Камфорное дерево

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Камфорный лавр, ветка с цветами

Кори́чник камфорный или ка́мфорный лавр, или ка́мфорное де́рево (лат. Cinnamómum cámphora) — вечнозелёное дерево, один из двух известнейших видов рода Коричник (лат. Cinnamomum) семейства Лавровые. Видовое название лат. camphora произошло от араб. كافور‎‎ /kāfūr/ — камфора. При перегонке с водяным паром измельчённой древесины, корней, побегов издавна получали эфирное масло, из которого при стоянии и охлаждении выделяется около 90 % камфоры. Сырое эфирное масло перегонкой разделяют на фракции разного состава, которые используют в технике («коричневое камфорное масло», содержит сафрол), медицине (медицинская натуральная камфора), ароматерапии («белое камфорное масло»).

Родиной камфорного дерева является Восточная Азия. В Россию на Черноморское побережье Кавказа растение было завезено в конце 60-х годов XVIII века и в последующие десятилетия распространилось в качестве вечнозелёного декоративного растения в парках и садах побережья. Разведение с промышленной целью было начато в 20-х годах XIX века.

Камфорное дерево в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

У издателей сего Магазина въ большой Морской подъ № 122. вышла изъ печати восъмая тетрать книги, называемой: Собраніе любопытства достойныхѣ, для юношества и любителей естественной Исторіи предмѣтовъ, цена 1 руб. 75 коп. въ ней содержатся въ 5 раскрашенныхъ рисункахъ, слѣдующіе предмѣты: четыре соленыя и вяленыя рыбы; кинамонный лавръ, просто коришневое дерево, камфарный лавръ, 6 достопримѣчательныхъ птицъ, начало и успѣхи зодческаго художества въ 6 фигурахъ и 6 рѣдкихъ насѣкомыхѣ...[1]

  — Повѣстка къ магазину для распространенія общеполезныхъ знаній и изобрѣтеній, 1795
  •  

Лесная область в западном Кавказе отличается вечно зеленеющими деревьями и кустарниками, которых нет в восточном Кавказе. Огромный лес у истока Риона, изобилующий Кавказскою пихтою; итальянские кедры или пиньи в Гурии, чрезвычайное превращение целых стволов сосны в смолу в Дагестане, акклиматизация чайного кустарника и камфарного дерева, и проч. т. п. , все это предметы новые, которые, при известных обстоятельствах, могут сделаться важными и в практическом отношении для местной промышленности. Для ботанического познания Кавказа наиболее нового и любопытного доставила альпийская область гор, исследование которой и было главною задачею нашего путешественника.[2]

  Константин Веселовский, «Отчет по физико-математическому и историко-филологическому отделениям», 1862
  •  

Из форм тропического облика встречаются пальмы (Chamaerops excelsa, Rhaphis flabelliformis, Cycas revoluta, большею частию разводимые как культурные формы), камфарное дерево, древовидный бамбук и др. <...> Из культурных деревьев замечательны: лаковое дерево (Rhus vernicifera), дающее ценный японский лак; восковое дерево (Stillingia sebifera), от которого получается растительный воск; камфарное дерево (Cinnamomum Camphora) ― на юге, из древесины ее выгоняется камфора; бумажные деревья (Brussonetia papyrifera, Edgeworthia papyrifera и др. <...> Из несъедобных культурных растений, но имеющих большое промышленное значение, следует указать еще специально характеризующие Японию деревья: лаковое (Rhus vernicifera), дающее превосходный японский лак, восковое (несколько видов) и камфарное (Cinamomum Camphora) ― высокое лесное дерево, достигающее 200-летнего возраста и богатое камфорой только в южной Японии и на о. Формозе. Леса в Японии еще очень обширны и покрывают более половины всей площади страны.[3]

  Дмитрий Анучин, «Япония и японцы», 1907
  •  

По линии эфиромасличных практическое значение имеет нахождение в эфирном масле одного из видов полыни высокого содержания медицинской камфары. Лабораторией Никитского сада (Ялта) найден и введен в культуру базилик камфарный, содержащий в масле до 70% той же самой камфары, которая выделяется из камфарного лавра в Японии. Выход масла из растений составляет около 0,5-0,7%.[4]

