Трамвай

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Трамвай ЛМ-47 с прицепным вагоном

Трамва́й (от англ. tram — вагон, вагонетка и англ. way — путь) — узкоколейная на­зем­ная электрическая же­лез­ная до­ро­га, вид уличного и частично уличного общественного транспорта, используемый преимущественно в городах для перевозки пассажиров по заданным маршрутам. Трамвай возник ещё в первой половине XIX века — первоначально на конной тяге и является одним из старейших видов городского пассажирского транспорта. Экспериментальный электрический трамвай, изобретённый и испытанный Ф. Пироцким, впервые появился в 1880 году в Санкт-Петербурге, а регулярное трамвайное сообщение впервые открылось в пригороде Берлина (Германия) в мае 1881 года под руководством компании Siemens & Halske.

Большинство трамваев использует электротягу с подачей электроэнергии через воздушную контактную сеть с помощью токоприёмников, однако существуют также трамваи с питанием от контактного третьего рельса или аккумуляторов. Кроме электрических, существуют канатные и дизельные трамваи. В прошлом существовали конные, пневматические, паровые и бензиновые трамваи. Трамвайные вагоны по назначению бывают пассажирские, служебные, грузовые, а также специальные (вагон-кран, вагон-компрессор, техническая летучка, передвижная электростанция и проч.).

Трамвай в прозе[править]

  •  

— К нам жалует Майкрофт, мой брат!
— И что же тут особенного?
— Что особенного? Это всё равно, как если бы трамвай вдруг свернул с рельсов и покатил по проселочной дороге. Майкрофт движется по замкнутому кругу: квартира на Пэл-Мэл, клуб «Диоген», Уайтхолл — вот его неизменный маршрут. Сюда он заходил всей один раз. Какая катастрофа заставила его сойти с рельсов?
— Он не даёт объяснений?

  Артур Конан Дойль, «Чертежи Брюса-Партингтона», 1892
  •  

Пришло известие о смерти Блока, умер от цынги. Уже появились некрологи.
Милюков написал о нём, что он «общепризнанный наследник Пушкина». Пушкин и Блок?
<...> Она показала своё стихотворение, переписанное рукой Блока. Почерк у него хороший. Я спросила о последней её встрече с ним. Она была в трамвае. Блок поклонился ей и спросил: «Вы подадите мне руку?» — «Лично, да, но общественно между нами всё кончено». Он спросил: «Вы собираетесь уезжать?» Она: «Да, ведь выбора нет: или нужно идти туда, где вы бываете, или умирать». Блок: «Ну, умереть везде можно».

  Устами Буниных, 14 августа 1921 года
  •  

Гаврилин начал свою речь хорошо и просто:
― Трамвай построить, ― сказал он, ― это не ешака купить. В толпе внезапно послышался громкий смех Остапа Бендера. Он оценил эту фразу. Все заржали. Ободренный приемом, Гаврилин, сам не понимая почему, вдруг заговорил о международном положении. Он несколько раз пытался пустить свой доклад по трамвайным рельсам, но с ужасом замечал, что не может этого сделать. Слова сами по себе, против воли оратора, получались какие-то международные.[1]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев», 1927 г.
  •  

Кто ездил в трамвае до 25 октября? Деклассированные интеллигенты, попы и дворяне. За сколько ездили? Они ездили за пять копеек станцию. В чем ездили? В желтом трамвае. Кто будет ездить теперь? Теперь будем ездить мы, работники вселенной. Как мы будем ездить? Мы будем ездить со всеми советскими удобствами. В красном трамвае. За сколько? Всего за десять копеек. <...>
А кого вы нам противопоставляете? Изобретателя? А что он изобрел? Тормоз Вестингауза он изобрел? Самопишущую ручку он выдумал? Трамвай без него ходит? Рациолярию он канцеляризировал?

  Владимир Маяковский «Баня», 1930
  •  

Банальности — трамваи мышления.

