Ледяной дождь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ледяно́й дождь — в узком смысле слова: смешанные атмосферные осадки, выпадающие из облаков при отрицательной по шкале Цельсия температуре воздуха. Ледяной дождь наблюдается в случаях температурной инверсии, когда у поверхности земли находится холодный воздух, а над ним слой более тёплого воздуха с положительной температурой. Согласно первому определению, ледяной дождь — это мелкие прозрачные ледяные шарики, выпадающие из облаков при температуре 0…−10 °C, иногда до −15 °C. Ледяные шарики образуются при замерзании капель дождя, когда последние падают сквозь нижний слой воздуха с температурой ниже нуля градусов Цельсия. Внутри шариков находится незамёрзшая вода — падая на предметы, шарики разбиваются на скорлупки, вода вытекает и образуется гололёд. Согласно второму определению, сближающему ледяной дождь с изморозью — это переохлаждённые капли воды, падающие из относительно тёплого воздуха выше температурной инверсии и замерзающие при соприкосновении с холодной поверхностью, что также формирует гололёд.

Между тем, в художественной литературе словосочетание «ледяной дождь» чаще всего не несёт в себе точной метеорологической информации, представляя собой близкую к ней метафору, некий обжигающий или леденящий образ, отчасти, связанный с поздней осенью или затяжной зимой, мокрым снегом или ощущением пронизывающего холода.

Ледяной дождь в мемуарах, публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Выйдя наружу без пальто, в легких полутуфлях, со шляпой в руке и лицом, поставленным под бюллетеневое солнце, он сразу же попал под холодные захлесты ливня, с градом вперемешку. Витцлинг, делая вид, что не замечает, продолжал идти, весело посвистывая и обмахиваясь шляпой от трансцендентной жары, пока ледяной дождь не вхлестался ему в альвеолы легких и не забарабанил каплями о гордое Витцлингово сердце. К вечеру, лежа с температурой, впрыгнувшей на сорок градусов, метеоролог, блаженно улыбаясь, в полубреду, говорил: «Ведь я же предсказал, что будет жарко». Но уже через два дня температура тела Витцлинга стала комнатной, а еще через день ей пришлось подравниваться под температуру земли на Моабитском кладбище.[1]

  Сигизмунд Кржижановский, «Материалы к биографии Горгиса Катафалаки», 1929
  •  

Ранней весной 1931 года в Москве заседала конференция по Кара-Бугазу. Глухие туманы лежали над городом. Сквозь туманы моросил ледяной дождь. В измороси и серости московского дня на трибуну выходили люди, опаленные кара-кумским солнцем, и говорили о необыкновенном заливе, бушующем и дымящемся в жестоких сарматских ярусах Усть-Урта. Сотни фотографий были разбросаны по столам.[2]

  Константин Паустовский, «Кара-Бугаз», 1932
  •  

Я пробовал изо всех сил прислушаться, надеясь уловить в ночном эфире хоть далекие отголоски веселой михалковской компании. Тишина была мне ответом, только капли ледяного дождя стучали по мне чаще и чаще. Через полчаса дождь превратился в ливень с грозой, и редкие фонари на столбах погасли. Темнота наступила такая, что я не видел собственной руки. Впрочем, даже если бы я ее видел, общей картины это бы не меняло. Я машинально старался двигаться, просто чтобы не окоченеть от холода.[3]

  Андрей Макаревич, «Сам овца», 2001
  •  

Кто-то ловко запрыгнул на крышу машины и принялся бодро пинать сверху податливую лакированную жестянку. Хлопнуло и с присвистом осело переднее колесо. Не понимая, что делаю, не понимая вообще ничего, я разблокировала двери, быстро переползла с водительского сиденья на заднее (атаковали пока только спереди), выскочила из машины под ледяной, оглушительный дождь и побежала. Они не преследовали меня. Мало кто выбежал тогда из своих машин (но все те немногие, кто это сделал, ― спаслись).[4]

