Новоржев

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Новоржев, здание районной администрации

Новорже́вгород в России, административный центр Новоржевского района Псковской области. Находится в 140 километрах юго-восточнее Пскова, расположен между двумя озёрами, Росцо и Орша, и разделён на две половины каналом, которым соединены озёра.

Основан в 1396 году новгородцами для борьбы с литовцами под названием крепость Ржева. Во времена запустения носила название Ржева Пустая. В XVIII веке в районе первоначального места крепости находился погост Аршо. В 1777 году этот населённый пункт был по приказу Екатерины II преобразован в город Новоржев, ставший уездным центром: туда было перенесено управление Пусторжевским уездом, который при этом переименовали в Новоржевский.

Новоржев в прозе[править]

  •  

В то же время магистр ливонский опустошил селения вокруг Изборска, Острова, Котельна. Еще не теряя бодрости, псковитяне немедленно отмстили Витовту разорением Великих Лук и Новоржева, ему подвластных; отняли у Литвы коложское знамя и разбили немцев близ Киремпе: но, ведая меру сил своих, прибегнули к государю московскому.[1]

  Николай Карамзин, «История государства Российского» (том пятый), 1819
  •  

7 <октября 1818>. В сей день обыкновенно приходят Святогорские иконы к Рождеству Богородицы. Но, что ж сказать в рассуждении нашего путешествия для встречи святых икон? Например, вот начало этого путешествия. Отбыв с Н. Слесаревым во всенощном приходские Успенские церкви <Новоржева>, стремились мы величественными шагами, чтобы с благоговением принять святые иконы; но скорые шаги наши едва-едва лишь могли перестанавливать, как от ежедневно продолжавшихся дождей, от коих последовала необыкновенная грязь, так и от темноты, которая, уже оставляя давно ожиданный нами злато-видный день, стремилась быстрейшим полетом. Итак, по долговременном борении с грязью, мы уже достигли Покровской улицы, где невозможность разрушила цель нашего стремления, чтобы не обмарать сапогов. Но здесь мы употребили хитрость, чтобы перебраться через тамошние дворы и огороды прямо в поле. Итак, достигнувши того возвышенного места, где находится Покровская церковь, увидели мы тысячи огней, блистающих сквозь густоту леса, и множество голосов шаловливых ребятишек давали еще издали знать, что иконы еще не скоро будут. Я пошел в церковь, где, отслушав литургию, возвратился домой, потом уже услышали колокольные звуки, и вот, пришли иконы святые в 10 часу.[2]

  Иван Лапин, Дневник, 1818
  •  

28 <июня 1819>. Ввечеру была ужасная сцена между городничего Обернибесова и отчаянных мясников, которым прежде была назначена подписка в выполнении законов в рассуждении продающегося мяса, ― чтобы иметь особую опрятность и водить скот, который поступает в продажу, для осмотра г-на городничего, что удобен ли будет; но из числа сих мясников некоторые по сей день отказались впредь производить торг сей на основании законов, который был им представлен; но, наконец, покусились в сей день самовольно отворить лавки и чинить продажу, как и вновь выбранный мясник Ив. Ив. Кудрявцев. Но что ж, тут вышла ужасная сцена! Городничий послал сотского, чтобы не имеющие желания, или кои подписались в подписке, чтобы не торговать, затворить тем лавки и взять под караул; но они не слушались. Наконец, городничий и сам пришел, и здесь происходило множество криков; наконец, Гаврила Барышников вышел из благопристойности и кричал: «Поди.., до смерти убью!», держа болт в руке. И городничий сей же час записал сие в памятную свою книжку, и многих свидетелей, но, к счастью, меня забыл, хотя и я здесь же с прочими находился, а именно Николая Слесарева, Ивана Куколькина, Ивана Никитича Мацкеева и проч. После сего послал сотского, чтобы взял вооруженных солдат, и взять сопротивляющихся Гаврилу Барышникова и Ивана Никифоровича Кудрявцева под караул; и они ушли к Ивану Силычу, голове градскому, и оттоль уже солдаты их не могли взять. Но вот, когда окончилось всенощное в Николаевской церкви и вышли все вон, как вдруг увидели пять вооруженных солдат с сотским, который немедленно взял Гаврилу Барышникова и отвел в тюрьму. Иван же Кудрявцев взят из Успенской церкви.[2]

  Иван Лапин, Дневник, 1819
  •  

7 августа <1822>. В сей отменнейший, можно сказать, день, проезжал у нас император Александр I. Впервые был в городе и ехал через Новоржев по нашей улице, где было усыпано желтым песком. Был на квартире у Якова Минича Порозова, обедал здесь и был принят от городского головы, Ивана Силыча Селюгина, и нескольких граждан с хлебом и солью. Приехал в 12 ч., а выехал в 4-м. Народу было множество. Все проводили, бежа за коляской до самого мосту реки Великой.[2]

  Иван Лапин, Дневник, 1822
  •  

Умер Блок, был арестован и расстрелян Гумилев. Времена настали трудные, темные, голодные. Моя семья, по каким-то фантастическим латвийским паспортам, уехала за границу, а я провел почти два года в Новоржеве, — пушкинском «моём Новоржеве», — изредка наезжая в Петербург. С Анной Андреевной виделся я реже, чем прежде, — и ни одна из этих встреч отчетливо мне не запомнилась, кроме самой последней.[3]

  Георгий Адамович, «Мои встречи с Анной Ахматовой», 1967

Новоржев в поэзии[править]

  •  

Есть в России город Луга
Петербургского округа;
Хуже не было б сего
Городишки на примете,
Если б не было на свете
Новоржева моего.[4]

  Александр Пушкин, «Есть в России город Луга...», 1817
  •  

Город есть еще один,
Называется он Мглин,
Мил евреям и коровам,
Стоит Луги с Новоржевом.[5]

  Алексей Толстой, «Город есть еще один...», 1870

Источники[править]

  1. Н. М. Карамзин. «История государства Российского»: Том 5. — СПб.: Тип. Н.Греча, 1816—1829 гг.
  2. 2,0 2,1 2,2 Купеческие дневники и мемуары конца XVIII ― первой половины XIX века. ― М.: РОССПЭН, 2007 г.
  3. Г.В.Адамович. «Мои встречи с Анной Ахматовой». — Нью-Йорк, Воздушные пути. 1967 г.
  4. Пушкин А.С. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах, Том 2
  5. Толстой А.К. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.

См. также[править]