  Хосе Ортега-и-Гассет, «Восстание масс», 1930
  •  

― Где же гости? ― спросила Маргарита у Коровьева.
― Будут, королева, сейчас будут. В них недостатка не будет. И, право, я предпочёл бы рубить дрова, вместо того чтобы принимать их здесь на площадке.
― Что рубить дрова, ― подхватил словоохотливый кот, ― я хотел бы служить кондуктором в трамвае, а уж хуже этой работы нет ничего на свете.
― Всё должно быть готово заранее, королева, ― объяснял Коровьев, поблескивая глазом сквозь испорченный монокль.[2]

  Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита» (часть II), 1940
  •  

Всю неделю лежал, страдая болью в мускулах от усиленной ходьбы, ― и был очень доволен. А за это время немцы подошли к Грозному и окружили Сталинград. Вчера всех порадовала сводка о нашем продвижении возле Ржева. В трамваях старушки говорили кондукторам: ― Ведь победа. Можно за проезд и не брать. Режиссер Майоров высказал предположение, что Ржев ― демонстрация, чтоб отвлечь от юга немецкие силы. Говорят, Сталин ― на юге.[3]

  Всеволод Иванов Дневники, 1943
  •  

28-ое июня <1944>. Пошли по Невскому первые послеблокадные троллейбусы, очень праздничные и свежераскрашенные. Но это почти не влияет на загруженность трамвая. Да, мы снова узнали, что такое набитый трамвай.[4]

  — Александр Болдырев, «Осадная запись (блокадный дневник)», 1941-1948
  •  

― Просто вы начитались до отрыжки современных поэтов, ― сказал примирительно Захаров и с удовольствием повторил: ― До отрыжки.
― Если судить по вашим книгам, вы тоже предпочитаете художественную литературу трамваю.
― Дело в том, ― объяснил Захаров, ― что Бельгия ― классическая страна трамваев. И мистической поэзии. Меня выслали за границу ещё гимназистом. Я попал в Бельгию, прижился там и окончил инженерный институт в Льеже. Но дело не в этом. Дело в войне.[5]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни» (Беспокойная юность), 1954
  •  

― Багреева, ты была когда-нибудь в театре?
― Нет. Она вздыхает. Неужели она не знает, как она красива?
― Кто из вас бывал в театре? Все сидят неподвижно. ― А знаете ли вы, что такое трамвай? Да, конечно, они слышали. Он гремит по утреннему городу. Я вижу напряжённое лицо вожатой и заспанные губы кондукторши. Я покачиваюсь на задней площадке, трясусь… вместе со всеми своими радостями, и раздумьями, и печалями… И пассажиры толкают меня под бока… Это старое уродливое электрическое животное ― трамвай! Но на нём я уезжал в будущее, когда ещё не существовали троллейбусы… Она будет идти по скользкой дороге. Будет уже темно вокруг. Ведь теперь темнеет рано. Осень ведь… Знает ли она о том, как она красива? И в губах ― ничего детского, уже ничего… В деревнях взрослеют рано.[6]

  Булат Окуджава, «Новенький как с иголочки», 1962
  •  

Трамваи, возившие торф на консервный завод, делали здесь поворот, и мы, как саранча, кидались на платформы, сбрасывали куски торфа, подбирали и делили. Показался грузовой трамвай с платформой. Проводник в тулупе и валенках сидел на передней её площадке. Мы кинулись на приступ ― и тут увидели, что на платформе не торф, а свёкла. Боже ты мой, мы накинулись на неё, как волчата, она была мёрзлая, стукалась о мостовую и подпрыгивала мячиками. Я удачно повис и бросал дольше всех, пока надо мной не вырос тулуп проводника, и я выскользнул из самых его рук. Пока я бежал обратно, на мостовой поднялась драка.[7]

  Анатолий Кузнецов, «Бабий яр», 1965-1970
  •  

Если ты несчастлив, лучше плакать в такси, чем в трамвае.[8]

  Марсель Райх-Раницкий, 1960-е
  •  

Сидячие места есть не только в трамваях или автобусах — их много и в науке. Здесь их занимают не самые проворные, как в общественном транспорте, а и вправду убогие. Не те, кому далеко ехать, а кому долго дремать.

