Шум дождя

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шум дождя́, реже звук дождя́ или му́зыка дождя́ — специфический звуковой фон, создаваемый тысячами капель воды, падающих на землю, траву, листву деревьев, дорогу, крышу или водную поверхность. В зависимости от интенсивности осадков, размера капель, направления и силы ветра, а также — той поверхности, на которую они падают, шум дождя может сильно меняться.

Сильный проливной дождь даже без грозовых раскатов может вызывать очень громкий шум, доходящий до грохота, когда нельзя расслышать слов стоящего рядом человека. Напротив, лёгкий, мелкий дождь или отдельные накрапывающие капли создают едва слышимый шорох тихого дождя, который приятно слушать как спокойный природный звук падающей воды.

Шум дождя в афоризмах и кратких цитатах[править]

  •  

Шумом робким и смущённым
Застучал весенний дождь.[1]

  Валерий Брюсов, «Весенний дождь», 13 июня 1908
  •  

Сначала на черепичную крышу падали только капли, потом пошёл крупный ровный дождь, и весь дом наполнился шумом, похожим на шум ссыпаемого хлеба.[2]

  Александр Фёдоров, «Брат», 1917
  •  

Когда, клубясь, от нас уходят сны
И тихий дождь то шепчет, то бормочет,
Мы пробуждаемся, изнурены
Китайскими тенями ночи.[3]

  Игорь Юрков, «Сны вспоминаются», 1929
  •  

Ноябрьский дождь шипел, и шлепал, и шелестел вокруг.[4]

  Николай Чуковский, «Балтийское небо», 1953
  •  

Можно подолгу следить <...> во время дождя, за разнообразием звуков ― от мерного стука по тесовой крыше и жидкого звона в водосточной трубе до сплошного, напряженного гула, дождь льёт, как говорится, стеной.[5]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955

Шум дождя в публицистике и документальной прозе[править]

Шум дождя
  •  

В три я вышел на крыльцо. Из случайного облачка сыпались редкие капли дождя, и их шёпот и лепет были недобрые: точно они смеялись над изнывающей от засухи землей. На дворе, на телегах и под телегами спала веселая компания, в платьях, даже в платках и шапках. Когда я вышел, компания начинала подыматься.[6]

  Владимир Кигн, «Переселенцы и новые места», 1894
  •  

Спорый дождь льется отвесно, сильно. Он всегда приближается с набегающим шумом. Особенно хорош спорый дождь на реке. Каждая его капля выбивает в воде круглое углубление, маленькую водяную чашу, подскакивает, снова падает и несколько мгновений, прежде чем исчезнуть, еще видна на дне этой водяной чаши. Капля блестит и похожа на жемчуг. При этом по всей реке стоит стеклянный звон. По высоте этого звона догадываешься, набирает ли дождь силу или стихает. <...> Можно подолгу следить за игрой света во время дождя, за разнообразием звуков ― от мерного стука по тесовой крыше и жидкого звона в водосточной трубе до сплошного, напряженного гула, дождь льёт, как говорится, стеной. Все это ― только ничтожная часть того, что можно сказать о дожде.[5]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955
  •  

Первые капли попали в нас на середине расстояния. Но дождь не обрушился стеной, как этого можно было ожидать, он набирал силу постепенно и уверенно. А когда ударил он так, что над землей появился дым – мелкая водяная пыль от раздробившихся дождинок, мы успели юркнуть в открытую дверь амбара. Капли разбивались в пыль и в дым не только около земли, но и в воздухе, сталкиваясь друг с другом, поэтому прямоугольник амбарной двери был заполнен седою мглой, в которой переливались стеклышками, поблескивали частые дождевые струи. Ровный шум наполнял окрестности.[7]

  Владимир Солоухин, «Владимирские просёлки», 1957

Шум дождя в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

В этот день назначено было рушиться всем надеждам Рузи. Ясное небо покрылось сперва легкими облаками, после тучами и наконец обложилось все черною непроницаемою пеленою; дождь с шумом и ветром спустился на нас рекою и нещадно поливал беззащитных улан.[8]

  Надежда Дурова, «Кавалерист-девица», 1835
  •  

Ветер ещё усиливается: гривы и хвосты лошадей, шинель Василья и края фартука принимают одно направление и отчаянно развеваются от порывов неистового ветра. На кожаный верх брички тяжело упала крупная капля дождя… другая, третья, четвёртая, и вдруг как будто кто-то забарабанил над нами, и вся окрестность огласилась равномерным шумом падающего дождя.[9].

