Водоворот

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Морской водоворот (Япония)

Водоворо́т (устар. водокру́ть, водове́рть) — воронкообразное круговое движение в поверхностном слое воды, развивающееся на отдельных участках водоёмов или русловых потоков в результате столкновения двух течений, а также при обтекании течением выступов берега или при резком расширении русла.

Морские водовороты вызываются столкновениями приливных и отливных волн и встречных течений. Движение воды в водоворотах может достигать очень больших скоростей. Размеры вращающейся воронки варьируют от нескольких сантиметров до нескольких километров (в открытом океане).

Очень часто в разговорной речи и литературных текстах это слово употребляется в переносном значении, как затягивающая бешено вращающаяся воронка какого-либо занятия или явления, чаще всего — суеты.

Водоворот в мемуарах, научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Сильный, властный, тяжеловесно-страстный, непреклонный и самонадеянный склад Варвары делает эту ее погоню за мечтою не смешною странностью, каковою она легко могла стать при других обстоятельствах, но настойчивым стремлением, вовлекающим в свой водоворот и многих других, связанных с Варварою. Это не вялая фантазия о несбыточном, но акт воли, полной решимости и сосредоточенного жара.[1]

  Павел Флоренский, «Имена», 1926
  •  

В 1883 году при печально знаменитом извержении индонезийского вулкана Кракатау ударные воздушные волны, рожденные подземными взрывами, трижды обошли земной шар. Рев Кракатау был слышен на расстоянии тысячи километров. Затянутое водоворотом море отступило от берегов, а затем образовалась огромная гора воды.[2]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991
  •  

Но, упав со стометрового уступа, Замбези вынуждена круто изменить свое течение. Путь вперед ей преграждает отвесная каменная стена. И река под прямым углом поворачивает влево. Водопад в сочетании с водоворотом ― вот что представляет собой чудо на Замбези. Главный водопад обрамлен двумя островами. Первый, базальтовый утес называется Катаракт.[3]

  Всеволод Овчинников, «Своими глазами», 2006

Водоворот в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Но это была лишь недолгая ласка утра. Еще несколько секунд, и дно долины опять стало холодно и сине. Река погасла и мчалась опять в своем темном русле, бешено крутя водоворотами, слюдяные окна померкли, тени подымались все выше, горы задернули недавнее разнообразие своих склонов одноцветною синею мглою. Еще несколько секунд горела на нашей стороне одинокая вершина, точно угасающий факел над темными туманами… Потом и она померкла.[4]

  Владимир Короленко, «Последний луч», 1900
  •  

Нота тоже хитрая река ― мечется то вправо, то влево. Лижет скалистые обрывы, водовороты делает. Белопенные водовороты злобно рычат. Кедр тянет с берега корявые мшистые лапы. За кедром непролазная темь да карчи. В других местах веселее ― березняк белеет серебряной корой. Вьётся небо вверху меж ветвей иссечённой лентой, и зверь молчит под кустом, от жары разомлев, и пихта стоит прямо и тихо, как сон.[5]

  Александр Фадеев, «Разлив», 1923
  •  

В следующий миг яхта уже взбиралась на страшную кручу, и, хотя взлет длился секунды, каждый из моряков припомнил за этот миг всю свою жизнь и приготовился к смерти. На взлете яхта со всеми парусами и снастями погрузилась в кипящий водоворот гребня, а вынырнув, стрелой полетела в глубину провала, скользя по черной спине водяного чудовища. Четырех матросов не досчитался капитан Бернардито ― они были смыты с палубы гребнем волны.[6]

  Роберт Штильмарк, «Наследник из Калькутты», 1951
  •  

Вверху холмы и солончаки, а под обрывом беспокойная желтая река в воронках и водоворотах. Мечом к мечу стоит над ней осока ― и сизый камыш. По влажному песку стелятся хваткие белые подмаренники и крошечные, как божьи коровки, цветы незабудок.[7]

  Юрий Домбровский, «Рождение мыши», 1956
  •  

Калмыков изобразил то место, где по мановению директора на берегу Алмаатинки должен был возникнуть волшебный павильон «Наука и религия». Глыбы, глыбины, мелкая цветастая галька, острый щебень, изрытый пологий берег, бурное, пенистое течение с водоворотами и воронками ― брызги и гул, а на самых больших глыбинах разлеглись люди в трусиках и жарятся под солнцем.[8]

  Юрий Домбровский, «Факультет ненужных вещей», часть первая, 1978
  •  

― А как она утонула? ― спросил Нейман. ― Унесло её, что ли?
Он вспомнил разговор о том, что река Или очень коварная, нехорошая река ― течёт она как будто тихо, спокойно, а в ней омуты и водовороты: вдруг подхватит тебя, закрутит и потащит. Тонут в ней часто.
― Может, и унесло, ― равнодушно согласился большеголовый. ― А может, и утопили, хитрого тут ничего нет. Места здесь такие. Ладно, милиция приедет, всё разберёт…
― Снасильничали и бросили, ― сказал Нейман.[8]

