Цна (приток Мокши)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Цна в черте Тамбова
Не следует путать с Цной тверской — рекой, протекающей через Вышний Волочёк.

Цна (в верховье Мокрая Ве́ршина) — средней величины река в Тамбовской и Рязанской областях России, левый приток Мокши (бассейн Волги). Длина реки — 451 километр. Некоторые источники считают за исток Цны слияние рек Белый Плёс и Мокрая Вершина. На реке стоят города Котовск, Тамбов, Моршанск, Сасово. Спокойная равнинная река, сильно зарегулированная плотинами, местами судоходная от самого Тамбова.

Название реки (как и одноимённого притока Оки) обычно выводят из балтийского *Tъsna, сравнивая с tusnan «тихий». Менее популярна версия происхождения от Дьсна «правая», сближающая название с гидронимом реки Десна.

Цна в коротких цитатах[править]

  •  

Собственныхъ квасцоваренъ въ Россіи мало имѣется. Извѣстнѣйшая есть близь Тамбова на Цнѣ въ деревнѣ Грязнухѣ, которая доставляетъ въ годъ до тысячи пудовъ квасцовъ, кромѣ купороса...[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Северная граница, отделявшая Рязанскую Мещёру от Суздальской, <...> шла приблизительно мимо верховьев Цны, Пры и Гуся...[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

...в Мещерских землях по Цне и Мокше в начале XIV ст. образуется новое удельное княжество...[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

Сплав хлеба производился вниз по реке Цне от Моршанска ― Тамбовской губернии, затем по Оке и, наконец, вверх по Клязьме и Тезе. В обратную сторону шёл лес.[3]

  Иван Бунин, «О Чехове», 1929
  •  

Всего Державину суждено было прожить в Тамбове с марта 1786 по конец 1788 года. <...> В губернии были проложены дороги, наведены мосты и приняты меры к развитию судоходства по реке Цне.[4]

  Владислав Ходасевич, «Державин», 1931
  •  

...я был изумлён, когда впервые увидел реку Цну. Наша Журавка в сравнении с ней показалась ничтожной, как мышь перед коровой.

  Алексей Новиков-Прибой, «Цусима», 1935
  •  

Подъезжающих к Моршанску встречали сотни ветряных мельниц, машущих крыльями день и ночь. Внутри города, по реке Цне, стояла когда-то громадная водяная «Кутайсовская» мельница со столетней плотиной, под которой был глубокий омут, и в нем водились огромнейшие сомы.[5]

  Владимир Гиляровский, «Люди театра», 1935
  •  

...во время прогулки на лодках по Цне Женя Фигнер, сестра Верочки, отличная певица, так замечательно пела арии из опер, что на берегах скопились слушатели...[6]

  Юрий Трифонов, «Нетерпение», 1973
  •  

― Вы что, не знаете, что такое Эльдорадо? Это же остров на реке Цна. Прямо напротив гостиницы «Турист». Там хорошо делать шашлыки и купаться.[7]

  Андрей Орлов, Рустам Арифджанов, Сергей Мостовщиков, «Мальчик хочет в Тамбов», 1997
  •  

«Ценский» ― потому <такая у него фамилия>, что он родом из Тамбова, где река Цна.[8]

  Дмитрий Каралис, «Автопортрет», 1999
  •  

Хочется слушать обстоятельные доклады <...> «Об исследовании геологического строения берегов реки Цны и ее ранней принадлежности к бассейну реки Дон»…[9]

  Дмитрий Каралис, «Дневник», 1999
  •  

То, что у меня осталось в памяти от Тамбова: в каждом доме пианино, велосипед и лодка. Там протекает река Цна, изобилующая рыбой. В ней водятся огромные сомы...[10]

  — митрополит Питирим (Нечаев), «Русь уходящая», 2002
  •  

Предвечерний город, лежавший в небольшой котловине на берегу Цны, уже, казалось, сладко спал.[11]

  Борис Евсеев, «Евстигней» (роман), 2010
  •  

Тамбов с этой стороны, со стороны Цны и её набережной, плоский ― здесь, на сем берегу, тебе самый центр, парки и пляжи, а через мост ― хилые дачи, а чуть в стороне от них ― в низине у автодороги ― болотистая дрянь, сорниковые дебри, густые кленовые заросли, переходящие в лес. Тут, говорят, частенько находят трупы...[12]

