Грусть

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Грусть (печа́ль, тоска́) — отрицательно окрашенная эмоция, которая возникает в случае недовольства человека собой или своей жизнью. Понятие грусти считается противоположным веселью и близко по значению таким, как печаль, тоска, уныние, скорбь, меланхолия, хотя в их ряду является, пожалуй, наиболее слабым и безвредным чувством, с лёгким оттенком созерцательности. В искусстве грусть нередко становится побудителем или философской основой произведения.

Грусть в прозе[править]

  •  

— Трудно, Платон Михалыч, трудно! — говорил Хлобуев Платонову.— Не можете вообразить, как трудно! Безденежье, бесхлебье, бессапожье. Ведь это для вас слова иностранного языка. Трын-трава бы это было всё, если бы был молод и один. Но когда все эти невзгоды станут тебя ломать под старость, а под боком жена, пятеро детей — сгрустнётся, поневоле сгрустнётся…

  Николай Гоголь, «Мёртвые души» (том второй), 1852
  •  

Гоголя нет!.. Грустно и тяжело! Нет великого художника, и нет великого создания, им недоконченного. С именем Гоголя, с его великим поэтическим трудом связывались все надежды, всё будущее нашей литературы. Теперь исчезли её надежды, а может быть, и всё её будущее, вместе с потерею величайшего русского писателя, величайшего и вместе, кажется, последнего русского художника. Пусто стало в русской литературе, ей больше уже нечего ждать. Так грустно становится при этой горькой мысли, что ещё невозможен стройный и последовательный отчет о заключившем, — да, заключившем! — уже свою деятельность гениальном писателе. <...> Грустно, грустно! Это чувство всего чаще приходит теперь на душу, и это слово всего чаще просится на уста.[1]

  Константин Аксаков, «На смерть Гоголя», 1852
  •  

Но едва ли не раньше ласточек прилетела кукушка. Горы были ещё совсем обнажены, когда стал раздаваться откуда-то её однообразный и грустный крик. Зачем она прилетела, об этом нечего спрашивать. Для всякого, кому эти горы чужая сторона, понятен голос бездомной птицы. Не уставая, звучит он и по утрам, и среди дня, и вечером, и тёмною ночью смолкает ненадолго, — всё одно и одно повторяет, точно зовёт куда! А куда и звать ей, как не на волю? Чем дольше прислушиваешься к этому зову, тем больше тревоги и тоски проникает в одинокое, ноющее от горя и злобы сердце...

  Михаил Михайлов, «Сибирские очерки», 1864
  •  

Какая грусть! Какие во всём невозможности! Вот в огороде, мимо которого они проходили, молочаи-солнцегляды напрасно тянулись к солнцу, — они были малы и слабы, их подавляли глупые, клонящиеся к земле ромашки.

  Фёдор Сологуб «Земле земное», 1898
  •  

Тихий ветерок ясного летнего дня пошевеливал тёмные пряди волос головы неизвестного, а он, задумавшись, сидел, скрестив на груди руки, и смотрел куда-то вниз на могилку… На носу его поблёскивало золотое пенсне с тёмным толстым шнуром, прицепленным к петлице пиджака.
Мы прошли недалеко от неизвестного, но он нас не заметил: так велика была его печаль о близком. Мы прошли за высокую новую ограду купца Лудейникова. В этой ограде густо разрослась бузина, и частая листва кустов скрыла нас от неизвестного. Мы смотрели на его красивое, задумчивое лицо, и безмолвные и подавленные какой-то новой грустью, боялись пошевельнуться…[2]

  Василий Брусянин, «Кладбищенские люди», 1915
  •  

Ян говорит, что никогда не простит Горькому, что он теперь в правительстве.
— Придёт день, я восстану открыто на него. Да не только, как на человека, но и как на писателя. Пора сорвать маску, что он великий художник. У него, правда, был талант, но он потонул во лжи, в фальши.
Мне грустно, что всё так случилось, так как Горького я любила.

