Апатит

Материал из Викицитатника
Апатит и мусковит на кварце

Апати́т (от греч. ἀπάτη «апати» — обман) — группа минералов класса фосфатов, с химической формулой Ca10(PO4)6(OH,F,Cl)2, основной компонент апатитовых руд богатых фосфором (так называемая агрономическая руда, наряду с доломитом). Апатит — весьма разнообразный минерал, он содержит переменное количество фтора, хлора и образует целый ряд родственных минералов группы апатитов с общей формулой Ca5(PO4)3(F,OH,Cl).

Впервые апатит описал в 1788 году А. Г. Вернер, который и предложил название этого минерала. Термин происходит от др.-греч. ἀπατάω «обманываю», наряду с другими обманками. Это связано с тем, что апатит встречается в природе в разных видах и внешне бывает похож на более дорогие минералы берилл, диопсид или турмалин.

Апатит в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

...хрисолитъ ювелировъ принадлежитъ паче къ апатиту.[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Такимъ образомъ бериллъ синій есть ціанитъ (Disthène); бериллъ шерловидный Пикнитъ, Левколитъ, Бѣлый шерлъ, шерлитъ; бериллъ ложный, апатитъ и кварцъ зеленоватый...[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

В этих чёрных камнях таится ещё много минералогических диковинок: здесь и тяжёлая урановая руда, дающая нам радий, и кристаллы чёрного турмалина, а среди них тёмно-зелёный апатит…[2]

  Александр Ферсман, «Занимательная минералогия», 1928
  •  

Точно безмолвный страж хибинской тундры гора апатита поплыла над голубым спокойствием озера...[3]

  Ян Ларри, «Страна счастливых», 1931
  •  

На Дальнем Севере, в самых невероятных условиях делались открытия, которыми, как, например, апатитами, без устали бахвалятся большевики.[4]

  Владимир Чернавин, «Записки «вредителя», 1935
  •  

Это апатит, химически претворенный в ценное удобрение на ленинградских заводах, это апатит ― камень плодородия, камень великой кировской земли, камень фосфора, без которого нет ни жизни, ни мысли. И он пришел сюда из жерл хибинских вулканов, вынесенный горячими парами и расплавами из глубин земли и ее магм, он пришел сюда после бурных дней своего рождения, пришел для мирного труда.[5]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

...редкоземельные элементы <...> обнаружились там, где их вовсе и не ожидали. Например, в апатите, которым весьма богаты земные недра. В нем содержится до 3 процентов «редких земель».[6]

  Дмитрий Трифонов, «Настанет ли век редкоземельных элементов?», 1965
  •  

В 1926 году экспедиция, руководимая академиком А. Е. Ферсманом, обнаружила на Кольском полуострове залежи богатого фосфором минерала апатита. Эти залежи оказались величайшими в мире.[7]

  — Сергей Владимиров, «Богатства бедных руд», 1965
  •  

Минеральная часть кости по составу очень сходна с минералами апатитом и фосфоритом, а также с фосфатами, рассеянными в почвенном слое и подстилающих почву отложениях.[8]

  — Пётр Трофименко, «Химия в кастрюле», 1967
  •  

Зубная эмаль ― это тоже соединение фосфора, которое по составу и кристаллическому строению соответствует важнейшему минералу фосфора апатиту Ca5(PO4)3(F,О).[9]

  Геннадий Диогенов, «Фосфор», 1968
  •  

Минералы фосфора делятся на первичные и вторичные. Из первичных особенно распространены апатиты, часто встречающиеся среди пород магматического происхождения.[9]

  Геннадий Диогенов, «Фосфор», 1968
  •  

...весь он очень достойно выглядел, хотя возил, вероятно, апатит, а при таком вонючем грузе легко стать неандертальцем.[10]

  Виктор Конецкий, «Начало конца комедии», 1978
  •  

Бродят по стратегическому металлу ниобию с примесями не менее стратегического урана и по оставленным в земле апатитам...[11]

  — Алексей Торгашев, «86-й элемент. Поселок Белая Зима Иркутской области гибнет из-за радиоактивных отходов», 2002
  •  

