Гласный (политика)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Константин Трутовский
«Земское собрание в провинции» (1865 г.)

Гла́сный — член собрания с решающим голосом в Российской империи, в целом то же, что депутат. С 1785 года, гласными назывались члены городских дум, а со времени введения в действие земских учреждений — также и члены земских собраний, уездных и губернских.

Гласный в политике и публицистике[править]

  •  

158. Чтобъ составить голосъ настоящихъ городовыхъ обывателей, собираются всякіе три года въ каждой части города настоящіе городовые обыватели и выбираютъ по баламъ одного Гласнаго. Каждый Гласный настоящихъ городовыхъ обывателей явиться долженъ у Городскаго Главы.
159. Чтобъ составить голосъ гильдейской, собирается всякіе три года каждая гильдія, и выбираетъ по баламъ одного Гласнаго каждой гильдіи. Каждый Гласный явиться долженъ у Городскаго Главы.[1]

  Екатерина II. Грамота на права и выгоды городамъ Россійской Имперіи, 1785
  •  

Вопр. Что есть полубоярин?
Отв. Полубоярин есть тот, который уже вышел из безгласных, но не попал еще в гласные, или, иначе сказать, тот, который пред гласными хотя еще безгласный, но перед безгласными уже гласный.
Вопр. Что разумеешь ты чрез придворных безгласных?
Отв. Они у двора точно то, что в азбуке буква ъ, то есть сами собою, без помощи других букв, никакого звука не производят. <...>
Вопр. Что есть число?
Отв. Число у двора значит счет: за сколько подлостей сколько милостей достать можно; а иногда счет: сколькими полугласными и безгласными можно свалить одного гласного; или же иногда: сколько один гласный, чтоб устоять в гласных, должен повалить полугласных и безгласных.[2]

  Денис Фонвизин, «Друг честных людей или Стародум», 1788
  •  

59. Никто из Гласных, без уважительных причин, не может уклоняться от присутствия на земских Собраниях… О причине неявки в Собрание Гласный обязан известить письменно Председателя, а сей последний доводит о том до сведения Собрания, с предъявлением объяснения неявившегося Гласного.
60. Если Гласный не явится в Земское Собрание и не пришлет отзыва о законных к тому препятствиях, или же отзыв его Собранием признан будет незаслуживающим уважения, то Собранию предоставляется постановлением, принятым двумя третями голосов, подвергнуть неявившегося взысканиям… <...>
60. Никто из Гласных, без уважительных причин, не должен уклоняться от присутствования в Думе. Уважительными причинами неявки признаются: прекращение сообщений, болезненное состояние, препятствующее выходу из дома, тяжкая болезнь или смерть кого-либо из близких родственников, или засвидетельствованные, в установленном порядке, особые занятия по государственной службе. О причине неявки в Думу Гласный обязан известить письменно Голову, а сей последний доводит о том до сведения Думы, с предъявлением объяснения неявившегося Гласного.
61. Если Гласный не явится в Думу и не пришлет извещения о законных к тому препятствиях (ст. 60), или же объяснение его Думою будет признано незаслуживающим уважения, то Думе предоставляется постановлением, принятым двумя третями присутствовавших в собрании ее Гласных, подвергнуть неявившегося взысканиям, определенным в статье 14401 Уложения о Наказаниях, с соблюдением указанной в ней постепенности.[3]

  Александр II, Указ Правительствующему Сенату, 1864
  •  

Деятельностью Московской думы видимо и часто даже не шутя интересуются, что у нас вообще не часто в отношении серьезного дела; в том периоде этой деятельности, которого мы являемся бытописателем, деятельность эта была до того сильна и ярка, что разжигала даже страсти, что также у нас не часто; известный публицист «Московских ведомостей», вероятно, переломал не одну дюжину перьев, выпуская против направления этой деятельности статью за статьей, и даже отказался от содействия в трудах Думы как гласный ― так он был затронут этой деятельностью!

