Слепой дождь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Слепой дождь

Слепо́й до́ждь — устойчивое сочетание, метафорическое название для особого рода летнего или осеннего дождя, на первый взгляд, близкого к грибному, однако имеющему ряд существенных отличий от него. Слепой дождь — бытро проходящий, мелкий, редкий и моросящий, он идёт при лучах яркого солнца или на фоне яркого синего неба. В России о таком дожде в шутку говорят: «Царевна плачет»[1], в Японии говорят: «Жена-лисица следует в дом своего мужа»[2].

Название слепого дождя связано, по всей видимости, с тем, что лучи солнца и сверкающие на нах редкие капли воды слепят глаза и мешают смотреть вдаль.

Слепой дождь в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Их так много, что неизвестно даже, с каких слов начинать. Легче всего, пожалуй, с «дождевых». Я, конечно, знал, что есть дожди моросящие, слепые, обложные, грибные, спорые, дожди, идущие полосами ― полосовые, косые, сильные окатные дожди и, наконец, ливни (проливни). Но одно дело ― знать умозрительно, а другое дело ― испытать эти дожди на себе и понять, что в каждом из них заключена своя поэзия, свои признаки, отличные от признаков других дождей. Тогда все эти слова, определяющие дожди, оживают, крепнут, наполняются выразительной силой. Тогда за каждым таким словом видишь и чувствуешь то, о чем говоришь, а не произносишь его машинально, по одной привычке. <...> Во время грибных дождей в воздухе попахивает дымком и хорошо берет хитрая и осторожная рыба ― плотва. О слепом дожде, идущем при солнце, в народе говорят: «Царевна плачет». Сверкающие на солнце капли этого дождя похожи на крупные слёзы. А кому же и плакать такими сияющими слезами горя или радости, как не сказочной красавице царевне! Можно подолгу следить за игрой света во время дождя, за разнообразием звуков ― от мерного стука по тесовой крыше и жидкого звона в водосточной трубе до сплошного, напряженного гула, когда дождь льет, как говорится, стеной. Все это ― только ничтожная часть того, что можно сказать о дожде.[1]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955

Слепой дождь в мемуарах и художественной литературе[править]

  •  

Раннее утро. Солнце изнутри тучи. Теплый слепой дождь. Зяблик поет ― только зяблик. Кукушки больше не слышно.[3]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1921
  •  

21 Августа. Прохладное серое утро, потом солнце, в полдень слепой дождь, после обеда прохладное солнце. Мы ходили с Нерлью по всей Журавлихе, нашли только выводу с двухнедельными бекасятами. Бекасов нет вовсе.[4]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1928
  •  

Ясно только то, что у Рудольфа, потому ли, что для него открылась кое-какая земная вакансия, потому ли, что он просто был трус, пропала всякая охота стреляться, а что Оля, если и упорствовала в своем намерении, то всё равно ничего сделать не могла, так как он немедленно револьвер спрятал. В лесу, где было холодно, темно, где моросил, шелестя, слепой дождь, они оставались почему-то долго, до бессмысленно позднего часа. Молва утверждала, что тогда то началась между ними связь, но это уж было бы чересчур плоско.[5]

  Владимир Набоков, «Дар», 1937
  •  

Скучное киевское лето наполнилось мечтами об этой незнакомке. Оно тотчас перестало быть скучным. Оно зашумело звонкоголосыми дождями. Они лились с высокого неба, хлопотали в зелени садов. Стеклянные капли, слетая с туч, будто били по клавишам, ― частый звон наполнял мою комнату. Мне казалось подлинным чудом, что так может петь обыкновенная вода, льющаяся с крыши в зеленую кадку.
― Все лето слепые дожди! ― говорила бабушка, ― Это к урожаю. За легким дымом этих «слепых дождей» и сиянием радуг где-то рядом жила незнакомка. <...>
Состояние это требовало выражения. И вот в то жаркое лето с его «слепыми дождями» я впервые начал писать. Я скрывал это от бабушки. Я говорил ей, удивленной тем, что я часами сижу в своей комнате и пишу, что готовлюсь к гимназическим занятиям по литературе и составляю конспекты.[6]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