  Лев Толстой, «Отрочество», 1854
  •  

В моих комнатах так уютно, так светло, на сердце у меня так спокойно. Я так глубоко наслаждаюсь и отдыхаю от двух ужасных месяцев, проведенных в Москве и Петербурге, что могу не без некоторого удовольствия внимать тихому шуму падающего дождя и при этом думать, что я под теплым Вашим крылышком защищен от всяких скучных и несносных столкновений со светом. Давно я не находился в таком сладком и очаровательном состоянии совершенного удовлетворения.[10]

  Пётр Чайковский, из письма Н.Ф. фон-Мекк, 1878
  •  

Шестой (т. е. четвертый) час, ровно шумит дождь, сплошь серое небо уже слилось вдали с затуманенной долиной. И будто близки сумерки. Семь часов, за окнами уже сплошное, ровное серое, тихо и ровно шумит дождь. Уже надо было зажечь электричество.[11]

  Иван Бунин, Дневники, 21 августа 1941 г.
  •  

Скучное киевское лето наполнилось мечтами об этой незнакомке. Оно тотчас перестало быть скучным. Оно зашумело звонкоголосыми дождями. Они лились с высокого неба, хлопотали в зелени садов. Стеклянные капли, слетая с туч, будто били по клавишам, ― частый звон наполнял мою комнату. Мне казалось подлинным чудом, что так может петь обыкновенная вода, льющаяся с крыши в зеленую кадку.[12]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Внезапно, вырвавшись из тесного города, прокатился над головой гром. Ливень зашумел в деревьях. Я спрятался в пустой оранжерее.[13]

  Константин Паустовский, «Начало неведомого века», 1954
  •  

Но особенно хороши были в Батуме звуки дождя и гудки пароходов. Зимние батумские дожди пели на разные голоса. Чем сильнее был дождь, тем выше он звенел в водосточных трубах. <...> Я попал в Батум в период осенних и зимних дождей. Они шли почти непрерывно, затемняя свет, погружая дни в теплый, почти горячий сумрак. Просветы случались редко.[14]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Бросок на юг», 1960
  •  

Сидевшие у костра переглянулись. Красные отсветы огня дрожали на лицах, на закопченых сводах большого грота в основании известковой скалы, в глубине которого, в шевелящихся багровых тенях, угадывались расстеленные для ночевки спальные мешки. За освещенным кругом тяжелой шуршащей стеной стоял ночной дождь.
― Во льет! ― парень в прожженной на рукаве штормовке потянулся за котелком.

  Константин Серафимов, «Экспедиция во мрак», 1978
  •  

12 мая. Дивная майская гроза. Какая-то зеленая туча, беспрерывный гром и шум ливня оглушают, как водопад.[15]

  Марк Харитонов, Стенография конца века. Из дневниковых записей, 1982

Шум дождя в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

Вдруг порыв сильного ветра завыл в стенах разрушенного храма, небеса вспыхнули и вслед за оглушающим ударом грома зашумел проливной дождь.[16]

  Михаил Загоскин, «Аскольдова могила», 1833
  •  

Холодный осенний дождь ― «забойный», как называют его поселяне, полил сильнее и сильнее. В одно мгновение вся окрестность задернулась непроницаемою его сетью и огласилась шумом потоков, которые со всех сторон покатились, клубясь и журча, к реке. Мужички поднялись с лавки и подошли к воротам.[17]

  Дмитрий Григорович, «Антон-горемыка», 1847
  •  

Пёстрая шкурка леопарда, перехваченная золотой стрелою, легко повисла с округлого плеча на выгнутое бедро. Перья крыльев отливают розовым цветом; концы их ярко-красны, точно омочены багряной, свежей кровью. От времени до времени они трепещут быстро, с приятным серебристым шумом, шумом весеннего дождя.[18]

  Иван Тургенев, I.Senilia, Стихотворение в прозе, 1878
  •  

Всем нам вообще было нехорошо на душе прежде всего от этого надоедливого дождя: грубо колотит он в тонкую крышу галереи, и колотит как-то бестолково, без малейшего такта, ритма, а как-то вразбивку, вперемежку; он не «идет» ровно и не «шумит» успокоительно, как хороший летний дождь, ровно льющийся на равнину из ровно идущей над землею тучи, а только каплет с неба, каплет грубыми разнозвучными каплями из разорванных клоками туч. Собственно мое личное настроение духа, кроме этого несносного дождя, неприятного вообще для всех нас, значительно, как мне кажется, осложнялось теми впечатлениями, которые давало мне чтение газеты.[19]