  Николай Скавронский (А. С. Ушаков), Очерки Москвы, 1865
  •  

Конечно, я сам выбираю гласного от землевладельцев; но зачем я его выбираю ― я и сам не знаю. Приказано, потому и выбираю. Мужики тоже выбирают гласного от сельского сословия, потому что приказано, и молят: «отпустите вы нас только поскорее, потому что у нас покос, уборка хлеба». Если бы меня выбрали в гласные, то я и сам не знал бы, зачем меня выбрали и что я там буду делать. Наконец, гласный от землевладельцев, гласный от крестьян, никакой инструкции от избирателей не получает, никакого отчета им не отдает: говори там, батюшка, что хочешь; спасибо, что идешь в гласные. Мне кажется, что совсем бы другое было, если б гласный был представитель волости. Начал бы наш гласный толковать о необходимости исправлять дороги, например, ― мы бы ему сейчас и сказали: что ты, любезный, толкуешь![4]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо второе), 1872
  •  

Крестьянам все равно кого выбирать в гласные ― каждый желает только, чтобы его не выбрали. А в газетах сейчас пропечатают: «отрадно видеть, что крестьяне умеют ценить» и пр., или: «прискорбно видеть, что местная интеллигенция не щадит себя самой, высказываясь против лица, за которое высказывается четыре пятых населения всего уезда» и пр.[4]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо четвертое), 1873
  •  

Возникает вопрос о том, допускать ли представителей белого духовенства на выборы в гласные или нет. В Петербурге решают: «Допускать, ибо они могут иметь нравственное влияние». Дворянство отвечает сдержанной улыбкой на это замечание о нравственном влиянии духовенства. Священники баллотируются в гласные. Все не избраны. Что ж это такое? Легальность соблюдена, свобода выбора… Хорошо! Свобода выбора, но зачем же этот дух свободы и прогресса? На подобный вопрос мне отвечают: земство ― дело прежде всего хозяйственное, экономическое; на что священники?

  Константин Леонтьев, «Чем и как либерализм наш вреден?», 1878
  •  

В Англии при Георге Первом был проведен так называемый семилетний акт, septimal act, которым были продолжены полномочия депутатов палаты общин, в том числе полномочия заседавшего в то время состава палаты, с трех до семи лет. В истории законодательных учреждений Франции продление полномочий депутатов повторяется неоднократно: в 1809 г. части депутатов, выбывавшей по закону из состава законодательного корпуса, были продлены полномочия на всю сессию 1809 г. я на 1810 г. В 1824 г. полномочия депутатов были продлены с трех на семь лет, причем закон этот был точно так же распространен и на депутатов заседавшей в то время палаты. В 1893 г. полномочия лиц, избранных депутатами на четыре года в сентябре и августе 1893 г., были продлены до 31 мая 1898 г.
В практике наших земских и городских учреждений точно так же известны случаи продления срока полномочий гласных. Не говоря уже о самом законе, который по ст. 53 положения 1890 г. уполномочивает на продление полномочий прежних гласных в случае недобора 2/з гласных, у всех в памяти, что в порядке верховного управления бывали случаи продления полномочий существовавшего состава гласных ввиду предстоявших изменений в законе. Так это было при введении нового земского положения в 1890 г., при введении нового городового положения в 1892 г. и при преобразовании петербургского общественного управления в 1901 г. Таким образом, законопроект правительства должен быть признан строго юридически обоснованным.[5]

  Пётр Столыпин, «Речь о порядке выборов членов Государственного совета от девяти западных губерний», 30 мая 1909 года
  •  

