Орхидея

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Орхидея каттлея гибридная

Орхиде́я, орхиде́и (лат. Orchidaceae) — как правило, красивоцветущие растения из семейства орхи́дные, или ятры́шниковые. Орхидеи относятся к крупнейшему и очень древнему семейству однодольных растений, возникшему ещё в позднемеловой период существования жизни на Земле.[комм. 1] Семейство названо по имени одной из распространённых европейских орхидей, ятрышника (его латинское название — орхис, лат. órchis), одно из народных имён которого — кукушкины слёзки.

Орхидеи чрезвычайно разнообразны по своим жизненным формам, а также — по размерам и окраске цветов. Тем не менее, в обыденном представлении слово «орхидея» связывается с неким легко представимым экзотическим цветком, изысканным, капризным и оригинальным по форме. Как правило, под внешним видом орхидеи представляют нечто, похожее на башмачок, фаленопсис или каттлею.

Орхидея в прозе[править]

  •  

А если вспомнить, что существуют растения, у которых оплодотворение происходит способами более простыми, верными, чем перенесение пыли тычинок с мужских цветков на пестики женских насекомыми, то будет ясно, что развитие цветка орхидей не могло быть результатом естественного отбора: если бы ход дела зависел от него, то не могли бы существовать растения с таким устройством цветка, как орхидеи; они были бы вытеснены растениями, оплодотворение которых совершается способами более простыми и верными и у которых поэтому сила размножения несравненно могущественнее. Итак, если забывать крупные факты, то можно объяснять развитие цветков орхидей действием естественного отбора; а если вспомнить крупные факты, то ясно, что самое существование орхидей опровергает мысль о преобладании естественного отбора в процессе развития организации, что её повышение производится действием каких-то других сил, преодолевающих его действие. Если бы преобладал он, то не могли бы существовать не только в частности орхидеи, но и вообще никакие растения, имеющие организацию выше тех, которые размножаются по способу мхов и грибов.[1]

  Николай Чернышевский, «Происхождение теории благотворности борьбы за жизнь» (Предисловие к некоторым трактатам по ботанике, зоологии и наукам о человеческой жизни), 1888
  •  

Опасаясь утомить читателя, мы пропускаем разные подробности о звуках, воспринимаемых глазом, об орхидеях, которые Дезесент любит, потому что они напоминают ему сочащиеся язвы, прыщи и т. п. Мы приведём лишь некоторые другие особенности вкуса типичных декадентов.[2]

  Макс Нордау, «Декаденты и эстетики», 1892
  •  

Есть на земле роскошный, навевающий мистический ужас, цветок, с одуряющим запахом, уродливый и до безумия, до содрогания красивый — порождение тайных сил тропической природы.
Цветок этот — орхидея. Так красивы в своём мистико-безумном содрогании и орхидеи мировой литературы — произведения Эдгара Поэ.
С чуткой и неясной душой, глубокий и безумный в своей глубине, поэт, доверчивый к ласке, как ребёнок, фантазёр, ещё в юношестве мечтающий о героических подвигах — Эдгар Поэ подарил человечеству чудные творения свои, полные тайной тревоги, безумия и ужаса.

  — Пётр Кузько, «Поэт безумия и ужаса — Эдгар Поэ», 1909
  •  

Ольга так надушилась орхидеей, что соседний генерал в ложе стал чихать самым добросовестным образом, по сорок раз в минуту, как серьёзно уверял Боб.
― Господа, кто так неистово изображает ландыш? ― сердито обнюхивая воздух, шипит Костя Береговой.
― Это не ландыш, а орхидея, несчастный! ― возмущаюсь я и декламирую вполголоса своё собственное, уже давно написанное стихотворение: «Чрез лотосов лес, чрез сад орхидей Проведу тебя к хижине бедной моей».[3]

