Лягушка

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Лягушки»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Лягу́шка, лягу́шки — общеупотребительное название группы животных из отряда бесхвостых земноводных. В широком или бытовом смысле слово «лягушка» относится ко всем представителям отряда бесхвостых, имеющим характерный узнаваемый внешний вид. В узком научном смысле этот термин применяется только по отношению к представителям семейства настоящих лягушек. Личинки лягушек называются головастиками.

Лягушка в коротких цитатах[править]

  •  

— А французу что ни подай — всё съест: и лягушку, и крысу, и тараканов… брр!

  Антон Чехов, «На чужбине», 1885
  •  

...принцессы иногда превращаются в лягушек или, наоборот, лягушки превращаются в принцесс.[1]

  Юрий Олеша, «Три толстяка», 1924
  •  

Загляни-ка ты в кадушку —
И увидишь там лягушку...

  Корней Чуковский, «Федорино горе», 1926
  •  

В заключенье был дан банкет. Лягушка съела мушку, уж съел лягушку, ёж съел ужа, лиса съела ежа. Обед пошел в теплой дружеской обстановке.[2]

  Феликс Кривин, «Рыцари круглого стола», 1982
  •  

С лягушкой живущей в колодце, не говорят об океане.

  Джоан Роулинг, «Гарри Поттер и Орден Феникса», 2003

Лягушка в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Чистые рефлексы, или отраженные движения, всего лучше наблюдать на обезглавленных животных и преимущественно на лягушке, потому что у этого животного спинной мозг, нервы и мышцы живут очень долго после обезглавления. Отрежьте лягушке голову и бросьте ее на стол. В первые секунды она как бы парализована, но не более как через минуту вы видите, что животное оправилось и село на стол в ту позу, которую оно обыкновенно принимает на суше, если спокойно, т. е. сидит, как собака, поджавши под себя задние лапы и опираясь в пол передними. Оставьте лягушку в покое или, правильнее, не касайтесь ее кожи, и она просидит без движения чрезвычайно долго.[3]

  Иван Сеченов, «Рефлексы головного мозга», 1863
  •  

Для кого же лягушки поют? Для других лягушек, чтобы они спешили туда, где слышен лягушачий хор. Ведь лягушки собираются вместе и поют только там, где солнце прогрело воду. В теплой воде они откладывают икру, здесь будут быстрее всего развиваться головастики. Но стоит рядом кашлянуть или заговорить ― сразу наступает тишина. Незнакомый шум может означать, что рядом враг, вот лягушки и затаиваются. А слышат они очень хорошо. Где же у них уши? Лягушки, так же как рыбы, птицы и звери относятся к позвоночным животным, а у всех позвоночных уши находятся на голове. Только в отличие от зверей, у лягушек нет столь привычных нам ушных раковин. Уши лягушек ― это круглые отверстия, затянутые тонкой кожицей ― барабанной перепонкой. От звука она дрожит, и эту дрожь чувствуют специальные слуховые нервы лягушки. В отличие от лягушек, змей никак не назовешь «разговорчивыми» животными.[4]

  Сергей Рязанцев, «В мире запахов и звуков», 1962

Лягушка в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

У Сусловых совсем пруда не было, ходили к Белявским. Лягушек было такое множество, и они были такие голосистые, что их кваканье навсегда соединено у меня с понятием о лете, о приволье и почему-то о Греции. Впрочем, в Египте и Италии лягушки тоже очень милы. А то еще есть сухие лягушки или жабы, лягушки-бучалки. Они сидят в ямах на выжженом луге, когда появляется тёплая, тёплая, сиреневая, золотая, розовая, мохнатая, как медведь, Венера, и печально выводят одну и ту же ноту через правильный промежуток времени. Это почти вавилонское колдовство.[5]

  Михаил Кузмин, дневник 1934 года
  •  

Однажды вечером вся семья сидела на террасе. Пили чай, за окнами шумел дождь. Беседа шла какая-то взрослая, мне было неинтересно, я вышел в сад, и по тропинке ― за калитку. Тёплый дождик оставлял на лужах пузыри, по дорожке прыгали большие редкие лягушки. Я взял одну в руки, мы поговорили с ней о чем-то, я посадил ее обратно на дорожку, она немного посидела рядом со мной и скакнула в темноту. Через мгновение по дорожке протопали чьи-то огромные ботинки, пахнуло табачным дымом. Страшное предчувствие кольнуло мне в сердце, я кинулся шарить по тёмной земле и на ощупь нашёл то, что осталось от моей лягушки ― она превратилась в блин. Я прорыдал двое суток без перерывов на еду и сон. Объяснять что-либо в таких случаях родителям было бессмысленно ― я мог изложить ход событий, но не мог объяснить глубину трагедии.[6]