Пошел слепой дождь, такой теплый и солнечный, что не захотелось от него прятаться, но птичьи наброды он смыл, и мы долго бродили попусту, хотя знали, что поблизости есть еще выводки.
― Пойдем к большому сараю, ― решил Никита, ― там выводок позднышков, цыплята с дрозда, далеко не уйдут, да и место узкое, найдем сразу. Мы еще не дошли до сарая, как Люба почуяла, легла, но тут же вскочила и принялась рыть землю.[7]

  Алексей Ливеровский, «Журавлиная родина», 1966
  •  

Однако курить нечего: спички промокли, табак превратился в скользкую, липкую кашицу. Ефим Кондратьевич сосет пустую трубку, а Костя старается сесть так, чтобы сделаться как можно меньше ― сидеть мокрому под порывистым ветром совсем не так весело и приятно, как выбежать в жаркий день под слепой дождик. Так сидят они и ждут час, другой. Дождь прекращается, понемногу стихает ветер, однако все так же беснуются волны и такая же глубокая темень стоит вокруг.[8]

  Николай Дубов, «Огни на реке», 1966
  •  

«В Казани я купил ей тюбетейку и расшитые бархатные татарские туфли. Почему я так мало дарил ей всегда?» И он вспоминал, как они провели весь день в Раифской пустыни под Казанью, пошли купаться, их застал слепой дождь, они спрятали одежду под кустарниками и бросились в озеро. Он кричал Лизе, которая далеко заплыла, чтобы она вернулась, и не слышал себя в шлепанье круглых капель, вылетавших фонтанчиками из потемневшей воды. Он не догнал ее, поднял руки: «Сдаюсь!» ― и она поплыла обратно, с мокрыми распустившимися косами, с блестящим, мокрым, милым лицом.[9]

  Вениамин Каверин, «Перед зеркалом», 1965-1970
  •  

— Ага! — обрадовался Дождик. — Люди-то уже лучше всех знают, нужен я или нет. Пуще — так пуще!
И только он собрался припустить вовсю, как загромыхали колёса — на конных граблях ехали колхозники.
— Эх, — говорили они, — помешает нам дождик сено убрать… Хоть бы унялся, погодил маленько!
Дождик совсем растерялся. Он даже петь начал шёпотом и перепутал слова своей песенки:
Я на тучу упал,
Я с земли убежал,
Мои ножки тонки —
Меня не дождутся…
А тут между туч выглянуло ясное солнышко. Оно так заблестело, засияло, что Дождик сразу ослеп.
Ведь всегда при солнце Дождик становится слепым…
И он уже теперь не мог выбирать дороги, и пошёл по земле просто наугад. И больше на него никто не сердился. Все понимали, что если Дождик пришёл не вовремя, то сделал это он нечаянно.[10]

  Эдуард Шим, «Слепой дождик», 1970-е
  •  

Упала бабка Ильюшиха на лавку да слезами залилась ― концы платка будто теленок обсосал. Закурили мы, каждый по-своему ждет, что дальше будет. А дальше ― слёзы как-то враз высохли. У наших старух всегда так: слезы, как слепой летний дождь ― прыснет, и солнышко светит.
Зеть-то ейной, ― принялась бабка допиливать Матрениного зятя. ― В первый год, как Матрену увозили… ― И снова ― в слезы.[11]

  Алексей Иванов, «За рекой, за речкой», 1982
  •  

Дневное летнее небо ― с его синевой, лазурью, голубизной, с его немеренным и неохватным для глаза простором, с высокими облаками ― всегда и в любую пору лишь радует. Сколько ни смотри, утопая взглядом в прохладной сини или провожая за облаком облако, ― ненасытное это гляденье. А летние дожди… Грохочущие дневные грозы. И ослепительный «слепой» дождь, сияющий в солнце. В летнем дне много доброго. И длится он долго-долго, словно подарок щедрый, немеренный.[12]

  Борис Екимов, «Память лета», 1999
  •  

Когда в полдень необыкновенно заблистало солнце и в лучах его все в природе засверкало, ― от выплаканных слез облегчившись душой, Сысоев проснулся на мокрой подушке ― словно от грома ― от музыки журчания. На стенах переливались золотистые и серебряные отражения от веселых ручьев с горки на улице. С крыши ослепительно лилось, будто в слепой дождь. Ветки на деревьях вздрагивали, когда роняли снег, который вдруг рассыпался в брызги.[13]