  Лидия Чарская, «Мой принц», 1915
  •  

Некоторые орхидеи вместо цветочного сока выделяют жидкость, прозрачную, как вода. Она скопляется в лепестке, помещённом в нижней части цветка и представляющем довольно глубокую плошку. Жидкость эта не служит для привлечения насекомых, но, смачивая их крылья, она заставляет их избирать путь через узкие проходы около половых органов (тычинок и рыльца). Мясистые части цветка жадно пожираются некоторыми насекомыми, особенно пчёлами.[4]

  Илья Мечников, «Этюды о природе человека», 1915
  •  

Не будучи приспособленной к условиям жизни, как, например, орхидеи к оплодотворению при помощи насекомых или как роющие осы к сохранению своего потомства, природа человеческая скорее напоминает насекомых, инстинктивно привлекаемых к свету и обжигающих себе крылья. Даже в такие времена, когда люди не имели ещё никакого точного представления о человеческой природе, они, тем не менее, уже смутно понимали её дисгармонию и стремились помочь этому великому злу.[4]

  Илья Мечников, «Этюды о природе человека», 1915
  •  

Гусев у перевала Суцзуктэ собрал чудные орхидеи, на целый лист (гербарный) ― удивительно красно-розовые цветы, таких роскошных растений у нас более не будет.[5]

  Пётр Козлов, «Географический дневник Тибетской экспедиции 1923-1926 гг.», 1924
  •  

Я пошёл домой, и по дороге мне явилась чудесная мысль. Мне представился лощёный фильмовый хищник, читающий тайный договор или письмо, найденное на чужом столе. Мой замысел, правда, был очень нечёток. Как-то давно Смуров принес Ване жёлтую, пятнистую, чем-то похожую на лягушку, орхидею, ― и вот, можно было выяснить, не сохранила ли Ваня заветные останки цветка в заветном ящике.[6]

  Владимир Набоков, «Соглядатай», 1930
  •  

Они жмурились. Они подмигивали кому-то. Потом Эдик вдруг сказал:
― Всю зиму у неё цвели орхидеи. Они пахли самым лучшим запахом, какой я только мог выдумать…
Витька очнулся.
Берклеанцы, ― сказал он.

  Братья Стругацкие, «Понедельник начинается в субботу», 1964
  •  

Невеста может обойтись и без тиары апельсиновых цветов, держащей на месте короткую фату, и без белой орхидеи, заложенной в молитвенник.[7]

  Владимир Набоков, «Лолита», 1967
  •  

Особенным расположением у Катюши пользовались незабудки, ночные фиалки и ландыши. Незабудки, с их чистой небесной голубизной, она сплетала в венок, который клала в белое фарфоровое блюдо и заливала водой. Венок плавал и жил очень долго. Ночной фиалкой, не знаю, правильно ли, у нас называют любку двулистную, эту скромную среднерусскую орхидею, расцветающую в июне, в лесу, где сравнительно влажно. Обыкновенно ночные фиалки бывают белые, но и встречаются лиловатого цвета.

  Владимир Солоухин, «Третья охота», 1967
  •  

...«там есть орхидея, прекрасная, как семь смертных грехов»...[8]

  Венедикт Ерофеев, «Из записных книжек», 1973
  •  

― Мне нестерпимо хочется. Мне каждую ночь снится, будто я хожу по своим аллеям с орхидеей в руках и кого-то ищу, чтобы похвастаться, какая у меня необыкновенная орхидея.
― Я не вижу снов, ― грустно сказала Пегги. ― Я даже обращалась к врачу. Врач ещё там, на Земле, сказал, что сны я вижу, но забываю их, что все видят сны…[9]

  Сергей Жемайтис, «Большая лагуна», 1977
  •  

― Твоя орхидея. Вот она! ― Он торжественно повел рукой к противоположной стенке, где в хрустальном вазоне с влажным мхом находился цветок орхидеи необыкновенной формы и окраски.
― Я не взял цветок, чтобы не повредить в толпе и не привлекать публику его необыкновенным ароматом. Запах твоего цветка присущ только такому созданию, как ты, Вера.
― Как я благодарна вам, учитель![9]