  Андрей Макаревич, «Сам овца», 2001

Лягушка в художественной прозе[править]

  •  

Ветер замер, ни один лист, ни одна травка не шевелилась, запах сирени и черемухи так сильно, как будто весь воздух цвел, стоял в саду и на террасе и наплывами то вдруг ослабевал, то усиливался, так что хотелось закрыть глаза и ничего не видеть, не слышать, кроме этого сладкого запаха. Георгины и кусты розанов еще без цвета, неподвижно вытянувшись на своей вскопанной черной рабатке, как будто медленно росли вверх по своим белым обструганным подставкам; лягушки изо всех сил, как будто напоследках перед дождём, который их загонит в воду, дружно и пронзительно трещали из-под оврага. Один какой-то тонкий непрерывный водяной звук стоял над этим криком.[7]

  Лев Николаевич Толстой, «Семейное счастье», 1859
  •  

Солнце ещё не жжёт — а только греет, любовно-ласково греет. Лучами его пользуется и разросшаяся куриная слепота, и суховатая южная фиалка… Лягушонок повис в воде головой вверх — тоже наслаждается теплом и светом… Подойдешь — моментально налево кругом и бултых на дно! Квакушки перекликаются одна с другой… Здесь нет запаха морской воды, нет того простора, что в Соловках, крики чаек не будят безбрежную пустыню неба — зато природа улыбается вам такими красками, оглашает вас такими кипящими жизнью звуками и песнями, каких не знает угрюмый, убогий север…

  Василий Немирович-Данченко, «Святые горы», 1886
  •  

— Госпожи утки! — осмелилась сказать лягушка, — что такое юг, на который вы летите? Прошу извинения за беспокойство.
И утки окружили лягушку. Сначала у них явилось желание съесть её, но каждая из них подумала, что лягушка слишком велика и не пролезет в горло. Тогда все они начали кричать, хлопая крыльями...

  Всеволод Гаршин, «Лягушка-путешественница», 1887
  •  

У батюшки, сквозь герань на окнах, было видно, как собирали ужинать. За городом в огромных тучах догорал тусклый закат. Ухали, ахали многие миллионы лягушек по всей реке. У Теплова сжалось сердце: «Вот глушь. Вот тоска».[8]

  Алексей Толстой, «Актриса», 1910
  •  

Слабый свет проникал в окошечко над столиком. Дальше, где было другое, без рамы, заткнутое полушубком, клоками грязной овчины, сгущался сумрак. В сумраке прыгали по земле маленькие лягушки. «Либо мне мерещится? » ― подумала Анисья ― и пригляделась: нет, не мерещится, самые настоящие лягушки… Весь потолок прорастал грибками ― часто висели они, тонкие стеблем, как ниточки, вниз бархатистыми шляпками, ― чёрными, траурными, коралловыми, ― лёгкими, как тряпочки, обращавшимися в слизь при малейшем прикосновении.

  Иван Бунин, «Весёлый двор», 1911
  •  

На большом пустынном четырёхугольнике кое-где растут старые берёзы и сосны, по канавам топорщится лохматый кустарник — бузина, волчьи ягоды и лоза, оставшееся воспоминание былых топких болот, на которых построен наш странный маленький городок. Глубокие канавы прорезали пустырь, осушая болота, канавы осыпались, заросли травой, и почти всё лето стоит в них зелёная и затхлая вода. По весне пустырь оглашают нестройные, противные хоры лягушек, когда они спариваются и как-то особенно ухают и плещутся в тёмной воде...
Рыжаковский пустырь... Проклятое, легендарное место, обвеянное призраками смерти...[9]

  Василий Брусянин, «Рыжаковский пустырь», 1915
  •  

Бывают такие замарашки: сперва не удостоишь их взглядом, а потом, присмотревшись внимательнее, видишь, что такая замарашка милей принцессы, тем более что принцессы иногда превращаются в лягушек или, наоборот, лягушки превращаются в принцесс.[1]

  Юрий Олеша, «Три толстяка», 1924
  •  

На тропинке сидела большая лягушка с закрытыми глазами, как заколдованная, и Петя изо всех сил старался на нее не смотреть, чтобы вдруг не увидеть на её голове маленькую золотую коронку. Вообще всё казалось здесь заколдованным, как в сказочном лесу. Не здесь ли бродила где-нибудь поблизости худенькая большеглазая Аленушка, безутешно оплакивая своего братика Иванушку?[10]

