Сеногной

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Г. Вейсенгоф, «Лось на болоте» (до 1922)

Сеногно́й или злой си́тник — в узком смысле слова: дождливая погода или мелкий продолжительный дождь во время сенокоса, угрожающий скошенной траве и сену гниением. Более широко под сеногноем понимается всякая долгая сырая погода весной, летом или осенью, сопровождаемая моросью, обложными или ситными дождями, когда всё гниёт, не только сено или древесина, но и «нутро».

Также сеногноем называли день памяти св. Самсона (Сампсона), 10 июля (27 июня по старому стилю). Про этот день так и говорили: «Самсон-сеногной» — по числу затяжных летних дождей.

Сеногной в мемуарах, публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Прошло несколько дней; яровые поправились; но травы уже не могли поправиться — отавы зато хороши были потом — все время навозов шли дожди, перемежаясь с хорошими днями. Наступило время покоса, а дожди все идут. Перед Петровым днем как-то выскочило несколько хороших дней, — начали косить. Только что подкосили лучший луг — дождь. Через день опять погода, и пошло так: вечером помочит, утром парит, только что повернем, опять дождик — сеногной. Просто измучились; луг, который обыкновенно убирался в 5 дней, убирали 2 недели, да и то большая часть сена убрана сильно испортившегося — а травы-то и без того были плохи.[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

Да и то сказать, как всем угодить. Один горюет, потеряв отца, а другой радуется «земляному доходу». Одному нужен дождь, а другому погода. У одного сено подкошено, а тут-то дождик — сеногной, парит, нет уборки. Один радуется и говорит: «Благодать нынче, парит! Вишь как матушка поправилась, благодарение богу — ожидать урожая можно, хлебушка дешев будет», а другой тут же сердится: «Парит, парит, потом дождь ударит, ну, как тут быть дорогому хлебу!»[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо девятое), 1880
  •  

7-го июня — св. Феодот: «тепло ведет — в рожь золото льет», на дождь наводит — к тощему наливу. «За Федотом — Федор-Стратилат (8-е июня), угрозами богат». Первая угроза этого дня, по словам погодоведов, гроза. Гремит поутру в этот день раскатистый гром — не к добру: с сеном не уберется мужик вовремя, дождик-«сеногной» все погноит, если не поспешить с уборкой, не бросить всю остальную работу. Прислушиваются мужики в этот день ко грому, а бабы — постарше, подомовитее да поприметливее — за росами следят, в оба глаза глядят.

  Аполлон Коринфский, «Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа — Июнь-розанцвет», 1901
  •  

Группы составлялись с приблизительным учетом рабочей силы семьи; иногда в целях уравновешивания вводилась оценка работы рублем. Дело шло дружно, быстро и весело. Случалось, конечно, что траву, скошенную с одного луга, удавалось убрать «без одной дожжинки», а другая попадала «под сеногной». В таком случае артель старалась поправить дело правильной делёжкой сена с того и другого участка. И я не помню, чтобы на этой почве выходили недоразумения.[2]

  Павел Бажов, Очерки, 1923
  •  

Помню, раз к осени, вследствие дождливого лета, вода в Верхнезаводском пруду оказалась на самом высоком уровне, какой даже не каждую весну бывал. Сейчас же по этому случаю торжество. Угощение рабочим (водка, конечно), песенники, балалаечники, фейерверки, катанье на лодках и речи: «Вот-де, в первый раз, как стоят заводы, — удалось...», и т. д.
Рабочие, разумеется, ухмыляются и, расходясь домой, говорят:
― Ишь, втирает очки Пучеглазику! ― А тот, поди, думает: молодчага Чиканцев ― к осени полный пруд скопил. ― Как не скопишь, ежели этакой сеногной ныне стоял.[2]

  Павел Бажов, Очерки, 1924
  •  

Аня выглянула в окно. Сквозь сетку дождя за Ушней видно освещенное солнцем поле.
Грибной дождь!
― Ан нет! ― возразил Карпей. ― Грибной дождичек мелкий, теплый, с парком, а этот с холодком. Грибной дождик позавчера сеялся. Сеногноем его еще зовут ― много сена губит. А этот дождь спорый, значит, скорый.[3]

