Перейти к содержанию

Диабаз

Материал из Викицитатника
Диабаз
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе

Диаба́з (фр. diabase, от др.-греч. διάβασις — пересекающий, расщепляющий), также долери́т (от др.-греч. δολερός — коварный, обманчивый) — магматическая горная порода основного состава нормального ряда щёлочности из семейства базальтов. Состоит в основном из лабрадора и авгита, представляет собой полнокристаллическую мелкозернистую разновидность базальта с меньшим содержанием кремнезёма (45-52%). Окраска тёмно-серая или зеленовато-чёрная. Структура офитовая, так называемая диабазовая, образованная беспорядочно расположенными вытянутыми зернами плагиоклаза, промежутки между которыми заполнены авгитом.

Диабазы весьма распространены в областях с пологим залеганием осадочных горных пород, а также среди вулканических лав и туфов. Образуют неглубоко застывшие тела (силлы и дайки), мощность которых колеблется от нескольких сантиметров до 200 и более метров. Диабазами сложены магматические трапповые платформы Сибири. Во многих городах диабаз более всего известен долговечным уличным мощением, которое набирается из массивной брусчатки.

Коротко о диабазе[править]

  •  

Горные породы, слагающие основу страны, это граниты, сиениты, гнейсы, гранититы, порфиры, фельзиты, а вдоль западного берега Онежского озера диабазы и диориты.[1]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

На реке Гага, как раз против притока Ада, в 5 километрах от моря, есть тёплый ключ. Окружающая его порода ― диабаз.[2]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Варфоломеич был твёрд, как диабаз.[3]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев», 1927
  •  

Тонкоствольные сосны поднимались над туманом, как осока… их обнаженные корни оплетали бока диабазовых скал…[4]

  Сергей Диковский, «Капельдудка», 1936
  •  

Диабаз, например, расплавляется в электрической мартеновской печи при температуре в тысячу пятьсот градусов.[5]

  Григорий Адамов, «Тайна двух океанов», 1939
  •  

Дорога шла в навалах диабаза,
И в маскхалатах мы сливались с ней...[6]

  Арон Копштейн, «Поэты», 1940
  •  

...это цоколь наружной башенки, той, что вроде минарета. Она одна только и уцелела: построена из крепчайшего диабаза.[7]

  Иван Ефремов, «Обсерватория Нур-и-Дешт», 1944
  •  

В большом зале началась работа. Каменотёсы протягивали ряды параллельных шнурков, прочерчивая и разграфляя по ним гладкую поверхность диабаза. Но медленная и тщательная разметка плит оказалась маленьким делом по сравнению с чудовищным трудом высекания письмен.[8]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

...это цоколь наружной башенки, той, что вроде минарета. Она одна только и уцелела: построена из крепчайшего диабаза.[7]

  Иван Ефремов, «Обсерватория Нур-и-Дешт», 1944
  •  

В большом зале началась работа. Каменотёсы протягивали ряды параллельных шнурков, прочерчивая и разграфляя по ним гладкую поверхность диабаза. Но медленная и тщательная разметка плит оказалась маленьким делом по сравнению с чудовищным трудом высекания письмен.[8]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

— Что у вас там стряслось? Он действительно нашел кимберлит?
— Да. Случайно. Столкнул в ручей диабаз, а под ним вдруг голубая глина.[9]

  Леонид Пасенюк, «Гнус», 1959
  •  

Люди и диабаз сходятся здесь характерами. Берега и дно Ангары имеют твёрдость девятой категории, это предпоследняя, к десятой принадлежит алмаз. Своей каменной основой и великолепна будущая плотина Братской ГЭС.[10]

  Евгений Велтистов, «Сердце Ангары», 1959
  •  

От взрывов диабаз трескается, а бригада Гайнулина должна так обработать основание под плотину, чтобы на нем не осталось ни единой трещины.[10]

  Евгений Велтистов, «Сердце Ангары», 1959
  •  

Несчастье современного искусства отнюдь не в том, что оно надуманно; напротив: мёртвая и живая природа кишит подобными «абстрактными композициями», <...> они содержатся в псевдометаморфозах старых диабазов...