  Алексей Шепелёв, Поход и гости «каннибалов», 2012

Цна в публицистике и исторической прозе[править]

Цна в сторону Глядково
  •  

Купоросныя земли на Волгѣ, Сурѣ, Свіагѣ; на Унжѣ, на Цнѣ близь Тамбова... <...>
Квасцовые шиферы почти тамъ же; сверхъ того въ Олонецкихъ горахъ; близь Тамбова на Цнѣ... <...> Собственныхъ квасцоваренъ въ Россіи мало имѣется. Извѣстнѣйшая есть близь Тамбова на Цнѣ въ деревнѣ Грязнухѣ, которая доставляетъ въ годъ до тысячи пудовъ квасцовъ, кромѣ купороса; малое количество квасцовъ приготовляется также на Олонецкомъ купоросномъ заводѣ.[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Итак, прежде нежели появился славянский элемент в тех местах, о которых мы говорим, финские племена с незапамятных времен были здесь полные хозяева, и самым прочным, самым заметным памятником их древнего господства бесспорно служат до сих пор тёмные для нас географические названия. К таковым принадлежат имена Оки, Москвы, Цны, Вожи, Мокши, Рязани и множества других.[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

Северная граница, отделявшая Рязанскую Мещёру от Суздальской, начиналась от реки Москвы несколько выше Коломны; ее можно провести именно от устья реки Нерской, если предположить, что послы рязанского князя в 1176 г. встретили Михаила Юрьевича Суздальского на границе своей земли. Далее она шла приблизительно мимо верховьев Цны, Пры и Гуся и терялась в землях собственно муромских.[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

У него <у Бахмета Усейнова сына, князя мещёрского> был сын Фёдор, а у Фёдора ― Юрий, который в 1380 г. пришёл с полком своим на помощь к великому князю Дмитрию против Мамая, отличился и пал в битве на Куликовом поле. Таким образом, в Мещерских землях по Цне и Мокше в начале XIV ст. образуется новое удельное княжество и в то же время полагаются основы для будущих успехов христианского учения и гражданственности.[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

Подчиняя себе соседних русских князей, Олег не упускал случая делать приобретения на востоке в области Мокши и Цны; некоторые волости он приобрел посредством купли, например, в Мещере, а другие ― силой отнял у соседней мордвы и татар.[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

Северная граница, называвшаяся Владимирским порубежьем, по характеру своей природы, по отсутствию городов и селений, никогда не была строго определена; приблизительно ее можно провести по верховьям трех притоков Оки с левой стороны: Гуся, Пры и Цны и потом вверх по Оке до устья Смядвы. <...> Восточной границей можно считать реку Гусь и левый берег Оки до речки Середней; отсюда шел так называемый Мещерский рубеж к среднему течению Цны, впадающей в Мокшу...[2]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

А какие славные, замечательные города стоят <...> на Цне, впадающей в Мокшу, ― Тамбов; а Мокша притягивает к Оке и Пензенскую губернию, одну из самых хлебородных наших губерний.[13]

  Константин Ушинский, «Детский мир», 1864
  •  

В то же время туда же шла колонизация из Рязанской земли. В мордовских землях, под давлением русских и татарских набегов, образовалось несколько мелких княжеств, частично под властью мордовских князьков (Арзамас, Ардатов и др.), частично ― татарских мурз (на р. Мокше и Цне, где владели родоначальники князей Мещерских, уже крещёные, до 1380 г., когда последний князь Александр продал своё владение Дмитрию Донскому; на р. Саре, в Елатме, на р. Тёше и на Мокше).[14]

  Михаил Владимирский-Буданов, «Обзор истории русского права», 1888
  •  

Всего Державину суждено было прожить в Тамбове с марта 1786 по конец 1788 года, то есть три года без малого. Из них первые полтора ознаменованы трудами разносторонними и успешными. <...> По части финансовой он добился исправности в сборе податей и недоимок; искоренил во многих местах беспорядочное хранение казны; увеличил доходы приказа общественного призрения. В губернии были проложены дороги, наведены мосты и приняты меры к развитию судоходства по реке Цне.[4]