  Юрий Петкевич, «Явление ангела», 2001
  •  

И после соприкосновения с гробовским ― если можно так выразиться ― духом жизнь становилась для них все более мучительной в так и не полюбившемся Октябре, где никогда не бывало тумана или, например, слепого дождя, который в Гробове называли почему-то «цыганским»; ни разу в небесах не появлялась веселая радуга; природа в этом городе оказалась ничем не примечательной, а явления ее ничего, кроме как тоски, не вызывали; даже грозы не бывали страшными ― то есть самое необыкновенное и насущное для братьев осталось на далекой родине. [Юрий Петкевич. [13]

  Юрий Петкевич, «Возвращение на родину» (рассказ), 2001
  •  

Сашенька думала о предстоящем ночном дежурстве, и на душе у нее было радостно от того, что всю ночь она будет рядом с тем, с кем ей хотелось бы быть всегда, на веки вечные… Она думала о нем неотступно. Даже сейчас, когда она смотрела в окно в потолке на то, как, сверкая на солнце, косо падают с неба капли слепого дождя, где-то в этой золотой ряби мутно мелькнул его образ. Она так и заснула под легонькое цоканье капель по стеклу, под шум мимолетного июньского дождичка. Ей снилось бескрайнее море все в черной ряби и колокольный звон.[14]

  Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене», 2001
  •  

Волна набегает раз за разом все слабее, все легче раскачивается лодка с браконьером: ручной лебедкой поднимается “паук”, в оттянутой мотне качается и плещет густой жемчуг. Слепой дождик накрапывает дрёмой, лениво ставя теплые кляксы на чуткой карте загорелого тела: то щека, то рука, то локоть, то бедро… ― и пусто, закат стекает за плечо, вечерняя прохлада подымает искать ночлег, ― но, раздумав, раскладывает костерок тут же, на берегу, ― и засыпает, укрывшись полиэтиленом, сорванным с разоренной теплицы.[15]

  Александр Иличевский, «Матисс», 2006

Слепой дождь в поэзии[править]

  •  

Шумит июльский дождь из тучи грозовой
И сеткой радужной на ярком солнце блещет,
И дачницы бегут испуганной толпой,
И летних зонтиков пурпурный шёлк трепещет
Над нивой золотой
А там, меж бледных ив с дрожащими листами,
Виднеется кумач узорного платка, ―
То бабы весело с разутыми ногами
Теснятся на плоту; и звучного валька
Удары по белью над ясными волнами
Разносит далеко пустынная река[16]

  Дмитрий Мережковский, «На даче», 1887
  •  

Дождик сквозь солнце, крупный и тёплый,
Шумит по траве,
По синей реке.
И круги да пузырики бегут по ней,
Лег тростник,
Пушистые торчат початки,
В них накрепко стрекозы вцепились,
Паучки спрятались, поджали лапки,
А дождик поливает:
Дождик, дождик пуще
По зеленой пуще.
Чирики, чигирики,
По реке пузырики.
Пробежал низенько,
Омочил мокренько.
Ой, ладога, ладога,
Золотая радуга![17]

  Алексей Толстой, «Весенний дождь» (из цикла «Солнечные песни»), 1909
  •  

Всё дальше ты. И мне нельзя коснуться
Тебя.
Меж нами горы, реки,
Широкие бесстрастные долины,
Прохладные моря и небо, небо
С дождливыми слепыми облаками.[18]

  Илья Голенищев-Кутузов, «Измученная негой бездыханной...», 1932
  •  

Волна балтийская легка.
Кружится пена в лепете.
Летят под небом облака
Осанисто, как лебеди.
Они проходят лунный серп,
Слепым дождем звенят они,
И меховые почки верб
Нахохлятся зверятами.[19]

  Илья Сельвинский, «Песня», 1945
  •  

Как горячо прикосновенье солнца!
Сижу в саду, за теплотой следя.
И вдруг ладони холодком коснется
жилица неба ― капелька дождя.
И я боюсь ее случайно сбросить ―
пускай живет, теплея, на руке!
Она дрожит, она пощады просит,
и жизнь ее висит на волоске.
Так нежно коже доверяет влага,
похожая на чистую росу.
Раз дождь слепой принес такое благо,
неужто людям я не принесу?[20]