  Сергей Жемайтис, «Большая лагуна», 1977
  •  

Уже знакомые дома в два-три этажа, с ровными, скучными фасадами, с обязательными, почти всегда закрытыми ставнями, с примелькавшимися магазинами, гаражами, вывесками. «Aux myosotis» ― «У незабудки». Цветы. Здесь, в этой витрине, я впервые в жизни увидел живую орхидею, цветок Оскара Уайльда, вставленный им в петличку и ставший с тех пор неким символом.[10]

  Виктор Некрасов, «Взгляд и Нечто», 1977
  •  

Представители этого рода <венерин башмачок> — одни из самых популярных орхидей. Особенно привлекательны теплолюбивые виды с пёстрыми листьями и яркими, необычайной формы цветками. Они не требовательны к условиям, быстро растут и регулярно цветут.
Род описан в 1737 году Д. Линдли. Первые виды тропических башмачков <...> попали в Европу в 20-х годах XVIII века. Одной из первых орхидей, введённых в комнатную культуру в конце XIX века, стал башмачок замечательный (лат. Paphiopedilum insigne).[11]

  — Игорь Журавлёв, «Орхидеи», 1988
  •  

А у Марины были свои развлечения ― эскапады в духе Серебряного века, предреволюционных лет пряного разложения.[комм. 2] «Была она необычайной красоты и совершенно бесстыдная, ― рассказывает мемуарист, ― приходит, бывало, на литературное собрание, идёт прямо к столу, в руках какая-нибудь необыкновенная орхидея, сбрасывает шубу и садится за стол голая, ну, совершенно нагишом!»[12]

  Юрий Безелянский, «В садах любви», 1993
  •  

Пафиопеди́люм, венерин башмачок (лат. Paphiopedilum). Один из самых известных родов орхидей. Своей популярностью он обязан не только оригинальным цветкам, но и продолжительностью цветения.[13]

  — Густав Шосер, «Орхидеи», 1997
  •  

Иногда на сырых лугах Измайлова удаётся увидеть та́йник яйцевидный и пальчатокоре́нник мясо-красный ― ещё два охраняемых вида, две наши московские орхидеи.[14]

  — Юрий Насимович, «Серебристая ленточка Измайлова», 1998
  •  

Когда выходили на поклоны после премьеры в театре Пьера Кардена, вся сцена была усыпана ковром из цветов. Это были орхидеи. Актёры шли по тысячам орхидей. Это, конечно, не миллион роз. Но всё-таки.[15]

  Андрей Вознесенский, «На виртуальном ветру», 1998
  •  

― Копчёная антилопа с орхидеями.
― Антилопа ― это круто, ― одобрил Дмитрий Павлович.
Красота какая! ― восхитилась Тамара.
― Угощайтесь, господа! Наколов вилкой орхидею, Сыров отправил её в рот. И, увидев на лице моём ужас, засмеялся:
― Не бойтесь, писатель, они маринованные!
Отведать орхидеи я так и не решился, но это не спасло меня от расстройства желудка.[16]

  Олег Зайончковский, «Счастье возможно: роман нашего времени», 2008

Орхидея в поэзии[править]

Гибридная орхидея одонтоцидиум
  •  

Назвать вас лотосом не смею:
Он любит полночь и порок.
Итак, осталась орхидея,
Индийско-сказочный цветок.[17]

  Виктор Гофман, «В альбом», 1901
  •  

От снежных гор с высокого хребта
Гигантская восходит орхидея,
Над ней отравой дышит пустота,
И гаснут звёзды, в сумраке редея.[18]

  Константин Бальмонт, «Вещий сон» (сонет), 1897
  •  

Но, если чудным цветам орхидеи ―
Тропики; северисландскому мху,
Можно ль, поистине, только за это
В тех, или в этом, цветов не признать?[19]

