Перейти к содержанию

Княжик

Материал из Викицитатника
Княжик альпийский (Испания)

Кня́жик, ди́кий хмель, борово́й хмель или атраге́не (лат. Atragene)[комм. 1] — многолетние деревянистые или травянистые растения, кустарники или, чаще — лиановидные из рода ломонос семейства лютиковых (лат. Ranunculaceae). В настоящее время западные ботаники-систематики рассматривают княжик в качестве подрода или секции более крупного и известного рода ломонос (лат. Clematis) семейства лютиковых. Отечественные ботаники продолжают считать княжик — отдельным родом.[комм. 2]

Так же как большинство растений из семейства лютиковых, княжики — ядовиты или слабо ядовиты.

Княжик в коротких цитатах[править]

  •  

Наслаждаться местностью невозможно: нельзя продраться ни шагу вперёд. <...> Дикий хмель переплетал, как льянок, все деревья.[1]

  Николай Бестужев, Дневник плавания по Амуру, 1857
  •  

...по деревьям вьется княжник (Atragene alpina), свешивая массу белых цветов.[2]

  Василий Сапожников, «По русскому и монгольскому Алтаю», 1895
  •  

На княженье не помажут, ―
Вейся, княжик, раз не князь.[3]

  Михаил Савояров, «Князи грязи» (из сборника «Не в растения»), 1911
  •  

Кое-где одиночно встречались кусты смородины Максимовича <...> с красивой листвой и мелкими ягодами и изредка — княжик охотский (Atragene ochotensis Pal.) с тонкими заостренными долями листьев.[4]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

Среди кустарников нашёл себе приют охотский хмель (Atrangene ochotensis Pall. <княжик охотский>) с зимующим одеревенелым стеблем, повесивший на близрастущее деревце свои цепкие плети с белыми пушинками, как у одуванчика.[4]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923
  •  

Мне было жалко, что белые весенние цветы в засушенном виде всегда желтеют: <...> подснежник, розовая кислица, лесной анемон, прелестный сибирский княжик и тот ароматный столбик, который по-местному назывался римской свечой.[5]

  Михаил Осоргин, «Времена», 1942
  •  

...по сравнению с другими растениями семейства лютиковых княжик не столь часто используется с лечебными целями, поэтому и возможность отравлений этим растением сравнительно невелика. Тем не менее, полностью её исключить невозможно.[6]:51

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Среди лиан особое внимание обратите на видовые клематисы, которые не только долго цветут, но и неприхотливы, долговечны и по-своему оригинальны. Это всевозможные сортовые Княжики (Atragene)...[7]

  — Валерия Ильина, «Не скучный сад», 2008
  •  

Княжики отличаются ранним цветением на побегах прошлого года, поникающей формой цветка в виде опрокинутого колокольчика и высокой морозостойкостью. Они не нуждаются в снятии с опор на зиму...[8]

  — Валерия Ильина, «Покоряющие высоту», 2009
  •  

К сожалению, княжики ещё мало знают в средней полосе России, особенно как почвопокровное растение. В уходе княжики практически не нуждаются, а обрезку можно проводить лишь один раз в пять лет сразу после цветения...[8]

  — Валерия Ильина, «Покоряющие высоту», 2009
  •  

Тибетские лекари считали, что болезни, излеченные княжиком сибирским, не повторяются, и очень ценили это растение как средство против опухолей. Позднее экспериментально была доказана противоопухолевая активность княжика и его антибактериальные свойства.[9]

  — Геннадий Непокойчицкий, «Лекарственные растения в народной медицине», 2013
  •  

Однако следует осторожно подходить к лечению этим растением. Его трава слегка ядовита. Препараты из княжика сибирского возбуждают сердечную деятельность подобно кофеину.[9]

  — Геннадий Непокойчицкий, «Лекарственные растения в народной медицине», 2013
  •  

...с точки зрения ботаники княжик и клематис разные растения, поскольку у них есть некоторые различия в строении цветка, <...> у княжиков лепестки у цветков есть, но только недоразвитые, малозаметные...[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

Княжики цветут довольно крупными (до 10 см.) пониклыми колокольчатыми цветками разнообразной окраски. У нас в продаже их почему-то не бывает, а зря и даже очень, поскольку эта лиана на зиму не отмирает и зимует сама по себе, не требуя обрезки и укрытия, а потому княжики не требуется снимать с опор.[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

...образуются изящные шаровидные плоды, состоящие из пушистых серебристых летучек. Из-за них княжики, так же, как дикие клематисы, часто называют «дедушкины кудри».[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

Сибирский княжик (пусть он и не князь) действительно сияет в полумраке таежного леса. <...> Рано утром, выйдя из палатки, отправился я умываться по крутой тропинке к воде и... остолбенел. На отвесной каменной стенке, совсем рядом, рукой подать, над водой сияло облако белых цветов. Мелькнула даже глупая мысль, а может быть это тропические орхидеи?