  Анна Старобинец, «Живые», 2005
  •  

Иными словами, энергия стремится рассеиваться, и в результате с неизбежностью во вселенной наступает максимум энтропии, так называемая «тепловая смерть», когда все объекты имеют одну и ту же температуру, а так как их очень много, а энергии мало, то температура эта вынужденно очень низкая. Когда эта новая научная идея была осознана многими грамотными людьми, это явилось ударом для прогрессистов. «Популярные журналы в словах и рисунках описывали последние часы нашей цивилизации, дрожащей под ледяным дождем остывающей Солнечной системы; вопрос, который задавали себе древние, ― погибнет ли наш мир в огне или в потопе, был снят научным фактом: он погибнет под толщей льда. То самое упадочничество, что Сноу подметил в моральных фибрах гуманитарной культуры и ставил ей в вину, как оказалось, невозможно полностью понять без обращения к истории его любимого второго закона термодинамики». Это еще одна ремарка Грэхема Бернетта.[5]

  Карл Ефимович Левитин, «Изреченная мысль», 2009
  •  

Он <мой дом> стоял на краю буйного американского леса, ежегодно наползавшего на меня лианами и сорняками, с которыми я боролась безо всякого успеха; в мае на участке росли ландыши, расцветали ирисы, кустилась еще какая-то ботаническая хрень; летом я стригла траву газонокосилкой, осенью сгребала в кучи красные листья японского клёна, зеленые ― катальпы и темно-лиловые ― ликвидамбара; вот какие деревья росли у меня в саду. Но вот однажды пришла зима, и с неба начал падать ледяной дождь, который мы до того ни разу не видели. Он падал весь день и всю ночь, а потом враз перестал, и все ветки всех деревьев ― кленов, катальпы, ликвидамбара, не говоря уж о дубах и каштанах, ― превратились в роскошные хрустальные рогульки, и обрушились на провода, и перерезали их, и во всем штате Нью-Джерси отключилось электричество, и жизнь умерла. Американский дом, сделанный из двух слоев картона с небольшим расстоянием между слоями (проект Ниф-Нифа) остывает примерно за час-полтора; температура внутри дома сравнивается с температурой внешнего мира. Снаружи минус пять и внутри минус пять, кричи не кричи. Сортир, конечно же, не работает, вода из крана не идет ― это же все держится на электричестве. То же происходит у всех ваших соседей, например, у магазинов и кафе. Купить горячей еды или хотя бы питья, считай, не у кого.[6]

  Татьяна Толстая, «Ураган над Нью-Йорком», 2012
  •  

25. День ледяного дождя. Это очень редкое природное явление наверняка помнят многие. 25 декабря 2010 года в Москве и многих других городах прошёл ледяной дождь. На высоте примерно полтора километра воздух был нагрет до + 3 ° С и падающие снежинки превращались в капли. Но у поверхности было холодно (-4 ° С) ― вода тут же замерзала.[7]

  Григорий Тарасевич, «Декабрь. Научный праздник каждый день», 2016

Ледяной дождь в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

Она знала, что у Кречмара были до женитьбы мелкие увлечения, она помнила, что и сама, девочкой, была тайно влюблена в старого актёра, который приходил в гости к отцу и смешно изображал говор саксонца; она слышала и читала о том, что мужья и жены вечно изменяют друг другу, ― об этом были и сплетни, и поэмы, и анекдоты, и оперы. Но она была совершенно просто и непоколебимо убеждена, что ее брак ― особенный брак, драгоценный и чистый, из которого ни анекдота, ни оперы не сделаешь. Раздражительность и нервность мужа она обьясняла погодоймай выдался необыкновенно странный, то жарко, то ледяные дожди с градом, который звякал о стекла и таял на подоконниках.[8]

  Владимир Набоков, «Камера обскура», 1933
  •  

Вновь посетив Англию после семнадцатилетнего перерыва, я допустил грубую ошибку, а именно отправился в Кембридж не в тихо сияющий майский день, а под ледяным февральским дождем, который всего лишь напомнил мне мою старую тоску по родине. Милорд Бомстон, теперь профессор Бомстон, с рассеянным видом повел меня завтракать в ресторан, который я хорошо знал и который должен был бы обдать меня воспоминаниями, но переменилась вся обстановка, даже потолок перекрасили, и окно в памяти не отворилось.[9]

