Вёдро

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вёдро (с ударением на первый слог) — тёплая, ясная, солнечная, сухая погода (неприменимо к зимней поре). Общеславянское слово того же корня, что и ветер. В буквальном смысле — «ветреная (и потому ясная) погода», установившаяся надолго.

Вёдро в научно-популярной литературе, публицистике и мемуарах[править]

  •  

Ежели лесные птицы, оставя лес, около дерев и пашен держаться будут, ежели в дождевике найдется муха или комар или ежели овощные дерева немного плода приносят, буде в реках немного рыбы будет. Или когда в мае 25 числа вёдро бывает, а 15 июня дождь ― буде в свое время довольно снегу выпадет, то надеяться можно хлебородного лета.[1]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

Щастие в сердце, сердце в любви, любовь же в законе вечнаго. Сие есть непрестающее вёдро и незаходящее солнце, тму сердечныя бездны просвещающее. Благодарение блаженному Богу. Что было бы тогда, естли бы щастие, пренужнейшее и любезнейшее для всех, зависело от места, от времени, от плоти и крови?[2]

  Григорий Сковорода, «Начальная дверь ко христианскому добронравию», 1770-е
  •  

Июнь. Сего месеца было болие дождливых дней и северко, а под конец сего месеца таль, вёдро и тепло. Июль. Сей месец был ведренной и жаркой. <...>
Июнь. До половины сего месеца северко и дожди, а в последней половине остановилось вёдро и тепло. Июль. Сего месеца погода была переменная: вёдро и дождики из туч с громом и молнею. Август. Сей месец тоже продолжался переменно: были дожди, и ведреных дней было доволно. <...>
Сентябрь. По 10-е число погода стояла: северко и дожди. По 27-е число погода стояла приятная ― вёдро и тепло, так что некоторые дерева цвели. Кончелсы сей месец маленкими утреними морозами.[3]

  — Иван Масленников, Книга записи погоды и сообщений по Торжку, 1845-1864
  •  

Вообще, как я уже сказал, сивка довольно сильная и крепкая к ружью дичь, и потому дробь надобно употреблять не мельче 6-го или 7-го нумера. Впрочем, все зависит от расстояния. Мне случалось стрелять их бекасинником в ненастную погоду и крупною утиною дробью в вёдро, когда они вьются кверху.[4]

  Сергей Аксаков, «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии», 1852
  •  

И часто я ходил по горам и восходил на высоту гор утешать свои скорби любопытным зрелищем: посмотришь на все четыре страны — и ничего не видно, ни полей, ни городов, ни сел, только видны одни горы, покрытые лесами, и выше гор голые вершины; ровного места отнюдь нигде нет. Иные горы дымятся подобно как от пожара; иные испускают наподобие дыму из труб: это всё исходят пары, и делаются облака, а из них идут дожди. Часто мне и сие случалось видеть, что на горе вёдро и сияет солнце, а внизу между гор стоят облака и гремит гром, но только весьма глухо; и когда сойдешь вниз, в скит, то сказывают, что там был сильный дождь и гром, а мы на горе ничего не видали. Таковы горы Карпатские![5]

  Михаил Салтыков-Щедрин, Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле постриженника святыя горы Афонсия Инока Парфения (рецензия), 1859
  •  

Господа кушали свое, домашнее, и я как сейчас вижу синюю бумагу, в которую была завязана жареная курица, несколько пшеничных колобушек с запеченными яйцами и половина ситного хлеба. Горничная питалась остатками от барской трапезы. За «постоялое» платилось только в ненастье (около 20 коп.); в вёдро же матушка располагалась отдохнуть в огороде. Итого восемьдесят копеек, и в крайнем случае рубль на ассигнации![6]

  М.Е. Салтыков-Щедрин, «Пошехонская старина» (Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина), 1887
  •  

Каждое 20-е июля ждут на Руси дождя и грома — как в день, посвященный повелевающему ими пророку. Вёдро на Ильин день предвещает пожары. Ильинским дождем умываются для предохранения ото всяких «вражьих чар», соединенных с болезнями. В день св. пророка никто не должен, по верованию народа, работать в поле: ни жать, ни косить, ни убирать сена — из опасения того, чтобы Илья-громовник не спалил во гневе уродившееся жито и сено. Упорных ослушников, никогда не почитающих праздника его, пророк убивает громом. Этому верит твердо вся деревенская Русь, с незапамятной поры и до наших дней «празднуя Илье».