  — Юрий Панов, «Ваше Сиятельство (княжик сибирский)», 2017
  •  

...княжик не раз менял свое название со времен Линнея. Был и альпийским и сибирским и даже просто красивым (не многие цветы удостаиваются такого имени).

  — Юрий Панов, «Ваше Сиятельство (княжик сибирский)», 2017
  •  

...предки у княжика были примитивные деревья и сейчас он пытается превратиться в совершенную траву — застыл на стадии кустарниковой лианы. Просыпаются у его стеблей спящие почки и укореняются в узлах огромные, четырехметровые плети в трещинах скал.

  — Юрий Панов, «Ваше Сиятельство (княжик сибирский)», 2017

Княжик в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Atragene alpina L., альпийский дикий хмель, или альпийский ломонос, обильно растёт по всей Северной Азии и Европе по опушке лесов и негустым зарослям, особенно среди кустарников; это ползучий цепкий полукустарничек, ветви и стебли которого спускаются иногда со скал в Альпах и достигают 2 метров длины; листья на длинных черешках дважды тройчатые; цветы одиночные на длинных ножках, выходящих из углов листьев; крупная крестообразная чашечка с 4 растопыренными долями, синяя, а у сибирской разновидности бледно-жёлтая; последняя разновидность обычна для всей северной России. Этот красивый кустарник часто употребляется в садах для украшения искусственных скал.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Атрагене», до 1907
  •  

Для нерегулярных садов лиан в нашем ассортименте значительно больше. Например, для японских садов вполне подойдут и древогубец круглолистный (Celastrus orbiculata), и жимолость каприфоль (Lonicera caprifolium), и всевозможные мелкоцветковые виды клематисов: клематис альпийский (Clematis alpina), клематис виноградолистный (Clematis vitalba) и княжик сибирский (Atragene sibirica).[11]

  — Александр Сапелин, «Чудеса Семирамиды», 2003
  •  

Химический состав не изучен. Растение содержит гликозид, отличается жгучим вкусом и ядовитостью. Княжик охотский применяется в тибетской медицине. Впрочем, по сравнению с другими растениями семейства лютиковых княжик не столь часто используется с лечебными целями, поэтому и возможность отравлений этим растением сравнительно невелика. Тем не менее, полностью её исключить невозможно.
Учитывая результаты фитохимического исследования княжика, можно предполагать, что картина отравления им вряд ли имеет принципиальные отличия от картины отравления другими растениями, относящимися к семейству лютиковых.[6]:51

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Среди лиан особое внимание обратите на видовые клематисы, которые не только долго цветут, но и неприхотливы, долговечны и по-своему оригинальны. Это всевозможные сортовые Княжики (Atragene) и прочие мелко- и среднецветковые сорта, происходящие от видов Тангутский, Фиолетовый, Цельнолистный, Техасский.[7]

  — Валерия Ильина, «Не скучный сад», 2008
  •  

Большой интерес для российских садоводов представляет ещё одна группа клематисов, выделенная в самостоятельный род, — княжики (Atragene). Княжики отличаются ранним цветением на побегах прошлого года, поникающей формой цветка в виде опрокинутого колокольчика и высокой морозостойкостью. Они не нуждаются в снятии с опор на зиму и поэтому образуют мощные, плотные вертикальные кулисы, сохраняющие насыщенный зелёный цвет до самых холодов. Цветки могут быть простыми и махровыми разных окрасок. Цветки могут быть простыми и махровыми разных окрасок. Растения выдерживают условия густой тени, не теряя при этом декоративности и обильности цветения. Иногда в тёплое лето могут цвести вторично в августе-сентябре.[8]

  — Валерия Ильина, «Покоряющие высоту», 2009
  •  

К сожалению, княжики ещё мало знают в средней полосе России, особенно как почвопокровное растение. В уходе княжики практически не нуждаются, а обрезку можно проводить лишь один раз в пять лет сразу после цветения, чтобы до конца лета успели отрасти новые, молодые побеги, которые возобновят цветение уже весной следующего года.[8]