  Николай Иванов, «Биохимия культурных растений», 1936
  •  

Методами межвидовой гибридизации получено несколько перспективных форм эвкалиптов, отличающихся холодостойкостью, быстротой роста, высоким качеством древесины. Ведутся обширные исследования по выращиванию гутаперчевых деревьев (эйкомия), камфорных и благородных лавров, бамбуков, дубильных акаций и других технических и декоративных экзотов. Впервые в мире разработаны методы разведения тропических хинных деревьев путем порослевой однолетней культуры. Таким же методом начали разводить другие тропические лекарственные культуры ― кокаиновый куст, алоэ, почечный и мексиканский чай, пилокарпус и т. д.[5]

  Александр Векслер, «Мичуринское преобразование советских субтропиков», 1949
  •  

Немецкая фирма «Целафлор» выпустила средство против домашних муравьев. Это не яд, а еще один продукт ольфактроники. Новое средство лишь нарушает сложную систему коммуникации муравьев, основанную на запахах. По запаху муравьи находят свое гнездо, личинок, за которыми ухаживают, тропки, по которым ходят за провиантом. Препарат на основе ароматного вещества борнеола отбивает запахи, которыми муравьи метят все для них важное. Насекомые полностью дезориентируются и уходят из дома. Борнеол ― это природное вещество, содержащиеся в смоле камфарного дерева, он входит также в состав пихтового масла. Репелленты нужны не только для защиты от кровососущих насекомых.[6]

  Сергей Рязанцев, «В мире запахов и звуков», 1962

Камфорное дерево в мемуарах и художественной прозе[править]

Камфорные деревья (Гавайи)
  •  

Большие лодки выстроены из темно-желтого бамбукового корня, покрыты циновками и очень чисты, удобны и красивы, отделаны, как мебель или игрушки. Багры, которыми они управляются, и весла бамбуковые же. Между прочим, много идет на эти постройки камфарного дерева: оно не щепится. Его много в Китае и в Японии, но особенно на Зондских островах. Лодки эти превосходны в морском отношении: на них одна длинная мачта с длинным парусом. Борты лодки, при боковом ветре, идут наравне с линией воды, и нос зарывается в волнах, но лодка держится, как утка; китаец лежит и беззаботно смотрит вокруг. На этих больших лодках рыбаки выходят в море, делая значительные переходы.[7]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

На речке толпятся джонки, на которых живут китайские семейства; по берегам движется целое народонаселение купцов, лодочников, разного рода мастеровых. В одном месте нас остановил приятный запах: это была мастерская изделий из камфарного дерева. Мы зашли в сарай и лавку и очутились среди гробов, сундуков и ларцев. Когда мы вошли, запах камфары, издали очень приятный, так усилился, что казалось, как будто к щекам нашим вдруг приложили по подушечке с камфарой. Мы хотели купить сундуки из этого дерева, но не было возможности объясниться с китайцами. Мы им по-английски, они по-своему; прибегали к пальцам, но ничего из этого не выходило. Две девки, работавшие тут же, и одна прехорошенькая, смеялись исподтишка, глядя на нас; рыжая собака с ворчаньем косилась: запах камфары сильно щекотал нервы в носу. Мы, шагая по стружкам, выбрались и пошли к Фогу, а потом отправились отыскивать еще магазин, французский, о существовании которого носились темные слухи и который не давался нам другой день.[7]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

Мы выехали по свежей утренней прохладе и проезжали по дороге между фермами, как между дачами, по зеленым холмам. Я забыл сказать, что накануне у одной дачи нам указали камфарное дерево. Мы вышли и нарвали себе несколько веток, с листьями и плодами, величиной с крупную горошину, от которых вдруг в экипажах разлился запах, напоминающий зубную боль и подушечки. Дерево не очень красиво; оно показалось мне похожим немного на нашу осину, только листья другие, продолговатые, толще и глаже; при трении они издавали сильный запах камфары.[7]

