Виссарион Григорьевич Белинский

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Виссарио́н Григо́рьевич Бели́нский (1811—1848) — русский писатель, литературный критик, публицист, философ-западник.

Цитаты[править]

Белинский в 1843 году. Художник Кирилл Горбунов
  •  

Апатия и лень — истинное замерзание души и тела.

  •  

Без глубокого нравственного чувства человек не может иметь ни любви, ни чести, — ничего, чем человек есть человек.

  •  

Без здоровья невозможно и счастье.

  •  

Без стремления к бесконечному нет жизни, нет развития, нет прогресса.

  •  

Борьба есть условие жизни: жизнь умирает, когда оканчивается борьба.

  •  

В важных делах жизни всегда надо спешить так, как будто бы от потери одной минуты должно было все погибнуть.

  •  

В русский язык по необходимости вошло множество иностранных слов, потому что в русскую жизнь вошло множество иностранных понятий и идей. Подобное явление не ново... Изобретать свои термины для выражения чужих понятий очень трудно, и вообще этот труд редко удается. Поэтому с новым понятием, которое один берет у другого, он берет и самое слово, выражающее это понятие. [...] неудачно придуманное русское слово для выражения понятия не только не лучше, но решительно хуже иностранного слова.

  •  

Вдохновение не есть исключительная принадлежность художника: без него не далеко уйдет и ученый, без него немного сделает даже и ремесленник, потому что оно везде, во всяком деле, во всяком труде.

  •  

Величайшее сокровище — хорошая библиотека.

  •  

Видеть прекрасно изданную пустую книгу так же неприятно, как видеть пустого человека, пользующегося всеми материальными благами жизни.

  •  

Всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове.

  •  

Всякие бывают люди и всякие страсти. У иного, например, всю страсть, весь пафос его натуры составляет холодная злость, и он только тогда и бывает умен, талантлив и даже здоров, когда кусается.

  •  

Всякое достоинство, всякая сила спокойны — именно потому, что уверены в самих себе.

  •  

Глупо для переезда через лужу на челноке раскладывать перед собою морскую карту.

  •  

Дело не в слове, а в тоне, в каком это слово произносится.

  •  

Деньги — это солнце жизни, без которого жизнь тяжка, мрачна и холодна.

  •  

Для низких натур ничего нет приятнее, как мстить за свое ничтожество, бросая грязью своих воззрений и мнений в святое и великое.

  •  

Если б выбор в любви решался только волею и разумом, тогда любовь не была бы чувством и страстью.

  •  

Если до сих пор человечество достигло многого, это значит, что оно еще большего должно достигнуть в скорейшее время. Оно уже начало понимать, что оно — человечество: скоро захочет оно в самом деле сделаться человечеством.

  •  

Есть много родов образования и развития, и каждое из них важно само по себе, но всех их выше должно стоять образование нравственное.

  •  

Женщина мыслит сердцем, а мужчина любит головой.

  •  

Жить — значит чувствовать и мыслить, страдать и блаженствовать; всякая другая жизнь — смерть.

  •  

Завидуем внукам и правнукам нашим, которым суждено видеть Россию в 1940-м году стоящую во главе образованного мира, дающею законы и науке и искусству и принимающею благоговейную дань уважения от всего просвещённого человечества.

  •  

Из всех дурных привычек, обличающих недостаток прочного образования и излишества добродушного невежества, самая дурная — называть вещи не настоящими их именами.

  •  

Из всех критиков самый великий, самый гениальный, самый непогрешимый — время.

  •  

Кто не идёт вперёд, тот идёт назад: стоячего положения нет.

  •  

Кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству.

  •  

Любовь имеет свои законы развития, свои возрасты, как жизнь человеческая. У нее есть своя роскошная весна, свое жаркое лето, наконец, осень, которая для одних бывает теплою, светлою и плодородною, для других — холодною, гнилою и бесплодною.

  •  

Любовь часто ошибается, видя в любимом предмете то, чего нет, но иногда только любовь же и открывает в нем прекрасное или великое, которое недоступно наблюдению и уму.

  •  

Люди обыкновенно не столько наслаждаются тем, что им дано, сколько горюют о том, чего им не дано.

  •  

Мерою достоинства женщины может быть мужчина, которого она любит.

  •  

Мещане-собственники — люди прозаически-положительные. Их любимое правило: всякий у себя и для себя. Они хотят быть правы по закону гражданскому и не хотят слышать о законах человечества и нравственности.

  •  

Много людей живет не живя, но только собираясь жить.

  •  

Можно не любить и родного брата, если он дурной человек, но нельзя не любить отечества, какое бы оно ни было: только надобно, чтобы эта любовь была не мертвым довольством тем, что есть, но живым желанием усовершенствования.

  •  

Мужчины с женоподобным характером есть самый ядовитый пасквиль на человека.

  •  

Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем.

  •  

Над обществом имеют прочную власть только идеи, а не слова.

