Полярная звезда

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Полярная звезда в Малой Медведице

Поля́рная звезда́ (Альфа Малой Медведицы, α UMi) — звезда +2,0m звёздной величины в созвездии Малой Медведицы, расположенная вблизи Северного полюса мира. Полярная звезда — сверхгигант, расположенный на расстоянии 447 ± 1,6 световых лет (137,14 парсек)[1][2].

Полярная звезда всегда находится над северной точкой горизонта в Северном полушарии, что позволяет использовать её для ориентации на местности. Чтобы найти Полярную звезду, надо сначала найти характерную конфигурацию из семи ярких звёзд — созвездие Большой Медведицы, напоминающее ковш, затем через две звезды (Дубхе и Мерак) «стенки» ковша, противоположной «ручке», мысленно провести линию, на которой отложить пять раз расстояние между этими крайними звёздами. Примерно в конце этой линии и находится Полярная звезда. Направление на Полярную звезду совпадает с направлением на север, а её высота над горизонтом совпадает с широтой наблюдателя.

В научно-популярной литературе[править]

  •  

Другими словами: зенит есть точка на небе, куда упирается мысленное продолжение того радиуса Земли, который проведен к занимаемому вами месту. Градусное расстояние по небесной дуге между вашим зенитом и Полярной звездой есть в то же время градусное расстояние вашего места от земного полюса. Если ваш зенит отстоит от Полярной на 30°, ― то вы отдалены от земного полюса на 30°, а, значит, от экватора на 60°; иначе говоря, вы находитесь на 60-й параллели. Следовательно, чтобы найти широту какого-либо места, надо лишь измерить в градусах (и его долях) “зенитное расстояние” Полярной звезды: после этого останется только вычесть эту величину из 90° ― и широта определена. Практически обычно поступают иначе. Так как дуга между зенитом и горизонтом содержит 90-й, то, вычитая зенитное расстояние Полярной звезды из 90°, мы получаем в остатке не что иное, как длину небесной дуги от Полярной до горизонта, иначе говоря, мы получаем “высоту” Полярной звезды над горизонтом. Поэтому географическая широта какого-либо места равна высоте Полярной звезды над горизонтом этого места. Теперь вам понятно, что нужно сделать для определения широты. Дождавшись ясной ночи, вы отыскиваете на небе Полярную звезду и измеряете ее угловую высоту над горизонтом; результат сразу даст вам искомую широту вашего места. Если хотите быть точным, вы должны принять в расчет, что Полярная звезда не строго совпадает, с полюсом мира, а отстоит от него на 1 1/4°. Поэтому Полярная звезда не остается совершенно неподвижной: она описывает около неподвижного небесного полюса маленький кружок, располагаясь то выше его, то ниже, то справа, то слева ― на 1 1/4°. Определив высоту Полярной звезды в самом высоком и самом низком ее положении (астроном сказал бы: в моменты ее верхней и нижней “кульминаций”), вы берете среднее из обоих измерений. Это и есть истинная высота полюса, а, следовательно, и искомая широта места.[3]

  Яков Перельман. «Занимательная геометрия на вольном воздухе и дома», 1925
  •  

Одна из известнейших двойных звезд ― это Полярная звезда. В фокальной плоскости трубы длиной в 3 м расстояние между звездами этой пары выражается длиной всего-на-всего в 0, 27 мм. Если перед трубой поставить двойной прорез, каждое из изображений звезд вытянется в светлую полосу, и вращением прореза мы можем достигнуть того, что обе полосы совпадут. Если при этом светлые линии одной из них в точности налягут на светлые линии другой, то расстояние между ними должно очевидно, составить 0, 27 мм. <...> Эти соображения приобретают особое значение при относительно коротких трубах. Последние дают столь мелкие изображения планет и двойных звезд, что измерения по старому методу становятся невозможными, даже если затратить довольно значительные средства на приобретение микрометрового окуляра. Между тем, новый способ дает исследователю, и прежде всего астроному-любителю, возможность испробовать свои силы в области, которая прежде оставалась бы для него совершенно закрытой. «Площадь щели» совсем не зависит от длины трубы, так что например для Полярной звезды она при фокусном расстоянии в 65 см будет по-прежнему составлять 6, 5 мм, хотя теперь изображения звезд будут отстоять друг от друга всего на 0,06 мм. Наши двойные щели легко вырезать из обложек тетрадей; подставку для них можно сделать из сигарного ящика или картона.[4]