Фосфорный аппетитно-апатичный «апатит» означает «обманщик» ― то ли из-за того, что раньше этот камень путали с бериллом и турмалином, то ли потому, что слишком уж он разнообразен.[12]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Апатит в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Фосфорнокислая известь. <...> Апатитъ <как одна из разностей>. Цвѣты бѣлый, зеленый, синій, желтоватый, мясной и бурый, вообще блѣдные; кристаллы <различаются по форме>:
a) низкій 6-ти сторон. столбикъ, равноугольный, вдоль струистый, съ разными притупленіями и заостреніями, между прочимъ шестью плоскостями плоско притупленный;
b) тристоронніе столбики;
c) шести и осьмистороннія таблицы; блескъ сильный, какъ бы жирный; изломъ по длинѣ листоватый, поперекъ плоско раковистый; полупрозраченъ; отломки нѣсколько острые; тяжесть 3,193.[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Сплошной апатитъ <как одна из разностей фосфорнокислой извести>. Цвѣтъ желтоватобѣлый изъ красна и съ прозеленью, видъ сплошной и почковатой; изломъ неровной почти землистой, тусклой; отъ черченія свѣтится.
Мѣста нахожденія. Апатитъ охрусталованной въ жилахъ первородныхъ горъ, особливо такихъ, кои имѣютъ въ себѣ олово, въ сопровожденіи кварца, плавика, тяжелаго шпата, вольфрама и проч. наипаче въ Саксоніи и Богеміи; сверхъ того въ С. Ротгардѣ въ Хлоритовой горной породѣ съ адуларіею и слюдою; въ Корнваллисѣ въ зеленоватой тальковой горной породѣ.[1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Думаютъ, что нѣкоторые изъ охрусталованныхъ апатитовъ, продавались прежде того вмѣсто хрисолита между другими драгоцѣнными камнями. Сплошной апатитъ употребляется въ Эстремадурѣ на строеніе. [1]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Фтор встречается в природе чаще всего в виде минерала плавикового шпата CaF2, получившего это название потому, что его прибавление к железным рудам приводит к образованию легкоплавких шлаков при выплавке чугуна. Фтор содержится также в минералах криолите Na3AlF6 и фторапатите Са5F(РO4)3.[13]:339-340

  Николай Глинка, «Общая химия», 1950-е
  •  

...теперь мы можем утверждать, что пятнадцать элементов таблицы Менделеева, расположенные между барием и гафнием, сохраняют название «редких» совершенно незаслуженно. Сейчас минералогические справочники подробно описывают 60 с лишним разновидностей редкоземельных минералов; даже простой их перечень занял бы целую страницу в журнале. И это лишь, как говорят геохимики, собственные минералы «редких земель». Прибавьте сюда еще около двухсот минералов, куда редкоземельные элементы входят в виде примесей. Близнецы обнаружились там, где их вовсе и не ожидали. Например, в апатите, которым весьма богаты земные недра. В нем содержится до 3 процентов «редких земель».[6]

  Дмитрий Трифонов, «Настанет ли век редкоземельных элементов?», 1965
  •  

Технология переработки апатитов такова: руду измельчают и подвергают обогащению, в процессе которого апатит отделяется от нефелина и других минералов, а затем полученный апатитовый концентрат обрабатывают серной кислотой ― этим реактивом № 1, сильнейшим химическим агентом, миллионы тонн которого расходуются в бесчисленных производствах. Получившийся в результате такой обработки суперфосфат измельчают и доставляют на поля.[7]

  — Сергей Владимиров, «Богатства бедных руд», 1965
  •  

В состав костей фосфор входит главным образом в виде фосфата кальция. Зубная эмаль ― это тоже соединение фосфора, которое по составу и кристаллическому строению соответствует важнейшему минералу фосфора апатиту Ca5(PO4)3(F,О).[9]

