Лавровый лист

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сушёные листья лавра

Лавро́вый лист — сушёные листья лавра благородного, широко использующиеся в кулинарии как пряность. В основном добавляются в несладкие кушанья. В супы лавровый лист добавляют за пять минут до окончания их приготовления, во вторые блюда — за десять минут. По окончании приготовления блюда лавровый лист удаляют из него, во избежание появления во вкусе блюд нежелательной горечи. Порошок лаврового листа добавляют в готовые соусы, температура которых не должна превышать 40 °C. Лавровый лист также добавляют в соления и консервы.

Словосочетание «лавровый лист» (лавровые листья) изредка употребляется также в иносказательном смысле, иногда — слегка ироническом, как немного смещённое в интонационном отношении упоминание об успехе и славе.

Лавровый лист в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

О лошадиной коросте. Возьми инбирю, лаврового листа, истолки, также сала и немного уксусу, смешай вместе и сделай мазь, и тою помажь коросту; или возьми яри, пороху, деревянного масла, согрей и мажь. Лошадей под капель не ставить, для того что опаршивеют. Ежели каким неусмотрением то случится, то вымой паршивое место щёлоком.[1]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
  •  

Эти озера зимой кишели гусями, утками, бакланами, но достать их было невозможно из-за непроходимых трясин. В некоторых местах, покрытых кустарником, особенно по берегу Чолока, росли некрупные лавровые деревья, и когда солдаты в начале войны проходили этими местами, то набили свои сумки лавровым листом.[2]

  Владимир Гиляровский, «Мои скитания», 1927
  •  

Красный сок грузинских гранатов отдает вкусом человеческой крови. Грузинский лавровый лист и грузинский чай пахнут погребальным венком. <...>
Военные были уже навеселе и наведывались в ЦДЖ, чтобы «добавить», русским офицерам всегда не хватает. В полутемном, шумном и прокуренном кафе-подвале продавались дешевая водка и бутерброды с тонким, как лавровый лист, кружком колбасы.[3]

  Виктор Баранец, «Генштаб без тайн», 1999

Лавровый лист в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

Чай произвел большой фурор, и его пьют все, кто хочет сэкономить на завтраке. Наверняка в любой семье на окошке стоит фуксия, так вот, чай состоит из сушеных листьев фуксии и самого обыкновенного сена, которого всегда можно отщипнуть на улице от проезжающего воза — не только на счастье, но и к завтраку. Для вкуса в чай добавляется немного тимьяна или лаврового листа, корица, гвоздика, а подслащивается он вместо сахара кормовой патокой. Это не только питательно, но и хорошо влияет на кровообращение. Вкус можно улучшить также листьями плюща или — что более желательно — магнолиевым цветом. Для подкраски кладется луковая шелуха, а для устранения дурного запаха изо рта — немного тмина. Страдающие бессонницей могут варить его с хвостиками от вишни. Это универсальный чай, не сомневаюсь, ты по достоинству оценишь его вкус.
Хорош вкус — будто тебя носом ткнули в навозную жижу!

  Ярослав Гашек, «Счастливый домашний очаг», 1911
  •  

— Гриша! У дяди одного моего знакомого есть лавровый лист. Хочешь, устрою по знакомству два фунтика по 60 рублей?
Ни ему, ни мне, никакому вообще чёрту в Петрограде сейчас не нужен лавровый лист — с чем его есть?
Но Гришины глаза увлажнились. Он долго целовал меня.
Друг! Вот деньги. Только чтобы завтра, не позднее. А то вдруг перехватят! Из-под носу вырвут!
У бедняги была такая психология: лавровый лист… Неизвестно даже, как и с чем его едят? Но это все-таки товар, все-таки какое-то съедобное имущество, а деньги, а керенки — кому они теперь нужны?..
Я взял деньги, зашел к Елисееву (он теперь только лавровым листом и торгует), купил два фунта этого продукта и отвез Грише.
Радости всей семьи не было пределов![4]

  Аркадий Аверченко, «Салат из булавок», 1918
  •  

Старик из Одессы может есть всякую похлебку, из чего бы она ни была сварена, если только в неё положены лавровый лист, чеснок и перец.