  — Валерия Ильина, «Покоряющие высоту», 2009
  •  

Княжик сибирский – Atragene sibirica L. (Atragene speciosa Weinm.) – деревянистая лиана из семейства лютиковых, поднимающаяся вверх по стволам и ветвям деревьев и ветвям деревьев и кустарников на 1-4 м. Стебли лазящие или ползучие, тонкие, бороздчатые, опушенные. Цветки крупные, одиночные, поникающие, располагающиеся на длинных опушенных цветоносах, выходящих из пазух листьев. Цветет в июне-августе. Плоды созревают в июле-сентябре. Плод — многоорешек. Отдельные плодики-орешки разносятся ветром, парусом служат длинные перистоопушенные столбики.
Княжик сибирский — растение умеренного пояса Евразии. Лишь самая южная часть его ареала выходит за пределы России в Китай, Монголию, Казахстан и Среднюю Азию. В нашей стране распространен в Сибири и на северо-востоке Европейской части России.[9]

  — Геннадий Непокойчицкий, «Лекарственные растения в народной медицине», 2013
  •  

С лечебными целями княжик сибирский с давних времён используют в тибетской медицине. Это растение весьма часто упоминается в «Чжудши» — классическом источнике тибетской медицины.
Тибетские лекари считали, что болезни, излеченные княжиком сибирским, не повторяются, и очень ценили это растение как средство против опухолей. Позднее экспериментально была доказана противоопухолевая активность княжика и его антибактериальные свойства.
Очень ценилось растение и в монгольской медицине, где оно применялось при водянке, отеках, болезнях печени, как ранозаживляющее и стимулирующее средство, при женских болезнях и раковых опухолях.
Однако следует осторожно подходить к лечению этим растением. Его трава слегка ядовита. Препараты из княжика сибирского возбуждают сердечную деятельность подобно кофеину.[9]

  — Геннадий Непокойчицкий, «Лекарственные растения в народной медицине», 2013
  •  

В современной классификации клематис альпийский некоторые специалисты выделяют в отдельный род атрагенов (княжиков), имеющий 8 самостоятельных видов. Однако, с точки зрения ботаники княжик и клематис разные растения, поскольку у них есть некоторые различия в строении цветка, а именно строением цветка и определяется принадлежность растения к тому или иному виду растений. «На глазок» разница между княжиками и клематисами практически не видна, но, тем не менее, у клематиса цветок не имеет лепестков, а вместо них ярко окрашенные непомерно большие их чашечки. А у княжиков лепестки у цветков есть, но только недоразвитые, малозаметные, а так же, как и у клематисов, яркие довольно крупные чашелистики, которые обычно принимают за цветы.[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

Княжики цветут довольно крупными (до 10 см.) пониклыми колокольчатыми цветками разнообразной окраски. У нас в продаже их почему-то не бывает, а зря и даже очень, поскольку эта лиана на зиму не отмирает и зимует сама по себе, не требуя обрезки и укрытия, а потому княжики не требуется снимать с опор.
Мы же, в основном, знакомы с княжиком сибирским (Atragene sibirica), который растёт у нас в диком виде не только в Сибири или на Дальнем Востоке, но и здесь, на Северо-Западе. Отличается от крупноцветковых сортов только размером цветка (около 3 см.)[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

Княжик — многолетняя цепляющаяся лиана, которая взбирается вверх по опорам, обвивая их листовыми черешками, а затем и вакручивая против часовой стрелки свои побеги на опоре. Через 2-3 дня черешки листьев, обвивших опору, утолщаются почти вдвое, становятся прочными и упругими. Осенью, когда листовые пластинки облетают, их черешки остаются на опоре и сохраняются на ней до 2-3 лет, прочно удерживая лиану на опоре. Длинные стебли княжиков достигают пятиметровой длины, становятся очень прочными, деревянистыми, побеги текущего года нельзя обрезать, поскольку весеннее цветение пойдёт как раз на перезимовавших побегах. Цветки распускаются почти одновременно с нежными изящными ажурными листьями. А поскольку цветки распускаются поочерёдно с нижней части лианы до верхней, то раннее летнее цветение продолжается около трёх, иногда четырёх недель. Затем образуются изящные шаровидные плоды, состоящие из пушистых серебристых летучек. Из-за них княжики, так же, как дикие клематисы, часто называют «дедушкины кудри».[10]

  — Галина Кизима, «Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания», 2014
  •  

История княжика эволюционная не менее сложная. Говорят, предки у княжика были примитивные деревья и сейчас он пытается превратиться в совершенную траву — застыл на стадии кустарниковой лианы. Просыпаются у его стеблей спящие почки и укореняются в узлах огромные, четырехметровые плети в трещинах скал. Древесных лиан в Сибири больше нет! Все родственники княжика, лютиковые, примитивные и древние. Но и примитивные с точки зрения эволюции цветы могут быть прекрасными! Тычинок и пестиков у княжика так много, что считать не хочется, некоторые из них, бесплодные, превратились в нектарники и нектара тоже так много, что заполняет он всю завязь до краев и бьет все рекорды среди российских цветов.Такое буйство и расточительство вполне сродни сибирской природе! А белые лепестки, что сияют на скалах, не лепестки на самом деле, а чашечки. Лепестки скрыты в чашечке и невзрачны. На свою беду княжики содержат не только много нектара, но и фитонциды и полезные в медицине вещества, поэтому во многих областях Севера княжики в Красных книгах после непомерных сборов любителей траволечения.