  Геннадий Диогенов, «Фосфор», 1968
  •  

Минералы фосфора делятся на первичные и вторичные. Из первичных особенно распространены апатиты, часто встречающиеся среди пород магматического происхождения. Эти минералы образовались в момент становления земной коры. В отличие от апатитов фосфориты залегают среди пород осадочного происхождения, образовавшихся в результате отмирания живых существ. Это вторичные минералы. <...>
...по учтённым запасам фосфорных руд СССР занимает первое место в мире. Мы располагаем крупнейшими месторождениями апатитов на Кольском полуострове и фосфоритов в Южном Казахстане и ряде других мест. Но искать новые месторождения, разрабатывать способы получения фосфорных удобрений из более бедных руд необходимо уже сейчас.[9]

  Геннадий Диогенов, «Фосфор», 1968
  •  

Фтористый кальций входит в состав апатита, там это бесполезная примесь. Зато чистый кристаллический фторид кальция ― вещество очень полезное. Это один из главных металлургических флюсов ― веществ, помогающих отделять металлы от пустой породы.[14]

  Белла Скирстымонская, «Кальций», 1969
  •  

Мы привыкли к тому, что физическое понятие выражают числом. Как же это сделать в отношении твёрдости? Один весьма кустарный, но в то же время практически полезный способ уже давно используется минерологами. Десять определенных минералов располагают в ряд <называемый шкалой Мооса>. Первым стоит алмаз, за ним следует корунд, далее ― топаз, кварц, полевой шпат, апатит, плавиковый шпат, известковый шпат, гипс и тальк. Ряд подобран следующим образом: алмаз оставляет царапину на всех минералах, но ни один из этих минералов, не может процарапать алмаз.[15]

  Александр Китайгородский, Лев Ландау, «Физика для всех. Молекулы», 1978

Апатит в публицистике и документальной прозе[править]

Кристаллы апатита в кварце
  •  

В огромных ломках Швеции и Норвегии добывают розовый полевой шпат, прозрачный, как стекло, кварц, блестящую розовую слюду, а в них какие-то черные неказистые камешки, очень тяжёлые и непрозрачные. В этих черных камнях таится еще много минералогических диковинок: здесь и тяжёлая урановая руда, дающая нам радий, и кристаллы черного турмалина, а среди них тёмно-зелёный апатит…[2]

  Александр Ферсман, «Занимательная минералогия», 1928
  •  

Окутанная туманом, на экране поплыла вершина Кукисвумчора. Точно безмолвный страж хибинской тундры гора апатита поплыла над голубым спокойствием озера Большой Вудьявор, над концентрическим кольцом шумного города, над химическими, стекольными и алюминиевыми заводами, раскинутыми у подножья горы.[3]

  Ян Ларри, «Страна счастливых», 1931
  •  

Наконец, раб ― это универсальная машина, сегодня он копает канал, завтра рубит лес, послезавтра добывает апатиты. Надо только иметь хороший аппарат для понуждения, а в этом у ГПУ недостатка нет, это его основная специальность.[4]

  Владимир Чернавин, «Записки «вредителя», 1935
  •  

...справа от нас, за горой ящиков с мандаринами и грудами мешков с мукой, другая картина привлекает внимание. Из парохода медленно и тихо извлекает экскаватор белоснежную муку. Он бережно поворачивается, как бы на цыпочках, и, бережно открывая свою пасть, бросает белый песок на пристань… И растут белые конусы, ослепительные на южном солнце, белые конусы муки, привезенные на пароходе «Рошаль». Я читаю под кормой имя города, хозяина парохода: «Ленинград», и мне делается понятной и загадочная мука и её пути. Это апатит, химически претворенный в ценное удобрение на ленинградских заводах, это апатит ― камень плодородия, камень великой кировской земли, камень фосфора, без которого нет ни жизни, ни мысли. И он пришел сюда из жерл хибинских вулканов, вынесенный горячими парами и расплавами из глубин земли и ее магм, он пришел сюда после бурных дней своего рождения, пришел для мирного труда. Скоро развеется и рассеется белая мука апатита по полям и садам новой Колхиды, давая жизнь и силу ростку, наполняя сахаристым соком цитрусы, выгоняя зеленые листики чайного куста.
Так скрещиваются в Потийском порту пути марганца и фосфора, пути двух различных атомов природы.[5]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Кипит, горит работа по созданию Хибин: города, дорог, рудника, фабрики, буровых, улиц, электростанции, школ, домов ― ну, словом, всего того, что нужно человеку, когда он на голом месте растит «новостройку». Пронченко пришел сюда ещё молодым комсомольцем с самыми первыми разведочными партиями 1929 года. Сначала он жил в каменном сарайчике на Ворткуай, построенном еще в прошлом году и гордо называвшемся «небоскрёбом», ― действительно, это был первый каменный дом на всем просторе десятков тысяч километров Кольских тундр. Потом он со своей партией построил деревянные бараки, в которых осенью того же 1929 года разведчики впервые смело и решительно начали говорить о сказочных богатствах апатита, здесь в глухую декабрьскую ночь С. М. Киров сам готовил диспозицию к бою… с темнотой полярной ночи, с неверием старых, заскорузлых геологов, с неведомыми еще силами Заполярья, со снегами, морозами и вьюгами.[5]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