  Семён Кирсанов, «Капля» (из «Поэмы поэтов»), 1966
  •  

Вот начало фильма.
Дождь идет.
Человек по улице идет.
На руке ― прозрачный дождевик.
Только он его не надевает.
Он идет сквозь дождь не торопясь,
словно дождь его не задевает.
А навстречу женщина идет.
Никогда не видели друг друга.
Вот его глаза.
Ее глаза.
Вот они увидели друг друга.
Летний ливень. Поздняя гроза.
Дождь идет,
но мы не слышим звука.
Лишь во весь экран ― одни глаза,
два бездонных,
два бессонных круга...

  Юрий Левитанский, «Время слепых дождей» (Фрагменты сценария), 1970
  •  

Утлый день в паутине
крутит велосипед.
Глянцевый видишь свет?
Солнышко на ватине.
Воздуха не нагревший,
выбеленный, слепой,
дождь ли поредевший
шумит не одним собой?[21]

  Михаил Айзенберг, «К поветрию или к дому...», 1973

Слепой дождь в песнях и массовой культуре[править]

  •  

По витринам улиц, по асфальтовым тропинкам
Прогремело небо фиолетовым дождем
И со стороны город стал, как сумасшедший
Как один водой залитый дом
Это ли не то, что бывало со мной
Это летний дождь стал над миром стеной
Это ли не то, что бывает шутя
Просто летний дождь вспоминает тебя
Город выпускает беспощадно из трамвая
Нежное создание, хризантему под зонтом
И она бежит, не снимая, босоножки
Под безумным, солнечным дождем...

  Леонид Агутин, «Летний дождь», 1998
  •  

Ах, дождь слепой — плясал кругом…
Он Солнцем был насквозь пронизан,
И по стёклам, и карнизам
Он плескался светлой радостью мечты
Но мы тогда ещё не знали,
Что дождю мы доверяли,
Словно музыке добра и красоты

  — стихи Ольги Клименковой, написанные на музыку Вениамина Баснера из кинофильма «Гроссмейстер» (песня известна в исполнении Людмилы Сенчиной), 2008

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  2. лорд Митфорд, Алджернон Легенды о самураях: традиции Старой Японии. — М.: Центрполиграф, 2010. — С. 220. — ISBN 978-5-227-02180-9
  3. Пришвин М.М. «Дневники. 1920-1922». ― Москва: Московский рабочий, 1995 г.
  4. Пришвин М.М. «Дневники. 1928-1929». ― М.: Русская книга, 2004 г.
  5. Набоков В.В. Собрание сочинений в 6 томах. Том шестой. — Анн Арбор: Ардис Пресс, 1988 г.
  6. Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  7. А. А. Ливеровский. «Журавлиная родина». Рассказы охотника. — Л.: Лениздат, 1966 г.
  8. Николай Дубов. «Мальчик у моря». — М.: Детская литература, 1966 г.
  9. В. Каверин. «Пурпурный палимпсест», — М.: «Аграф», 1997 г.
  10. Эдуард Шим в книге: Сказки советских писателей. — Мн.: Юнацтва, 1987 г.
  11. Иванов А. В. За рекой, за речкой. — Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1982 г.
  12. Борис Екимов. «Пиночет». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  13. 13,0 13,1 Юрий Петкевич. «Явление ангела». — Москва, «Вагриус», 2001 г.
  14. Вацлав Михальский, «Весна в Карфагене». — М.: Согласие, 2003 г.
  15. Александр Иличевский, «Матисс»; Москва, «Новый Мир», №2-3, 2007 г.
  16. Д. С. Мережковский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  17. А.Н. Толстой. Собрание сочинений в десяти томах. — Москва, ГИХЛ, 1982 г.
  18. Голенищев-Кутузов И.Н. Благодарю, за всё благодарю... Москва, «Водолей Publishers», 2004 г.
  19. И. Сельвинский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Изд. второе. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  20. С. Кирсанов. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2006 г.
  21. М. Айзенберг. «Переход на летнее время». — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.

См. также[править]