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Илья пророк», 1901
  •  

Буква е въ срединѣ словъ пишется:
1) Вездѣ, гдѣ слышится звукъ ё [йо]: клёнъ, тёмный, лёгкій. Въ томъ случаѣ, когда надобно отличить слова, сходныя по начертанію, но различныя по значенію, надъ этой буквою ставится двоеточіе: ведро [сосудъ] и вёдро [ясная и тихая погода], небо [небесный сводъ] и нёбо [верхняя часть рта].[7]

  — К. Литвиненко, Систематический свод правил русского правописания, 1903
  •  

Если идешь по малину, присказка была такая: «Ягода красная, звездочка ясная, посвети мне».
Если в стаде первой шла рыжая корова ― быть вёдру, если черная ― ненастью, а рябая ― к переменчивой погоде.
Солнце в тучу садится ― к ветру, к худу. В облачко ― к добру..[8]

  Татьяна Луговская, «Я помню», 1970-е
  •  

Танковые части немцев вошли в Холмск на рассвете, в самом конце августа, и бoльшая часть из них, не задерживаясь, лишь слегка изменив направление, устремилась дальше, в юго-восточном направлении, в тылы оборонявшим Киев советским войскам; завязывалась сложная стратегическая игра, приводился в действие план, на котором настоял лично Гитлер и который должен был открыть путь к Москве и компенсировать потерю времени в Смоленском сражении. Уже давно стояло вёдро, днями было много солнца, а по ночам то там, то здесь набухали зарева и разносились утробные раскаты бомбежек; только перед самым вступлением немцев в Холмск ночью стояла неестественная тишина.[9]

  Пётр Проскурин. «Судьба. Книга вторая. Не отринь», 1993

Вёдро в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Пусть же отмаливают за казаков, на которых лежат заботы о благе насущном, промыслы и служба. Скот ходит у казаков уральских на подножном корму зиму и лето, круглый год, пастухи и табунщики за ним в вёдро и в ненастье, в метель, дождь, зной и стужу. Пастух и табунщик выгоняют скот свой на Урале не с рожком и со свирелкой, как в других местах, а с винтовкой за плечом, с копьём в руках и всегда верхом.[10]

  Владимир Даль, «Уральский казак», 1843
  •  

Вот эпохи, по коим Яков определяет прошедшее; для настоящего ему не нужно было календаря, потому что оно пролетало мимо его, как мимо всех нас; а для будущего ― потому что он все будущее предоставлял богу и говорил только: «Даст бог, будет то и то ― авось вот дождемся», ― и знал, кроме того, четыре времени года, как все пять пальцев. Вёдро и ненастье, тепло и стужу измерял и определял он также по-своему: на дворе холодно, хоть ружьё в избу поставь, так разве чуть только отпотеет; на дворе мороз, лошади на конюшне всю ночь протопали; видно, сыро, барабан чуть слышно; жара такая, что за козырек рукой нельзя взяться; такой дождь, что ломоть хлеба из пекарни под полой сухим не донесешь домой, и прочее. [10]

  Владимир Даль, «Уральский казак», 1843
  •  

— Очень уж много этих наук нынче развелось — поубавить бы! Наукам верят, а в бога не верят. Даже мужики — и те в ученые норовят.
— Да, батюшка, правда ваша. Хотят, хотят в ученые попасть. У меня вот нагловские: есть нечего, а намеднись приговор написали, училище открывать хотят… ученые!
— Против всего нынче науки пошли. Против дождя — наука, против вёдра — наука. Прежде, бывало, попросту: придут да молебен отслужат — и даст бог. Вёдро нужно — вёдро господь пошлет; дождя нужно — и дождя у бога не занимать стать. Всего у бога довольно. А с тех пор как по науке начали жить — словно вот отрезало; все пошло безо времени. Сеять нужно — засуха, косить нужно — дождик![11]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Господа Головлёвы», 1880
  •  

— Как же так! — сказал Егор Ефимович, председатель, говоря отцу Наташи. — На дворе гроза, ливень, буря была, а ты детей в Панютино послал?
— Они ушли — еще вёдро было, — тихо ответил отец.
— А после вёдра враз буря нашла и гроза, — говорил Егор Ефимович, — а ребятишки могли не успеть добежать до Панютина. Вишь ты как! А мы сидим здесь второй час, балакаем, а ты и не вспомнил про девчонку с мальчишкой ни разу.
— Чего зря говорить! — с досадой ответил отец. — Не сталось с ними ничего, целыми пришли.[12]

  Андрей Платонов, «Июльская гроза», 1938
  •  

То есть я и раньше писал стихи, как каждый второй интеллигентный мальчик, но это прошло с возрастом. Первый рассказ, написанный то ли во время отгула, то ли во время командировки, то ли в дождь, то ли в вёдро, от скуки или с похмелья, а может быть, из-за влюблённости в кондукторшу Надю, этот рассказ вверг меня в неистовство.[13]

