Шерл

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кристаллы аквамарина среди шерла (Намибия)

Шерл (от нем. Schörl), также шерли́т или чёрный турмали́нминерал подкласса кольцевых боросиликатов; одна из разновидностей турмалина, отличающаяся присутствием в кристаллической решётке ионов натрия и железа (двухвалентного). В отличие от других разновидностей турмалинов, шерл непрозрачен. Атомы железа придают ему насыщенный чёрный цвет. Чаще кристаллизуется в виде столбчатых призм, для граней которых характерна глубокая штриховка, реже — в виде игольчатых агрегатов. Шерл широко распространён в земной коре. Наиболее крупные его месторождения находятся в Бразилии, Великобритании, Германии и США.

Шерл нашёл своё применение в промышленности (в основном как пироэлектрик и пьезоэлектрик) и для изготовления поляризационных фильтров в оптике. В ювелирном деле имеют ход только самые яркие и выразительные образцы. В XIX веке и ранее шерлами часто называли турмалины вообще, это слово было полным синонимом турмалина. Таким образом, в сегодняшнем словаре шерл — это прежний «чёрный шерл».

В научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Следуя примечаниям ученых людей о свойстве и состоянии высочайших гор, в разных странах опытами утвержденным, не можно не пристать ко мнению г. Палласа, который полагает за общее правило, что все горы, составляющие продолжительные хребты, состоят из так называемого камня гранит; основание оного есть кварц, смешанный больше или меньше с фельд-шпатом, слюдою и мелким шерлом, без всякого порядка, и различными кусочками рассыпанным. Сей камень, и сей песок, из распадения оного соделавшийся, составили основание тверди.[1]

  Василий Зуев, «О начале и происхождении гор», 1785
  •  

Кроме золота, в кварцевых жилах находятся следующие минералы: <...>
19) Шерл или турмалин зелёного цвета, в тонких, волосистых либо игловидных кристаллах, часто перепутанных между собою и вросших в прозрачном либо непрозрачном кварце в боках жил.[2]

  Наркиз Чупин, Географический и статистический словарь Пермской губернии, 1873
  •  

А через несколько лет в прекрасном трактате датского минералога об ильменском криолите я нашел почти все эти описания мелочей строения как разгадку тайны рождения этого ледяного камня в горах Южного Урала. Тончайшие наблюдения, достойные самых великих ученых натуралистов, рождались в простой, бесхитростной душе горщика, всю жизнь ― тяжелую и голодную жизнь ― проведшего на копях, в мокрых дудках Мурзинки, на отвалах Шишимских копей или в Ильменском лесу. Десятки лет глаз привыкал к тем едва уловимым сочетаниям цвета, формы, рисунка, блеска, которых нельзя ни описать, ни нарисовать, ни высказать, но которые для горщика были ненарушимыми Законами природы.
― На Кривой, там ширла с мягким задником,[3] она только легко прикипелася к шпату, а на Мокруше сидит глубже, как треппами у гранильщика, и не оторвать ее оттуда, да и блеск, знаешь, на Кривой зеленый, что стоячая вода, а на Мокруше ― иссиня-черный, как воронье перо, только не с крыла, а с хвоста вороны. И вспомнились мне эти уроки старых горщиков, любивших камень, сроднившихся с его тайнами, умевших в своих мозолистых, грубых руках бережно отнести домой штуф с тяжеловесом, кристаллы тумпаза с шляпкой и иглами ширлы. Вы, творцы толстых фолиантов, написанных в кабинете, о происхождении цинковых руд или о свойствах тысячи шлифов змеевика, умеете ли вы так любить и ценить камень? Поняли ли вы, в разговоре с ним наедине, его язык, разгадали ли вы тайны пестрого наряда его кристаллов, таинственного созвучия его красок, блеска, форм?[4]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Жемчуг катит свои быстрые волны, извиваясь по пади и нанося громадные валуны гранитов, еврейского камня с кристаллами желтого шерла, зернистого кварца, облеченного черною слюдою гнейсов и других кристаллических сланцев. Все эти валуны, за исключением громадных отторженцев от прибрежных гор, лежащих у их же подножия, покрыты белыми известковыми накипями, от которых Жемчуг заслужил свое название; этот налет доказывает между прочим, как распространены известковые формации в Саяне, потому что, как мы увидим дальше, они преобладают по Иркуту и Оке.[5]