  Вера Муромцева, «Устами Буниных», 20 октября 1918 года
  •  

Грусть иногда бывает единственным счастьем.

  Эрих Мария Ремарк, «Возлюби ближнего своего», 1939
  •  

 С грустью я должен извлечь <…> вывод, что концепция ненасильственного сопротивления требует для своего успеха того соединения исключительно руководящего начала и человеческой добродетели, которое случалось иногда, но никогда не длилось долго. Грехи зависти, ненависти и злобы если не изначальны в наших душах, то глубоко врезаны в ткань нашей культуры. [3]

  Фримен Дайсон, «Оружие и надежда», 1975
  •  

Мы поднялись в ресторан. Он заказал водки.
Выпили.
— Отчего ты грустный? — Секин коснулся моего рукава.
— У меня, — говорю, — комплекс неполноценности.
Комплекс неполноценности у всех, — заверил Секин.
— И у тебя?
— И у меня в том числе. У меня комплекс твоей неполноценности.

  Сергей Довлатов, «Хочу быть сильным»
  •  

На ветру качаюсь и от стужи гнусь, На чужой сторонке плачу да печалюсь: Кто меня полюбит? Кто развеет грусть? Достигнув какого-то края иль обвала за далью, за тьмою, плачем не то одинокой волчицы, не то переливом горлицы за дубравой оборвалась песня. Песня оборвалась, но звук всё бился, всё клубился в тесном пространстве и, не вырвавшись из него, опал туда, откуда возник.[4]

  Виктор Астафьев, «Обертон», 1996

Грусть в стихах[править]

  •  

И кто теперь её отыщет,
Кто с нежной грустью навестит?
Кругом всё пусто, всё молчит;
Порою только ветер свищет
И можжевельник шевелит.

  Евгений Боратынский, «Эда», 1824
  •  

Закралась в сердце грусть — и смутно
Я вспомянул о старине —
Тогда всё было так уютно
И люди жили как во сне…

  Генрих Гейне, «Закралась в сердце грусть — и смутно…», 1827
  •  

Счастлив, здоров я! Что ж сердце грустит? Грустит не о прежнем;
‎Нет! Не грядущего страх жмёт и волнует его.
Что же? Иль в миг сей родная душа расстается с землею?
Иль мной оплаканный друг вспомнил на небе меня?

  Антон Дельвиг, «Мой путь», 1829
  •  

Как грустный взгляд, люблю я осень.
В туманный, тихий день хожу
Я часто в лес и там сижу —
На небо белое гляжу
Да на верхушки тёмных сосен.
Люблю, кусая кислый лист,
С улыбкой развалясь ленивой,
Мечтой заняться прихотливой
Да слушать дятлов тонкий свист.
Трава завяла вся... холодный,
Спокойный блеск разлит по ней...
И грусти тихой и свободной
Я предаюсь душою всей...

  Иван Тургенев, «Осень», 1842
  •  

В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный,
От милого лица волос густые волны
Заботливой рукой
Я отводил — и ты, мой друг, с улыбкой томной
К окошку прислонясь, глядела в сад огромный,
И тёмный и немой…

  Иван Тургенев, «В ночь летнюю, когда, тревожной грусти полный...», 1842
  •  

Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли.

  Афанасий Фет, «Какая грусть! Конец аллеи…», 1862
  •  

Всё пронеслось, как сон прекрасный!
Но грустно мне, как вспомню я,
Какою смертию ужасной
Погибли все мои друзья.

  Пётр Шумахер, «Борьба за существование» (памяти Дарвина), 1882
  •  

Пустыня, грусть в степных просторах.
Синеют тучи. Скоро снег.
Леса на дальних косогорах
Как жёлто-красный лисий мех.

  Иван Бунин, «Пустыня, грусть в степных просторах…», 1888
  •  

Отчего так ветру скучно? Плачет, ноет он докучно, —
И в ответ ему стозвучно капли бьются и бегут;
Я внемлю́, мне так же скучно, грусть со мною неразлучна,
Равномерно, однозвучно рифмы стройные текут...