  Исаак Бабель, «Одесские рассказы» (Конец богадельни), 1936
  •  

— А теперь, Леонид Андреевич, принесите-ка, пожалуйста, лаврового листа.
— Зачем? — с огромным изумлением спросил Горбовский. Неужели три взрослых, пожилых человека, три старика не могут обойтись без лаврового листа? С их огромным опытом, с их выдержкой…
— Нет уж, — сказал Кондратьев. — Я обещал вам, Леонид Андреевич, что вы хорошо сегодня отдохнете, и вы у меня отдохнете.
Марш за лавровым листом… Горбовский сходил за лавровым листом, а затем сходил за перцем и кореньями, а потом — отдельно — за хлебом.

  Аркадий и Борис Стругацкие, «Полдень, XXII век», 1960
  •  

Мы свернули на улицу, ведущую прямо к морю. В последнюю минуту, сворачивая с переулка, дядя Сандро протянул руку и сорвал несколько лавровых листьев. Он растер их в ладони и понюхал. Казалось, он прочищал и готовил к застолью органы обоняния.
― Вот это правительство, ― отряхнув ладони, вдруг проговорил он своим привычным тоном человека, который перепробовал все на свете правительства и готов пробовать еще, ― тоже не всегда правильно поступает.[5]

  — Фазиль Искандер, «Сандро из Чегема» (книга вторая), 1974
  •  

По вечерам, если нет стрельбы, у нас музыка и танцы. Играют на гармонике, на скрипочке и… на лавровом листе, добытом у повара. На батарейной линейке у правого фланга на самодельной скамье, вбитой в землю, сидят трое солдат: гармонист Фока Терещенко, называющий себя почему-то Абдул Фарис из Батума, рябоватый парень с чересчур крупным носом, высокий, нескладный, как Петрушка или Ванька Рутютю уличного кукольного балаганчика, затем канонир Куликов, играющий на чрезвычайно маленькой, почти детской скрипочке, и еще некая неизвестная нам личность, солдат из резерва. Он засунул в рот лавровый лист и извлекает из него тонкие жалобные звуки, не совпадающие со слитными звуками гармоники и скрипки.[6]

  Валентин Катаев, «Юношеский роман», 1981
  •  

Уже на заре истории, объяснял он, среди первобытных племён встречались оригиналы, которых как пить дать считали чокнутыми, поскольку они брали в рот всё, что попадалось им на глаза, — листья, клубни, побеги, стебли, свежие и высушенные корни всевозможных растений, причём, должно быть, мёрли они как мухи, ведь на свете столько ядовитой растительности! Это, однако, не отпугивало новых нонконформистов, которые опять принимались за своё опасное дело. Только благодаря им ныне известно, каких кулинарных стараний сто́ят шпинат или спаржа, куда положить лавровый лист, а куда — мускатный орех и что от волчьей ягоды лучше держаться подальше.

  Станислав Лем, «Мир на Земле», 1984
  •  

Анна погасила свет.
Николай взял нож, нащупал талию клубня и, сдерживая дрожь жилистых рук, полоснул по ней. Тело Его оказалось твёрже картофеля. Клубень слабо потрескивал под ножом. Когда Николай срезал Его, Анна подхватила, бережно перенесла в темноте, словно ребёнка, на стол. Николай достал восьмилитровую стеклянную банку с широкой горловиной. Анна зажгла плиту, набрала ведро воды, поставила греться.
В темноте они сидели, озаряемые слабым газовым пламенем, уставившись на лежащего. И Николаю и Анне казалось, что Он шевелится. Когда вода закипела, Анна остудила её на балконе, отлила в банку, добавила соли, уксуса, лаврового листа и гвоздики. Потом осторожно опустила Его в банку. Потеснив исходящую паром воду, Он закачался, словно желая вылезти из банки. Но Николай металлической крышкой прижал его макушку, схватил машинку, стал быстро и сноровисто закатывать банку.
Когда всё было закончено, супруги подняли банку и осторожно водрузили на подоконник — на то же самое место. Анна осторожно обтёрла тёплую банку полотенцем. Николай, чуть помедлив, включил свет. Банка стояла, поблескивая стеклянными боками. А Он еле заметно покачивался в воде, окруженный редкими лавровыми листьями.
— Красиво… — произнесла Анна после долгой паузы.