  Валентин Катаев, «Белеет парус одинокий», 1936
  •  

Вечерами, когда воздух становился неподвижен, флюгер умолкал. С заходом солнца начинался где-то неподалёку оглушительный лягушачий концерт. Судя по его силе, в недалёком болоте гнездились миллионы горластых музыкантов. Слушая их, Инга забывала о том, где находится, что с нею, ― ей смутно виделось далёкое детство на родине: широкая река и камыши, а в камышах лягушки, миллионы лягушек, делавших вечернюю зарю самым шумным временем суток…[11]

  Николай Шпанов, «Ученик чародея», 1949
  •  

И вот они идут по луговине к Гремячему яру. Из-под ног брызжут кузнечики, над головами вьются столбики мошкары. Где-то в Ста́рице, заросшей травой, квакают и стонут лягушки. Нюра то и дело нагибается, рвёт скромные блёклые незабудки, фиолетово-синий мышиный горошек и похожий на яичницу-глазунью бело-желтый поповник. Цветы тонко и нежно пахнут свежестью реки и сеном.[12]

  Николай Дубов, «Огни на реке», 1966
  •  

Иванушка утонул в болотце ― в таком же, как в жуткой котловине за селом, у речки, покрытом зелёной ряской, с глазастыми, мордатыми лягушками. Олёнушка сидела так же, как я, ― на корточках ― и очарованно смотрела на таинственную ряску, одевающую неведомую воду болота, и на лягушек, глазеющих на солнце и глотающих его, не раскрывая рта.[13]

  Фёдор Гладков, «Повесть о детстве», 1948

Лягушка в стихах[править]

Лягушка-бык
  •  

Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверушку...

  Александр Пушкин, «Сказка о царе Салтане», 1831
  •  

Уже монотонно кукует кукушка,
‎А роза раскрыла шипок;
Нестройно в болоте гогочет лягушка,
‎И в листья оделся лесок.

  Пётр Шумахер, «Весна», 1860-е
  •  

Вон ряска там, под ней вода,
Лягушка там живёт.
И вдруг ко мне пришла Беда,
И замер небосвод.[14]

  Константин Бальмонт, «Заклятие» (из цикла «Danses macabres»), 1903
  •  

И подушка,
Как лягушка,
Ускакала от меня.

  Корней Чуковский, «Мойдодыр», 1923

Лягушка в мультфильмах[править]

  •  

Как-то скорпион хотел переплыть реку и попросил лягушку перевезти его на тот берег. Лягушка сказала: «А если ты меня ужалишь?». Скорпион пообещал, что не станет этого делать, поэтому лягушка решила ему помочь. На середине пути лягушка почувствовала сильную боль в спине. Скорпион всё-таки укусил её. Яд начал действовать. И они оба стали тонуть. Лягушка закричала: «Зачем ты это сделал?! Теперь мы оба погибнем». Скорпион сказал: «Я это сделал, потому что я такой».

  — «Черепашки-ниндзя», 2003

Источники[править]

  1. 1 2 Олеша Ю.К. Заговор чувств. — СПб.: Кристалл, 1999 г.
  2. Ф. Кривин. Хвост павлина. — Ужгород : Карпаты, 1988 г.
  3. Сеченов И.М., Павлов И.П., Введенский Н.Е. «Физиология нервной системы». Избранные труды. Вып. 1. — М.:Государственное издательство медицинской литературы, 1952 г.
  4. С. И. Рязанцев. «В мире запахов и звуков». (Занимательная оториноларингология). — М.: Терра, 1997 г.
  5. Кузмин М. А. Дневник 1934 года. — СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 1998 г.
  6. Андрей Макаревич. «Сам овца». Автобиографическая проза. — М.: Захаров, 2002 г.
  7. Толстой Л.Н., Собрание сочинений в 22 томах. — Москва, «Художественная литература», 1958 г.
  8. Алексей Николаевич Толстой, Собрание сочинений. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 г. — том 1.
  9. Брусянин В. В. «Опустошённые души». — Москва: «Московское книгоиздательство», 1915 год — стр. 153
  10. Катаев В.П. «Белеет парус одинокий». — М.: Эксмо, 2007 г.
  11. Шпанов Н. Ученик чародея. — М.: Воениздат, 1956 г.
  12. Николай Дубов. «Мальчик у моря». — М.: Детская литература, 1966 г.
  13. Гладков Ф.В., «Повесть о детстве». — М.: Художественная литература, 1980 г.
  14. К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.

См. также[править]