«Сомневаюсь, чтобы те большие надежды, которые Советы возлагают на применение апатитов, когда-либо оправдались. Климат местности, где встречаются залежи, неблагоприятен, и люди там едва ли могут жить. По моему мнению, от гордых надежд Советов останется очень мало», ― говорил видный немецкий химик, доктор Крюгель, в 1930 году, когда у подножия горы Кукисвумчорр и на берегах озера Вудьявр появились строители и горняки, прибывшие в Хибины, чтобы добывать камень плодородия ― апатит. А через год в Ленинград и Подмосковье, на Урал и в Донбасс пошли первые поезда с продукцией заполярной химической индустрии.[16]

  — Сергей Морозов, «Города Заполярного края», 1956
  •  

Залежи апатита в Хибинах, открытые советскими геологами во главе с академиком А. Е. Ферсманом, оказались самыми крупными на земном шаре. Город стал поставщиком ценнейшего сырья не только для советской химической промышленности, но и для экспорта во многие зарубежные страны. Седым великаном вздымается над лощиной гора Юкспор с крутыми, почти отвесными склонами. Это с ее вершины в первые годы существования рудника имени С. М. Кирова обрушилась на поселок снежная лавина, сметая все на своем пути.[16]

  — Сергей Морозов, «Города Заполярного края», 1956
  •  

Директива XX съезда партии: «Резко увеличить производство сырья для минеральных удобрений» ― знаменует для кировчан подъем производства. Вслед за новыми рудниками предстоит выстроить вторую обогатительную фабрику, воздвигнуть большие жилые кварталы. В самом Кировске, прижатом горами к «чёрному озеру» ― Вудьявр, становится тесно. Потому-то и решено строить «Кировск второй» ― город горняков и химиков ― на равнине близ станции Апатиты.
В Кольском филиале Академии наук СССР хранится уникальная коллекция заполярных минералов. Рядом с глыбами апатита лежат здесь темнозеленый нефелин, бурый сфен, пестрые, все в прожилках образцы железных и медноникелевых руд.[16]

  — Сергей Морозов, «Города Заполярного края», 1956
  •  

Было время, когда хибинская руда шла только на фосфорные удобрения. А теперь наряду с апатитом используются также его спутники ― нефелин и сфен. Нефелин идет на алюминиевые заводы. Из сфена можно получать титан ― лёгкий металл, по прочности равный стали.[16]

  — Сергей Морозов, «Города Заполярного края», 1956
  •  

В 1926 году экспедиция, руководимая академиком А. Е. Ферсманом, обнаружила на Кольском полуострове залежи богатого фосфором минерала апатита. Эти залежи оказались величайшими в мире. Миллионы лет назад магма вторглась в толщу нефелиновых пород и, взаимодействуя с ними, образовала караваеобразное апатито-нефелиновое тело. Во время ледникового периода ледяные пласты исполосовали северные районы, местами сгладили горы, местами прорыли долины и вскрыли глубинные породы. Обнажились и залежи апатитовой руды, которая ныне перерабатывается в ценнейшее сырье для получения суперфосфата.[7]