  Глеб Успенский, «Простое слово», 1888
  •  

Он слушал, как шаги стихали, потом стихли, и только деревья что-то шептали перед рассветом в сгустившейся темноте… Потом с моря надвинулась мглистая туча, и пошел тихий дождь, недолгий и теплый, покрывший весь парк шорохом капель по листьям. Сначала этот шорох слышали два человека в Центральном парке, а потом только один… Другого на утро ранняя заря застала висящим на одном из шептавших деревьев, со страшным, посиневшим лицом и застывшим стеклянным взглядом.[20]

  Владимир Короленко, «Без языка», 1895
  •  

Поздно вечером, в болотистом дремучем лесу, недалеко от Рейна, между военным укреплением Tres Tabernae и римским городом Аргенторатум, недавно завоеванным аламанами, пробирались два заблудившихся воина: один ― неуклюжий исполин с волосами огненного цвета и ребячески-простодушным лицом, сармат на римской службе, Арагарий, другой ― худенький, сморщенный, загорелый сириец, Стромбик. Среди стволов, покрытых мхом и грибными наростами, было темно; в теплом воздухе падал беззвучный дождь; пахло свежими листьями берез и мокрыми хвойными иглами; где-то вдали куковала кукушка. При каждом шелесте или треске сухих веток Стромбик в ужасе вздрагивал и хватался за руку спутника.[21]

  Дмитрий Мережковский, «Смерть богов. Юлиан Отступник», 1895
  •  

В тёмном небе спешно мелькали бледные окуровские молнии, пытаясь разорвать толстый слой плотных, как войлок, туч; торопливо сыпался на деревья, крыши и на землю крупный, шумный летний дождь ― казалось, он спешит как можно скорее окропить это безнадёжное место и унести свою живительную влагу в иные края. Рокотал гром, шумели деревья, с крыш лились светлые ленты воды, по двору к воротам мчался грязный поток, в нём, кувыркаясь, проплыла бобина, ткнулась в подворотню и настойчиво застучала в неё, словно просясь выпустить её на улицу.[22]

  Максим Горький, «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910
  •  

С неделю сеял мелкий спорый дождь, шуршал по крыше, сёк деревья, вздыхал и плакал, переставал на час-два и ― снова сыпался мелкой пылью. Город взмок, распух и словно таял, всюду лениво текли ручьи, захлебнувшаяся земля не могла более поглощать влагу и, вся в заплатах луж, в серых нарывах пузырей, стала подобна грязному телу старухи нищей. Солнце точно погасло, свет его расплылся по земле серой, жидкой мутью, и трудно было понять, какой час дня проходит над пустыми улицами города, молча утопавшими в грязи.[22]

  Максим Горький, «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910
  •  

Он что-то видел во сне: не то экзамены, не то смертную казнь. Было томительно и жутко. И наяву это состояние не покидало его. Он скоро понял его причину: была гроза, первая весенняя гроза. Протяжно и сдержанно грохотал гром, как будто кто-то тяжелый пробегал по крыше, а в промежутках, сквозь щели ставней в сумрак комнаты прорывался мгновенными струями свет молнии. Потом пошёл дождь. Сначала на черепичную крышу падали только капли, потом пошёл крупный ровный дождь, и весь дом наполнился шумом, похожим на шум ссыпаемого хлеба.
Золото, золото падает с неба, с улыбкой прошептал Сева.[2]

  Александр Фёдоров, «Брат», 1917
  •  

Дождь! ― звонко крикнула она и еще быстрее побежала по сверкающему под ливнем лугу. Половина его, еще озаренная солнцем, дрожала и сияла в стеклянной, переливающейся золотом сети, ― редкий крупный дождь сыпался торопливо и шумно. Видно было, как длинными иглами неслись с вечернего голубого неба, из высокой дымчатой тучки, капли… Потом они замелькали реже, радуга на взгорье стала меркнуть ― и шорох сразу замер. Добежав до стога, она упала в него и засмеялась. Грудь ее дышала порывисто, в волосах мерцали капельки.[23]