  Станислав Лем, «Высокий замок», 1966
  •  

Диабаз долбили вручную, жгли на камне костры и лили воду, чтоб трескался быстрее.[11]

  Евгений Велтистов, «Глоток солнца», 1967
  •  

Отец его — забойщик в Рыбреке, где добывается диабаз, которым, кстати сказать, вымощена Красная площадь.[12]

  Лев Озеров, «Онежская быль», 1972
  •  

Ещё Разъезжая укрыта диабазом,
Ещё не выслан инвалид на Валаам...[13]

  Михаил Окунь, «Какой закат висит над Ленинградом!..», 1982
  •  

Лучший камень диабаз
Вынимают из рейтуз...[14]

  Алексей Хвостенко, «А. Г. Волохонский. Штопор», 1988
  •  

Усовершенствованные покрытия (асфальт, диабаз и др.) проезжей части, тротуаров, внутриквартальных проездов и дворов должны быть в исправном состоянии...

  Анатолий Собчак, Распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 06 апреля 1993

Диабаз в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

В научном отношении получены получены довольно важные выводы: <...> Исачковский бугор образован не долеритом, а диабазом, с различными видоизменениями в виде жильного штока древнего происхождения.

  Александр Гуров, «Геологическое описание Полтавской губернии», 1887
  •  

Термин «генерация», вообще говоря, относится не только к отдельным минералам, но и к минеральным комплексам, в частности к горным породам и рудам. Например, жилы диабазов или кварцевых порфиров нередко имеют по несколько поколений, как об этом можно судить по пересечениям жил одной и той же породы.[15]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Характеризуется сложным геологическим строением. В сланценосных отложениях развиты многочисленные сбросы, интрузии диабазов, что обусловило сохранение тасманитовых пластов на отдельных изолированных участках. Тасманиты острова Тасмания распространены на площади развития угленосных отложений и иногда фациально замещаются углями.[16]:178

  Виктор Череповский, «Месторождения горючих сланцев мира», 1988

Диабаз в публицистике и документальной прозе[править]

Выходы диабазов (Бретань)
  •  

В настоящее время в губернии существует 4 завода: Александровский снарядо-литейный в Петрозаводске и два чугунно плавильных (Кончезерский и Вылазминских), снабжающих его чугуном, да один частный в Повенецком уезде. Медные руды известны трех типов: медный колчедан и медная зелень (в месторождениях Муезерском, Пергубском, на Пертозере и еще кое-где), вкрапления медной руды в местах соприкосновения диоритов и диабазов со сланцами и доломитами (например, в Фоймагубе, Пергубе, Пялме)...[1]

  Николай Березин, «Пешком по карельским водопадам», 1903
  •  

На реке Гага, как раз против притока Ада, в 5 километрах от моря, есть тёплый ключ. Окружающая его порода ― диабаз. Здесь, собственно говоря, два ключа: горячий и холодный. Оба они имеют выходы на дне небольшого водоёма, длина которого равна 2, ширина 5 и глубина 0,6 метра. Со дна с шипением выделяется сероводород. Температура воды + 28,1°; на поверхности земли, около резервуара, было -12°. Температура воздуха + 7,5° C.[2]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Невероятно разнообразие окраски камней, которыми засорена здесь земля: черные и серые граниты, рыжие, точно окисленное железо, тускло блестящие, как олово, синеватые цвета льдин, и особенно красивы диориты или диабазы зеленоватых тонов. Убеждаешься, что сила, которая, играя, уродовала, ломала эти разноцветные камни, действительно слепа.[17]

  Максим Горький, «На краю земли», 1929
  •  

— Что у вас там стряслось? Он действительно нашел кимберлит?
— Да. Случайно. Столкнул в ручей диабаз, а под ним вдруг голубая глина. — Мамонов помолчал, сплюнул. — А потом мохом притрусил, чтобы я не заметил. Уж не знаю, зачем ему это понадобилось.[9]