  — Сергей Владимиров, «Богатства бедных руд», 1965
  •  

Минеральная часть кости по составу очень сходна с минералами апатитом и фосфоритом, а также с фосфатами, рассеянными в почвенном слое и подстилающих почву отложениях. Переработанные на заводах минеральных удобрений с помощью кислот в водно- и лимоннорастворимые соединения ортофосфорной кислоты, природные фосфаты начинают свое длительное путешествие через почву в корневую систему растений, распределяются в злаках между зерном и соломой, проникают в стебли кормовых трав на удобренных лугах и затем усваиваются органами пищеварения животных. По этой сложившейся в природе цепи мигрируют соединения фосфора и кальция, обусловливая возможность формирования еще в материнской утробе скелета телёнка. Разумеется, химия фосфатных соединений в почве и живом организме очень сложна, но схематических представлений, изложенных здесь, достаточно, чтобы понять значение ребрышка в пище.[8]

  — Пётр Трофименко, «Химия в кастрюле», 1967
  •  

...тот, кто интересовался жизнью Ферсмана, должен был обратить внимание ещё на одно любопытное обстоятельство: маршруты путешествий Ферсмана, как правило, приводили к не разведанным ранее подземным кладовым мирового значения. Вспомним: за его появлением в Хибинах последовало открытие колоссального месторождения апатитов. Его путешествие в Кара-Кумы вызвало к жизни добычу серы в самом сердце пустыни.[17]

  — Дмитрий Александров, «Сказочное золото пустыни», 1967
  •  

«По оленьим тропам, часто совершенно без карты, пробирались мы постепенно по линии Мурманской железной дороги в глубь тундры, производя разнообразные наблюдения, исправляя карту и собирая коллекцию минералов. Все грузы продовольствия и камней переносились на спинах самих участников экспедиции: только на 8 дней хватало обычно продовольствия, надо было создавать промежуточные базы и многократно подносить снабжение. Ночами температура спускалась до 8-10° ниже нуля, днем доводили до исступления рои комаров и мошкары, от которых не спасали ни густые сетки, ни перчатки. Был конец сентября, у нас не было ни палаток, ни даже брезентов, но, несмотря на пронизывающий ветер и холод, мы шли и шли без дорог и троп. Назад к теплушке мы вернулись совершенно измученные, но горячо увлеченные Хибинами. Первый шаг был сделан…», ― так писал об этой экспедиции Ферсман. Между южными отрогами плато Кукисвумчорр исследователи обнаружили кусок апатитовой руды. А в 1923 году на другом плато ― Расвумчорр ― целое поле апатитовых глыб…
Через два года на Кольском полуострове были найдены величайшие в мире залежи «камня плодородия» ― апатитов, ценнейшего природного сырья. Там, где прошла когда-то «странная экспедиция», выросли огромные горно-химические заводы, а на месте пустынных тундр были созданы города.[18]

  Валентин Волков, «Странная экспедиция в тундру: одиннадцать женщин и один мужчина!», 1969
  •  

Долина, в которой стоял поселок Белая Зима, по-бурятски называется Харанты ― чёрное, гиблое место. Теперь там опять, как до прихода геологов, бродят разнообразные промысловые звери и промышляющие их охотники. Бродят по стратегическому металлу ниобию с примесями не менее стратегического урана и по оставленным в земле апатитам, добычу которых здесь же придумали хитрые технологи из московских институтов и которые еще долго будут возить в Сибирь через всю страну с Кольского полуострова. Жителей вывезли, и хорошо ― у районной администрации наконец не будет проблем с сотней оставленных в первобытном состоянии людей, у этих людей будет электричество и телевизор и не будет радона.[11]

  — Алексей Торгашев, «86-й элемент. Поселок Белая Зима Иркутской области гибнет из-за радиоактивных отходов», 2002
  •  

Фосфорный аппетитно-апатичный «апатит» означает «обманщик» ― то ли из-за того, что раньше этот камень путали с бериллом и турмалином, то ли потому, что слишком уж он разнообразен. Похожим образом нарекли сфалерит ― от греческого «предательский».[12]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Апатит в мемуарах, письмах и дневиковой прозе[править]