  Иван Бунин, «Маленький роман», 1926
  •  

В зале рассеянно сидели на всех рядах стульев человек шестьдесят. Летний дождь шумно плескал в стекла окон, трещал и бухал гром, сверкали молнии, освещая стеклянную пыль дождя; в пыли подпрыгивала черная крыша с двумя гончарными трубами, ― трубы были похожи на воздетые к небу руки без кистей.[24]

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (Часть Третья), 1928
  •  

...он струится сверху вниз, стекает небесной водой с подбородков каменных героев, безмолвных и неподвижных путешественников сквозь долгие годы войны, восстаний, задыхающегося мирного быта еще сытых городов, он тихонько шумит и капает, он течет в тысяче различных направлений; потом с наступлением мутного европейского вечера, затянутого туманным и сумрачным небом, он темно сверкает в свете фонарей; и в стихающем к ночи движении городов, людей, автомобилей он звучит особенно грустно и неповторимо ― все с той же непередаваемой влажной печалью. В такие вечера города грустны, музыка, внутренняя музыка жизни безмолвна, каждый фонарь похож на маяк внезапно возникшего и беспредельного черно-синего моря с каменным тяжелым дном; и издалека в нем движутся, расплываясь сквозь туман и дождь, чудовищные, мутные фигуры прохожих, и ночью уже, в глубокие часы медленно-медленно приближающегося утра, начинает казаться, что тысячи лет тяжело и влажно проплывают мимо окна и что никогда не кончится ― как никогда не прекращалась ― эта бесконечная ночь, пронизанная миллиардами сверкающих и холодных капель.[25]

  Гайто Газданов, «История одного путешествия», 1938
  •  

Посередине громадной комнаты тихо гудела печь, дождь все так же стучал по доскам и, слушая его однообразный шум и забытый звук капель по дереву, я с необыкновенной ясностью вспомнил дождливые осенние вечера в России, влажные, утопающие в брызжущей тьме поля, поезда, далекий, раскачивающийся в черном воздухе фонарь сцепщика, ночной, протяжный гудок паровоза. Была глубокая ночь, когда я уходил.[25]

  Гайто Газданов, «Ночные дороги», 1939
  •  

Откуда ни возьмись, крякая и переваливаясь, к водосточной трубе подошли две жирные утки. Одна из них, задрав шею и раскрывая желтый клюв, стала ловить воду, лившуюся из котла, но ей скоро наскучило это, и она, крякнув, захлопала мокрыми, вымытыми дождем белыми крыльями и, мотая головой, поковыляла за своей подругой к воротам. В эту минуту сквозь шум дождя я услышал громыхание колес. С улицы во двор быстро въехали одна за другой две высокие военные подводы.[26]

  Владимир Беляев, «Старая крепость», 1940
  •  

В кабине было жутко. Шум от потоков ливня, бивших по металлу корпуса прямо над их головами, свист ветра и рев прибоя сливались с раскатами грома в неописуемый хаос звуков, не позволявший расслышать даже громкий крик. В окно кабины видна была только сплошная серая пелена дождя, освещавшаяся молниями, и даже близкие черные скалы едва можно было различить.[27]

  Владимир Обручев, «Коралловый остров», 1947
  •  

В июне начались обильные летние дожди. Выпадали они каждый день к вечеру, теплые и шумные. С вечера напоенные влагой, утром согретые солнцем, поднимались на пашнях зеленые озими.[28]

  Георгий Марков, «Строговы» (книга вторая), 1948
  •  

― Куда вы?
― Так, ― ответил Лунин.
― И я так, ― сказал Рассохин.
Они стояли рядом, не видя друг друга, и молчали. Ноябрьский дождь шипел, и шлепал, и шелестел вокруг.
― Ну, я пойду… ― сказал Рассохин и шагнул прочь. Однако опять остановился.[4]

  Николай Чуковский, «Балтийское небо», 1953
  •  

Стеклянные стрелы дождя все чаще вонзались в землю, сливаясь постепенно в сплошной сверкающий занавес, земля начинала отражать падающие стрелы и мелкие брызги прозрачной пылью поднимались над ней. Люся прикрыла Коленьку своим плащом и теперь они бегут обнявшись по желтой дороге, где на впадинах образовались мутные лужи смешанной с пылью воды. Стрелы вонзаются в них с веселым свистом, отчего по земле идёт звон, будто от беспрерывных поцелуев...[29]