Но в последнее время Государственная дума стала на новую точку зрения; она сама высказывала пожелание, чтобы в некоторых внутренних губерниях было введено действующее ныне Земское положение. Я должен сказать, что эта точка зрения весьма облегчает положение правительства и, становясь на нее, правительство может взять на себя и берет на себя внесение в осеннюю сессию законопроекта о распространении существующего Земского положения на девять западных губерний (рукоплескания справа и в центре), разумеется, с некоторыми изменениями в способе выбора гласных соответственно местным условиям и местным особенностям.
Если это окажется неприемлемым, то можно установить нечто другое — создать избирательное собрание, применяясь к избирательному собранию для выборов земских гласных, и возложить на это собрание непосредственно выбор членов Государственного совета. Руководствуясь этими соображениями, я прошу вас, господа, не отклонять законопроекта правительства. Движимые необходимостью закончить дело в течение года, мы, господа, дружными усилиями, несомненно, проведем в течение этого срока новый законопроект о введении земства в Западном крае, законопроект немаловажный, который не может не внести умиротворения в местную работу. Я прошу вас, господа, об этом ввиду восстановления справедливости по отношению к 15-миллионному русскому населению в Западном крае.[5]

  Пётр Столыпин, «Речь о порядке выборов членов Государственного совета от девяти западных губерний», 30 мая 1909 года
  •  

Фельетон носил такое заглавие:
«Отцы города и преступление на Бармалеевой улице». — Свершилось! Как раз то, что мы предсказывали… Преступное равнодушие наших «гласных» (иначе, как в кавычках, этого слова нельзя поставить), отсутствие интереса у них к вопросу о ночных сторожах привели нас к тому, что теперь называется Цусимой… Да! На Бармалеевой улице гор. Дума имела новую Цусиму — все по причине той же прославленной русской лени, русского «авось» и русского «небось»… Ха-ха. Слово за вами, господа «гласные».[6]

  Аркадий Аверченко, «Преступление на Бармалеевой улице : Хроника», 1911
  •  

Опубликованы списки кандидатов в гласные районных дум (бесплатное приложение к «Ведомостям Общественного Градоначальства» 84 от 17 мая). К сожалению, сведения даны не о всех, а только о 10 районах. Но все же получается чрезвычайно ясная и яркая картина по вопросу о партийности, картина, на изучении которой необходимо внимательнее остановиться и в интересах избирательной агитации, и в интересах выяснения связи партий с классами.
Известно, что партийность есть в одно и то же время и условие и показатель политического развития. Чем более политически развиты, просвещены, сознательны данное население или данный класс, тем выше, по общему правилу, его партийность. Это общее правило подтверждается опытом всех цивилизованных стран. Да и понятно, с точки зрения классовой борьбы, что так должно быть: беспартийность или недостаток партийной определенности, партийной организованности означает классовую неустойчивость (это в лучшем случае; в худшем случае этот недостаток означает обман масс политическими шарлатанами — явление, слишком хорошо известное в парламентарных странах).
Что же показывает нам картина заявленных списков в Петрограде по вопросу о партийности?[7]

  Ленин В. И., «Партии на выборах в районные думы Петрограда», 6 июня 1917
  •  

Кантональное управление организуется кантональным съездом. Первая же кантональная дума впредь до ее избрания по особому избирательному закону, состоит из уездных земских гласных данного кантона и из представителей местных районных башкирских советов (тубек-шуро) числом по одному представителю из каждого совета, организованного по особо изданной о том Башкирским областным советом инструкции.
О гласных, не полезных для проведения в жизнь нового строя, кантональные съезды должны известить Правительство Башкурдистана, указав взамен их подходящих кандидатов.
Члены кантональной думы избирают одного председателя думы и не менее двух членов управы. Председателя кантональной управы выбирает кантональный съезд.
Руководством для кантональных дум и управ служит положение о кантональных думах и управах, принятое Курултаем.
Все гласные губернских и уездных земских управ, выбранные из территории Башкурдистана отныне не должны участвовать в земствах.
Волостное земское управление сохраняется. Положение о волостных земствах остается в силе с некоторыми изменениями, принятыми Курултаем.
Кантональные управы и съезды должны сместить тех гласных волостных земств, кои будут признаны неспособными или вредными для укрепления нового строя.[8]

  Временные меры по осуществлению автономного управления Башкурдистана, 1917

Гласный в беллетристике[править]

