Муравей

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Муравьи»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Муравей

Муравьи́, мураве́й (лат. Formicidae) — семейство насекомых из надсемейства муравьиных отряда перепончатокрылых. Являются общественными насекомыми.

Муравей в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Сам по себе муравей — существо мудрое, но саду он враг.

  Фрэнсис Бэкон, ок. 1600
  •  

Где нашёлся один муравей — найдутся и другие.

  Гарун Агацарский
  •  

Муравьиные яйца более породившей их твари; так и слава даровитого человека далеко продолжительнее собственной его жизни.

  Козьма Прутков
  •  

Разворошить муравейник несложно. Гораздо сложнее загнать муравьев обратно.

  Борис Шапиро

Муравей в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Среди плоской равнины мещанства эти бездонные артезианские колодцы человеческого духа свидетельствуют о том, что под выжженной землею еще хранятся живые воды. Но нужен геологический переворот, землетрясение, чтобы подземные воды могли вырваться наружу и затопить равнину, снести муравьиные кучи, опрокинуть старые лавочки мещанской Европы. А пока мертвая засуха. И даже великие отшельники европейского гения, только что, выходя из круга личной культуры, касаются общественности, ― теряют свое благородство, пошлеют, мелеют, истощаются, как степные реки в песках.

  Дмитрий Мережковский, «Грядущий хам», 1906
  •  

На этой серой тропинке мы увидели множество муравьев, влекущих, по-нашему, конечно, очень маленькие древесные соринки, а, по-ихнему, огромные бревна, превосходящие иногда во много раз тело самого муравья. Мы вскоре нашли на одном конце серой муравьиной большой дороги их огромное государство, расположенное у ствола березы, а на другом ― старое, поверженное, гниющее дерево, возле которого кипела работа по заготовке древесного материала для великой республики под березой. Так несколько раз на пути нашем по зеленой дорожке мы встречали пересекающие ее старые муравьиные тропы, и нам было занятно представлять их число и работу, видя, что люди, проходя здесь, ежедневно попирая траву своими ножищами, не могли все-таки прибить траву, и их тропа оставалась зеленая, а муравьи разработали себе относительно их роста огромнейшую рабочую дорогу.[1]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1926
  •  

Немецкая фирма «Целафлор» выпустила средство против домашних муравьев. Это не яд, а еще один продукт ольфактроники. Новое средство лишь нарушает сложную систему коммуникации муравьев, основанную на запахах. По запаху муравьи находят свое гнездо, личинок, за которыми ухаживают, тропки, по которым ходят за провиантом. Препарат на основе ароматного вещества борнеола отбивает запахи, которыми муравьи метят все для них важное. Насекомые полностью дезориентируются и уходят из дома. Борнеол ― это природное вещество, содержащиеся в смоле камфарного дерева, он входит также в состав пихтового масла. Репелленты нужны не только для защиты от кровососущих насекомых.[2]

  Сергей Рязанцев, «В мире запахов и звуков», 1997

Муравей в мемуарах, беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Когда же пришла зима и дожди размыли навоз, голодный Жук пришёл к Муравью и попросил еды. А тот ему сказал: «О Жук! Если б ты тогда потрудился, когда я работал, — а ты смеялся надо мной, — не пришлось бы тебе теперь нуждаться в корме».

  Эзоп, «Жук и Муравей» (басня), VI век до н. э
  •  

Но другие беды грозят их житницам: от сырости, находящейся в земле, зёрна могут загнить и сделаться негодными к употреблению; чтобы предотвратить и это несчастие, они с большим рачением стараются собирать совершенно сухую землю. Зерно, находясь в такой земле, не гниёт и не прорастает, и потому муравьи стараются иметь столь же сухую землю, как и сухие зёрна. Вот как они поступают в сём случае: сперва они устилают пол сухой землёй, потом кладут на неё ряд зёрен, которые покрывают тонким слоем земли и всякий день два раза вытаскивают свои зёрна для просушки. Если вы обратите на это внимание, то увидите, что муравей прежде всего старается дотащить в нору небольшой комок земли, и это продолжается до тех пор, пока из сих комков не образуется небольшой слой, тогда они начинают сносить в нору самые зёрна, кои снова покрывают землёй. Эту сушку производят они в хорошую, но не в дождливую погоду, и, что всего страннее, они как будто предчувствуют её перемену, ибо никогда не выставляют на воздух зёрен своих перед дождём.[3]

  Владимир Одоевский «Анекдоты о муравьях», 1841
  •  

— Pa terra, хозяин! Это страшные жалящие муравьи. Мы разбудили их! Монгуба осела от нашей тяжести, и вода залила их malocca. Вот поэтому-то они вышли оттуда, а теперь также злы и опасны, как и ягуары. Великий Боже! Нам надо уходить подальше от них, или через десять минут на наших телах не останется ни одного живого, неукушенного места.
— Это правда, дядюшка, — вмешался молодой Ричард. — Мэндей вовсе не преувеличивает. Если эти муравьи бросятся на нас, — а это непременно случится, не поспеши мы уйти отсюда, — они закусают нас до смерти. Нужно прыгать в воду.
По выражению лица Ричарда и по тону, каким он это говорил, видно было, что он не преувеличивает. Муравьи между тем приближались к месту, которое занимали путешественники. Насекомые шли широкой и грозной фалангой.
К счастью, никто ещё не снимал плавательных поясов. В одну минуту все прыгнули в воду и опять оказались между огромными листьями Виктории регии.