  — Татьяна Николаева. «Новый способ измерения светил», 1927
  •  

Нет никакой случайности в том, что центр неба определен древними китайцами в районе Полярной звезды. Именно она была основой для определения сторон света, сезонов, угловых измерений на небесной сфере. Ее роль не всегда прослеживается явно, хотя и угадывается уже в неолитических культурах бассейна Хуанхэ, начиная с Баньпо ― в особенностях конфигураций и композиций неолитических погребений (размещение кладбищ к северу от поселения), в расположении поселений (неправильной формы овальная площадка, вытянутая по оси север-юг). Следствием наблюдений за Полярной звездой являются крестообразные и четырехчастные росписи на неолитической керамике ― на изделиях в форме тарелок, украшенных по внутренней части четырьмя симметрично расположенными медальонами, которые окаймлены по ободу узорами, состоящими из сегментов, строго ориентированных по четырем сторонам и четырем полусторонам света. Как известно, Полюс Мира, двигающийся в настоящее время по окружности вокруг полюса эклиптики, относительно недавно сблизился с Полярной (a U Mi) ― Полярной звездой современной астрономии. Но за три тысячи лет до н.э. он находился вблизи Тубана (а Дракона). Звезды, расположенные вдоль отрезка пути, который Полюс Мира прошел с того времени, в различные исторические эпохи, по-видимому, становились Полярными, но позднее переставали быть ими. Об этом свидетельствуют, в частности, их древнекитайские названия. Очевидно, древние китайские астрономы наблюдали Полюс Мира, движущийся вдоль «хвоста Дракона».[5]

  Эдуард Кауров, Анатолий Лукьянов, «Древнекитайская космография культуры Дао», 2002
  •  

Символы Дракона и Феникса фигурируют в китайской культуре вплоть до настоящего времени и, несомненно, выполняют роль архетипической основы духовной культуры китайцев. Важную роль при этом (в отношении символа Дракона) играл и его астрономический смысл, прослеживаемый, как это выяснено выше, в даосских традициях почитания Полярной звезды и Полярной оси. Если Тай-и, Тай-цзи и Тай-сюань представляют различные формы одного и того же понятия, то в астрономическом плане этому понятию, скорее всего, соответствовала символика созвездия Дракона. Действительно, «хвост» Дракона, как выяснено выше, маркирует Полюс Мира, начиная с позднего неолита, в эпохи Ся, Шан-Инь и частично ― Чжоу (IV ― начало 1 тыс. до н.э. ). В то же время, с Полярной звездой в эпоху Хань ассоциировано понятие Тай-и, сопряженное с Тай-цзи ― Полярная иногда даже называется Тай-цзи син (звездой Великого предела).[5]

  Эдуард Кауров, Анатолий Лукьянов, «Древнекитайская космография культуры Дао», 2002
  •  

Птицы ориентируются, в каком направлении находится Солнце, при этом они учитывают, что каждый час светило перемещается на 15 градусов. В 1967 году американский зоолог С.Т. Эмлен, наблюдая за индиговыми зябликами, обнаружил у них звездный компас. Эти птицы совершают перелет в ночное время, ориентируясь на видимое движение звездного неба. Птицы хорошо знают, что все звезды Северного полушария вращаются вокруг Полярной звезды.[6]

  Александр Волков, «Рассказы о животных, и не только о них: Чудесное путешествие Кристиана с дикими гусями», 2003

В художественной литературе[править]

  •  

По просьбе хозяина Леонардо кликнул слуг, которые унесли больного в спальню. Оставшись один, художник стал проверять математические выкладки Колумба в исследованиях движения Полярной звезды у Азорских островов и нашел в них столь грубые ошибки, что глазам своим не поверил. ― Какое невежество! ― удивлялся он. ― Точно в темноте нечаянно наткнулся на новый мир и сам не видит, как слепой, ― не знает, что открыл; думает ― Китай, Офир Соломона, рай земной.[7]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

У каждого атамана есть свои излюбленные счастливые пункты, и он их находит в открытом море, за десятки верст от берега так же легко, как мы находим коробку с перьями на своем письменном столе. Надо только стать таким образом, чтобы Полярная звезда очутилась как раз над колокольней монастыря св. Георгия, и двигаться, не нарушая этого направления, на восток до тех пор, пока не откроется Форосский маяк.[8]