  Константин Случевский, «Загробные песни-3» (В том мире. Мысли. Воспоминания. Надежды), 1903 (?)
  •  

Арум зловещий, и старый анчар,
Пасть орхидеи тигриной[комм. 3]
Яркая разность тождественных чар,
Отблески мысли единой.[18]

  Константин Бальмонт, «Безгласная поэма», 1903
  •  

Я был в тропических лесах,
Я ждал увидеть орхидеи.
О, эти стебли точно змеи,
Печать греха на лепестках. <...>
Как будто чей-то нежный рот,
Нежней, чем бред влюблённой феи,
Вот этот запах орхидеи
Пьянит, пьянит, и волю пьёт.[18]

  Константин Бальмонт, «Орхидея», 1905
  •  

В чём смысл? Лобзать сухие ногти
Распятых ног в листве олив?
Со смехом звёздные каменья
В вине шипучем растворить?
Иль орхидеи, растенья тленья,
Весёлой кровью напоить?[20]

  Михаил Зенкевич, «Протяжно воют ночные звери...», 1908
  •  

Я спою вам час за часом, слыша вой и свист метели,
О величии надменном вулканических вершин,
Я спою вам о колибри, я спою нежней свирели
О стране, где с гор порфирных смотрит кактус-исполин.
О стране, где в чаще леса расцветают орхидеи,
Где полями завладели глянцевитости агав,
Где проходят ягуары, где шуршат под пальмой змеи,
Где гремят цикады к солнцу меж гигантских пышных трав.[18]

  Константин Бальмонт, «Из страны Кветцалькоатля», 1908
  •  

Вы ― тот посыльный в Новый год,
Что орхидеи нам несёт,
Дыша в башлык обледенелый.[21]

  Иннокентий Анненский, «Пэон второй — пэон четвертый», 1909
  •  

Я понял, отчего Вы смотрите нежнее,
Когда уходит ночь в далёких кружевах,
И отчего у вас змеятся орхидеи
И медленно ползут на тонких стебельках.[22]

  Илья Эренбург, «Вы приняли меня в изысканной гостиной...», 1910
  •  

Какой-то добрый Чародей
Его из вод направил сонных
В страну гигантских орхидей,
Печальных глаз и рощ лимонных.[23]

  Марина Цветаева, «Первое путешествие», 1912
  •  

Как мудро-изощрённая идея,
Вы не цветок и вместе с тем цветок;
и клонит каждый вздох, как ветерок,
Вас, зыбкая принцесса, Орхидея;
цветок могил, бессильно холодея,
чьи губы лепестками ты облёк?
Но ты живёшь на миг, чуть язычок
кровавых ран лизнёт, как жало змея.[24]

  Эллис (Л.Л.Кобылинский), «Сонеты-гобелены», 1913
  •  

Повсюду веет там кругом,
Как сладостный наркоз,
Дыханье диких орхидей
И нежных чайных роз.[25]

  Татьяна Щепкина-Куперник, «Волшебная страна», 1913
  •  

Гибкая, как эта вот лиана,
Пряная, как губы орхидей,
Нежная, как лотос средь тумана,
Что чуть-чуть раскрылся для страстей.[18]

  Константин Бальмонт, «Гамеланг», 1914
  •  

Зев беспощадной орхидеи ―
Твой строгий символ, Сологуб.
Влечёт изгибом алчных губ
Зев беспощадной орхидеи.
Мы знаем, день за днём вернее,
Что нам непобедимо люб ―
Зев беспощадной орхидеи,
Твой строгий символ, Сологуб![26]

  Валерий Брюсов, «Ф.Сологубу», 1916
  •  

В жасмине прячут орхидеи
Свои лиловые цветы…
По узкой розовой аллее
Идёшь ко мне навстречу ты.[27]

