов — маков и васильков. И буду гулять по ним. В лиловый день, в зелёном туалете. Кррасиво! Буду гулять по плевелам, — ибо маки и васильки суть плевелы, — и сочинять стихи.
В лиловый день по вредным плевелам Гулял зелёный человек. Кррасота! Что за картина! Продам рожь, закажу художнику Судейкину, — у него есть дерзость в красках. Пусть напишет и подпишет:
«По вредным плевелам. Картина к стихотворению Дмитрия Судакова».
А в каталоге можно целиком стихотворение напечатать:
В лиловый день по вредным плевелам Гулял зелёный человек. Разве это не стихотворение? Что нужно для стихотворения? Прежде всего размер. Размер есть. Затем настроение. Настроение тоже есть. Отличное настроение.

  Тэффи, «Без стиля», 1913
  •  

Грех — паразит святости и есть потому, что святость ещё не отделена от него окончательно, — потому что пшеница и плевелы растут до поры до времени вместе.

  Павел Флоренский, «Столп и утверждение истины», 1914
  •  

Видишь, сказал он, они действительно проводники мысли или проводники мыслительной моды. О чём они мыслят и что чувствуют в этом году, то будут мыслить и чувствовать остальные через год. А некоторые из них по стандартам Hom. sap. действительно умы первого класса или могли ими быть в других условиях (конечно, большинство их — плевелы, но эти не в счёт).

  Олаф Стэплдон, «Странный Джон», 1935
  •  

А дождь будет падать на пустой город, размывая мостовые, сочиться сквозь гнилые крыши… Потом смоет всё, растворит город в первобытной земле, но не остановится, а будет падать и падать. …Будет падать и падать, а потом земля напитается, и взойдёт новый посев, каких раньше не бывало, и не будет плевел среди сплошных злаков. Но не будет и нас, чтобы насладиться новой вселенной.

  братья Стругацкие, «Гадкие лебеди», 1967
  •  

Все идеи имеют право быть высказанными и услышанными, однако отсюда не следует, что ко всем непременно прислушаются. Первая поправка <конституции США> требует, чтобы мы уважали лгунов не меньше, чем правдолюбцев, глупцов не меньше, чем мудрых; однако общества и народы развиваются, отделяя зёрна от плевел и выбрасывая последние.[2]

  Патрик Бьюкенен «Смерть Запада», 1980-е
  •  

Мировая наука как целое действует наподобие сита, отделяющего пшеницу от плевел: она правду видит, хотя и не скоро скажет. Суждения отдельных учёных, хотя бы и нобелевских лауреатов, хотя бы даже Эйнштейнов, сами по себе не имеют доказательной силы в науке. Они получают её (то есть могут её получить) лишь после многократных и тщательных проверок. — (перевод К.В.Душенко, 1990)

  Станислав Лем, «О „неопознанных летающих объектах“», 1977
  •  

Существуют различные классификации ядовитых растений, основанные главным образом на специфике состава или токсического действия биологически активных веществ. Среди всего многообразия ядовитых растений выделяются: безусловно ядовитые растения (с подгруппой особо ядовитых) и условно ядовитые (токсичные лишь в определённых местообитаниях или при неправильном хранении сырья, ферментативном воздействии грибов и микроорганизмов). Например, многие астрагалы (лат. Astragalus) становятся ядовитыми, лишь произрастая на почвах в повышенным содержанием селена; токсичность плевела опьяняющего (лат. Lolium temulentum L.) возникает под воздействием паразитирующего на его зёрнах грибка (лат. Stromatinia temulenta); ядовитый гликоалкалоид соланин накапливается в позеленевших на свету или перезимовавших в почве клубнях картофеля.[3]

  — Борис Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», 1990
  •  

В амбарах памяти зёрна от плевел не отделить.

  Ашот Наданян, 1990-е
  •  

У самого подножия каменной ограды, разделявшей наши участки, подлая ведьма насадила целую плантацию петрушки. О, как прекрасна, развесиста и кучерява была петрушка у мерзейшей старухи! Кажется, никогда прежде за всю свою жизнь — я не видывал такой славной петрушки (разве что сельдерей).
И вот, словно вечный сеятель плевел (подобно великому Сократу), десятками щедрых горстей я закидывал её вылизанные грядки семенами цикуты — смертельно ядовитого сорняка, внешний вид которого почти невозможно отличить от петрушки, но зато вкус... Ох, что за дивный это был вкус, мой бедный друг Сократ! — и я заранее преклоняю голову, если этот вкус оказался — дороже истины![4]

  Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи», 1900-2013

Плевел в поэзии[править]

Плевел пьянящий
(библейский вид плевела)
  •  

Видишь, господни како судьбы правы,
Как никогда же любящих остави,
А нечестивых потребляет имя,
Дабы злых плевел не остало семя.[5]

