Обложной дождь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Обложной осенний дождь

Обложно́й дождь (иначе: затяжно́й, реже сплошной) — тип затяжного дождя, когда всё небо без просвета и обложено сплошными серыми тучами. Обложной дождь идёт довольно долго, он имеет сравнительно низкую и мало меняющуюся интенсивность осадков и покрывает обширную территорию. Обложные дожди выпадают преимущественно из слоисто-дождевых облаков. Они идут непрерывно или с небольшими перерывами, возбновляясь без видимой причины, пасмурно и серо остаётся всё время.

Про обложной дождь можно сказать, что он нудный, долгий, однообразный, унылый, беспросветный. Чаще всего обложные дожди идут осенью и несут с собой холод и сырость.

Обложной дождь в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Осадки в виде снега выпадают редко; выпавший снег, обычно, быстро тает; число дней со снегом в среднем 9 дней в году и лишь в зиму 1910/11 годов он лежал 36 дней; за последние сто лет было 13 бесснежных зим. Обычный вид осадков в Сочи ― обложной дождь, до 93 дней в году. В любое время года возможны ливни, часто очень сильные ― в августе 1960 года за три дня выпало 435 мм осадков или почти треть годовой нормы; максимальная интенсивность ливня ― до 7 мм в минуту. И при таком обилии осадков в Сочи не редкость летние засухи.[1]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Этот участок реки показался мне скучным: шли дожди, и маршруты в стороны были затруднены. Один раз поднялся я, несмотря на обложной дождь, на соседнюю вершину и убедился, что и там лежат всюду серые глыбы траппа, слагающего обрывы приангарских гор. Только кое-где в долине Ангары и по ее протокам обнажены в обрывах осадочные породы силурийской системы ― яркие красные, желтые, фиолетовые, лиловые и белые слои песчаников, мер гелей и глин.[2]

  Сергей Обручев, «В неизведанные края», 1954
  •  

Их так много, что неизвестно даже, с каких слов начинать. Легче всего, пожалуй, с «дождевых». Я, конечно, знал, что есть дожди моросящие, слепые, обложные, грибные, спорые, дожди, идущие полосами ― полосовые, косые, сильные окатные дожди и, наконец, ливни (проливни). Но одно дело ― знать умозрительно, а другое дело ― испытать эти дожди на себе и понять, что в каждом из них заключена своя поэзия, свои признаки, отличные от признаков других дождей. Тогда все эти слова, определяющие дожди, оживают, крепнут, наполняются выразительной силой. Тогда за каждым таким словом видишь и чувствуешь то, о чем говоришь, а не произносишь его машинально, по одной привычке. <...>
«Осенняя пора ― очей очарованье». Потом ― ненастье, обложные дожди, ледяной северный ветер «сиверко», бороздящий свинцовые воды, стынь, стылость, кромешные ночи, ледяная роса, темные зори. Так все и идет, пока первый мороз не схватит, не скует землю, не выпадет первая пороша и не установится первопуток.[3]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955

Обложной дождь в мемуарах и художественной литературе[править]

  •  

У господ сердиться и «быть не в духе» сделалось нормальным состоянием. Между собой они тоже постоянно ссорились; но теперешние ссоры так же мало походили на прежние, как холодный обложной осенний дождь мало походит на хороший весенний ливень. Не из-за ревности ссорились теперь граф с графиней, а из-за денег, не из-за чего иного, как из-за денег. Всякий раз, когда графиня приходила просить денег на хозяйство, граф осыпал ее упреками за расточительность, небрежность, отсутствие порядка.[4]

  Софья Ковалевская, «Нигилистка», 1884
  •  

Ещё с раннего утра всё небо обложили дождевые тучи; было тихо, не жарко и скучно, как бывает в серые пасмурные дни, когда над полем давно уже нависли тучи, ждёшь дождя, а его нет. Ветеринарный врач Иван Иваныч и учитель гимназии Буркин уже утомились идти, и поле представлялось им бесконечным. Далеко впереди еле были видны ветряные мельницы села Мироносицкого, справа тянулся и потом исчезал далеко за селом ряд холмов, и оба они знали, что это берег реки, там луга, зелёные ивы, усадьбы, и если стать на один из холмов, то оттуда видно такое же громадное поле, телеграф и поезд, который издали похож на ползущую гусеницу, а в ясную погоду оттуда бывает виден даже город. Теперь, в тихую погоду, когда вся природа казалась кроткой и задумчивой, Иван Иваныч и Буркин были проникнуты любовью к этому полю и оба думали о том, как велика, как прекрасна эта страна.
— В прошлый раз, когда мы были в сарае у старосты Прокофия, — сказал Буркин, — вы собирались рассказать какую-то историю.
— Да, я хотел тогда рассказать про своего брата.
Иван Иваныч протяжно вздохнул и закурил трубочку, чтобы начать рассказывать, но как раз в это время пошёл дождь. И минут через пять лил уже сильный дождь, обложной, и трудно было предвидеть, когда он кончится. Иван Иваныч и Буркин остановились в раздумье; собаки, уже мокрые, стояли, поджав хвосты, и смотрели на них с умилением.[5]