  Леонид Пасенюк, «Гнус», 1959
  •  

Всё же люди закрыли проран за девять часов. И теперь разве что местный художник Николай Сластенко один бродит по камням Падуна, запечатлевая его образ на картине. Крепкий, как чугун, камень долбит на дне Ангары бригада Бориса Гайнулина — первая бригада коммунистического труда. Знаменательно, что она родилась именно в котловане, на труднейшем участке. Люди и диабаз сходятся здесь характерами. Берега и дно Ангары имеют твердость девятой категории, это предпоследняя, к десятой принадлежит алмаз. Своей каменной основой и великолепна будущая плотина Братской ГЭС. Работает бригада комсомольцев кирками и лопатами. И не потому, что стройка обеднела перфораторами: вокруг и так стоит адский пулемётный стук. От взрывов диабаз трескается, а бригада Гайнулина должна так обработать основание под плотину, чтобы на нем не осталось ни единой трещины. Деликатного обращения требует такая работа. Вот и попробуй определи категорию твердости человеческого характера![10]

  Евгений Велтистов, «Сердце Ангары», 1959
  •  

Каменотёс вручную долбит камень. Долго, тщательно. Среди отлично работающих Борис Мишкин, он вепс, ему 31 год. Отец его — забойщик в Рыбреке, где добывается диабаз, которым, кстати сказать, вымощена Красная площадь. Рядом, в следующей клети, трудится жена Мишкина. Тоже отлично работающая.[12]

  Лев Озеров, «Онежская быль», 1972
  •  

Уличные, дворовые и другие городские территории, объекты внешнего благоустройства должны содержаться в следующем порядке:
Усовершенствованные покрытия (асфальт, диабаз и др.) проезжей части, тротуаров, внутриквартальных проездов и дворов должны быть в исправном состоянии, без трещин и выбоин, с исправными водостоками.

  Анатолий Собчак, Распоряжение мэра Санкт-Петербурга от 06 апреля 1993
  •  

Чуткие авторы всегда писали о камнях. От Хайяма до Куприна, от Рабле до Данте, от Горького до Мопассана — все восхищались красотой камней и писали о ней, пусть вскользь. Коллинз писал о «лунном камне», Конан-Дойль — о «голубом карбункуле», не понимая толком, какой камень имеет в виду. А вот — из очерка юного Вампилова: «И тут добрая, чуткая женщина Лида произнесла эту грубую, тяжёлую, как диабаз, фразу: «Не положено».[18]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Диабаз в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

  •  

4 августа я выехал из Николаевска, в трёх верстах от которого переправился через реку Убу по знакомой мне уже переправе. На противоположном, правом, берегу реки поднималась скалистая гора, состоявшая из мелкозернистого тёмнозеленого диабаза (грюнштейна). Гора эта — последняя из сопровождающих течение Убы, которая далее уже течёт к Иртышу по степи. <...>
Уже версты четыре не доезжая до Аркалыкского пикета, я въехал в горное ущелье, состоявшее из кремнистого сланца, поднятого зелёным порфиром (грюнштейном) или диабазом.[19]

  Пётр Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах», 1908
  •  

В самом начале подъёма я встретил жилу точильного камня, открытого здесь Абакумовым и уже употреблявшегося копальскими жителями взамен выписывавшегося прежде по дорогой цене из Европейской России. Точильный камень этот оказался довольно мягким диабазом с кристаллами колчедана.[19]

  Пётр Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах», 1908
  •  

Через три часа пути от ночлега третья Мерке разделилась на две ветви, из которых одна текла с юга, а другая с юго-запада. Мы пошли по первой, через час въехали в еловый лес, отчасти одевающий скаты долины, состоявшие из диабаза.[19]