  Владислав Ходасевич, «Державин», 1931

Цна в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

Князь Святослав и думать забыл о чёрной стреле: не до того было, неотложных забот накопилось невпроворот. Шутка ли, целая земля, равная доброй половине Руси, становилась под его державную руку! Из глухих заокских лесов, с неведомых доселе княжеским мужам рек Цны, Пры, Унжи, Колпи и иных многих приходили старейшины с данью и клятвами верности.[15]

  Александр Красницкий, «Князь Святослав», 1894
  •  

Мне лично было почти нечего укладывать, и я пока пошел бродить по городу. Теперь, когда все планы устроиться в Тамбовской губернии рухнули, мне более не было нужды не навлекать на себя внимание посторонних. И вот на прощанье мне страшно захотелось увидеть хоть мимоходом Алексееву, с которой связывало меня столько трогательных воспоминаний в прошлом. Я знал, что недалеко от нас, на берегу реки Цны, протекающей через Тамбов, находится её дом. Явиться к ней ранее этого дня значило бы нарушить наше инкогнито в Тамбове.[16]

  Николай Морозов, «Повести моей жизни» («Невозвратно былое»), 1913
  •  

Однако желание посмотреть на неё было так сильно, что в последний день пребывания я прошел до указанного мне одним прохожим ее изящного белого дома, садик которого, окруженный решёткой между каменными столбами, доходил до обрывистого здесь берега еще покрытой льдом и снегом Цны. Я сел на берегу, на снегу, на обрыве, в ярких лучах солнечного света, смотря вполуоборот через свое плечо и через решётку сада на деревья и пустую террасу ее дома.[16]

  Николай Морозов, «Повести моей жизни» («Невозвратно былое»), 1913
  •  

Ведь я, кроме Цны тамбовской, ничего не видал ― и вдруг… Подавляет… И даже нет: весь обращаешься в прах, по ветру летишь вот, как… Это очень радостно…[17]

  Евгений Замятин, «На куличках», 1913
  •  

Герасим Никитич имел свои баржи, в которых сплавлял хлеб и лес. Кроме того, он торговал другими товарами, в том числе поповскими бобровыми шапками и собольими мехами. Сплав хлеба производился вниз по реке Цне от Моршанска ― Тамбовской губернии, затем по Оке и, наконец, вверх по Клязьме и Тезе. В обратную сторону шел лес.[3]

  Иван Бунин, «О Чехове», 1929
  •  

Моршанск в то время был небольшим городком, известным хлебной торговлей; в нем жило много богатых купцов, среди которых были и миллионеры, как, например, скопцы Плотицыны. Подъезжающих к Моршанску встречали сотни ветряных мельниц, машущих крыльями день и ночь. Внутри города, по реке Цне, стояла когда-то громадная водяная «Кутайсовская» мельница со столетней плотиной, под которой был глубокий омут, и в нем водились огромнейшие сомы. На берегу Цны, как раз против омута, в старинном барском саду, тогда уже перешедшем к одному из купцов-миллионеров, находился наш летний театр.[5]

  Владимир Гиляровский, «Люди театра», 1935
  •  

Вообще вода всегда притягивала меня к себе. Потом, подрастая, я от старших узнал, что есть на свете громадные реки и даже моря. Я охотно верил таким сообщениям, но не мог себе представить, чтобы где-нибудь было воды больше, чем в пруду водяной мельницы за нашим селом. Поэтому я был изумлен, когда впервые увидел реку Цну. Наша Журавка в сравнении с ней показалась ничтожной, как мышь перед коровой.

  Алексей Новиков-Прибой, «Цусима», 1935
  •  

Вначале хотели собраться в Тамбове, многие туда съехались, но смешной случай помешал: во время прогулки на лодках по Цне Женя Фигнер, сестра Верочки, отличная певица, так замечательно пела арии из опер, что на берегах скопились слушатели, аплодировали, кричали «браво», все это привлекло ненужное внимание. Что за компания? Кто такие? Сочли за благо из Тамбова исчезнуть.[6]

  Юрий Трифонов, «Нетерпение», 1973
  •  

...а как я хотел один, только вдвоем с Левой Ониковым просто побродить в оставшиеся до поезда часы по Тамбову! Пришлось гулять вместе с первым… Бродили по улицам, зашли в магазины, вышли на набережную Цны. Красиво, ухожено.[18]