  Зоя Воскресенская, «Сердце матери», 1965
  •  

15 августа. <...> Небо свинцовое. Уже целую неделю ни одного клочка синевы. И бешеный ветер. Бывали дождливые летние месяцы и прежде, но таких не бывало. Из окна вижу стог сена ― гниющий у меня на глазах. Так гниет весь урожай.[4]

  Корней Чуковский, Дневник, 1965
  •  

17 августаАвдотья-малинуха.[5] Она же сеногнойка. Первый сеногной был 10 июля. По этому дню гадали о ноябре. Погожий день: ноябрь будет погожим. Пекли пироги с малиной, в память о лете, перед бесконечною зимой.[6]

  Андрей Балдин, «Московские праздные дни», 1997

Сеногной в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

Подошел август, начали перепадать небольшие дождички, так называемые «ситнички» или «сеногной», и настал козий «куктэн» (то есть козья гоньба), а с ним козлухи, почувствовав общий закон природы, стали уже «гнаться». Веселое это время для сибирского промышленника! Тут он забывает все свои недосуги и, отдохнув от весенней охоты, нередко целые дни проводит в тайге, подкарауливая или гоняясь за рогатыми кавалерами.[7]

  Александр Черкасов, «Кара», 1886
  •  

Пётр Елисеич, как всякий заводский человек, горячо любил свою фабрику и теперь с особенным удовольствием ходил по корпусам в сопровождении своей свиты из уставщика, дозорных и надзирателя. Погода менялась, и начал накрапывать осенний мелкий дождичек — сеногной. В ненастье фабрика производила какое-то особенно бодрое впечатление.[8]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Три конца», 1890
  •  

У берега стоял шитик, около которого столпилась кучка любопытных. Багаж был уложен в носу шитика и прикрыт рогожкой.
― Ничего, погодка разгуляется, ― повторял Федор Петрович, глядя на хмурившееся осеннее небо, с которого сыпался мелкий, как пыль, осенний дождь «сеногной». Мы еще раз попрощались, и отец с улыбкой проговорил: ― Дальние проводы ― лишние слёзы… <...>
Мои огуречники приехали за мной рано утром. Шел мелкий осенний дождь «сеногной». Оба брата поместились в передней телеге, предоставив в мое полное распоряжение заднюю, где из соломы и сена было устроено мне лежанье. Мой мешок служил мне подушкой. Когда я поместился в телеге, старший брат, огуречник Николай, прикрыл меня сверху рогожей.
― Вот тебе и пуховое одеяло, ― шутил он. ― Все-таки не каждая капля мимо.[9]

  Дмитрий Мамин-Сибиряк, «Отрезанный ломоть», 1899
  •  

Пошел сентябрь, но осенью еще и не пахло, даже картофельная ботва в огородах была зеленой, а в лесу только кое-где виднелись коричневые подпалины, будто прихватило солнцем в жаркий день. В последние годы лето и осень как бы поменялись местами: в июне, в июле льют дожди, а потом до самого Покрова стоит красное вёдро, которое и хорошо, что вёдро, да плохо, что не в свое время. Вот и гадай теперь бабы, когда копать картошку: по старым срокам оно вроде бы и пора, и охота, пока стоит погода, дать картошке как следует налиться ― какой там летом был налив, когда она, как рыба, плавала в воде. Если подождать, вдруг опять зарядит ненастье ― попробуй ее потом из грязи выколупывать. И хочется и колется, никто не знает, где найдешь, где потеряешь. Так же и с сенокосом: один свалил траву по старинке и сгноил ее всю под дождём, другой пропьянствовал, не вышел, как собирался, и выгадал.[10]