  Пётр Семёнов-Тян-Шанский, «Путешествие в Тянь-Шань в 1856-1857 годах», 1908
  •  

Пансион Борг находился на четвертом и пятом этажах большого дома в густонаселенной части города, на углу двух узких улиц — Бугставейсн и Ураниснборггатен. Четырехэтажные дома здесь покосились под своими шиферными крышами и мансардами от проходившей под фундаментом неудачно проложенной трассы метро; по улице бежал трамвай; — по диабазу гремели машины...[20]

  Игорь Дьяконов, «Книга воспоминаний» Глава четвертая, 1928-1929
  •  

Система Маты резко отличается от притоков Ульи своими широкими плоско-корытообразными долинами, пологими пенепленизированными формами рельефа — спокойно увалистыми, низкими, слабозалесенными. Геологическая ситуация та же — широкое развитие эффузивов, туфогеновых пород и отчасти даже диабазов, образующих скалистые причудливые останцы.[21]

  Борис Вронский, Дневник, 23 августа 1945, четверг
  •  

Несчастье современного искусства отнюдь не в том, что оно надуманно; напротив: мёртвая и живая природа кишит подобными «абстрактными композициями», они знакомы микробиологу, геологу, математику, они содержатся в псевдометаморфозах старых диабазов, в микроструктуре амёб, в путанице жилок на листьях, в облаках, в форме выветрившихся скал-одинцов...

  Станислав Лем, «Высокий замок», 1966

Диабаз в беллетристике и художественной прозе[править]

Валуны диабаза (Пенсильвания)
  •  

Они ехали с «богушкой» на заседанье «Эстетики». Он над зелёной доской диабаза глаза опустил и рукой гребанул бакенбарду; оправил вишневый свой галстух, — прекрасно повязанный:
— Едем![22]

  Андрей Белый, «Москва» (Часть 2. Москва под ударом), 1926
  •  

Сколько ни обхаживал Варфоломеича страховой агент, как ни убеждал он его, рисуя обольстительные, не дай бог, похороны старушки, Варфоломеич был твёрд, как диабаз.[3]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев», 1927
  •  

Первые месяцы «капельдудка» тосковал по Москве. Карелия казалась ему огромным сплошным болотом. Всюду холодно светилась вода. Тонкоствольные сосны поднимались над туманом, как осока… их обнаженные корни оплетали бока диабазовых скал… <...>
В гранитах и диабазе Савёлов прокладывал знаменитую Повенчанскую лестницу. Когда же ее крутые ступени закрыла вода, «капельдудку» перебросили еще дальше, на север, к пустынному озеру, усеянному, точно утками, стаями островов.[4]

  Сергей Диковский, «Капельдудка», 1936
  •  

Ты и приказывал весело, и материл ласково, и помыкал нами шутя. И ты не жалел спирта. Нет, спирта ты не жалел! Ты за все платил голубою влагой: за погрузку и за выгрузку, за мокрые камни берега, за ледяную воду, в которой мы работали по грудь, и за злость, с какой мы крушили диабаз — грунт двенадцатого класса.[23]

  Борис Горбатов, «Суд над Степаном Грохотом», 1937
  •  

В порту было шумно и людно. Гремело железо, пело дерево под пилой, с грохотом падал камень в майну, перфораторы со скрежетом вгрызались в диабаз, рушились скалы, звенели молотки в кузнице...[23]

  Борис Горбатов, «Карпухин с Полыньи», 1937
  •  

— Надо сначала испробовать здесь все возможности. Я не могу потерять зря двенадцать часов, которые мы уже истратили на этот тоннель.
— Расплавляйте скалу, Николай Борисович, — сказал Шелавин. — Самые твердые горные породы имеют точку плавления при температуре не выше тысячи трехсот — тысячи пятисот градусов. Диабаз, например, расплавляется в электрической мартеновской печи при температуре в тысячу пятьсот градусов. В нашем же распоряжении — две тысячи, а с резервами даже две тысячи двести градусов…[5]

  Григорий Адамов, «Тайна двух океанов», 1939
  •  

Я обратил его внимание на цилиндрическую постройку, но профессор не выразил никакого интереса.
— Смотрите, Таня, — сказал он шедшей позади девушке, — это цоколь наружной башенки, той, что вроде минарета. Она одна только и уцелела: построена из крепчайшего диабаза.[7]