  Василий Аксёнов, «Пора, мой друг, пора», 1963
  •  

Туман держался долго, до одиннадцатого часа, пока не нашлась какая-то сила, которая подняла его вверх. Сразу ударило солнце, еще ядреное, яркое с лета, и вся местность повеселела, радостно натянулась. Пошел сентябрь, но осенью еще и не пахло, даже картофельная ботва в огородах была зеленой, а в лесу только кое-где виднелись коричневые подпалины, будто прихватило солнцем в жаркий день. В последние годы лето и осень как бы поменялись местами: в июне, в июле льют дожди, а потом до самого Покрова стоит красное вёдро, которое и хорошо, что вёдро, да плохо, что не в свое время. Вот и гадай теперь бабы, когда копать картошку: по старым срокам оно вроде бы и пора, и охота, пока стоит погода, дать картошке как следует налиться ― какой там летом был налив, когда она, как рыба, плавала в воде.[14]

  Валентин Распутин, «Последний срок», 1970
  •  

― Моя-то, моя-то что выделыват! … Вон как молотит! Вон как старатся! ― И опять помолчал.
― А против дожжа так надо сказать: воздух для языка легкий… Вот ежели у тебя, Натолий, язык тяжести не имает, ежели под языком у тебя просторность, ежели ты язык об зубы не обдирашь ― это к вёдру… Смекаю, недели две хороша погода продержится…[15]

  Виль Липатов, «Еще до войны», 1971
  •  

Конечно, баба тоже большая сила, особенно в условиях нашей системы, однако у меня вот молотобойца на фронт забрали, а баба молот большой не подымет. Я тебе про здоровую бабу толкую, а здоровых баб в деревне не бывает. Эта беременная, другая кормящая мать, третья, хоть дождь, хоть вёдро ― за поясницу держится: ломит, говорит, на погоду. А вышестоящее руководство в положенье не входит. Требуют ― все для фронта, все для победы.[16]

  Владимир Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», 1975

Вёдро в стихах[править]

  •  

В напастях счастья ждет, при счастье
Боится бед готовый дух;
Тот бог, что мрачное ненастье
Навел, подаст и вёдро вдруг.[17]

  Николай Поповский, «Так должно жить, чтоб не пускаться...», 1750-е
  •  

Погода нынь шумит,
Назавтра будет вёдро,
Времян пременен вид,
И бед, и счастья недро;
Всё смертным подает
Нощь бед и счастья свет.[18]

  Михаил Муравьев, «Ода из Флеминга», 1773
  •  

Не каждый раз перун горящий
Грозит пожарами странам,
Но часто тучи, град носящи,
Прогнав, дарует вёдро нам.[19]

  Василий Капнист, «Умеренность», 1806
  •  

Его порой волшебной славы
Манила дальная звезда;
Нежданно роскошь и забавы
К нему являлись иногда ―
Над одинокой головою
И гром нередко грохотал;
Но он беспечно под грозою
И в вёдро ясное дремал. ―
И жил, не признавая власти
Судьбы коварной и слепой ―
Но боже! как играли страсти
Его послушною душой![20]

  Александр Пушкин, «Цыганы», 1824
  •  

Не вспоминай другие леты,
Они прошли ― не воротить!
Твоя печаль, твои приметы
Не могут горю пособить.
Не помни зла, не помни горя,
И в настоящем много бед,
Терпи у жизненного моря:
За тучей вёдро будет вслед.
Мой друг, поверь мне: мир прекрасен,
Исполнен блага божий свет!
Твой запад так же будет ясен,
Как дня прекрасного рассвет.[21]

  Лукьян Якубович, «Старому приятелю», 1830
  •  

Ты теперь едва цветешь
И поник главою,
На тебя и я похож,
Сдавленный тоскою!?
Что роса и солнца жар?
Ты не взглянешь бодро!
И весна напрасно в дар
Посылает вёдро![22]

  Фёдор Кони, «Рано, цветик, рано ты...», 1833
  •  

На сивом плёсе гагарий зык, ―
Знать, будет вёдро и зной велик,
Как клуб берёсты, в ночи луна
Рассвету лапти плетет она.
Сучит оборы жаровый пень,
И ткет онучи чернавка-тень.
Заря одна
Пошла за полог бледнее льна,
Слезой сытовой смочить рукав,
Чтоб льны дыбились тучней дубрав,
Чтоб рос под елью малыш-красик,
И славил вёдро гагарий зык.[23]

  Николай Клюев, «На сивом плёсе гагарий зык...», 8 августа 1914
  •  

Месяц март. Умер вождь.
Радио глухими голосами
Голосит: теперь мы сами, сами!
Вёдро было или, скажем, дождь,
Как-то не запомнилось.
Забылось,
Что же было в этот самый день.
Помню только: сердце билось, билось
И передавали бюллетень.[24]

  Борис Слуцкий, «Домик погоды», 1957
  •  

Под вечер ― вёдро снова,
И, верно, в том и суть,
Чтоб хоть силком смычковый
Лиловый гуд вернуть.[25]

  Арсений Тарковский, «Сирени вы, сирени...», 1958
  •  

То ли вёдро, то ли льет как из ведра.
Петухи прокукарекали. Пора!
Время делу, хватит дрыхнуть на боку!
Взял бы палицу ― да сдвинуть не могу.[26]

  Олег Чухонцев, «Илья», 1960
  •  

Заплачет иволга и зацветет жасмин.
И догадаешься: ты в мире не один.
Так тишь колодезна. Так вёдро глубоко.
Гроза промчалась ― и прокисло молоко.