  Владимир Набоков, «Зовут влюблённого гвозди́ки...», 1916
  •  

Мелькают тенями угрюмые лакеи
И тухнут лампочки… пустеет темнота…
Я глажу грустные, как смятая мечта,
Растоптанные листья орхидеи.[28]

  Алексей Лозина-Лозинский, «Табарэн», 1916
  •  

Страна, где мчит теченье Енисей,
Где на горах червонного Алтая
Белеют орхидеи, расцветая,
И вольный дух вбираешь грудью всей.[18]

  Константин Бальмонт, «Сибирь», 1917
  •  

Воспитывали орхидеи,
Качали колыбели роз.
Не мы ли были в Иудее,
Когда любви учил Христос?[29]

  Михаил Герасимов, «Мы», 1919
  •  

Я худею, я бледнею,
у меня есть..., ах! ― идея.
Как её бы во-плоть-ить?
Я бледнею, я худею,
у меня есть орх-идея,
Сохнет, чахнет, не цветёт,
Может, скоро всё пройдёт?[30]

  Михаил Савояров, «Ах идея» (о-задачка), 1919
  •  

О странный отблеск меловой
расщелин древних, где у края
цветут пионы, обагряя
чертополоха чешую,
и лиловеет орхидея…[27]

  Владимир Набоков, «Крым», 1920
  •  

Белые призраки таяли, редея
В дыму пылающей земли,
Лишь огненные орхидеи ―
Горящие сердца цвели.[29]

  Михаил Герасимов, «Простые строки», 1921
  •  

Цветок из очень миловидных;
Из знатной он семьи — орхидных.
Не знаю, право, отчего
Назвали «слёзками» его...[31]

  Николай Холодковский, «Кукушкины слёзки» (Orchis maculata L.), 1922
  •  

И на белом снегу, как на мягком диване,
Лег герой приключений, расселся денщик,
И казалось ему, что он в мраморной ванне
А кругом орхидеи и Африки шик.[32]

  Борис Поплавский, «Дон-Кихот», 1926
  •  

Выдохшиеся ладони персидских сиреней;
Непристойная распущенность тубероз;
Изнасилованная бледность лилий;
Мясистая вонь гиацинтов;
Ненасытная извращённость орхидей...[33]

  Георгий Оболдуев, «Буйное вундеркиндство тополей...» (Живописное обозрение), 1927
  •  

Но пусть пылюсь я, пусть хладею,
Пусть увядаю день за днём, ―
Лишь он носил бы орхидею
На фраке девственном своём.

  Георгий Шенгели, «Портрет Дориана Грея», 1942
  •  

На её смугло-нежной шее
И на голой груди висели
Желтоватые орхидеи ―
Мягко-нежное ожерелье.[34]

  Игорь Чиннов, «Я задумался, вспоминая...», 1975
  •  

Срастается
срастается в сердце шов
это ОРХИДЕЯ
она пожрала свет
скоро выпадет снег
и она остановит время
Свидетельствую
пыльца мимолетна[35]

  Константин Кедров, «Орхидея», 1982

Комментарии[править]

  1. Кроме своей древности, орхидеи также очень широко распространены по всей Земле (невзирая на легенды о своей крайней «капризности» и прихотливости). В настоящее время дикорастущие представители семейства орхи́дных найдены на всех континентах, кроме Антарктиды.
  2. В этом отрывке речь идёт о Марине, первой жене Владислава Ходасевича.
  3. «Тигриная орхидея» — это не просто очередной эффектный художественный образ Константина Бальмонта. Таковая существует на самом деле (если поэт в самом деле имел её в виду). Её название: стангопея тигровая. Есть и ещё несколько видов, имеющих в обиходе прозвание «тигриной (или тигровой) орхидеи».