  Иван Ефремов, «Обсерватория Нур-и-Дешт», 1944
  •  

— Углистый сланец и диабаз,[24] — сказал Султанов, заглядывая через несколько минут в палатку.
— Всё то же самое![25]

  Иван Ефремов, «Алмазная труба», 1944
  •  

Они вошли в продолговатую большую комнату, обрамленную колоннами из гранита. Между колоннами были закреплены гладкие плиты черного диабаза, без всяких письмен или изображений. Посередине стояла статуя Носатого, бога Тота, на высоком пьедестале.[8]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

В большом зале началась работа. Каменотёсы протягивали ряды параллельных шнурков, прочерчивая и разграфляя по ним гладкую поверхность диабаза. Но медленная и тщательная разметка плит оказалась маленьким делом по сравнению с чудовищным трудом высекания письмен. Коптящее пламя светильников нагревало воздух подземелья, и рабочие-резчики обливались потом и задыхались, трудясь утром, днем и вечером, получая лишь короткое время на сон. Измазанные копотью и покрытые каменной пылью лица были угрюмы, люди молчаливо терпели тягость работы, подчиняясь угрожающим окрикам и жестам наблюдавших за ними жрецов.[8]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

Девятый вход привел Яхмоса в продолговатую комнату, обрамленную колоннами из гранита. Между ними были закреплены доски черного диабаза, испещренные письменами на древнем языке Та-Кем. <...> Он ещё не забыл древнего языка Та-Кем, которому учили в школах высших писцов, и принялся разбирать иероглифы, прекрасно сохранившиеся на поверхности диабаза.[8]

  Иван Ефремов, «На краю Ойкумены», 1946
  •  

Лошади в тайгу не шли — боялись мошки, тащили их силой. Тропы показал старик медвежатник. А дальше надо было рубить просеки, копать землю, переплывать дурные, бунтующие весной реки и даже учиться правильно держать лопату — многие не умели. Диабаз долбили вручную, жгли на камне костры и лили воду, чтоб трескался быстрее.[11]

  Евгений Велтистов, «Глоток солнца», 1967

Диабаз в стихах[править]

Статуя Неферхотепа (Египет)
  •  

Дорога шла в навалах диабаза,
И в маскхалатах мы сливались с ней,
И путано-восторженные фразы
Восторженней звучали и ясней!
Дорога шла почти как поединок,
И в схватке белых сумерек и тьмы
Мы проходили тысячи тропинок,
Но мирозданья не топтали мы.[6]

  Арон Копштейн, «Поэты», 1940
  •  

И диабаз гремел под их ногами,
и кто-то нёс на новеньком древке
старинное завкомовское знамя,
хранившееся в красном уголке.[26]

  Ольга Берггольц, «Вступление в поэму», 1950
  •  

Вот наш Поэт, еще не слишком стар,
он говорит неправду, он устал
от улочек ночных, их адресов,
пугающих предутренних часов,
от шороха дождя о диабаз,
от редких, но недружелюбных глаз...[27]

  Иосиф Бродский, «Комментарий» (из цикла «Шествие»), 1961
  •  

Комком бумажным катится твой век
вдоль подворотен, вдоль по диабазу
и в переулках пропадает сразу.
А ты смотри, ты все смотри наверх.[27]

  Иосиф Бродский, «Городская элегия» (из цикла «Шествие»), 1961
  •  

Не поймешь, но почувствуешь сразу:
хорошо бы пяти куполам
и пустому теперь диабазу
завещать свою жизнь пополам.[27]

  Иосиф Бродский, «Ни тоски, ни любви, ни печали...», 4 июня 1962
  •  

ты видишь сам себя ― автопортрет,
ты видишь небеса и тени чувств,
ты видишь диабаз и чёрный куст,
ты видишь это дерево и ад,
в сей графике никто не виноват.[27]