  •  

Заседание скопинской думы. Рассматриваются годовые отчеты банка. Рыков сидит рядом с головою.
— Нам, господа, нужно выбрать кассира банка, — говорит голова. — Рекомендую Кичкина. Человек честный и порядочный…
— Отсутствующие не могут быть избираемы, — говорит Рыков, подозревающий в Кичкине человека «вредного».
— А где же Кичкин, братцы? — шепчутся друг с другом гласные, переглядываясь. — Нешто его нет?
— Нету… Он так устроил, что Кичкину понадобилось из города уехать, рельсы смотреть, и повестку ему вручили в тот самый раз, когда он на поезд садился…
— Хитер, шельма! Афонасова споил, Ивана подкупил, Егора в кабалу взял… Отчеты эти самые, положим, рассматривать… Да для че их глядеть? Один смех только! Жульничество![9]

  Антон Чехов, «Картинки из недавнего прошлого», 1884
  •  

(Картинка из школьной земской жизни)
Гласный Желтобрюхов. А мое мнение таково-с: все эвти земские школы, значит, теперича, отжили свой век-с. Предел им должно положить. Всех земских учителей ― в отставку-с!
Гласный Вотьмеходященский. Умные речи приятно слышать.[10]

  Леонид Трефолев, «Отставной учитель», 1891
  •  

Макаротелятинск ожил. Первою откликнулась Городская Управа. Сойдясь в заседание, она очень долго думала и пришла к такому решению: «В виду наступления осени, ночи становятся тёмными, а потому и надлежит уличное освещение прекратить. Ибо какой путный человек пойдёт в этакую темень ночью на улицу? Пойдёт разве пьяница в кабак. А если он в темноте кабака не найдёт, то тем и лучше».
По улицам начали быстро ходить гимназисты друг к другу списывать летние работы. У ворот Думы начали собираться гласные и чесать языки.
Гласные только что отгуляли вакации, а потому и хранили загадочное спокойствие на лицах. Каждый приготовил по сюрпризу. Ждали только открытия заседаний. Гласный Шатаев, местный Цицерон, ощущал какой-то особенный зуд. Он подходил к каждому и на ухо шептал:
— А уж какой я, братец, двор вынюхал! Восторг! Холера, а не двор. Разит так, что дурно делается. Каждый день нюхать ходил. Такой докладище по этому поводу загну, — в нос бросится!
Прослышав про такие речи, полиция встрепенулась и принялась отечески понуждать домовладельцев к очистке. По городу целый день начали разъезжать таинственные бочки. Это придало городу тот своеобразный аромат, который говорит, что город заботится о гигиене.[11]

  Влас Дорошевич, «Начало сезона», 1893
  •  

Старик Луковников отлично понимал разыгравшуюся комедию и сознавал полное свое бессилие. Дума быстро превращалась в переднюю Зауральского коммерческого банка. Гласные-купцы тоже сообразили, что нужно только соглашаться с Павлом Степанычем, и заглядывали ему в рот, ожидая решения. Мышников скоро завладел всем городским самоуправлением и делал все, чего желал.
― Что же это такое будет, господа? ― в отчаянии говорил Луковников гласным, которым доверял.[12]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Хлеб», 1895
  •  

Мы уже сказали выше, что за время отсутствия Полуянова в Заполье было открыто земство. В соседних губерниях земские учреждения действовали уже давно и успели пережить первую горячую пору увлечений, так что запольские земцы уже не увлекались ничем. Да и контингент гласных был почти тот же, что и в думе, с прибавкой нескольких мужиков, писарей и деревенских попов, как о. Макар из Суслона. В Запольском уезде не было ни одного помещика, поэтому земство получило отчасти купеческий характер. Из новых людей выдались сразу Замараев, двоюродный брат Прасковьи Ивановны Голяшкин, повторявший, как эхо, чужие слова, Евграф Огибенин и уже известные дельцы, как Мышников, Штофф и компания. К числу новых людей можно было отнести Стабровского. Его даже выбаллотировали в председатели земской управы, но он великодушно отказался в пользу кандидата, которым был Огибенин. И здесь, как в думе, подавлял всех Мышников, но его влияние в земских делах уже не имело той силы, как в купеческой думе. В земстве составился совершенно самостоятельный кружок гласных, не зависевших от Запольского банка, и Мышников получал отпор при каждой попытке проявить свой деспотизм. Он свои неудачи теперь вымещал на Огибенине, которого преследовал по пятам. В земских делах особенную силу получила гласность. Харченко попал в число гласных и работал по земским вопросам с каким-то ожесточением. Его прочили уже в члены управы. Недостаток людей чувствовался в земстве еще больше, чем в думе, и работала небольшая кучка. Вообще деятельность земства проявила себя с очень хорошей стороны, а главное — дело шло совершенно независимо от всяких посторонних влияний.[12]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Хлеб» (часть V, глава VIII), 1895
  •  