  •  

Дальнейшие условия нашей экспедиции были немногим легче, и все же мы ехали на свои исследования и отдавали им не меньше энергии, чем до революции, когда от нас таких испытаний не требовалось. Казалось бы, что большевики могли бы за это время убедиться, что русская интеллигенция достаточно бескорыстна, и предана делу. На Дальнем Севере, в самых невероятных условиях делались открытия, которыми, как, например, апатитами, без устали бахвалятся большевики.[4]

  Владимир Чернавин, «Записки «вредителя», 1935
  •  

Политрук сказанул, что в Хибинах новый вид топлива ― Апатиты. Очередной агрегат.[19]

  — Иван Чистяков, Дневник, 1936
  •  

Надо дать названия новым станциям, включить их в реестр железнодорожных путей всего Союза, напечатать новые билеты, бланки, реестры, квитанции, накладные, литера ― словом, записать новые названия в книгу прихода.
― Ну, конечно, самая главная станция ― это на магистрали, ― говорит старый железнодорожник, ― ее надо назвать: Апатиты.
― Но ведь апатит не здесь, ― пытаюсь я скромно вмешаться в разговор.
― Ничего, зато сюда его везут. Значит, решено, ― эта станция будет Апатиты. Там, на тринадцатом километpe, разъезд, назовем его Титан.
― Но ведь там титана, как руды, нет и не было, ― пытаюсь я снова подать голос.
― Ну ничего, сейчас нет, так надо, чтобы вы, геологи, нашли бы там титан. Ясно? Ну, а конечный пункт ветки надо, конечно, назвать, у самого апатитового рудника, Нефелином. Тут, я думаю, и минералоги не будут возражать.
― Но ведь там, слава богу, нефелина мало, сплошной чистый апатит, ― снова говорю я.
― Ну, ничего, батенька, хоть мало, а все-таки есть, значит, и станция ― Нефелин.[5]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Острой пирамидой высится буровая вышка на 537-м пикете горы Кукисвумчорр. Боевая бригада новатора Каверина показывает рекорды проходки ― в твёрдом апатите за смену она проходит до 8 метров, и длинная светло-зелёная колонка бережно вынимается и кладется в ящик буровых кернов. Каверин внимательно отвинчивает коронку и проверяет в ней алмазы, они прочно насажены по ее ободку, но безжалостно стирает их твердый и вязкий хибинит, или апатитовая руда. Это не страшит Каверина. У него про запас есть коронка с советским победитом, таким вольфрамовым сплавом, что, поди не хуже алмаза. И Каверин горит желанием скорее испробовать его… Проходят дни, и новая коронка с победитом врезается в твердый камень. Уже буровая прошла на сотни метров ниже отметки озера Вудъявр, значит, она уже ниже поверхности Ледовитого океана. Там она врезается в сетчатый апатит. Бригада Каверина следит за штангами, за длинными кернами. Кончается смена, измеряется проходка, и… победит почти победил ― 7 метров 45 сантиметров прошла коронка за смену, а ведь это только первый опыт.[5]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940

Апатит в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Чем больше Аламасов обдумывал свой план, тем реальнее он ему казался. Этому способствовало и то, что «Онега» вышла наконец, и с палубы был виден теперь не порт с его кранами и серыми грудами апатитов, а покачивающаяся под бледным солнцем темно-зелёная, бутылочного цвета, равнина залива.[20].

  Вениамин Каверин, «Семь пар нечистых», 1961
  •  

Фигура на мостике «Чернигорода» подняла над головой правую руку и исчезла в рубке. Ну что ж, и правила несения вахтенной службы и вообще морская четкость на рудовозе были отработаны. Да и весь он очень достойно выглядел, хотя возил, вероятно, апатит, а при таком вонючем грузе легко стать неандертальцем. <...>
Мы вышли к трапу. Ещё ниже были запыленные апатитом палубы «Чернигорода» и его пустые, бездонные трюмы.[10]