  Иосиф Бродский, «В Сочельник я был зван на пироги...» (из цикла «Зофья»), 1962
  •  

Пусть жизнь короткая — но ведь умрём не сразу!
Ещё отец уходит «по делам»,
Ещё Разъезжая укрыта диабазом,
Ещё не выслан инвалид на Валаам...[13]

  Михаил Окунь, «Какой закат висит над Ленинградом!..», 1982
  •  

Лучший камень диабаз
Вынимают из рейтуз
Оба ока или глаз
Паровик и карапуз...[14]

  Алексей Хвостенко, «А. Г. Волохонский. Штопор», 1988

Источники[править]

  1. 1 2 Н. И. Березин, «Пешком по карельским водопадам» с 60 рисунками художника И. С. Казакова и оригинальными фотографиями автора, с 5 карточками в тексте. — С.-Петербург : Типография Товарищества «Общественная польза», 1903 г. 193 с.
  2. 1 2 В. К. Арсеньев. «Дерсу Узала». «Сквозь тайгу». — М.: «Мысль», 1972 г.
  3. 1 2 Илья Ильф, Евгений Петров. «Двенадцать стульев». — М.: Вагриус, 1997 г.
  4. 1 2 Сергей Диковский. Патриоты. Рассказы. — М., «Правда», 1987 г.
  5. 1 2 Григорий Адамов, «Тайна двух океанов». — М.: Детлит, 1959 г.
  6. 1 2 А. И. Копштейн в сборнике: Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне, сост., подготовка текста, биогр. справки и примеч. В. Кардина, И. Усок. — М.—Л.: Советский писатель, 1965 г.
  7. 1 2 3 Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  8. 1 2 3 4 5 Иван Ефремов, Собрание сочинений: В пяти томах. Том 5. Книга 1. — М.: Молодая гвардия, 1989 г.
  9. 1 2 Леонид Пасенюк. Гнус. — М.: «Огонек». № 33, 1959 г.
  10. 1 2 3 Велтистов Е. С., Сердце Ангары. — М.: «Огонек». № 15, 1959 г.
  11. 1 2 Велтистов Е.С., Глоток солнца. Записки программиста Марта Снегова. — М.: «Детская литература», 1967 г.
  12. 1 2 Лев Озеров. Онежская быль. — М.: «Юность». № 7, 1972 г.
  13. 1 2 М. Е. Окунь. «Обращение к дереву». — Л., «Лениздат», 1988 г.
  14. 1 2 А.Х.В.. Всеобщее собрание произведений. Анри Волхонский, Алексей Хвостенко; сост. и примеч. И. Кукуя. — М.: Новое литературное обозрение, 2016 г. — 544 с.
  15. А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  16. В. Ф. Череповский. Месторождения горючих сланцев мира. — Москва: Наука, 1988 г.
  17. Горький М. Собрание сочинений в 30 т. 17: Рассказы, очерки, воспоминания. — Москва: ГИХЛ, 1949 г.
  18. В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  19. 1 2 3 Семёнов-Тян-Шанский П.П. Мемуары. Том второй. — Москва, «ОГИЗ», 1946 г. Первое издание.
  20. Дьяконов И. М. Книга воспоминаний (1995 год). Фонд Европейский регионального развития. Европейский Университет Санкт-Петербурга. Дом в Санкт-Петербурге, 1995 г.
  21. Вронский Б. И. По таёжным тропам: Записки геолога. — Магадан: Кн. изд-во, 1960 г.
  22. Андрей Белый. Москва. — М.: Советская Россия, 1990 г.
  23. 1 2 Б. Л. Горбатов. Обыкновенная Арктика. — М.: Гослитиздат, 1959 г.
  24. Диабаз — излившаяся глубинная древняя порода, аналогичная базальтовым лавам. (прим. от автора)
  25. Иван Ефремов, «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.
  26. О. Ф. Берггольц. Избранные произведения. Библиотека поэта. Л.: Советский писатель, 1983 г.
  27. 1 2 3 4 Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. Том 1. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г.

См. также[править]