Это был очень затруднительный для Неручева вопрос. Неручев не шел, во-первых, потому, что никогда об этом не думал, не шел потому, что никто его не звал, не шел наконец просто потому, что как же так пойти? заявить? Ну, а не выберут? сразу очутишься в глупом положении. В гласные не выбрали… Положим, он знал, почему, не выбрали: чтоб насолить за его нежелание якшаться со всякими чумазыми.[13]

  Николай Гарин-Михайловский, «Гимназисты», 1895
  •  

― Да вы бы обратились непосредственно к гласным, к голове, наконец в думе оппозиции есть.
― Эх, не знаете вы, видно, их. Ну что голова, у головы на руках сложное, огромное хозяйство, да и от оппозиции всё отгрызаться приходится, не до нас ему, о нас они и не думают. Гласные, так они что: сидят да ковыряют у себя в носу или решают дела, близкие их сердцу; оппозиция ― так та поголовно метит попасть в городские головы, ей одна только забава, как бы всячески облаять существующий режим, и облаять его не для пользы дела, а для самого облаиванья. Вы посмотрите, сделала ли оппозиция хоть одно положительное предложение? Нет. Очень ей нужны наши интересы, интересы обывателей.[14]

  Александр Серафимович, «Сумерки», 1899
  •  

― Иду по улице, в магазинах вижу брюки, жилетки… часы и всё такое… Мне таких брюк не носить… таких часов не иметь, ― понял? А мне ― хочется… Я хочу, чтобы меня уважали… Чем я хуже других? Я ― лучше! А жулики предо мной кичатся, их в гласные выбирают! Они дома имеют, трактиры… Почему жулику счастье, а мне нет его? Я тоже хочу…[15]

  Максим Горький, «Трое», 1901
  •  

Тогда подумали, что голову потерял кто-нибудь из гг. чиновников, на которых, как известно, всегда лежит масса обязанностей и которым вследствие этого ничего не составляет потерять голову.
Но пересчитали и чиновников, — оказалось, что их в Одессе даже больше, чем следует.
Экспортёры тоже оказались в достаточном количестве.
Кто бы это мог быть?
Некто выразил догадку:
— Человек без головы не может, господа, быть ни кем иным, как гласным думы!
Собрали экстренное заседание, нарочно поставили на баллотировку какой-то очень важный вопрос о каком-то очень дельном переустройстве в городе.
Вопрос был, конечно, отклонён единогласно. Сосчитали шары, — ровно 72 чёрных.
Все гласные налицо, и все, по крайней мере, по внешнему виду, имеют на плечах голову!
Что за оказия?[16]

  Влас Дорошевич, «Визитёр без головы : Страшная легенда», 1907

Гласный в поэзии[править]

  •  

Не пугались мы мглы,
Не стучали столы
Юма,
Гласность в люльке спала,
Хоть и с гласным была
Дума...[17]

  Дмитрий Минаев, «Ах, где та сторона?..» 1860 год
  •  

Времен минувших ростовщик,
Чуждаясь темного позора,
Усвоил современный шик
И назвал свой вертеп конторой;
Но та же алчность барыша
Томит и гласного вампира
Так чёрт ли в том, что ты надел костюм банкира
Во всех ты, душенька, нарядах хороша![18]