  Юрий Домбровский, «Факультет ненужных вещей», часть пятая, 1978
  •  

Алёша опытным глазом присматривается к приглашённым: свадьба собирается богатая, но по неуловимым признакам несклонная показывать своё богатство. Тут цвет какого-то нового общества, ещё не устоявшегося, ещё кипящего в водовороте отбора, ещё в этом водовороте не выработались окончательные правила, говорящие «да» и «нет», но уже вознесённого на гребень успеха. Почти все знакомы и все держатся на равных, но как бы знают какую-то тревожную тайну, которая свела их вместе и никак не может освободить от беспокойства.[9]

  Валентин Распутин, «Новая профессия», 1998
  •  

За окном сеял мелкий противный мартовский дождь, превращая просевший, но все еще спрессованный снег в жидкую грязную кашицу. Надев легкую, по военным понятиям, куртку, Олег хлопнул дверью и бросился в людской водоворот столичного мегаполиса. Он шел и наслаждался изморосью, столичной грязью, которая одуряюще пахла миром.[10]

  Александр Михайлов, «Капкан для одинокого волка», 2001
  •  

Так получилось, что мы оказались близки в бесконечном потоке жизни. Как вода оказывается близка другой воде, закручиваясь в уютной заводи маленькими водоворотами, порождёнными основным течением. Так бывает всегда. И приходит новое половодье. И новая вода, смешиваясь с застоявшейся, становится другой. И новые водовороты в новых заводях и стремнинах создают забаву или опасность для существ, далёких от восприятия вечности.[11]

  Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть», 2011

Водоворот в поэзии[править]

Речной водоворот
  •  

Но знаменито во веки своею кровавой струею
С звуками грома течет наше столетье туда;
И сокрушил наконец корабль, надежды несущей,
Пристани близок уже, в водоворот поглощен,
Счастие и добродетель, и вольность пожрал омут ярой,
Зри, восплывают еще страшны обломки в струе.
Нет, ты не будешь забвенно, столетье безумно и мудро.[12]

  Александр Радищев, «Осьмнадцатое столетие», 1801
  •  

Кругом шумит людской поток;
‎::В водовороте волн
С собой победно он увлёк
‎::И закружил мой чёлн.[13]

  Ольга Чюмина, «Водоворот», 1897
  •  

Огнь Прометея, Марсия песни,
Все, чем дерзкое сердце живет,
Только круженье на месте,
Темный водоворот.
Ошибиться и то нельзя:
У земли ведь своя стезя,
И в чужие миры, что за этим путем,
Не прольется она золотым дождем.[14]

  Илья Эренбург, «Не уйти нам от теплой плоти...», 1919
  •  

Где небо, бледнея,
Ушло в высоту,
Став трижды роднее
Зовущим мечту
На помощь, чтоб робость
Свою побороть,
Не кинуться в пропасть
И в водоворот.
Где волны качает
Живое весло,
Розовой чайки
Витое крыло.[15]

  Варлам Шаламов, «На улице волки...», до 1956
  •  

Мне нынче очень грустно,
Мне грустно до зевоты
До утопанья в сон.
Плавны водовороты,
О, не противься морю,
Луне, воде и горю ―
Кружась, я упадаю
В заросший тиной склон,
В замшелых колоколен
Глухой немирный звон.[16]

  Елена Шварц, «Мне нынче очень грустно...» (из цикла «Песня птицы на дне морском»), 1994

Источники[править]

  1. П. А. Флоренский. «Имена». — М.: Купина, 1993 г.
  2. В.А.Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 1. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  3. В.В.Овчинников, «Вознесение в Шамбалу». «Своими глазами». — М.: АСТ, 2006 г.
  4. В. Г. Короленко, Избранное. — Минск: «Вышэйшая школа», 1984 г.
  5. Фадеев А.А. Собрание сочинений в трёх томах, Том 1. — Москва, «Художественная литература», 1981 г.
  6. Роберт Штильмарк. «Наследник из Калькутты». — М.: Государственное издательство детской литературы МП РСФСР, 1958 г.
  7. Домбровский Ю. О. «Рождение мыши». — М.: ПРОЗАиК, 2010 г.
  8. 8,0 8,1 Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В шести томах. Том пятый. — М.: «Терра», 1992 г.
  9. Проза новой России: В 4 томах. Том 3. — М.: Вагриус, 2003 г.
  10. Александр Михайлов. Капкан для одинокого волка. — М.: Вагриус, 2001 г.
  11. Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть». — М.: Эксмо, 2011 г.
  12. Радищев А. Н. Полное собрание сочинений в 3 томах. — М. Л.: Издательство АН СССР, 1941 г., том второй
  13. О. Н. Чюмина. Стихотворения 1892—1897 / Удостоены почетного отзыва Императорской Академии Наук — Издание второе. — С.-Петербург: Книжный магазин «Новостей», 1900. — С. 83.
  14. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  15. Шаламов В.Т., собрание сочинений, Москва: «Художественная литература» «Вагриус», 1998, том 1.
  16. Елена Шварц. «Книга ответвлений». — СПб.: ЭЗРО, Литературное общество «Утконос», ISBN 5-89007-003-9, 112 с., 1996 г.

См. также[править]