  Владимир Набоков, «Другие берега», 1954
  •  

… но вдруг наискось, во всю длину Елисейских полей от каштановой рощи до Триумфальной арки подул страшно сильный северный ветер, по-зимнему острый, насквозь пронизывающий. Небо потемнело, покрытое сумрачным плащом Воланда, и даже, кажется, пронеслось несколько твёрдых снежинок. Нас всюду преследовала зима, от которой мы бежали. Ледяной дождь пополам со снегом бил в лицо, грудь, спину, грозя воспалением лёгких, так как мы были одеты очень легко, по-весеннему. Ветер нёс воспоминания о событиях моей жизни, казавшихся навсегда утраченными.[10]

  Валентин Катаев, «Алмазный мой венец», 1977
  •  

Опустел берег. На него, зловеще потрескивая, надвигался лёд, шурша по мелководью. Свирепел ветер, гоня по галечной косе ледяной дождь, превращающийся на глазах в снег. В хижине кричали два мальчика, оглашая близкую окрестность и вплетая в вой ветра человеческий голос.[11]

  Юрий Рытхэу, «Когда киты уходят», 1977
  •  

Похоже, что ты готов в панике бежать с нашего «Понто Веккио»? Ледяной дождь уже хлобыстал по ним во всю силу. Верхний ярус шторма разыгрывал неукротимый демонизм в сугубо вагнеровском помпезном стиле. По нижнему ярусу между тем, едва ли не по конькам городских крыш, неслись тучи косматые, как воплощение рок-н-ролльного мелкобесья. <...>
Утром этого дня ― за окном отвратная мешанина зимнего Вашингтона, снег или ледяной дождь, ветер и летящие листья ― Стенли в его больничной палате посетила католическая монахиня сестра Элизабет. Она перекрестилась на распятие, висящее в углу напротив телевизора, и сказала мягко:
― Доброе утро, мистер Корбах! Вам сегодня исполнилось шестьдесят, сэр.[12]

  Василий Аксёнов, «Новый сладостный стиль», 1996
  •  

Он был Иуда, предатель, отправивший мать к чужим людям, за границу, куда ему самому никогда не будет ходу; упустивший любимую, отдавший свой дом захватчикам, без боя сдавший страну… До утра он не сомкнул глаз, а утром, под ледяным дождем отправившись на службу в тайном намерении истязать себя до последнего, узнал, что контора их разогнана, ― словно, вспомнив все и вернувшись к себе прежнему, он снова выпал из жизни и лишился места.[13]

  Дмитрий Быков, «Орфография», 2002
  •  

Врач помолчал немного, переваривая милицейский тон, а потом сказал ― приезжайте после двенадцати. Под ледяным крупнокалиберным дождем капитан добежал до больничного подъезда и отряхнулся, как Буран после утренней прогулки.
― Халат придется надеть, ― сообщил врач с осторожным злорадством, ― без халата в реанимацию нельзя.[14]

  Татьяна Устинова, «Большое зло и мелкие пакости», 2003
  •  

Помчался. Над январской Москвой гуляла недобрая низкая туча. Хлестал ледяной дождь. Люди скользили. Таксист матерился.[15]

  Василий Аксёнов, «Таинственная страсть», 2007
  •  

Наступают холода, обернись… я легко и трудно обернулся на ждущую машину, сквозь лобовое стекло, во вздрагивания или поблескивающий взгляд, умещающий смерть, и удивился ― пустоте; уехала, никто не ждал, лопнуло; другой парковался, повинуясь манящей ласке грязных парковочных лап желтой безрукавки с алой бляхой на груди. Лил дождь, зимний ледяной дождь ― по голове, на макушку, не давая посматривать вверх, да там и некуда смотреть: над старыми двухэтажными стенами, над котлованами турецких строителей, над сколоченными из досок тротуарами такая ж грязь, что и под ногами.[16]

  Александр Терехов, «Каменный мост», 2008
  •  

«Привыкнуть»… Как легко писать спустя годы. Вы полагаете, врачи циничны? Врачи ранимы. Цинизм ― это броня. Это щит. Если постоянно ходить под ледяным дождёмзаболеешь и умрёшь или закалишься. Да, это тяжело ― удерживать голову, эвакуировать рвотные массы из уже полумёртвого тела. Или полуживого?[17]