  •  

Найти свою дорогу, узнать свое место — в этом все для человека, это для него значит сделаться самим собой.

  •  

Нападки на недостатки и пороки народности есть не преступление, а заслуга, есть истинный патриотизм.

  •  

Наша публика — мещанин во дворянстве: ее лишь бы пригласили в парадно освещенную залу, а уж она из благодарности, что ее, холопа, пустили в барские хоромы, непременно останется всем довольною.

  •  

Не преступление любить несколько раз в жизни и не заслуга любить только один раз: упрекать себя за первое и хвастаться вторым — равно нелепо.

  •  

Не хорошо болеть, еще хуже умирать, а болеть и умирать с мыслью, что ничего не останется после тебя на свете, — хуже всего.

  •  

Нет ничего опаснее, чем связывать свою участь с участью женщины за то только, что она прекрасна и молода.

  •  

Нет ничего святее и бескорыстнее любви матери; всякая привязанность, всякая любовь, всякая страсть или слаба, или своекорыстна в сравнении с нею.

  •  

Ничего нет приятнее, как оборвать с вороны павлинные перья и доказать ей, что она принадлежит к той породе, которую вздумала презирать.

  •  

Ограничен разум человека, но зато безграничен разум человеческий, то есть разум человечества.

  •  

Отец любит свое дитя, потому что оно его рождение; но он должен любить его еще как будущего человека. Только такая любовь к детям истинна и достойна называться любовью; всякая же другая есть эгоизм, холодное самолюбие.

  •  

Подлецы потому и успевают в своих делах, что поступают с честными людьми, как с подлецами, а честные люди поступают с подлецами, как с честными людьми.

  •  

Пьют и едят все люди, но пьянствуют и обжираются только дикари.

  •  

Разум дан человеку для того, чтобы он разумно жил, а не для того только, чтобы он видел, что неразумно живет.

  •  

России нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение.

А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей.

(1847 год, из переписки Белинского и Гоголя)

  •  

Смех часто бывает великим посредником в деле отличения истины от лжи.

  •  

Создает человека природа, но развивает и образует его общество.

  •  

Создать язык невозможно, ибо его творит народ; филологи только открывают его законы и приводят в систему, а писатели только творят на нем сообразно с сими законами.

  •  

Социальность, социальность — или смерть! Вот девиз мой. Что мне в том, что живет общее, когда страдает личность? Что мне в том, что гений на земле живет в небе, когда толпа валяется в грязи?

  •  

Суеверие проходит с успехом цивилизации.

  •  

Только труд может сделать человека счастливым, приводя его душу в ясность, гармонию и довольство самим собою.

  •  

Труд облагораживает человека.

  •  

У всякого человека есть своя история, а в истории — свои критические моменты: и о человеке можно безошибочно судить только смотря по тому, как он действовал и каким он является в эти моменты, когда на весах судьбы лежали бы его и жизнь, и честь, и счастье. И чем выше человек, тем история его грандиознее, критические моменты ужаснее, а выход из них торжественнее и поразительнее.

  •  

У души, как и у тела, есть своя гимнастика, без которой душа чахнет, впадает в апатию бездействия.

  •  

У истинного таланта каждое лицо — тип, и каждый тип для читателя есть знакомый незнакомец.

  •  

Убеждение должно быть дорого потому только, что оно истинно, а совсем не потому, что оно наше.

  •  

Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, — значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус.

  •  

Ученик никогда не превзойдёт учителя, если видит в нём образец, а не соперника.

  •  

...Учёный должен быть рыцарем истины...[1]:66

  •  

Хорошо быть учёным, поэтом, воином, законодателем и проч., но не худо быть при этом человеком.[1]:66

  •  

Человек всегда был и будет самым любопытнейшим явлением для человека.

  •  

Человек не зверь и не ангел; он должен любить не животно и не платонически, а человечески.

  •  

Человек страшится только того, чего не знает, знанием побеждается всякий страх.

  •  

Человек ясно выражается, когда им владеет мысль, но еще яснее, когда он владеет мыслию.

Цитаты о Белинском[править]

  •  

— Вот что придумали, — отвечал Белинский, — разве я способен на такие дела? Тут надо уменье: без кредита, типографии и бумаги нельзя приступить к делу, надо вести с разными лицами разговоры и коммерческие переговоры. Я вот до сих пор не сумел и с одним-то сладить, чтобы за свой труд получить прибавку в месяц. Да и я буду мучеником от мысли: вдруг издание не окупится, и у меня на шее очутятся долги. Благодарю покорно, недоставало ещё, чтобы я испытал эту пытку. Кому что на роду написано, то и будет; мне, вероятно, выпала доля весь век остаться батраком в литературе и работать на хозяев, чтобы они разживались да и подсмеивались надо мной — ишь какой вахлак: жарит каштаны, а мы у него из под носу тащим, оставляем ему одну шелуху.

  Авдотья Панаева, «Воспоминания», 1880-е

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.