  Олег Чухонцев, «Заплачет иволга и зацветет жасмин...», 1973

В пословицах, поговорках и приметах[править]

  •  

Бог тучу пронесет и вёдро принесет (или: пошлет, припасет).
Кто тучу пронесет, тот и вёдро пошлет.
Не все ненастье — будет и вёдро.
После ненастья вёдро. По ненастью и вёдро.

  Русская пословица
  •  

В вёдро епанчу возят, а в дождь (в ненастье) и сама едет.
В дождь избы не кроют, а в вёдро и сама не каплет.

  Русская пословица
  •  

Намолили вёдра, ан засуха изняла.[27]

  Русская пословица
  •  

Октябрьский гром ― зима бесснежная. Осенний иней ― к сухой и солнечной погоде, к вёдру, к теплу. С какого числа в октябре начнутся хорошие ясные дни (вёдро), с того числа весна откроется в апреле. Если много орехов, а грибов нет ― зима будет снежная и суровая. [28] [10]

  — Народные приметы
  •  

Сейки в ненастье, а сбирки в вёдро.

  Русская пословица
  •  

Красные облака до восхода — к ветру; тучи — к дождю; красные, при закате — к вёдру и ветру.
Солнце за тучку садится — к дождю; в краснах — к вёдру.
Рано солнце всходит — быть дождю.

  Русские приметы

Источники[править]

  1. М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 томах. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. — Л.: «Наука», 1984 г.
  2. Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в. Том I. ― М.: ГОСПОЛИТИЗДАТ, 1952 г.
  3. Купеческие дневники и мемуары конца XVIII ― первой половины XIX века. ― М.: РОССПЭН, 2007 г.
  4. Аксаков С.Т. «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии». Москва, «Правда», 1987 г.
  5. М.Е. Салтыков-Щедрин, Собрание сочинений в 20 т. — М.: «Художественная литература», 1966 г. — Том 5, стр. 55.
  6. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 17. Москва, Художественная литература, 1973 г.
  7. К. А. Литвиненко. Систематический свод правил русского правописания. М., 1915 г. — М.: Типографія Т-ва И. Д. Сытина, 1915. — С. III-VII.
  8. Татьяна Луговская «Как знаю, как помню, как умею: Воспоминания, письма, дневники». — М.: Аграф, 2001 г.
  9. Проскурин П. Л. Судьба. Книга вторая. Не отринь. — Москва: Ада, 1993 г.
  10. 10,0 10,1 10,2 В.И.Даль (Казак Луганский), Повести. Рассказы. Очерки. Сказки. — М.-Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1961 г.
  11. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — С. 407-563. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  12. Андрей Платонов. Сухой хлеб: Рассказы, сказки. — М.: Время, 2011 г.
  13. Василий Аксёнов. «Пора, мой друг, пора». — М.: Молодая гвардия, 1965 г.
  14. Валентин Распутин. «В ту же землю». — М.: Вагриус, 2001 г.
  15. Виль Липатов. Собрание сочинений: в 4-х томах. Том 2. — М.: Молодая гвардия, 1984 г.
  16. Владимир Войнович. «Жизнь и приключения солдата Чонкина». ― М.: Вагриус, 2000 г.
  17. Н. Н. Поповский в книге: «Поэты XVIII века». Библиотека поэта. — Л., Советский писатель, 1972 г.
  18. М. Н. Муравьев. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1967 г.
  19. В. В. Капнист. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1973 г.
  20. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах, Том 4.
  21. Л. А. Якубович в кн. «Поэты 1820-1830-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  22. Фёдор Кони в книге: Поэты 1840-1850-х годов. ― Библиотека поэта. 2-е издание. ― Л., Советский писатель, 1972.
  23. Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  24. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  25. А. Тарковский. Собрание сочинений: В 3 т. М.: Художественная литература, 1993
  26. Олег Чухонцев. Из трех тетрадей: Стихи. — (Худож. В. Г. Виноградов). — М.: Советский писатель, 1976 г.
  27. Молить // В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. — 1863—1866.
  28. Народные приметы. Октябрь. — М.: «Родина», № 10, 2000 г.

См. также[править]