  Татьяна Соломатина, «Акушер-ХА! Байки», 2009
  •  

Через два дня, в пятницу вечером, она уже ехала к Тишке, выбираясь из вновь оттаявшей ноябрьской Москвы, сквозь мелкий, ледяной дождь. Ползла в медленной пробке, под разбрасывающе расслабленные звуки радио Jazz, радуясь, что едет после работы не домой. Коля легко отпустил ее. Даже отказался отдавать Теплого маме, пробормотав “сами справимся, не впервой”. Да ведь и уезжала она меньше чем на сутки — в субботу днем снова будет дома. Капли на стекле ползли мутными плевочками, в воздухе стоял влажный холодный туман, из-за этого машины ехали еще медленней, и ей казалось: так и заледенеет она здесь, в прозрачном дымчатом коконе, никогда не доберется до царства больших и малых младенцев...[18]

  Майя Кучерская, «Тётя Мотя», 2012

Ледяной дождь в поэзии[править]

  •  

Льет дождь, холодный, точно лёд,
Кружатся листья по полянам,
И гуси длинным караваном
Над лесом держат перелет.[19]

  Иван Бунин, «Листопад», 1900
  •  

Бросятся, и в ледяном дожде,
За атакой бешеною вслед,
Проволоку телеграфных заграждений
Ножницами режет гололёд.
Свист и вой, и визг, и разрывы,
Ветром подкошены, угробясь,
Белые цепи ложатся в рвы
Братской могилою в сугробы![20]

  Михаил Зенкевич, «В балахонах белых в ночь такую...», 1920
  •  

Идут дни, дождём и льдом звеня,
Гомоня гудками над страной,
Поезд, уходящий без меня.
Отойдет когда-нибудь со мной.[21]

  Александр Межиров, «Над Десной опять лоза, лоза...», 1946
  •  

И лес уже не глядит на нас,
когда по нему идем.
Декабрьским ледяным дождем
обрушен его каркас.
Давно истаявший лишний вес,
длинные колбы изогнутого огня
и теперь к земле наклоняют лес,
непосильной тяжестью леденя.[22]

  Михаил Айзенберг, «И лес уже не глядит на нас...», 2015

Источники[править]

  1. С.Д.Кржижановский. Возвращение Мюнхгаузена. Повести. Новеллы. — Л.: Художественная литература, 1990 г.
  2. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  3. Андрей Макаревич. «Сам овца». Автобиографическая проза. — М.: Захаров, 2002 г.
  4. А. А. Старобинец в книге: Захар Прилепин. 14. Женская проза «нулевых» (сборник). — М.: Астрель, 2012 год
  5. Карл Левитин. Изреченная мысль. — М.: «Знание - сила», № 6, 2009 г.
  6. Т. Н. Толстая. Ураган над Нью-Йорком. — М.: «Русская жизнь», 2012 г.
  7. Г. В. Тарасевич. Декабрь. Научный праздник каждый день. — М.: «Кот Шрёдингера» № 12 (26), 2016 г.
  8. Набоков В.В. Собрание сочинений в 6 томах. Том шестой. — Анн Арбор: Ардис Пресс, 1988 г.
  9. Владимир Набоков. «Другие берега». — М.: Книжная палата, 1988 г.
  10. Катаев В.П. Трава забвенья. — Москва, «Вагриус», 1997 г.
  11. Юрий Рытхэу, «Когда киты уходят»: Повести и рассказы. — Л.: «Советский писатель», 1977 г.
  12. Василий Аксёнов. «Новый сладостный стиль». — М.: Эксмо-Пресс, ИзографЪ. 1997 г.
  13. Дмитрий Быков, «Орфография». ― М.: Вагриус, 2003 г.
  14. Татьяна Устинова. Большое зло и мелкие пакости. — Москва, Эксмо, 2003 г.
  15. Аксенов В.П. «Таинственная страсть». Роман о шестидесятниках. — М.: «Семь Дней», 2009 г.
  16. А. Терехов. Каменный мост. ― М.: АСТ-Астрель, 2010 г.
  17. Татьяна Соломатина, «Акушер-ХА! Байки». — М.: Эксмо, 2010 г.
  18. Майя Кучерская, Тётя Мотя. — М.: «Знамя», №7-8, 2012 г.
  19. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  20. Зенкевич М.А., «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  21. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). — Москва, «Зебра», 2006 г.
  22. М. Айзенберг. «Переход на летнее время». — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.

См. также[править]