  Лев Клейн, Афоризмы о науке, 1960-е
  •  

И лишь выбежав из парка и столкнувшись с бессонным постовым, в нерешительности посмотревшим на него: остановить или не остановить, ― лишь тут словно споткнулся и перешел на шаг, трудно дыша. Из-за поворота, повизгивая, выехал ремонтный трамвай, это было Монахову по дороге, и, не ожидая от себя такой дерзости и прыти, Монахов улыбнулся милиционеру, подмигнул и вскочил на подножку трамвая. Милиционер погрозил кулаком ― и все. Монахов ехал домой, и ему легчало. Его мотало на рассветном, выплывающем из пара мосту, и он радостно глядел на мир. И то, что могло показаться ему неудачным приключением, вдруг вполне устроило и даже обрадовало его и чуть ли не исполнило удовлетворения. «Какое счастье, ― думал он, ― что ничего не произошло».[9]

  Андрей Битов, «Образ», 1980
  •  

Мужчины как трамваи: один ушел, другой придет. Главное – не пропустить свой.

  Виктория Угрюмова, 2000-е
  •  

Александра ― благородное имя, опять же сколько вариантов, а Алевтина ― имя противное, потому что всегда напоминает девку-деревенщину, старательно и неумело скрывающую именно это ― деревенство. Алевтины ― это, на взгляд Александры Петровны, вчерашние свинарки, которые, трясясь в городском трамвае, клянутся, что никогда, во веки веков, хоть раздави их этот самый трамвай, не жили в деревне. Ну разве наездом и в глубоком беспамятном детстве. Алевтины, одним словом. Чурки с глазами.[10]

  Галина Щербакова, «Дивны дела Твои, Господи...», 2001
  •  

Когда превозносят моё творчество — не скрою, конечно, приятно, но чувствую я себя при этом примерно как безбилетный пассажир в трамвае: вот сейчас войдёт контролёр, оштрафует, опозорит и попросит выйти вон!

  Георгий Данелия, «Безбилетный пассажир», 2003
  •  

В замороженном прицепе кондуктор дергает за веревку ― звонок, в ответ кондуктор моторного дергает за веревку ― звонок, вагоновожатый нажимает ногой на свой звонок ― и трамвай двигается с места.[11]

  Михаил Шишкин, «Венерин волос», 2004

Трамвай в поэзии[править]

  •  

Рождественские едут ёлки,
Полозья рельсами звенят,
И бестолковые (что ― в толке)
Трамваи чешут свой канат.
Фиалковый шипучий магний
Обронит одуванчик. Ты
С дивана (розовая, ангел)
Не встанешь: нет тебе фаты.[12]

  Владимир Нарбут, «Рождество», 1917
  •  

Шел я по улице незнакомой
И вдруг услышал вороний грай,
И звоны лютни, и дальние громы,
Передо мною летел трамвай.
Как я вскочил на его подножку,
Было загадкою для меня,
В воздухе огненную дорожку
Он оставлял и при свете дня.
Мчался он бурей темной, крылатой,
Он заблудился в бездне времен…
Остановите, вагоновожатый,
Остановите сейчас вагон.
Поздно. Уж мы обогнули стену,
Мы проскочили сквозь рощу пальм,
Через Неву, через Нил и Сену
Мы прогремели по трем мостам.[13]

  Николай Гумилёв, «Заблудившийся трамвай», 1920
  •  

День, из душных дней, что клеймены
на рынке белых бредов;
Где вдоль тротуаров кайманы
лежат как свёртки пледов;
Перекинутый трамваем, где
гудит игуанадон;
Ляпис-надписями «А.эМ.Де».[14]

  Валерий Брюсов, «На рынке белых бредов», июнь 1922
  •  

Ветер свищет по мыслям, где медлим в трамвае мы,
Где нам радио ропщут, ― газетный листок…
Гость неведомой флоры, преданьем срываемый,
Меж авто, в пыль асфальта, спадает цветок.[14]