  Пётр Кропоткин, «Поездка в Окинский караул», 1865
  •  

Упорство и самоотверженный труд изыскателей драгоценных камней не увенчались должным успехом. Найденные ими «шерла самогранные зелёные, во свидетельство гранильщику Корякину представленные… были им не уважены». Степан Попов очень этим расстроен, что и чувствуется в дальнейшем тексте дневника. Он оправдывается в том, что изыскания, им проведенные, недостаточны, и высказывает предположение, что здесь «во внутренностях земли быть многому дошедшего аматисту и другим каким-нибудь редкостям». Любопытно, что он упоминает и о «гранатках темновато-малиновых маленьких», которые встречались среди тех же ахтарандитовых скарнов, где «произрастают шерла самогранные», то есть гроссуляры и андрадиты. Не исключена вероятность, что это были пиропы, но скорее всего альмандины.[6]

  Джемс Саврасов, «Дело о редкостях, или первопроходцы», 2008
  •  

В дневнике Попов не пишет, сколько было в команде людей. Но, судя по некоторым событиям, упоминаемым в дневнике, и причастным к ним членов коллектива, в команде было 5 или 6 человек. Выехали они, вероятно, верхом, поскольку к этому времени на широте Вилюя обычно наступает распутица и санный путь нарушается. Шли они целенаправленно, имея на руках сведения о «шерлах и аматистах» на речке «Антаранде» (Ахтаранда. ― Д.С.) и о «сребряной горе» на реке «Олимпее» (Илимпея, по современному написанию). Сведения эти могли быть получены лишь от тунгусов-кочевников, эпизодически бывающих в этих местах, или от «торговых людей», общающихся с теми же тунгусами.[6]

  Джемс Саврасов, «Дело о редкостях, или первопроходцы», 2008

В художественной литературе[править]

  •  

Две свиньи с человеческими лицами из розового орлеца на подставке из бархатно-зеленого оникса ― император Австро-Венгрии Франц Иосиф и султан турецкий Абдул Гамид ― везли телегу с вороном из черного шерла, в немецкой каске с острой пикой. У ворона были знаменитые усы Вильгельма Второго ― торчком вверх.[7]

  Иван Ефремов, «Лезвие бритвы», 1963
  •  

― Нравится горка?
― Угу!
― А что еще понравилось?
― Вот, ― мальчик ткнул в штуф, добытый безвестным мастером невесть из какой ямы в Ильменских горах, ― плоский кусок желтого зернистого кварца с мельчайшими блестками слюды, по которому были разбросаны с причудливой прихотливостью короткие блестящие столбики черного турмалина, ― и вот, ― мальчик ринулся к другой витрине...[7]

  Иван Ефремов, «Лезвие бритвы», 1963
  •  

У Мориса Жанена улетучилась обычная величавость, он тоскливо взирал на старинные, осыпанные бриллиантами потиры Ивана Грозного, на табакерки Петра Великого, на перстни Екатерины Второй. С Альфреда Вильяма Фортефью Нокса сползла вся английская невозмутимость. Редчайшие жемчужины, испускавшие лунный свет, золотые блюда, похожие на солнце, ослепляли Нокса. Фарфоровые китайские вазы, синие сапфиры, жаркие яхонты, вишневые шерлы, зеленые изумруды разжигали желания; алчные огоньки взблескивали в глазах генерала, пальцы хищно цеплялись за пуговицы френча.[8]

  Андрей Алдан-Семёнов, «Красные и белые», 1973

В поэзии[править]

  •  

Чертой крутой на славу
Мой контур обрисован,
Как будто я в оправу.
Что редкий шерл, закован.[9]

  Пётр Потёмкин, «Обойный цветочек», 1912
  •  

Зелёный, розовый и чёрный турмалин,
Один из лучших камней-самоцветов,
Горный хрусталь, топаз, аквамарин,
Слюда в серебряных пакетах...[10]

  Николай Федоровский, «Самоцветы», 1930-е

Источники[править]

  1. В. Ф. Зуев. «Педагогические труды». — М.: Изд-во АПН, 1956 г.
  2. Н. К. Чупин. Географический и статистический словарь Пермской губернии, том I, стр.92-126. — Пермь: 1873 г.
  3. Ширлой горщики называют черный или темный турмалин (шерл) из пегматитовых жил (примечание А.Е.Ферсмана).
  4. А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  5. Пётр Кропоткин. «Поездка в Окинский караул». Научное наследство. Том 25. — М.: Наука, 1998 г.
  6. 6,0 6,1 Д.И.Саврасов. «Мои алмазные радости и тревоги». — СПб.: изд-во ВСЕГЕИ, 2011 г.
  7. 7,0 7,1 Иван Ефремов, «Лезвие бритвы». — М.: Молодая гвардия, 1964 г.
  8. А. И. Алдан-Семёнов, «Красные и белые». — М.: Советский писатель, 1979 г.
  9. Поэты «Сатирикона». Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  10. Галина Шагиева.. «Земля Федоровского». — Н.Новгород: «Биржа плюс свой дом», ноябрь 2002 г.

См. также[править]