  — Юрий Панов, «Ваше Сиятельство (княжик сибирский)», 2017

Княжик в мемуарах, письмах и дневниковых записях[править]

  •  

Лѣсъ на семъ волоку весьма обширенъ и простирается верстъ на 50 въ одну сторону до рѣки Туры, а въ другую до ирбитской дороги. <...> Изъ травъ: цвѣтошникъ (Aconitum Lycoctanum), скерда (Crepis sibirica), дикой хмель (Atragene alpina)... <...>
Съ приращеніемъ горъ начала для насъ оживляться и уральская флора; по лѣсамъ вездѣ избыточествовала скерда (Crepis sibirica), двулистной ландышь (Convallaria bifolia), дикая груша (Pylorda fecuna), Сибирской куколь (Cucubalus sibiricus), дикой хмель становился изобильнѣе (Atragene alpina)...[12]

  Иван Лепёхин, «Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія...», 1771
  •  

Наслаждаться местностью невозможно: нельзя продраться ни шагу вперед. Но что за богатство и разнообразие растительности!! На пространстве никак не более 20 сажен мы срубили целый пук следующих растений: дуб, вяз, клён, липа, черная и белая берёза, тальник черный и серебряный, черешня, калина, малина, орешник, чёрная и красная смородина и, наконец, пробковое дерево <бархат амурский>. Дикий хмель переплетал, как льянок, все деревья.[1]

  Николай Бестужев, Дневник плавания по Амуру, 1857
  •  

Лесные поляны между лиственицами богато покрыты лугом с яркими цветами: Iris ruthenica цветет здесь такими массами, что весь воздух напоен запахом фиалки; реже встречается светложелтый Iris flavissima; всюду краснеют огоньки (Trollius asiaticus и altaicus), расцветающие на смену золотисто-желтому адонису (Adonis apennina); целые поляны незабудок (Myosotis sylvatica) <...> и множество других дополняют пестроту ковра. А по деревьям вьется княжник (Atragene alpina), свешивая массу белых цветов.[2]

  Василий Сапожников, «По русскому и монгольскому Алтаю», 1895
  •  

Сначала на протяжении десяти верст по долине реки Динзахе тянутся поляны, отделенные друг от друга небольшими перелесками, а затем начинаются сплошные леса, такие же роскошные, как и на Ли-Фудзине. <...> В другом месте я заметил приземистый тальник (Salix vagans Anderss) со слабо опушёнными листьями и пепельную иву, растущую то кустом, то деревом. Кое-где одиночно встречались кусты смородины Максимовича (Ribes Maximoviczianum Кот.) с красивой листвой и мелкими ягодами и изредка — княжик охотский (Atragene ochotensis Pal.) с тонкими заостренными долями листьев.[4]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
  •  

Он привозил из городу кипу серой рыхлой бумаги, нарезанной большими листами, вдвое сложенными, и мы составляли гербарий. Мне было жалко, что белые весенние цветы в засушенном виде всегда желтеют: майники, ландыши, грушовки, линея, подснежник, розовая кислица, лесной анемон, прелестный сибирский княжик и тот ароматный столбик, который по-местному назывался римской свечой.[5]

  Михаил Осоргин, «Времена», 1942
  •  

Сибирский княжик (пусть он и не князь) действительно сияет в полумраке таежного леса. Впервые этот свет увидел я на берегах холодноводной речки с кратким названием Ик, в многодневном походе с ребятами. Рано утром, выйдя из палатки, отправился я умываться по крутой тропинке к воде и... остолбенел. На отвесной каменной стенке, совсем рядом, рукой подать, над водой сияло облако белых цветов. Мелькнула даже глупая мысль, а может быть это тропические орхидеи? Уж больно место было экзотичное. Над обрывом в небо уходили рыжие сосны. Скалы в обрыве обнажались многоцветные в лучах зари, а над абсолютно прозрачной водой, среди валунов поднимался и клубился белый пар. К стыду сказать, название цветов я тогда не знал. Впрочем, княжик не раз менял свое название со времен Линнея. Был и альпийским и сибирским и даже просто красивым (не многие цветы удостаиваются такого имени).