  Владимир Сорокин, «Розовый клубень», 1979
  •  

Расставаясь, они решили выпить.
― У вас лавровый лист есть? ― спросил Володя. Лавровый лист нашелся. Володя поджёг его и, дождавшись, когда он наполовину сгорел, бросил лист в стакан с водкой.
― Понюхайте. Андрей понюхал и не почувствовал запаха водки.
― Вот и гаишники не унюхают![7]

  — Лев Дурнов, «Жизнь врача». Записки обыкновенного человека, 2001
  •  

Скопированные с фотографий, они отличались сюжетным разнообразием. Королева на капитанском мостике парусного корабля. Королева с принцем Чарлзом на коленях. Королева в венке из лавровых листьев на голове. Королева в цинковой ванне. Королева с Королевой-близнецом среди папуа. Королева без ног и без рук. Просто королева.[8]

  Вадим Месяц, «Лечение электричеством» (роман из 84-х фрагментов Востока и 74-х фрагментов Запада), 2001
  •  

В шкафчиках было полно всякого барахла: какие-то старые банки, крышки, лампочки, свечи, а из продуктов ― соль, пакетики со специями и большой мешок с лавровым листом. Жаль, что лавровый лист есть невозможно, ― его-то у нас навалом… Конфеты не попадались, хотя я был уверен, что они где-то на кухне.[9]

  Дина Сабитова, «Цирк в шкатулке», 2007

Лавровый лист в поэзии[править]

  •  

От дружной ветки отлучённый,
Скажи, листок уединённый,
Куда летишь?.. „Не знаю сам;
Гроза разбила дуб родимый;
С тех пор, по долам, по горам
По воле случая носимый,
Стремлюсь, куда велит мне рок,
Куда на свете все стремится,
Куда и лист лавровый мчится
И легкий розовый листок“.[10]

  Василий Жуковский, «Листок», 1818
  •  

Сдунешь к краю лист лавровый,
Круглый перец сплюнешь вбок,
Откроишь ломоть здоровый,
Ешь и смотришь на восток.[11]

  Саша Чёрный, «Привал», 1923
  •  

Даже покоясь в теплой горсти в морозный
полдень, под незнакомым кровом,
схожая позеленевшей бронзой
с пережившим похлебку листом лавровым...[12]

  Иосиф Бродский, «Персидская стрела», 1992

Источники[править]

  1. М.В. Ломоносов. Полное собр. соч.: в 11 т. Том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели. Л.: «Наука», 1984 г.
  2. В. Гиляровский. Мои скитания. — М.: «Вагриус», 2001 г.
  3. Баранец В.Н. Генштаб без тайн. Книга 1. Москва, «Вагриус», 1999 г.
  4. Аркадий Аверченко. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 4: Сорные травы. — М.: Терра, Республика, 2000 г.
  5. Ф. А. Искандер. «Сандро из Чегема». Книга 2. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.
  6. Катаев В.П. Юношеский роман. — Москва, Советский писатель, 1983 г.
  7. Л. Дурнов, «Жизнь врача». Записки обыкновенного человека. — М.: Вагриус, 2001 г.
  8. В. Г. Месяц. Лечение электричеством. ― Екатеринбург: Урал, №2, 2002 г.
  9. Д. Р. Сабитова, «Где нет зимы». — М.: Самокат, 2011 г.
  10. Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем. — М.: Языки славянской культуры, 2000 г.
  11. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. Москва, «Эллис-Лак», 2007 г.
  12. Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы: в двух томах. — СПб.: Лениздат, Книжная лаборатория, 2017 г.

См. также[править]