  Виктор Конецкий, «Начало конца комедии», 1978
  •  

― А про фтор, например, написано? ― задала я провокационный вопрос.
― Это который в зубной пасте? Конечно, написано.
― И что же именно написано?
― Сейчас, я наизусть не помню. Мой мальчик открыл книжку на нужной странице и прочитал мне вслух, что фтор ― химическое соединение <sic!>, которое может находиться в газах, в частности в воздухе, в некоторых породах ― фосфоритах и апатитах, а также в вулканических породах и в термальных водах. И добавил уже известные мне сведения о благотворном воздействии этого химического соединения на состояние зубов. Так что мне оставалось только решить, куда слать запрос в первую очередь ― в город Апатиты, расположенный в Мурманской области, поселок Фосфорит или на Камчатку, где нет недостатка ни в вулканических породах, ни в термальных водах. Обдумыванием этого я и занялась по дороге в морг.[21]

  Елена Топильская, «Помни о смерти (memento mori)», 2005

Апатит в стихах[править]

Апатит на сидерите
  •  

Так спешите ж, стихи,
на ударный фронт,
новым смыслом
и светом налиты,
да такие,
чтоб сами вжигались в рот:
апатиты
и сапропелиты.
Апатит,
удобренье советских полей,
ярче горного снега
в стихах забелей!
И, пушка на губе
молодого смуглей,
ширься,
юность сапропелитских углей![22].

  Николай Асеев, «О словах», 1934

Источники[править]

  1. 1 2 3 4 5 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  2. 1 2 А. Е. Ферсман. «Занимательная минералогия»: — Свердловск. Свердловское книжное издательство, 1954 г.
  3. 1 2 Ларри Я. Страна счастливых. — Л.: Ленинградское областное изд-во, 1931 г.
  4. 1 2 3 Чернавин В.В. Записки «вредителя» , Побег из ГУЛАГа. — СПб.: Канон, 1999 г.
  5. 1 2 3 4 5 А. Е. Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  6. 1 2 Д. Трифонов. Настанет ли век редкоземельных элементов? — М.: «Химия и жизнь», № 2, 1965 г.
  7. 1 2 3 С. Владимиров, Богатства бедных руд. — Москва: «Химия и жизнь», № 2, 1965 год
  8. 1 2 П. Трофименко, Химия в кастрюле. — Москва: «Химия и жизнь», № 7, 1967 год
  9. 1 2 3 4 Г. Диогенов. «Фосфор». — М.: «Химия и жизнь», № 2, 1968 г.
  10. 1 2 Конецкий В. «Начало конца комедии». Повести и рассказы. — М.: «Современник», 1978 г.
  11. 1 2 Алексей Торгашев. 86-й элемент. Поселок Белая Зима Иркутской области гибнет из-за радиоактивных отходов. — М.: «Известия», от 29 января 2002 г.
  12. 1 2 В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  13. Н. Л. Глинка. Общая химия: Учебное пособие для вузов (под. ред. В.А.Рабиновича, издание 16-е, исправленное и дополненное). ― Л.: Химия, 1973 г. ― 720 стр.
  14. Б. И. Скирстымонская. Кальций. — М.: «Химия и жизнь» № 6, 1969 г.
  15. А. И. Китайгородский, Л. Д. Ландау. Физика для всех. — М.: Наука, 1984 г.
  16. 1 2 3 4 С. Морозов, Города Заполярного края. — М.: «Огонек», № 16, 1956 г.
  17. Д. Александров. Сказочное золото пустыни. — М.: «Химия и жизнь», № 11, 1967 г.
  18. В. Волков. «Странная экспедиция в тундру: одиннадцать женщин и один мужчина!» — М.: «Химия и жизнь», № 5, 1969 г.
  19. И. П. Чистяков. Сибирской дальней стороной. Дневник охранника БАМа, 1935–1936. М.: АСТ: CORPUS, 2015 г.
  20. В. Каверин. «Пурпурный палимпсест», — М.: «Аграф», 1997 г.
  21. Елена Топильская, Танцы с ментами: Авторский сборник. — СПб.: Нева, 2005 г.
  22. Н. Н. Асеев. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3. Стихотворения и поэмы 1930-1941 гг. — М.: Художественная литература, 1963-1964 г.

См. также[править]