  Майн Рид, «Водяная пустыня» (Глава 12. Островок или дерево?), 1866
  •  

«Да, если это так, — думала Вера, — тогда не стоит работать над собой, чтобы к концу жизни стать лучше, чище, правдивее, добрее. Зачем? Для обихода на несколько десятков лет? Для этого надо запастись, как муравью зернами на зиму, обиходным уменьем жить, такой честностью, которой — синоним ловкость, такими зернами, чтобы хватило на жизнь, иногда очень короткую, чтоб было тепло, удобно... Какие же идеалы для муравьев? Нужны муравьиные добродетели... Но так ли это? Где доказательства[4]

  Иван Гончаров, «Обрыв», 1869
  •  

Чечевицын грустно улыбнулся и добавил:
— А также индейцы нападают на поезда. Но хуже всего это москиты и термиты.
— А что это такое?
— Это вроде муравчиков, только с крыльями. Очень сильно кусаются.[5]

  Антон Чехов, «Мальчики», 1887
  •  

Однажды утром, когда все мужчины были на охоте, а женщины занимались растиранием корней маниока, из которого они делают опьяняющий напиток кашири, я, проходя по окраине селения, услышал стоны из шалаша, стоявшего одиноко, у самой опушки леса. Я вошёл в шалаш и увидел девушку, опутанную сетями. Большие чёрные муравьи нестерпимо кусали её. Всё тело несчастной извивалось, лицо было перекошено от боли, на губах выступила розовая пена, ― она искусала себе губы, ― мутные глаза закатились.[6]

  Александр Беляев, «Остров погибших кораблей», 1926
  •  

Ящерицы грелись в оконных проёмах, где цвёл, крепко зацепившись за разбитые каменные подоконники, золотой дрок. Ласточки гнездились в пилястрах. В лоджиях, как в огромных каменных чашах, буйно разрастался пыльный татарник. На мраморных плитах муравьи прокладывали широкие аппиевы дороги.[7]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Время больших ожиданий», 1958
  •  

Раньше Горбовский был в меньшинстве, а теперь семьдесят процентов Комиссии приняли его гипотезу. «Жук в муравейнике»… Ах, как это было бы прекрасно! Как хочется верить в это! Умные дяди из чисто научного любопытства сунули в муравейник жука и с огромным прилежанием регистрируют все нюансы муравьиной психологии, все тонкости их социальной организации. А муравьи-то перепуганы, а муравьи-то суетятся, переживают, жизнь готовы отдать за родимую кучу, и невдомек им, беднягам, что жук сползет в конце концов с муравейника и убредет своей дорогой, не причинив никому никакого вреда… Представляешь, Мак? Никакого вреда! Не суетитесь, муравьи!

  Аркадий и Борис Стругацкие, «Жук в муравейнике», 1979
  •  

Ничего подобного! Это одна особь с расчлененными функциями. Кто строит, кто питает, кто санитарную функцию несет, а кто функцию размножения. И у муравьев то же. Один ― солдат, другой ― работник, третий ― мать, четвертый ― воспитатель. А все вместе ― расчлененный организм. Каждый муравей ― это клетка большого тела. Так вот, ребятки, земля ― наисложнейший организм. Разве это не чудо, что на ней растут всевозможные деревья, злаки[8]

  Владимир Дудинцев, «Белые одежды», 1987

Муравей в стихах[править]

  •  

Сухо пахнут иммортели
В разметавшейся косе.
На стволе корявой ели
Муравьиное шоссе.[9]

  Анна Ахматова, «Жарко веет ветер душный…» (из сборника «Вечер»), 1910
  •  

Мимо идёт муравей деловитый.
Мошки не поняли, думают ― бал.
Глупый кузнечик, под лютиком скрытый,
звонко твердит: так и знал, так и знал[10]

  Владимир Набоков, «Феина дочь утонула в росинке...», 1918
  •  

Муравей! Муравей!
Не жалеет лаптей, —
С Муравьихою попрыгивает
И букашечкам подмигивает.

  Корней Чуковский, «Муха-цокотуха», 1924
  •  

среди земных плевел
как зарезанный ревел
муравей мой что ревёшь
муравей кого зовёшь...[11]

  Александр Введенский, «Святой и его подчинённые», 1930

Источники[править]

  1. Пришвин М.М. Дневники. 1926-1927. Москва, «Русская книга», 2003 г.
  2. С. И. Рязанцев. «В мире запахов и звуков». (Занимательная оториноларингология). — М.: Терра, 1997 г.
  3. Одоевский В. Ф. Пёстрые сказки; Сказки дедушки Иринея — М.: Художественная литература, 1993 г. — стр. 173-174. (Забытая книга).
  4. Гончаров И.А. Собрание сочинений в 8 томах. — Москва, «Художественная литература», 1979 г.
  5. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 6. (Рассказы), 1887. — стр.426
  6. А. Беляев. Избранные романы. — М.: Правда, 1987 г.
  7. Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». Книга 4-6. — М.: «АСТ, Хранитель, Харвест», 2007 г.
  8. Дудинцев В., «Белые одежды» (часть вторая). — М.: Советский писатель, 1988 г.
  9. А.А. Ахматова. Собрание сочинений в 6 томах. — М.: Эллис Лак, 1998 г.
  10. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  11. А. Введенский. Полное собрание сочинений в 2 т. М.: Гилея, 1993 г.

См. также[править]