  Иван Гончаров, Фрегат «Паллада», 1855
  •  

Собеседники умолкли. Раздавался лишь мерный звон пестика в ступе, и казалось, что учителя первых веков христианства, изображенные в хорах по стенам, с удивлением внимают этой странной беседе новых пастырей церкви Господней. В часовне, озаренной мерцающим светом аптекарской лампочки, где удушливый камфарный запах лекарственного дерева смешивался с едва уловимым благоуханием прежнего ладана, собрание римских прелатов как будто совершало тайное священнодействие.
― Монсиньоре, ― обратился к врачу герцогский астролог Вальгулио, ― правда ли, будто бы эта болезнь передается через воздух?
Врач сомнительно пожал плечами.[8]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

Эти фазаны из нашего фамильного леса. Пробирен зи, битте! Мой егерь большой чудак. В этом месте я сделал жест, указав на крону одного из камфорных деревьев, под которыми мы проходили. Спутники мои удивлённо подняли головы
― Знаете ль вы край, где лимоны цветут? ― спросил я у капитана, как всегда, не зная меры и не умея вовремя остановиться. Капитан молчал.
― Костя, ну что ж ты ему не отвечаешь? ― в отчаянье вставила наша возлюбленная, когда я остановился, чтобы перевести дыхание.[9]

  Фазиль Искандер, «Письмо», 1969
  •  

Раньше хоть жрец не покидал его в такой торжественный день. Возился за покрывалом, что-то переставляя на алтаре, бормоча себе под нос, сжигал в жертвеннике ароматную очистительную траву. Но теперь и он уходил из пещеры вместе с народом. И пока в деревне длился пир, старый брахман, кряхтя, натирал ноющую поясницу соком камфорного дерева. Уж он-то знал, что утром предстоит основательно поработать! Больше всего хлопот доставит, конечно, молодежь. Столько романов завяжется в колдовскую, наполненную мерцающими вспышками светляков ночь, что и за целый год не распутаешь… Старики тоже не оставят его в покое.[10]

  Еремей Парнов, «Третий глаз Шивы», 1990
  •  

За Меконгом, на востоке, занималась заря. На околице деревни, где вповалку спали легионеры, в камфорных и тамарисковых деревьях путалась синеватая дымка парного рассвета. Ветер разносил трупную вонь, запахи тины, рыбного соуса и свежего пожарища.[11]

  Валериан Скворцов, «Сингапурский квартет», 2001

Источники[править]

  1. Магазинъ общеполезныхъ знаній и изобрѣтеній съ присовокупленіемъ моднаго журнала, раскрашенныхъ рисунковъ, и музыкальныхъ нотъ.Часть первая. cъ Генваря до Іюня. Въ Санктпетербургѣ, печатано въ Типографіи I. К. Шнора. 1795 года
  2. К. С. Веселовский. Отчет по физико-математическому и историко-филологическому отделениям Императорской Академии наук за 1862 год, читанный в публичном заседании 29 декабря того же года непременным секретарем академиком К. С. Веселовским
  3. Д.Н.Анучин, «Географические работ»ы. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1959 г.
  4. Н. Н. Иванов. Биохимия культурных растений. — М.: «Наука и жизнь», № 7, 1936 г.
  5. А.И.Векслер. «Мичуринское преобразование советских субтропиков». — М.: «Наука и жизнь», № 2, 1949 г.
  6. С. И. Рязанцев. «В мире запахов и звуков». (Занимательная оториноларингология). — М.: Терра, 1997 г.
  7. 7,0 7,1 7,2 И.А. Гончаров. Фрегат «Паллада». — Л.: «Наука», 1986 г.
  8. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  9. Искандер Ф.А. «Стоянка человека». — Москва, 1995 г.
  10. Е.И. Парнов, «Третий глаз Шивы». — М.: Детская литература, 1985 г.
  11. Валериан Скворцов. Сингапурский квартет. — Москва: Вагриус, 2001 г.

См. также[править]