Перейти к содержанию

Красная смородина

Материал из Викицитатника
Красная смородина
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе

Красная сморо́дина (лат. Ríbes rubrum) — один из самых распространённых видов рода Смородина (Ribes); небольшой многолетний кустарник из семейства крыжовниковых (лат. Grossulariaceae). Красивое компактное растение с вкусными, ярко-красными ягодами[комм. 1] издавна славится своими целебными свойствами, а благодаря ценным качествам — неприхотливость в содержании [комм. 2], зимостойкость, засухоустойчивость и высокая урожайность — повсеместно и с удовольствием выращивается как в промышленных масштабах, так и на садовых участках. Является ценным медоносным растением.

На северо-востоке России красную смородину называют княжени́кой, а во владимирской области — жо́стыль.

Красная смородина в афоризмах и кратких цитатах[править]

  •  

Иногда мы рвали много голубики и красной смородины, кою здесь кислицею называют...[1]

  Гавриил Давыдов, Дневник, 1802
  •  

...красная смородина истекает кровавыми, а чёрная смородина — чернильными каплями.

  Жюль Ренар, «Рыжик»(пер. С. Парнок), 1894
  •  

Бежит смородина мимо взора, собравшись в миниатюрные кисти красного винограда, и руки невольно сами тянутся к ней.[2]

  Семён Юшкевич, «Злой мельник», 1907
  •  

Хочешь,
я угощу тебя смородиной, не беря руками,
а ты возьмёшь губами из губ
красные ягоды...[3]

  Михаил Кузмин, «Сегодня праздник...» (Александрийские песни), 1908
  •  

На бинте раздавили красную смородину.
Плачет кожа от шапки до пят.[4]

  Сергей Третьяков, «Дождь строчит по стеклу непонятные кляузы...», 1915
  •  

— Что это?
Чёрная смородина.
— А почему же она красная?
— Потому что ещё зелёная.[5]

  — «Аркадий Аверченко», «Два взгляда на одно и то же», январь 1919
  •  

Губы нежные твои ―
красная смородина![6]

  Семён Кирсанов, «Погудка о погодке», 1923
  •  

...а он смородину ест, ветки на нас кидает, и всё похрипывает ― ага, ага...[7]

  Иван Шмелёв, «Богомолье», 1931
  •  

Медленными крупными каплями, похожими на ягоды красной смородины, кровь стала капать в таз и тонкими струйками растекаться по его белому дну.[8]

  Юрий Анненков (Б. Темирязев), «Повесть о пустяках», 1934
  •  

В чертогах смородины красной
Живут сто семнадцать жуков...[9]

  Николай Олейников, «Из жизни насекомых», 1934
  •  

Солнце закатывалось. Оно было цвета раздавленной красной смородины.[10]

  Иван Евдокимов, «Левитан», 1940
  •  

Спасибо, родина.
Всех ягод лучше ―
Красная смородина…[11]

  Николай Рубцов, «В лесу», 1967
  •  

Чтобы заглушить тошноту, Васютка на ходу срывал гроздья красной смородины, совал их в рот вместе со стебельками. Рот сводило от кислятины и щипало язык...[12]

  Виктор Астафьев, «Васюткино озеро», 1972
  •  

Потом отправился обедать, зашел на рынок, увидел красную смородину — редкость в Одессе — и купил немного.[13]

  Владимир Швец, Дневник, 28 июля 1978
  •  

Красная смородина (киселка, киселица, княжанка, княжика, команец, лядуница, прутовица, сестреница…)[14]

  Венедикт Барашков, «А как у вас говорят?» 1986

Красная смородина в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Широко известна такая ягода, как красная смородина. Но далеко не все знают, что кисловатую ягоду эту в разных местах по-русски, оказывается, называют по-разному. Так, в частности, в некоторых местностях Владимирской области она известна как костыль, в Архангельской — кислица, в Псковской — киселка, в Новгородской и Вологодской — княжиха, в Калининской — лядуница, в Смоленской — поречка, в Карельской АССР — сестреница, или сестрянка…[14]