  Юрий Одарченко, из рассказа «Папоротник», 1950-е
  •  

В потоке людей идём по длинному кафельному коридору. Навстречу нам другой поток. Если прислушаться, шлёпанье сотен шагов по кафельному полу напомнит шум сильного летнего дождя. Обычно мы, москвичи, не слышим этих звуков. Для нас это тишина.[30]

  Василий Аксёнов, «Звёздный билет», 1961
  •  

Вместо того чтобы заходить вверх, она сильными рывками погнала шитик вниз по течению. Через пять минут, когда деревню не видно стало за зыбкой, туманной завесой дождя, она повернула лодку поперек реки. Дождь глухо, с сытым ворчанием шумел, входя в воду; река казалась серо-стальной и тусклой. Остров казался размытым и приподнятым, будто низкая туча, грязным пятном.[31]

  Валентин Распутин, «Живи и помни», 1974
  •  

Гроза им содействовала. Когда спускались в хвосте толпы с горбатой площади вниз, оглушительно треснул гром, и тотчас с обвальным шумом, неся с собой внезапный холод, обрушился ливень; это был знак того, что раскололась судьба и ливень понес их в другую сторону.[32]

  Юрий Трифонов, «Время и место», 1980
  •  

Однажды она привела в дом двоих детей. Было воскресное дождливое утро, ― мать рано ушла в магазин, а мальчик еще лежал в постели и сквозь дымку утреннего сна слушал, как дождь остервенело лупит по подоконнику. Левое ухо, прижатое к подушке, ничего не слышало, поэтому всю бестолковую грызню дождя с подоконником выслушивало правое ухо. Оно утомилось. Мальчик сполз вниз, под одеяло, и прикрыл правое ухо ладонью. Тарахтение дождя по подоконнику превратилось в сонное бормотание, наступила блаженная тишина.[33]

  Дина Рубина, «Терновник», 1982
  •  

Гроза в октябре… На асфальтированном пятачке теснились разноцветные металлические гаражи ― можно представить себе, с каким звоном ударяли в них отвесно падающие тяжелые струи. Я, однако, не слышал их: все тонуло в торопливом и оглушительном хоре. Только гром перекрывал его. Когда он с живым треском разрывался над головой, земля испуганно смолкала. Я стоял у распахнутого окна, один в конторе, и у меня было такое же чувство, как много лет назад, когда, помнишь, после изнурительной борьбы со штормом я наконец выбрался на берег. По совести говоря, мне здорово досталось тогда. Сколько раз был у цели, но сильный откат относил меня, и я снова терпеливо раскачивался на волнах, набираясь сил.[34]

  Руслан Киреев, «Четвёртая осень», 1989
  •  

С каменных сводов, отшлифованных временем и водой, с их бесчисленных, напоминающих дупла баньяна складок поминутно срывались тяжелые капли. Разлетаясь известковыми брызгами, образуя в пещерном поле причудливые столбы и глубокие каверны, они превращались в холодный туман. Поднимаясь вверх и остывая, он оседал на складчатом своде, чтобы вновь и вновь проливаться дождем. Удары отдельных капель и еле слышный шелест тоненьких быстрых струек сливались в один приглушенный шум. Может быть, престарелый брахман ― хранитель пещеры ― и различал, пока окончательно не оглох, в однообразной мелодии дождя бой барабана и звон запястий своего божества, но ныне некому стало слушать Шиву. Брахман все чаще и чаще отлучался из храма. От вечной сырости и могильного холода, которые источали камни, он стал задыхаться и кашлять, нажил ломоту в костях и жестоко мучался от постоянных прострелов.[35]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

Пыхнул сигарой, добавил фимиаму и воскурил в том смысле, что, ежели при Наполеоне Бонапарте не свершился кец, то Николаю Первому нипочем не сыграть роль Мессии. Сказал, грассируя, да и пустил гнусавый гнусный смех сквозь квазигалльский нос. Стал слышен шум вечернего дождя. Уж лучше слушать дождь и вечер, чем перекоры еврея-ортодокса с евреем-диссидентом. Внимание увяло, лишь отдаленный слабый повторялся звук ― «Боунапарт»…[36]

  Юрий Давыдов, «Заговор, родивший мышь», 1993
  •  

Наконец, покачав бедрами и бубнами, кофейно-шоколадные исчезли, к радости и облегчению Кузнечика, оставив только шуршание и треск затухающих костров. А потом и этот тихий звук перекрыл шум дождя, и, кроме дождя, не осталось ничего. Гиббон сменил пластинку. Сквозь шорох дождя просочилась гитара.