  Валерий Брюсов, «Молодость мира», 1923
  •  

В кустах зеленый птичий рай,
Каштан в ажурных бантах,
И даже старенький трамвай
Весь в легких бриллиантах
В витринах прачечной сквозят
Пленительные плечи
Консьерж погиб, ― апрельский яд
Смертельнее картечи![15]

  Саша Чёрный, «Апрель», 1925
  •  

Нынче
Нынче такой бесприметный день,
что горько
что горько глядеть на людей.
Даже трамваи
Даже трамваи бегут от меня,
зло и протяжно
зло и протяжно звеня.
Даже моторы —
Даже моторы — друзья для других —
фыркают,
фыркают, как враги...

  Николай Асеев, «Чужая», 1928
  •  

Гремя, трамвай подкатывает к лесу.
Толпа ― ларьки ― зеленый дым вершин.
Со всех концов к прохладному навесу
Текут потоки женщин и мужчин.
Дома предместья встали хмурой глыбой,
Прикрыв харчевнями облезлые бока.
Пей затхлый сидр, глотай картошку с рыбой
И медленно смотри на облака[15]

  Саша Чёрный, «Зеленое воскресенье», 1928
  •  

В трамвай садится наш Евгений.
О, бедный милый человек!
Не знал таких передвижений
Его непросвещенный век.
Судьба Евгения хранила,
Ему лишь ногу отдавило,
И только раз, толкнув в живот,
Ему сказали: «Идиот!»
Он, вспомнив древние порядки,
Решил дуэлью кончить спор,
Полез в карман... Но кто-то спёр
Уже давно его перчатки,
За неименьем таковых
Смолчал Онегин и притих.[16]

  Александр Хазин, «Возвращение Онегина», 1946
  •  

Сказкам — отбой, книжкам — отбой,
Война стоит у дверей.
Здравствуй, мальчик, я за тобой,
Вставай и двинем скорей.
Под коврик ключ, и шаг за край,
И счастье тем, кто не спал.
В седьмое небо идет трамвай,
Сдувая листву со шпал.

  Олег Медведев, «Мальчик», 1990-е
  •  

Может быть сесть на трамвай,
может, лечь под трамвай,
может, просто поспать...

  Алексей Никонов, «В нирване», 2000-е

В пословицах и поговорках[править]

  •  

Не бегай ни за женщиной, ни за трамваем, всегда придет следующий.

  итальянская пословица

Источники[править]

  1. Илья Ильф, Евгений Петров. «Двенадцать стульев». — М.: Вагриус, 1997 г.
  2. Булгаков М.А. Избранная проза. — М.: Худ. лит., 1966 г.
  3. Вс. В. Иванов, Дневники. ― М.: ИМЛИ РАН, Наследие, 2001 г.
  4. Болдырев А.Н. «Осадная запись (блокадный дневник)». Санкт-Петербург, 1998 г.
  5. Паустовский К. Г. , «Повесть о жизни». Беспокойная юность; Москва: «АСТ, Астрель», 2006
  6. Булат Окуджава. Стихи, рассказы, повести. — Екатеринбург: «У-Фактория», 1999 г.
  7. Кузнецов А.В. Бабий яр. Москва, «Захаров», 2001 г.
  8. Большая книга афоризмов (изд. 9-е, исправленное) / составитель К. В. Душенко — М.: изд-во «Эксмо», 2008.
  9. Битов А.Г. Жизнь в ветренную погоду. ― М.: Вагриус, 1999 г.
  10. Галина Щербакова. «Кровать Молотова». — М.: Вагриус, 2001 г.
  11. Михаил Шишкин, «Венерин волос» — М.: «Знамя», №4 за 2005 г.
  12. В. Нарбут. Стихотворения. М.: Современник, 1990 г.
  13. Н. Гумилёв. «Огненный столп». — Петербург—Берлин: «Petropolis», 1922. — стр.33
  14. 14,0 14,1 В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  15. 15,0 15,1 Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  16. А. А. Хазин. «Возвращение Онегина». (Литературные пародии). — Л.: «Ленинград», № 10, 1946 г.

См. также[править]