  Константин Бальмонт, «Грусть», 1894
  •  

Совсем уйти в себя, — какая это грусть!
Стать как кусок сукна, что без рисунка пуст.

  Эмиль Верхарн, «Какая грусть!..», 1890-е
  •  

Поспевает брусника,
Стали дни холоднее.
И от птичьего крика
В сердце только грустнее.

  Константин Бальмонт, «Осень», 1905
  •  

А всем травам мать есть плакун-трава,
Потому что грусть в ней всегда жива,
И приходит год, и уходит год,
А в плакун-траве всё слеза цветёт.

  Константин Бальмонт, «Море всех морей», 1906
  •  

Грустила ночь. При чахлом свете лампы
Мечтала Ванда, кутаясь в печаль;
Ей грезился дурман блестящей рампы,
Ей звуков захотелось, — и рояль
Её дразнил прелюдией из «Цампы»...

  Игорь Северянин, «Ванда. Октавы», 1908
  •  

Какая грусть в прозрачности Небес,
В бездонности с единственной Звездою.
Изваян, отодвинут в Вечность лес,
Удвоенный глубокою водою.

  Константин Бальмонт, «Хрустальный воздух», 1908
  •  

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.[5]

  Николай Гумилёв, «Жираф», 1908
  •  

Мне весело грустить о звонких трелях,
О майских кликах,
Когда мы просыпались при свирелях
В лазурных бликах.

  Игорь Северянин, «Мне весело грустить…», 1909
  •  

Зажглись вдали дома молчащими огнями,
В ответ другим огням, молчащим в вышине…
И я сжимаю голову руками
И почему-то страшно грустно мне...

  Любяр, «Cetara», 1916
  •  

Счастие или грусть —
Ничего не знать наизусть...

  Марина Цветаева, «Счастие или грусть…», 1916
  •  

Душа грустит о небесах,
Она не здешних нив жилица.
Люблю, когда на деревах
Огонь зелёный шевелится.

  Сергей Есенин, «Душа грустит о небесах…», 1919
  •  

Этой грусти теперь не рассы́пать
Звонким смехом далёких лет.
Отцвела моя белая липа,
Отзвенел соловьиный рассвет.

  Сергей Есенин, «Этой грусти теперь не рассы́пать...», 1924
  •  

Тогда я понял,
Что такое Русь.
Я понял, что такое слава.
И потому мне
В душу грусть
Вошла, как горькая отрава.

  Сергей Есенин, «Мой путь», 1925
  •  

Я на ночь равнодушно пью
Цикуту чёрную мою.
А звёзды свысока глядят
На грустный мир, на мутный яд,
Где проливает синеву
Ночь в голубую трын-траву,
Где трын-трава растёт ночным
Противоядием земным.[6]

  Игорь Чиннов, «Как будто серной кислотой...», 1978

Грусть в пословицах[править]

  •  

Чрезмерное веселье порождает грусть. — Вьетнамская пословица

  •  

Молодость знает только грусть, старости известно всё. — Малайско-индонезийская пословица

Источники[править]

  1. Аксаков К.С. «На смерть Гоголя» (1852 г.), Пути русской прозы XIX века. Ленинград, 1976 г., стр.16-29
  2. Брусянин В.В. «Опустошённые души». — Москва: «Московское книгоиздательство», 1915 год — стр. 153
  3. Фримен Дайсон, «Оружие и надежда», Москва, изд. "Прогресс", 1990 г.
  4. В. Астафьев. «Обертон». М.: Вагриус, 1997 г.
  5. Н.С. Гумилёв. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Ленинград, Советский писатель, 1988. «Жираф» (1908)
  6. И.В.Чиннов. Собрание сочинений: в 2 т. М.: Согласие, 2002 г.

См. также[править]