  Мариам Петросян, «Дом, в котором…», 2009
  •  

Ветер зашумел с такой тональностью, как будто включили душ. Я подошел к окну, высунул руку в форточку, но звук оказался обманчивым: дождя не было. Ветер хлестал по руке, покалывая, как газировка.[37]

  Сергей Шаргунов, «Вась-вась», 2009
  •  

Сашенька думала о предстоящем ночном дежурстве, и на душе у нее было радостно от того, что всю ночь она будет рядом с тем, с кем ей хотелось бы быть всегда, на веки вечные… Она думала о нем неотступно. Даже сейчас, когда она смотрела в окно в потолке на то, как, сверкая на солнце, косо падают с неба капли слепого дождя, где-то в этой золотой ряби мутно мелькнул его образ. Она так и заснула под легонькое цоканье капель по стеклу, под шум мимолетного июньского дождичка.[38]

  Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене», 2001
  •  

Дитмар промок до костей, пробираясь сквозь поникший березняк, балахон противно лип к бедрам, а в суме, которую он нес за плечом, давно уже хлюпала вода. Он вышел на знакомую поляну, где когда-то их с Виттом так ловко подсек и обезоружил неизвестный охотник, положил на траву суму и внимательно огляделся, старательно прислушиваясь. Но сквозь нескончаемый шелест дождя не доносилось ни звука.[39]

  Борис Васильев, «Вещий Олег», 2002
  •  

Беда, брат! Накаркал пастух проклятый! Теперь только до меня доходит, что воды мне не снились. Дождь и вправду идет. Он гулко стучит по крыше палатки и барабанит, пробуя на звук все, что лежит под открытым небом. Но особенно звонко и как-то насмешливо дождевые капли щелкают в плоское темя Гелендвагена. Эвакуация![40]

  Олег Зайончковский, «Счастье возможно: роман нашего времени», 2008

Шум дождя в поэзии[править]

Шум дождя по воде
  •  

Сырое утро; дождь едва стучит в окно;
Дорога желтыми усыпана листами.
Не видно неба, ― всё кругом оно
Косматыми закрыто облаками
И болен я с природой заодно.[41]

  Александр Пальм, «Осенний день», 1845
  •  

Вот и Качалов лесок,
Вот и пригорок последний.
Как-то шумлив и легок
Дождь начинается летний,
И по дороге моей,
Светлые, словно из стали,
Тысячи мелких гвоздей
Шляпками вниз поскакали ―
Скучная пыль улеглась…[42]

  Николай Некрасов, «Деревенские новости», 1860
  •  

Шумит июльский дождь из тучи грозовой
И сеткой радужной на ярком солнце блещет,
И дачницы бегут испуганной толпой,
И летних зонтиков пурпурный шёлк трепещет
Над нивой золотой[43]

  Дмитрий Мережковский, «На даче», 1887
  •  

И неясный звук раздался.
То не с ветки ль лист сорвался?..
Взволновался, зашептался густолистый сад.
Дождевые капли с неба,
Как с колосьев зерна хлеба,
Осыпаясь, учащаясь, по листве стучат.[44]

  Александр Фёдоров, «Под шум дождя», 1897
  •  

Над простором позлащенным
Пестрых нив и дальних рощ
Шумом робким и смущенным
Застучал весенний дождь.
Ветер гнёт струи́ в изгибы,
Словно стебли камыша,
В небе мечутся, как рыбы,
Птицы, к пристани спеша.[1]

  Валерий Брюсов, «Весенний дождь», 13 июня 1908
  •  

Дождик сквозь солнце, крупный и тёплый,
Шумит по траве,
По синей реке.
И круги да пузырики бегут по ней...[45]

  Алексей Толстой, «Весенний дождь» (из цикла «Солнечные песни»), 1909
  •  

Ночной весенний ливень, с каким он шумом хлынул!
Как сладко в черном мраке его земля пила!
Зажгли мне восемь свечек, и я пасьянс раскинул,
И свечки длились блеском в зеркальности стола.[46]