  Антиох Кантемир, «Metaphrasis ps. 36», 1730
  •  

Пышит и дуется от ярости безмерной
И вопит: «Отомстим скоряй сей твари скверной,
Которая на наш восстать дерзнула сан
И нагло плевелы отважилася сеять.[6]

  Александр Сумароков, «Ты туфли обругал, а их бояря носят…», 1757
  •  

О сильный Юпитер! Исторгни плевел злых,
Да ржавчиною меч сокрытый истребится,
И миролюбну мне никто вредить да тщится. [7]

  Иван Барков, «И злобны сатиры пишу я вдруг и смелы...», 1763
  •  

И пле́велов зёрна в своей колыбели
Проснулись под ветром и вдаль полетели,
Смешались с толпа́ми осенних листов,
И гнили в объятиях мёртвых цветов.

  Перси Биши Шелли, «Мимоза», 1820
  •  

Брезгают вами жнецы, как травой бесполезной,
Нагло затем вас молотят дубины;
Даже бездомный прохожий
Вдоволь насытит и взоры и сердце,
Да, покачав головой,
Даст вам название плевел прекрасных…

  Генрих Гейне (пер. Афанасия Фета), «Эпилог», 1827 (1857)
  •  

Цветки пригожие! вас топчет жнец суровый
И вырывает с плевелами вон;
Порой нещадно бьёт вас цеп дубовый
И даже праздный ветрогон...

  Генрих Гейне (пер. В.Д.Яковлева), «Эпилог», 1827 (1862)
  •  

Тот год был тяжёлый: по всходам промчался
Серебряный бич многоводных дождей,
И пахарь лишь плевел бесплодных дождался
С заплаканной нивы своей.[8]

  Пётр Якубович, «Батрак», 1890
  •  

В те дни уж я томился у преддверья
Сомнений горьких, и когда наш поп,
Находчивый и полный лицемерья,
Доказывал, наморщив умный лоб,
Чтоб истребить в нас плевелы неверья...

  Дмитрий Мережковский, «В те дни уж я томился у преддверья…» (Старинные октавы, Octaves du passé), 1890-е
  •  

Открой мне, Боже, открой людей!
Они Твои ли, Твоё ль созданье,
Иль вражьих плевел произрастанье?
Открой мне, Боже, открой людей![9]

  Зинаида Гиппиус, «Возьми меня», 1904
  •  

Недобрый Сеятель
В годину Лжи и Гнева
Рукою щедрою посеял…
Бед
И ненависти колос,
Змеи плевел
Взойдут в полях безрадостных побед...

  Максимилиан Волошин, «Посев» (В осенний день по стынущим полянам…), 1915
  •  

«Ещё ли не в житнице пшеница,
не в гне плевел?
Я жну, где не сеял,
собираю, где не рассыпал,
зерно чужое сторицей.[10]

  Вера Меркурьева, «Об Антихристе» (Стих не духовный), 1918
  •  

Яблоко, протянутое Еве,
Было вкуса ― меди, соли, жёлчи,
Запаха ― земли и диких плевел.
Цвета ― бузины и ягод волчьих.

  Наталья Крандиевская, «Яблоко, протянутое Еве...», 1921
  •  

в это время лес взревел
окончательно тоскуя
он среди земных плевел
видит ленточку косую...[11]

  Александр Введенский, «снег лежит...», 1930
  •  

среди земных плевел
как зарезанный ревел
муравей мой что ревёшь
муравей кого зовёшь...[11]

  Александр Введенский, «Святой и его подчинённые», 1930

Комментарии[править]

  1. «Половел» — раннее, старорусское (общеславянское) название плевела. Затем это слово, оставшееся без одной гласной «о», было заимствовано из евангелия и церковного обихода, таким образом, вытеснив старый вариант из употребления.

Источники[править]

  1. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884—1885. — стр.75
  2. Бьюкенен П. Дж. «Смерть Запада» / П. Дж. Бьюкенен; Пер. с англ. А. Башкирова. — М.: ООО «Издательство ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003 г.
  3. Б.Н. Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», — М., Высшая школа, 1990 г., стр.132-133
  4. Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи». — СПб., Центр Средней Музыки, 2013 г., стр.427
  5. А. Д. Кантемир, Собрание стихотворений. Второе издание. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1956 г.
  6. Сумароков А. П., Избранные произведения. — Ленинград: Советский писатель (Библиотека поэта), 1957 г. — Второе издание. — стр.254
  7. И. С. Барков, Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2004 г.
  8. Якубович П.Ф., Стихотворения. Ленинград, Советский писатель, 1960 г.
  9. Гиппиус З.Н. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  10. Меркурьева В.А.. Тщета. — Москва, «Водолей Publishers», 2007 г.
  11. 11,0 11,1 А. Введенский. Полное собрание сочинений в 2 т. М.: Гилея, 1993 г.

См. также[править]