  Антон Чехов, «Крыжовник», 1898
  •  

Май ― приятный месяц и даже здесь, в Аинске, хотя и шли часто обложные дожди, но они были бесспорные, нужные, тёплые: от таких дождей только добреет земля. Полк уже вышел в лагерь, надел легкие гимнастерки, кончал курсовую стрельбу, когда новый командир бригады назначил смотр.[6]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Медвежонок» (глава X), 1911
  •  

С первой же вещи, «Валаама», его небольшие картинки вызывали большие споры, привлекали массы публики и отделялись от всего, что было с ними одновременно на выставках, таким сильным, своеобразным впечатлением, что, казалось, вся выставка уходила куда-то далеко, и одни картинки Куинджи были центральным явлением. Вся публика стояла у его вещей и после этих неожиданных красот не могла уже замечать ничего интересного. Вот его первая небольшая картинка. Идет дождик ― обложной, хронический. По глиняному раскисшему косогору ползет тележонка, едва вытаскиваемая клячонкой. Какой-то наймит возница слез с тележки и босыми ногами чвякает по глиняным, стекающим вниз ручьям и лужам, формуя в грязи свои подошвы, пятки и пальцы рядом с колеями от колес… Вправо ― черешни за плетнем, по-осеннему, без листьев. [7]

  Илья Репин, «Далёкое близкое», 1917
  •  

Сумрачны подернутые туманной завесой дали. Обложной дождь уже третий день поливает дорогу и поля. Холодно по-осеннему, хотя только еще начало лета. Тучи низко и быстро несутся над землей косматыми птицами. Придорожные ветлы с отяжелевшими ветвями издали круглятся, как большие черные шатры. Пусто в полях, лишь кое-где копошатся, несмотря на дождь, люди. Братья Тихоновы отмеривают версты по вязкой, глинистой дороге. Старший, Прохор, прямой, тщедушный и тонкий, как щепка, в промокшем насквозь коричневом домотканом зипуне.[8]

  Александр Богданов, «Бунт» (начало рассказа), 1926
  •  

Семён Хмель решил вернуться в станицу, пройдя по другим хуторам. Проезжая на обратном пути вблизи хутора Деркачихи, он передал команду Бурмину и, взяв с собой десяток казаков и пулемётную тачанку, заехал на хутор, чтобы переночевать здесь.
Осенний, обложной дождь тоскливо барабанит по крыше. В саду холодный ветер обрывает с деревьев листву. Гарнизонцы, постелив в просторной кухне чаканки и бурки, спят возле жарко натопленной печи, и лишь часовые возле ворот да у конюшни одиноко мокнут, кутаясь в бурки.[9]

  Борис Крамаренко, «Плавни», 1940
  •  

Перед тем адмирал требовал ее «под корму» для нового приказа: замечены были с марсов флагманского корабля турецкие одномачтовые баркасы-чектырмы, которые можно было захватить, чтобы от их команд узнать, если удастся, не прошел ли уже к берегам Кавказа отряд босфорских судов, везущий туркам французские штуцеры, английские орудия, боевые припасы и, на транспортах, турецкий десантный отряд. Однако поднявшийся попутный ветер помог баркасам уйти далеко, а обложной дождь совсем скрыл их из глаз.[10]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Синопский бой», 1941
  •  

Мы шли по южной части Гродненской губернии, кормили беженцев, отправляли их в тыл, забирали больных и развозили по лазаретам. Начались обложные дожди. Желтые пенистые лужи рябили на дорогах. Дожди тоже казались желтыми, как лошадиная моча. Шинели не просыхали. От них воняло псиной. Ветер непрерывно гнул кусты вдоль дорог и свистел ветвями, как розгами.[11]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни» (Беспокойная юность), 1954
  •  

И вот мы сошлись в большом сквозном павильоне, под этим гигантским деревянным зонтиком посреди бульвара. Дождь то крупно и шумно остегивал землю, то утончался в почти невидимые и неслышные нити, но не переставал ни на минуту. Серые обложные тучи без единого просвета уходили за крыши домов. Нечего было и думать о Химках. Но Женя настойчиво уговаривала нас ехать. Впервые позволила она себе маленькое отступление от обычного строгого распорядка, и надо же, чтобы так не повезло![12]

  Юрий Нагибин, «Женя Румянцева», 1961
  •  

Самого его пока поселили в гостинице «Москва». Та весна 1941-го была долгая и холодная, обложные изматывающие дожди не переставали до середины июня, а сама Москва поражала и разлитым в воздухе ожиданием иной грозы, военной, и жадным стремлением не видеть, откуда надвигались тучи, надышаться покоем. В кино показывали «Если завтра война», зрелище вполне успокоительное, там наши боевые самолеты выпархивали прямо из подземных ангаров, а танки спускались на тросах с кручи и так же форсировали реку, не касаясь воды, ― об амфибиях, поди, и не слыхивали киношники, ― и условный враг в условной униформе погибал несметными полчищами, не вынеся своей глупости.[13]