  Александр Куприн, «Листригоны», 1911
  •  

Далекие снеговые конусы сгорели аметистовым огнем. Лебеди пролетали над северными полями. Туманным вечером они сидели на вершине башни. Над ними мигала спокойная полярная звезда. У него были серые одежды. На них были нашиты серебристо-белые цветы лилии. У нее на груди сверкал голубой крест.[9]

  Андрей Белый, «Северная симфония», 1917
  •  

Он понимал, что в эту минуту она была сильнее его и что чувство, какого ему так и не пришлось испытать в жизни, оказывалось ещё более сильным, чем смерть. Эти глаза должны любить, ибо кому же тогда любить, как не этим глазам? Кому ж тогда и служить, как не прекраснейшему блеску прекраснейших этих глаз? Люби его эти глаза, и взятая в паруса шестая часть земли не посмела бы ослушаться руки, лёгшей на штурвал, правящей уверенно путь корабля, если на небе светит Полярная звезда, путеводительница отважных капитанов.[10]

  Глеб Алексеев, «Мария Гамильтон», 1933
  •  

К салазкам привязан тюк, покрытый белой простыней. Белая простыня с капюшоном надета также на конструктора Гука: он напоминает собой монаха инквизиции. Далеко, версты за полторы от берега, едва заметна крохотная красная точка: то светится ближайший из фортов Кронштадтской заградительной сети, батарея № 9; между ней и берегом совершают обход советские дозоры, здесь путь отрезан. Впереди, почти над головой, ― Полярная звезда, слева ― Большая Медведица, справа ― Юпитер. Если между Полярной звездой и Медведицей провести отвес к земле, он упрется в финский берег где-то возле Терриок. Следует сделать по морю полукруг: взять сначала влево, обогнуть батарею № 9, пройти между ней и следующим фортом ― батарея № 11, сделать верст десять по снежному простору залива, держась поглубже от берега, и, только миновав Сестрорецк, начать другое отклонение вправо ― к точке падения отвеса. Идти придется часов пять, волоча за собой салазки, прислушиваясь к ружейным выстрелам, которыми от скуки балуются советские пограничники.[11]

  Юрий Анненков (Б. Темирязев), «Повесть о пустяках», 1934
  •  

― По-моему, мы взяли левее.
― Почему ты так думаешь?
― Когда я ездил к папе, сопка была левее нас, а теперь она правее. Они осмотрелись уже внимательней, и Вася предложил вначале найти с помощью Полярной звезды север, а потом уж разобраться, куда они едут. Но ни ковшика Большой Медведицы, ни обычно яркой, голубоватой Полярной звезды не было. И тут только ребята заметили, что небо потемнело и стало низким, ветер налетал чаще и злее, вокруг как будто все помрачнело. На сердце стало тревожно.[12]

  Виталий Мелентьев. «33 Марта. 2005 год», 1958
  •  

Меня крупно знобило, морозило от полярной стужи, не попадал зуб на зуб, предсмертная тошнота подступала к горлу, и ни капли тепла не было вокруг, как в брошенном стальном бронепоезде ― среди бесконечных пространств, среди этих тонких, негреющих, госпитальных одеял навсегда замерзшего Ледовитого океана, над которым переливалась стеклярусом толстая короткая занавеска северного сияния, еще более усиливая стужу, и в глаза мне смотрела остановившаяся прямо надо мной голая электрическая лампочка Полярной звезды, ― смотрела, смотрела, смотрела и никак не могла насмотреться на меня своим убивающим взглядом слабого накала. Меня посещали пророческие видения, которые я тут же навсегда забывал, но одно из них все-таки оставило слабый след в моей памяти.[13]

  Валентин Катаев, «Трава забвенья», 1967
  •  

― Погоди, мы, кажись, заблудились. Надо определить направление. Председатель перевернулся на спину и стал искать в небе Полярную звезду.
― На кой она тебе? ― спросил Чонкин.
― Не мешай, ― сказал Иван Тимофеевич. ― Сперва находим Большую Медведицу. А от нее два вершка до Полярной звезды. Где Полярная звезда, там и север.
― А контора на севере? ― спросил Чонкин.[14]