  Иван Бунин, «Людмила», 13 февраля 1916
  •  

Тихий, долгий, тёплый дождь,
Еле слышные, нежнейшие касанья…
Тонкой дымкой ближний лес
Занавесился ― ласкающею дымкой. <...>
Всё б покоилась душа,
Облеченная ласкающею тенью
Тонких, тонких, тихих струй
Как нежнейшими касаниями неба.[47]

  Юрий Верховский, «Тихий, долгий, теплый дождь...», 1917
  •  

Белое лето дождем отшумело,
Bот уж лазоревый август расцвел.
Сердце к туману привыкнуть успело,
К близости долгих метелей и зол.[48]

  Борис Поплавский, «Напрасная музыка», 1922
  •  

Плачет сумрак голосом шарманки.
Звон дождя о скуке говорит.
Извиваясь в глубине Фонтанки,
Сквозь туман мерцают фонари.[49]

  Павел Зальцман, «Плачет сумрак голосом шарманки...», 23 января 1928
  •  

Когда, клубясь, от нас уходят сны
И тихий дождь то шепчет, то бормочет,
Мы пробуждаемся, изнурены
Китайскими тенями ночи.
Они солгали нам. Весна, опять весна.
От мокрых фонарей, от жидких пятен света
Коснеет страшная такая вышина,
Что вскрикнешь, хватишься и вспомнишь это ― ЭТО.[3]

  Игорь Юрков, «Сны вспоминаются», 1929
  •  

Проходит мимо яблонь,
смородины густой
с попутчицей случайной
учитель молодой.
Не зная, кто такая,
он полпути молчал
и тросточкой кленовой
по яблоням стучал.
Потом разговорились.
Но, подступив стеной,
дождь зашумел по листьям
и хлынул проливной.[50]

  Степан Щипачёв, «По дороге в совхоз», 1939
  •  

На огней приморских вереницу
Он глядит,
хвостатый чародей.
В этот час
сознанье хочет слиться
С первым шумом утренних дождей.[51]

  Владимир Луговско́й, «Предутренний час», 1939
  •  

Дождливым утром проседь на висках,
моряк, заночевавший на мели,
холодное стояние в носках
и Альпы, потонувшие в пыли.
И Альпы… и движение к теплу
такое же немного погодя,
как пальцы барабанят по стеклу
навстречу тарахтению дождя.[52]

  Иосиф Бродский, «Чаша со змейкой», октябрь 1964
  •  

Утлый день в паутине
крутит велосипед.
Глянцевый видишь свет?
Солнышко на ватине.
Воздуха не нагревший,
выбеленный, слепой,
дождь
ли поредевший
шумит не одним собой?[53]

  Михаил Айзенберг, «К поветрию или к дому...», 1973
  •  

А дождь всё шумит за венозным окном.
И можно утешиться только вином,
А может, ударом булата.
Все ждать, ожидать и опять ожидать,
И ждать, чтобы все повторилось опять.
Чтоб кончилось это когда-то.[54]

  Давид Самойлов, «День», 1985

Источники[править]