  Василий Курочкин, «Во всех ты, душенька, нарядах хороша!» 1871
  •  

Душой любя права,
Иной стремится в гласные,
И каждому слова
Он подберёт прекрасные.
Но если уж успел
Он гласным стать действительно,
Чтоб пирожка не съел...,
Сомнительно, сомнительно...[19]

  Михаил Савояров, «Сомнительно, сомнительно...», 1907
  •  

Они пристроились! Расстались с юной жаждой,
Твердили вяло мне, что жизнь ― посильный труд,
Сознанием хитро там оправдался каждый,
Что «так и надо жить» и что «так все живут».
Одни таскали мне свои статьи в журналах,
Где я, нет, не читал про «школьной лампы свет»,
О гласных городских, прогресса интервалах…
У них уж был на всё отысканный ответ.[20]

  Любяр, «Post-scriptum», 1912
  •  

Тарарабумбия,
Здесь не Колумбия:
Здесь наши гласные
Во всем согласные.
Дела доходные,
Водопроводные.
Всё нам полиция решит,
Покуда дума крепко спит.[21]

  Борис Садовской, «Восьмидесятые годы» (из сборника «История куплета»), 1916

Источники[править]

  1. Полное собраніе законовъ Россійской имперіи съ 1649 года. Томъ 22. Печатано въ Типографіи II Отделения Собственной Его Императорскаго Величества Канцеляріи. 1830 г.
  2. Фонвизин Д.И. Собрание сочинений в двух томах. — Москва-Ленинград, ГИХЛ, 1959 г.
  3. Местное самоуправление в России. Отечественный исторический опыт. Сборник документов (1861-1917 гг). — Москва: МОНФ, 1998 г.
  4. 4,0 4,1 А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  5. 5,0 5,1 П. А. Столыпин Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете 1906-1911. — М.: Молодая гвардия, 1991. — С. 220—226.
  6. А.Т.Аверченко. Собрание сочинений: В 13 т. Т. 3. Круги по воде. — М.: Изд-во «Дмитрий Сечин», 2012 г.
  7. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1969. — Т. 32. Май — июль 1917. — С. 190
  8. «А. А. Валидов — организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917—1920)». Документы и материалы. Сост. Н. М. Хисматуллина, Р. Н. Бикметова, А. М. Галеева, Ю. Р. Сайранов. — Уфа: Китап, 2005 г. — Том 1. — С. 81—83
  9. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884—1885. — стр.129
  10. Трефолев Л.Н. Стихотворения. (из серии Библиотека поэта). — Ленинград, «Советский писатель», 1958 г.
  11. Дорошевич В. М., «Папильотки». — М.: Редакция журнала «Будильник», 1893 г. — С. 100.
  12. 12,0 12,1 Мамин-Сибиряк Д.Н. Собрание сочинений в 8 томах. — Москва, «Художественная литература», 1955 г.
  13. Н. Г. Гарин-Михайловский. «Детство Тёмы». «Гимназисты». — Минск: «Юнацтва», 1985 г.
  14. А. С. Серафимович Собрание сочинений: В 4 т., том 4. — М.: «Правда», 1980 г.
  15. Горький М. Собрание сочинений в 30 т. Том 5. — Москва: ГИХЛ, 1949 г.
  16. Дорошевич В. М., Собрание сочинений. Том VI. Юмористические рассказы. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1907 г. — С. 127.
  17. Поэты «Искры». Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье. ― Ленинград, «Советский писатель», 1985 г.
  18. Поэты "Искры". Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г. Том 1.
  19. М.Н.Савояров, 1-й сборник сочинений: Песни, куплеты, пародии, дуэты. — Петроград, 1914, Типография В.С.Борозина, Гороховая 12.
  20. А.К.Лозина-Лозинский. «Противоречия». — М.: Водолей, 2008 г.
  21. Садовской Б.А. Стихотворения. Рассказы в стихах. Пьесы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2001 г.

См. также[править]