  Анатолий Черняев, Дневник, 1986
  •  

― Во-вторых, посмотрите-ка повнимательнее на стол, который нам показывает Виктор Васильевич. Что вы там видите? Правильно.Вы там видите бальзам «Эльдорадо». Тамбовский бальзам под названием «Эльдорадо». Понимаете?
― Ну почему, почему «Эльдорадо»? ― естественно спрашиваете вы у главного инженера, ответственного за внутренний мир современников.
― Как почему? ― главный инженер смотрит на вас, как на идиотов, дорогие москвичи. ― Вы что, не знаете, что такое Эльдорадо? Это же остров на реке Цна. Прямо напротив гостиницы «Турист». Там хорошо делать шашлыки и купаться. Сейчас, правда, комаров много.[7]

  Андрей Орлов, Рустам Арифджанов, Сергей Мостовщиков, «Мальчик хочет в Тамбов», 1997
  •  

Сергеев-Ценский: «Талант и гений» ― о писательском мастерстве. Найти и прочитать! «Ценский» ― потому, что он родом из Тамбова, где река Цна.[8]

  Дмитрий Каралис, «Автопортрет», 1999
  •  

Хочется поселиться где-нибудь на Дубовой улице и правильно ловить рыбу в тихой речке Цне под руководством надворного советника Михаила Александровича Владимирова, поощрять рысистое коннозаводство в компании с губернатором Салтыковым, стать членом общества пчеловодов... <...> Хочется слушать обстоятельные доклады «О мерах по противопожарной безопасности при проведении народных сборищ и гуляний», «О статистике отравлений спиртами в Тамбовской губернии», «Об исследовании геологического строения берегов реки Цны и ее ранней принадлежности к бассейну реки Дон»…[9]

  Дмитрий Каралис, «Дневник», 1999
  •  

Жизнь Кати, судя по тёткиному пересказу, выглядела следующим образом. В Тамбовской губернии, верстах в 50 от города, там, где река Цна снова поворачивает на юг, испокон века соседствовали два средних размеров имения. Одно принадлежало Кульбарсовым, другое Колпиным. И те и те были столбовыми дворянами.[19]

  Владимир Шаров, «Воскрешение Лазаря», 2002
  •  

То, что у меня осталось в памяти от Тамбова: в каждом доме пианино, велосипед и лодка. Там протекает река Цна, изобилующая рыбой. В ней водятся огромные сомы ― меня ими в детстве пугали: говорят, они даже бросаются на человека. Рыбалка в этих краях является одним из основных видов отдыха. Брат моей матери был хирургом и большую часть времени проводил в операционной. И бывало, что прямо после операции он, не заходя домой, садился в лодку и на несколько дней уплывал на рыбалку.[10]

  — митрополит Питирим (Нечаев), «Русь уходящая», 2002
  •  

В марте 1787 года Евстигней Фомин в Тамбов и прибыл. Тамбов встретил тишиной, мертвенным, но и сладким покоем. Весенняя грязь была кое-где присыпана нововыпавшим снежком, как сахаром. Предвечерний город, лежавший в небольшой котловине на берегу Цны, уже, казалось, сладко спал. Сонливостью и покоем Тамбов Фомину и понравился. После громыхания питерских улиц, после трактирного лая и едкого насмешничества театральных спектаторов от Тамбова веяло духом приличия и отдохновений.[11]

  Борис Евсеев, «Евстигней» (роман), 2010
  •  

Он провёл нас настолько тайными тропами, что мы поразились. Тамбов с этой стороны, со стороны Цны и её набережной, плоский ― здесь, на сем берегу, тебе самый центр, парки и пляжи, а через мост ― хилые дачи, а чуть в стороне от них ― в низине у автодороги ― болотистая дрянь, сорниковые дебри, густые кленовые заросли, переходящие в лес. Тут, говорят, частенько находят трупы ― жертв криминала или даже маньяков ― впечатление такое, что сии места, прости господи, словно специально созданы для такого рода деятельности. Проходя все эти лабиринты, мы выходили на какой-нибудь пятачок, экскурсовод объяснял, кто здесь тусуется, показывая грязные признаки цивилизации ― угли костров, всякие бутылки и пакеты, презервативы и тампоны, блевотину и фекалии, надписи на стволах деревьев. Нам все не нравилось, и он заводил нас все дальше и дальше вглубь, а мы все поражались, насколько эта система разветвлена ― тут целый лагерь подготовки боевиков «Аль-Каиды» можно укрыть, и, кстати, он как раз будет граничить со скрытыми в плавно начинающемся здешнем лесу военными объектами.[12]