  — Юрий Панов, «Ваше Сиятельство (княжик сибирский)», 2017

Княжик в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Как и везде, густое подлесье в долине Сакхомы состояло из зарослей калины, таволожки и леспедецы. Среди кустарников нашёл себе приют охотский хмель (Atrangene ochotensis Pall. <княжик охотский>) с зимующим одеревенелым стеблем, повесивший на близрастущее деревце свои цепкие плети с белыми пушинками, как у одуванчика. В другом месте тонкие длинные ветви ломоноса (Clematis manshurica Rupr.) с мелкими белыми цветами совсем опутали куст шиповника.[4]

  Владимир Арсеньев, «Дерсу Узала», 1923

Княжик в стихах[править]

Княжик охотский, цветок
  •  

Сёстры вертят веретёнами
И прядут, прядут кудель.
Над упавшими знамёнами
Разостлался дикий хмель.[комм. 3]

  Михаил Кузмин, «Я цветы сбираю пестрые...»,[13] 1908
  •  

Коли княжик, да не княжит,
Знать, густа́ у князя грязь.
На княженье не помажут, ―
Вейся, княжик, раз не князь.[3]

  Михаил Савояров, «Князи грязи» (из сборника «Не в растения»), 1911
  •  

Вблизи цветка качалась чашка;
С червём во рту сидела пташка.
Жужжал угрозой синий шмель,
Летя за взяткой в дикий хмель.[14]

  Велимир Хлебников, «Вила и Леший», 1912
  •  

Ври собака, что придётся,
Княжик тоже только вьётся.[15]

  Михаил Савояров, «Кожа» (из сборника «Сатиры и Сатирки»), 1920

Комментарии[править]

  1. Народные названия княжика как правило связаны с его внешним видом — тонкой одревесневающей лианы: дикий хмель (или боровой хмель), ветвина или вьюнец.
  2. Род княжик — небольшой. По разным данным, он включал (или включает) в себя от десяти до двадцати видов.
  3. Михаил Кузмин пишет о «диком хмеле», равно как и другие поэты в большинстве приведённых поэтических цитат. Под народным названием «дикий хмель» может подразумеваться несколько разных растений, включая, между прочим, и хмель настоящий, который часто бывает культурным (например, растущим в саду или вдоль изгороди), а также диким, лесным. Скорее всего, именно такой хмель и имели в виду поэты. И тем не менее, нельзя исключать также и другие варианты, в том числе и княжик, растение красивое и поэтичное. Аналогично и в случае Велимира Хлебникова.

Источники[править]

  1. 1 2 Н. А. Бестужев. Научное наследство. Том 24. — М.: Наука, 1995 г.
  2. 1 2 В. В. Сапожников. По русскому и монгольскому Алтаю. — М.: Государственное издательство географической литературы, 1949 г.
  3. 1 2 М. Н. Савояров. «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Князи грязи», 1911 г.
  4. 1 2 3 4 В. К. Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  5. 1 2 Михаил Осоргин. «Времена». Романы и автобиографическое повествование. — Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 1992 г.
  6. 1 2 Зориков П. С. «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г.
  7. 1 2 Валерия Ильина. Не скучный сад. — М.: журнал «Наука и жизнь», № 7 за 2008 г.
  8. 1 2 3 4 Валерия Ильина. Покоряющие высоту. — М.: журнал «Наука и жизнь», № 7 за 2009 г.
  9. 1 2 3 4 Геннадий Непокойчицкий. Большая энциклопедия. Лекарственные растения в народной медицине. — М.: Издательство АНС, 2013 г.
  10. 1 2 3 4 5 6 Галина Кизима. Лианы: волшебное украшение вашего сада. Секреты выращивания и ухода. — М.: Вектор, 2014 г. — 128 с.
  11. Александр Сапелин. Чудеса Семирамиды. — Москва: «Сад своими руками», 15 мая 2003 г.
  12. И. И. Лепёхин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія Ивана Лепехина, академика и медицины доктора, Вольнаго економическаго въ С: П: друзей природы испытателей въ Берлинѣ и Гессенгомбургскаго патріотическаго, обществъ члена, по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1771 году. Въ Санктпетербургѣ при Императорской Академіи Наукъ 1780 года
  13. М. Кузмин. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  14. В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  15. М. Н. Савояров. «Слова», стихи из сборника «Сатиры и Сатирки»: «Кожа», 1920 г.

См. также[править]