  Владимир Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», 1975
  •  

Мы дотянули, мы победили, мы совершили подвиг. Мы всего-то-навсего добрались до маленькой таежной деревни Межень. Но сколько пришлось перетерпеть и передумать, чтобы добраться до нее!.. А что выпало бы на мою долю, если бы я решил достигнуть не маленькой деревни Межень, а, скажем, Полярной звезды? <...>
А я Машу все равно уже не потеряю. Потерять можно только то, что имеешь. Что имеем ― не храним… А я Машу не взял. И Маша останется со мною, как свет Полярной звезды, луч которой будет светить Земле еще долго-долго, даже если звезда погаснет. И еще я не взял Машу потому, что тогда все мое добро оказалось бы просто свинством.[15]

  Алексей Иванов, «Географ глобус пропил», 2002
  •  

Народ тут злой; воровать и разбойничать за грех не почитается, таких насмешников и разбойников в свете нет. Живут тут идолопоклонники, и деньги у них бумажные, мёртвых своих сжигают, всяких харчей у них вдоволь, но едят они фараоновых крыс. Молятся они разным вещам: как встанут утром, первое, что увидят, тому и молятся. Полярной звезды тут совсем не видно, но если привстать на цыпочки, то поднимается она над водою на локоть.[16]

  Михаил Шишкин, «Письмовник», 2009

В поэзии[править]

  •  

Смотрю на небо: там цветы
В прелестных радугах играют;
Златые, яркие черты
Одна другую пресекают
И вдруг, в пространствах высоты,
Сливаются с ночным мерцаньем…
Не можно ль с северным сияньем
Сравнять сей жизни красоты?..
Оно угасло ― но блистает
Ещё Полярная звезда,
Так Добродетель никогда
Во мраке нас не оставляет!..[17]

  Николай Карамзин, «К добродетели», 1802
  •  

«Не слышишь ли, ― младой вещает, ―
Протяжный тамо томный стон?
Не знаешь ли, что значит он?
Он простирается оттоле,
Где вдруг спираются на тверди
Кровавоогненны столпы
И где Полярная звезда
Дрожит сквозь неку слезну влагу».[18]

  Семён Бобров, «Глас возрожденной Ольги к сыну Святославлю», 1804
  •  

Свой дикий чум среди снегов и льда
Воздвигла Смерть. Над чумом ― ночь полгода.
И бледная Полярная Звезда
Горит недвижно в бездне небосвода.[19]

  Иван Бунин, «Полярная звезда», 1904

Источники[править]

  1. Scott G. Engle, Edward F. Guinan, and Petr Harmanec Toward Ending the Polaris Parallax Debate: A Precise Distance to Our Nearest Cepheid from Gaia DR2 (EN). The American Astronomical Society (16 July 2018).
  2. Астрономы определили точное расстояние до Полярной звезды (RU) (30 июля 2018).
  3. Я. И. Перельман. «Занимательная геометрия на вольном воздухе и дома». — Л.: «Время», 1925 г.
  4. Т.Николаева. «Новый способ измерения светил». — М.: «В мастерской природы», № 6, 1927 г.
  5. 5,0 5,1 Э. Кауров, А. Лукьянов. «Древнекитайская космография культуры Дао». — М.: «Проблемы Дальнего Востока», №10, 2002 г.
  6. Александр Волков. «Рассказы о животных, и не только о них: Чудесное путешествие Кристиана с дикими гусями». ― М.: «Знание ― сила», 2003 г.
  7. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  8. А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 т. Том 2. — Москва: «Художественная литература», 1971 г.
  9. Андрей Белый, «Старый Арбат»: Повести. ― М.: Московский рабочий, 1989 г.
  10. Г. В. Алексеев «Мария Гамильтон». — М.: Журнально-газетное объединение, 1933 г.
  11. Анненков Ю. П. «Повесть о пустяках». — М: Изд-во Ивана Лимбаха, 2001 г.
  12. В. Г. Мелентьев. 33 марта. 2005 год. ― М.: ГИДЛ, 1958 г.
  13. Катаев В.П. Трава забвенья. — Москва, «Вагриус», 1997 г.
  14. Владимир Войнович. «Жизнь и приключения солдата Чонкина». ― М.: Вагриус, 2000 г.
  15. Иванов А.В. «Географ глобус пропил». — Москва, Вагриус, 2003 г.
  16. Михаил Шишкин, «Письмовник» — М.: «Знамя», №7 за 2010 г.
  17. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  18. Поэты 1790-1810-х годов. Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  19. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.

См. также[править]