  1. 1 2 В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  2. 1 2 А. М. Фёдоров. Осенняя паутина: Рассказы. — М.: Моск. книгоиздательство, 1917 г.
  3. 1 2 И. Юрков. Полное собрание сохранившихся стихотворений и поэм. — Чернигов: Эсха, 2010 г.
  4. 1 2 Чуковский Н. К. Балтийское небо. — Москва, «Советский писатель», 1955 г.
  5. 1 2 К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  6. Дедлов (В. Л. Кигн). Переселенцы и новые места. Путевые заметки. — СПб., изд. М. М. Ледерле, 1894 г.
  7. Владимир Солоухин. Смех за левым плечом: Книга прозы. — М., 1989 г.
  8. Избранные произведения кавалерист-девицы Н. А. Дуровой. — М.: Московский рабочий, 1983 г.
  9. Л.Н.Толстой. Собрание сочинений. — М.: «Художественная литература», 1958 г.
  10. П.И.Чайковский.. Полное собрание сочинений. В 17 томах. Том 6-7. Переписка с Н.Ф. фон-Мекк. — М.: Музгиз, 1961 г.
  11. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г. — Т. 1. Стихотворения (1888—1911); Рассказы (1892—1901). — С. 455-456
  12. Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  13. Паустовский К. Г. Повесть о жизни. — М.: АСТ; Астрель, 2006.
  14. Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». Книга 4-6. Время больших ожиданий. Бросок на юг. Книга скитаний. — М.: «АСТ, Хранитель, Харвест», 2007 г.
  15. М. С. Харитонов. Стенография конца века. Из дневниковых записей. — М.: Новое литературное обозрение, 2002 г.
  16. М.Н. Загоскин. «Аскольдова могила». Романы. Повести. — М.: «Современник», 1989 г.
  17. Д.В. Григорович. Повести и очерки. — М.: «Советская Россия», 1983 г.
  18. Иван Тургенев Произведения в 12 томах. — М.: Наука, 1982 г. — Том 10. Повести и рассказы. 1881—1883 гг. Стихотворения в прозе. 1878—1883. Произведения разных годов. — Стр. 156
  19. Успенский Г.И. Собрание сочинений в девяти томах. Том 8. — Москва, ГИХЛ, 1957 г.
  20. В.Г. Короленко. обрание сочинений в десяти томах. Том 2. Повести и рассказы. — М.: «Государственное издательство художественной литературы», 1953 г.
  21. Мережковский Д.С. «Смерть богов. Юлиан Отступник». — М.: «Художественная литература», 1993 г.
  22. 1 2 Горький М. Собрание сочинений в 30 т. Том 8. — Москва: ГИХЛ, 1949 г.
  23. Бунин И.А., «Жизнь Арсеньева»: Роман. Рассказы. — М.: Сов. Россия, 1991 г.
  24. Максим Горький. Собрание сочинений. Том 20. Москва, «ГИХЛ», 1952 г.
  25. 1 2 Гайто Газданов. Собрание сочинений: в 3 томах. ― М.: Согласие, 1999 г.
  26. В.П.Беляев. «Старая крепость». Кн. первая и вторая — Минск: «Юнацтва», 1986 г.
  27. Обручев В.А. «Путешествие в прошлое и будущее»: повести и рассказы. ― М.: Наука, 1965 г.
  28. Г. М. Марков. Строговы: Роман. ― М.: Художественная литература, 1965 г.
  29. Ю. П. Одарченко. Стихи и проза. Подгот. текста и примеч. В. Бетаки; вступ. ст. К. Померанцева. — Paris: La Presse Libre, 1983. 291 с.
  30. Василий Аксёнов. Звёздный билет. — М.: Журнал «Юность», №6-7, 1961 г.
  31. Валентин Распутин. Живи и помни. — М.: Молодая гвардия, 1976 г.
  32. Трифонов Ю.В. Собрание сочинений: В 4-х томах. Том четвертый. — М., «Художественная литература», 1987 г.
  33. Дина Рубина. Дом за зеленой калиткой. — М.: Вагриус, 2002 г.
  34. Руслан Киреев, «Четвёртая осень». — М.: «Современник», 1989 г.
  35. Е.И. Парнов, «Третий глаз Шивы». — М.: Детская литература, 1985 г.
  36. Давыдов Ю. В. «Жемчужины Филда» : Историческая проза. — М.: Вагриус, 1999 г. — 352 с.
  37. Сергей Шаргунов в книге: Десятка. Антология современной русской прозы. — М.: «Ад Маргинем» Пресс, 2011 г.
  38. Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене». — М.: Согласие, 2003 г.
  39. Борис Васильев. Вещий Олег. — М.: Вагриус, 2002 г.
  40. Олег Зайончковский, «Счастье возможно: роман нашего времени». — М.: АСТ; Астрель, 2009 г.
  41. А. И. Пальм в книге: Поэты-петрашевцы. Библиотека поэта. Третье издание. — М.-Л.: Советский писатель, 1966 г.
  42. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в 3 томах: «Библиотека поэта». Большая серия. Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  43. Д. С. Мережковский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  44. А. М. Фёдоров в книге: Поэты 1880-1890-х годов. Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1972
  45. А.Н. Толстой. Собрание сочинений в десяти томах. — Москва, ГИХЛ, 1982 г.
  46. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  47. Ю. Верховский. «Струны». — М.: Водолей, 2008 г.
  48. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  49. П. Я. Зальцман. «Сигналы страшного суда». — Москва, «Водолей Publishers», 2011 г.
  50. С. П. Щипачёв. Собрание сочинений в трёх томах. — М., 1976-1977 г.
  51. В.А.Луговской. «Мне кажется, я прожил десять жизней…» — М.: Время, 2001 г.
  52. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1
  53. М. Айзенберг. «Переход на летнее время». — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.
  54. Давид Самойлов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.

См. также[править]