  Алексей Шепелёв, Поход и гости «каннибалов», 2012

Цна в поэзии[править]

Цна, весенний разлив (апрель 2005)
  •  

И вот однажды утром рано,
В час лучший дественностьдевственного сна,
Когда сквозь пелену тумана
Едва проглядывает Цна,
Когда лишь куполы собора
Роскошно золотит Аврора,
И, тишины известный враг,
Еще безмолвствовал кабак...[20]

  Михаил Лермонтов, «Тамбовская казначейша», 1838
  •  

Под Тамбовом, под Тамбовом
Протекает речка Цна.
В мост высокий, в мост дубовый
Ударяется волна.
В той волне резвятся рыбы
Серебристою толпой.
К той волне склонились ивы
Чуткой, трепетной листвой.
Здесь мальчишкой босоногим
С гибкой удочкой в руке
Я по дымчатой дороге
Мчался к утренней реке.
Я сидел на мшистой свае
Рядом с древним рыбаком,
А под нами голубая
Шла мечта за поплавком.[21]

  Вячеслав Афанасьев, «Цна», до 1933
  •  

Въехал ночью в рукавичный,
Снегом пышущий Тамбов,
Видел Цны ― реки обычной ―
Белый-белый бел-покров.
Трудодень земли знакомой
Я запомнил навсегда,
Воробьёвского райкома
Не забуду никогда.[22]

  Осип Мандельштам, «Эта область в темноводье — ...» (из книги «Воронежские тетради»), 27 декабря 1936

Источники[править]

  1. 1 2 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Иловайский Д.И. «История Рязанского княжества». — М.: Университетская тип., 1858 г.
  3. 1 2 Бунин И. Гегель, фрак, метель. — М.: «Вагриус», 2008 г.
  4. 1 2 Ходасевич В.Ф. Державин. — М.: Книга, 1988 г.
  5. 1 2 Гиляровский В.А. Собрание сочинений в 4 томах, Том 1. — Москва, 1999 г.
  6. 1 2 Трифонов Ю.В. Собрание сочинений: В 4-х томах. Том третий. — М., «Художественная литература», 1986 г.
  7. 1 2 Андрей Орлов, Рустам Арифджанов, Сергей Мостовщиков, «Мальчик хочет в Тамбов». — М.: журнал «Столица», № 10, июнь 1997 г.
  8. 1 2 Дмитрий Каралис, «Автопортрет». — СПб.: Геликон Плюс, 1999 г.
  9. 1 2 Дмитрий Каралис, Петербургские хроники: 1983-2010 гг. Роман-дневник. СПб, Издательский дом “Коло”, 2011 г.
  10. 1 2 Питирим (Нечаев), митрополит. Русь уходящая: Рассказы митрополита. — М.: Издательство Московской Патриархии, 2007 г.
  11. 1 2 Борис Евсеев, Евстигней. — Москва, журнал «Октябрь», №5, 2010 г.
  12. 1 2 А. А. Шепелёв. Поход и гости «каннибалов». — Саратов: «Волга», № 3-4, 2012 г.
  13. Ушинский К.Д. Собрание сочинений в одиннадцати томах. Том 4. Москва-Ленинград, «Издательство Академии педагогических наук РСФСР», 1949 г.
  14. М. Ф. Владимирский-Буданов. Обзор истории русского права. — Киев: 1888 г.
  15. А. Красницкий. Русичи. — М.: Книжный дом, 2013 г.
  16. 1 2 Н. А. Морозов. «Повести моей жизни». — М.: Наука, 1965 г.
  17. Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. Русь — М.: Русская книга, 2003 г. том 1.
  18. Черняев А. С. 1991 год: Дневник. — М.: ТЕРРА, Республика, 1997. г.
  19. Владимир Шаров, Воскрешение Лазаря. — М.: Вагриус, 2002 г.
  20. М. Ю. Лермонтов. Полное собрание сочинений: В 5 т. — М. Л.: Academia, 1935-1937 гг.
  21. В. Н. Афанасьев, «Приморье». — СМ.: ГИХЛ, 1939 г.
  22. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4-х т. — М.: Терра, 1991 г.

См. также[править]