  Валентин Распутин, «Последний срок», 1970
  •  

Сеногной кончился к пятнице. Огнистое светило с самого утра утвердило себя в небе и ни с места. Никаких уступок мокряди. Сеноставы на Марьюше ожили, а Михаил, тот просто помолодел. Все дни были зарубы поперек лба, а теперь растаяли, смыло потом. Но вот пошли времена! В субботушабаш. До обеда гребли, метали, делали каждый что надо, а с обеда запокрикивали: «Родька, Родька! Где Родька?»[11]

  Фёдор Абрамов, «Дом», 1978
  •  

Нашим северным деревенским летом неизвестно чего бывает больше — дождей или солнца. Но солнце изо дня в день одинаковое, а дожди — разные.
Бывает дождь нудный, долгий, студёный, который так и называют мокрым или ещё более сердито — сеногноем.
И есть дожди грозовые, есть ливни-косохлёсты, грозовым близкая родня.
Порой же вдруг посыплется дождик такой лёгкий, прозрачный, будто он перемешался с небесным светом; и так он ласков, что земля под ним шепчется, ответно вздыхает, от земли навстречу дождику восходит тёплый пар.
Этот дождик кто величает ситничком, кто грибным.[12]

  Лев Кузьмин, «Дождь, дождь, пуще!», 1983

Сеногной в поэзии[править]

  •  

Дождь льёт. Сампсоний-сеногной
Тому виной.
Так учит древняя примета.
У старика одна лишь цель
Сгноить дождями в шесть недель
Покос бессолнечного лета.
Зато раздолье мухоморам
Весёлым баловням судьбы.
Тучнеют, пучатся грибы.
В лесу, в лугах, по косогорам ―
Везде грибы. Готовьте кадки...
А вечерами на деревне
Старухи, сидя на бревне,
Приметою стращают древней:
Грибное лето ― быть войне.[13]

  Наталья Крандиевская-Толстая, «Лето 1940 года», 1940

Сеногной в пословицах и поговорках[править]

  •  

Сеногной (дожди) кормы́ сгубил.

  Пословицы русского народа
  •  

Опойцу на скрестке хоронят, чтоб сеногною не было.

  Пословицы русского народа
  •  

Травы черны, лошади кормны, в сеногной овсы хороши.

  Пословицы русского народа
  •  

Много в поле кашки, быть сеногною.

  Пословицы русского народа
  •  

Семь отроков — сеногной, сено гноят.

  Пословицы русского народа

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  2. 2,0 2,1 Бажов П.П. Сочинения в трёх томах. Под общей редакцией В. А. Бажовой, А. А. Суркова, Е. А. Пермяка. Том третий. — Москва, Государственное Издательство художественной литературы, 1952 г.
  3. Воскресенская З.И. «Сердце матери». Минск: «Юнацтва», 1986 г.
  4. К.И. Чуковский. Собрание сочинений. Том 13: Дневник 1936-1969. Предисл. В. Каверина, Коммент. Е. Чуковской.-2-е изд. — М., «Терра»-Книжный клуб, 2004 г.
  5. Этот день (4-17 августа) чаще назывался более благозвучно: Авдотьей-малиновкой, народное название. Лесная малина доспела. Этот же день Евдокии-огуречницы.
  6. А.Н.Балдин. «Московские праздные дни». — М.: «Астрель», 2010 г.
  7. А. А. Черкасов. «Из записок сибирского охотника». — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987 г.
  8. Д. Н. Мамин-Сибиряк. Собрание сочинений в Собрание сочинений в 8 томах. — М.: «Художественная литература», 1955 г.
  9. Мамин-Сибиряк Д.Н. Собрание сочинений в 10 томах. Том 9. Хлеб. Разбойники. Рассказы. — М.: Правда, 1958 г.
  10. Валентин Распутин. «В ту же землю». — М.: Вагриус, 2001 г.
  11. Ф. А. Абрамов, «Дом». — М., Современник, 1984 г.
  12. Л. И. Кузьмин. «Косохлест» : рассказы и повесть. Худож. Е. Грибов. — Пермь : Книжное издательство, 1991 г. — 285 стр.
  13. Н. Крандиевская. «Вечерний свет». Избранные стихотворения. — Берлин, 1972 г.

См. также[править]