  Георгий Владимов, «Генерал и его армия», 1994
  •  

Алексей со своими коровами перебрался в коровник и работал теперь там с зари до зари. В октябре шли беспрерывные обложные дожди, темнело рано, тоска надвигалась вселенская, но тут стали прибывать в поселок первые демобилизованные, и жизнь забурлила гулянками, истериками вдов, промолчавших всю войну, заливистым, порой беспричинным девичьим смехом на улицах, а в клубе комбикормового завода играл теперь на трофейном аккордеоне одноглазый танкист со следами ожогов на юном лице и ширкали сапогами по щелястому полу разучившиеся танцевать кавалеры, которых и было-то всего ничего, а больше танцевали друг с дружкой дамы ― «шерочка с машерочкой».[14]

  Вацлав Михальский, «Храм Согласия», 2005
  •  

За необыкновенно широким и чисто вымытым окном просторной кухни парижского особняка Марии Александровны было еще полутемно. Уличное освещение уже выключили, но ноябрьское утро еще не вошло в полную силу, а мелкий обложной дождь одинаково плотно скрывал от глаз и далеко отстоящую Эйфелеву башню и находившийся всего лишь в сотне метров от дома мост Александра III, украшенный массивными прямоугольными колоннами с золочеными крылатыми конями на них.[15]

  Вацлав Михальский, «Река времен. Ave Maria», 2010

Обложной дождь в поэзии[править]

  •  

От юнкера спешил петух.
Он от сплошных дождей опух,
он убегал в сырые палки
подсолнухов, и было жалко
его и двор, который дрог
под тучами больших дорог.[16]

  Николай Ушаков, «Герой», 1933
  •  

Ветер вскинул пыль повыше,
И немного погодя
Вдруг ударили о крышу
Две дробиночки дождя,
И, качая подорожник,
Заставляя травы лечь,
Обложной осенний дождик
Начинает землю сечь.

  Борис Котов, «Сентябрь», 1940
  •  

Поглотит птиц туман осенний,
Войдут крылатые их клинья
В диагональ сплошных дождей,
Но разве меньше потрясений
Тебе, о дуб, готовят свиньи,
Искательницы желудей?[17]

  Леонид Мартынов, «Дуб», 1956
  •  

Полоса неудач как дождь ― обложной,
затяжной, на всю ночь и дольше.
Он то хлещет, то плещет, то льет надо мной,
затяжной, бесконечный дождик.[18]

  Борис Слуцкий, «Полоса неудач», 1971
  •  

Расчудесный дождь ― обложной
вдруг сменял распрекрасный зной,
или было просто прохладно.
На другой же день, с утра
замечательная жара
воцарялась ловко и ладно.[18]

  Борис Слуцкий, «Хорошо!», 1973
  •  

Женский разговор похож на дождь
обложной. Его не переждешь.
Поприслушаюсь и посижу,
а потом ― без церемоний ― встану.
Пошучу почтительно и рьяно,
тонкие журналы покажу.[18]

  Борис Слуцкий, «Женская палата в хирургии», 1975

Источники[править]

  1. Карпун Ю.Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи, 1997 г.
  2. С. В. Обручев. «В неизведанные края». Путешествия на Север 1917―1930 г. — М.: Молодая гвардия, 1954 г.
  3. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  4. Ковалевская С.В.. Воспоминания. Повести. — М.; Л.: Наука, 1974 г.
  5. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 10. Рассказы, 1898—1903 г.
  6. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений в 12-ти томах, Том 2. — Москва, «Правда», 1967 г.
  7. Илья Репин. «Далёкое близкое». Воспоминания. М.: Захаров, 2002 г.
  8. А. А. Богданов. Избранная проза. — М., 1960 г.
  9. Б. А. Крамаренко Плавни (роман). — Ростов на Дону : Ростовск. обл. кн-во, 1940 г.
  10. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений в 12-ти томах, Том 4. Москва, «Правда», 1967 г.
  11. Паустовский К. Г. , «Повесть о жизни». Беспокойная юность; Москва: «АСТ, Астрель», 2006
  12. Антология русского советского рассказа. — М.: «Современник», 1989 г.
  13. Георгий Владимов, Генерал и его армия. – М.: «Книжная палата», 1997 г.
  14. Вацлав Михальский, «Храм Согласия». — М.: Согласие, 2005 г.
  15. Вацлав Михальский, «Река времен. Ave Maria». — М.: Октябрь, № 7, 2010 г.
  16. Н. Ушаков. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.
  17. Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  18. 18,0 18,1 18,2 Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.

См. также[править]