Источники[править]

  1. Н.Г.Чернышевский, Собрание сочинений в пяти томах. Том 4. Статьи по философии и эстетике. — М., «Правда», 1974 г.
  2. Нордау Макс. «Вырождение», «Современные французы», (серия Прошлое и настоящее) — М.: Республика, 1995 г. — 400 стр.
  3. Лидия Чарская, Полное собрание сочинений. том 24. — Приход храма сошествия Святаго Духа, «Русская миссия», 2007 г.
  4. 4,0 4,1 И.И. Мечников. «Этюды о природе человека». — М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1961 г.
  5. Козлов П.К., «Дневники монголо-тибетской экспедиции. 1923-1926», (Научное наследство. Т. 30). СПб: СПИФ «Наука» РАН, 2003 г.
  6. Набоков В.В. Собрание сочинений в 4 томах — М.: Правда, 1990. Том второй
  7. В.В.Набоков. «Лолита». — М.: «Текст», 1998 г.
  8. Венедикт Ерофеев, Собрание сочинений в 2 томах. Том 1. — М.: Вагриус, 2001 г.
  9. 9,0 9,1 Сергей Жемайтис, Большая лагуна. — М.: «Детская литература», 1977 г.
  10. Виктор Некрасов. «Записки зеваки». — М.: Вагриус, 2004 г.
  11. С.О.Герасимов, И.М.Журавлёв. «Орхидеи». — Москва, Госагрпромиздат, 1988 г., стр.94
  12. Юрий Безелянский, «В садах любви. Хроника встреч и разлук». — М.: Вагриус, 2002 г.
  13. Густав Шосер. «Орхидеи». Выращивание в домашних условиях. (пер. с немецкого: Г.В.Порубиновская). — Москва, Интербук-бизнес, 1997 г., стр.54-55
  14. Юрий Насимович. «Серебристая ленточка Измайлова, или где в столице растут орхидеи». — М., «Вечерняя Москва», 10. 06. 1998 г.
  15. Андрей Вознесенский. «На виртуальном ветру». — М.: Вагриус, 1998 г.
  16. Олег Зайончковский, «Счастье возможно: роман нашего времени». — М.: АСТ; Астрель, 2009 г.
  17. В. Гофман. «Любовь к далёкой». — М.: Росток, 2007 г.
  18. 18,0 18,1 18,2 18,3 18,4 18,5 К. Бальмонт. Избранное. — М.: Художественная литература, 1983 г.
  19. Случевский К.К.. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Спб.: Академический проект, 2004 г.
  20. Зенкевич М.А., «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  21. И. Анненский. Стихотворения и трагедии. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1990 г.
  22. И. Эренбург. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. СПб.: Академический проект, 2000 г.
  23. М.И. Цветаева. Собрание сочинений: в 7 томах. — М.: Эллис Лак, 1994-1995 г.
  24. Эллис (Л.Л.Кобылинский). Стихотворения. — Томск: Водолей, 2000 г.
  25. Т. Л. Щепкина-Куперник. Избранные стихотворения и поэмы. — М.: ОГИ, 2008 г.
  26. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  27. 27,0 27,1 В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2002 г.
  28. А. Лозина-Лозинский. «Противоречия». — М.: Водолей, 2008 г.
  29. 29,0 29,1 М.П.Герасимов, в книге «Поэзия Пролеткульта». — СПб.: Своё издательство, 2007 г.
  30. М.Н.Савояров, Двадцатый сборник сочинений: последние тексты песен, куплетов и декламаций. — Петроград, 1920 г., Гороховая 12
  31. Холодковский Н.А., «Гербарий моей дочери». — Московское издательство П.П. Сойкина и И.Ф. Афанасьева, 1922 г.
  32. Б.Ю. Поплавский. Сочинения. — СПб.: Летний сад; Журнал «Нева», 1999 г.
  33. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  34. И.В.Чиннов. Собрание сочинений: в 2 т. — М.: Согласие, 2002 г.
  35. Константин Кедров. «ИЛИ». Полное собрание поэтических сочинений. — М., «Мысль», 2002 г.

См. также[править]