  Венедикт Барашков, «А как у вас говорят?» (предисловие), 1986
  •  

...красная смородина в русском языке имеет не менее десятка наименований. Ее называют и жостыль, и кислица, и киселка, и княжиха, и коминка, и лядуница, и порёчка, и сестрянка… Список этот здесь далеко не полон. Любопытно, что каждое из подобных названий как бы закреплено за определенной местностью, за определенной территорией. В результате то или иное из приведенных наименований оказывается обычным и привычным в одном месте, но неизвестным и неупотребляемым в других. Так, жителями ряда местностей Владимирской области для обозначения красной смородины используется слово жостыль. Но это слово не только не употребляется, но и не будет понято русскими, проживающими, скажем, в Карельской АССР. В свою очередь, владимирцы, услышав от жителей Карелии слово сестрянка в значении «красная смородина», едва ли сочтут его названием ягоды.[14]

  Венедикт Барашков, «А как у вас говорят?» 1986
  •  

У красной смородины и крыжовника старыми ветвями считаются 7-9-летние ветви. Прореживающей обрезкой добиваемся того, чтобы кусты хорошо проветривались, а каждый листочек буквально купался в солнечных лучах. Ежегодно обрезаемые кусты болеют гораздо реже своих косматых собратьев, ягода крупнеет, увеличивается урожай.[15]

  — Ирина Егорова, «Пора готовиться к зиме», 2003

Красная смородина в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Цветы смородины
  •  

Почтовые лошади были так худы, что одну из них принуждены мы были оставить на дороге с якутом; нанятые же, напротив, все очень хороши, так что ежели бы все были такие, то верно бы могли мы переезжать от 60 до 70 верст в день, что значит очень много по столь дурной и каменистой дороге, по коей неподкованные лошади скоро подбивают копыта. Иногда мы рвали много голубики и красной смородины, кою здесь кислицею называют...[1]

  Гавриил Давыдов, Дневник, 1802
  •  

Расшатывание чувства собственности шло с поразительной быстротой. «Это всё будет наше», — говорили мне некоторые крестьяне, сельские говоруны. Мальчишки в саду попадались с пучками ветвей красной смородины:
— Зачем вы обломали?
— Всё равно наше будет.
— Я знаю, что ваше; да зачем же вы ваше да ломаете?[16]

  Сергей Волконский, Мои воспоминания (Том второй), 1924
  •  

Только отошли ― кто-то нас окликает, да строго так. Глядим ― из того же окошка высунулся растерзанный какой-то, в халате, толстый, глазами не глядит, сердитый такой, и у него тарелка красной смородины:
― Это зачем вам Аксёнова?
Говорим ― так и так, а он смородину ест, ветки на нас кидает, и всё похрипывает ― ага, ага. Стал доискиваться ― да кто мы такие, да где в Москве проживаем, да много ли дён идём... да небось, говорит, жарко было идти... да что ж это у вас лошадь-то без глаза, да и тележонка какая ненадежная, где вы только такую разыскали?[7]

  Иван Шмелёв, «Богомолье», 1931
  •  

И стало нам всем тут радостно. Домна Панфёровна стала тут барышне говорить, какие мы такие и какие у нас дома в Москве. А та нарвала пригоршню красной смородины, потчует:
― Пожалуйста, не стесняйтесь, кушайте... и сами сколько хотите рвите.
А тут мальчишка, шустрый такой, кричит:
― А вот и Савка, прислуживать вам... хозяин заправиться велел![7]

  Иван Шмелёв, «Богомолье», 1931
  •  

В лагерных условиях старинный метод кровопускания не раз спасал людей в Тасканской больнице. Терять нечего... Я подставила тазик, ввела в вену большую иглу. Медленными крупными каплями, похожими на ягоды красной смородины, кровь стала капать в таз и тонкими струйками растекаться по его белому дну. Сердце у меня отчаянно колотилось. Не путаю ли? Сколько граммов крови спускал таким образом Антон?[8]

  Юрий Анненков (Б. Темирязев), «Повесть о пустяках», 1934
  •  

В лагерных условиях старинный метод кровопускания не раз спасал людей в Тасканской больнице. Терять нечего… Я подставила тазик, ввела в вену большую иглу. Медленными крупными каплями, похожими на ягоды красной смородины, кровь стала капать в таз и тонкими струйками растекаться по его белому дну. Сердце у меня отчаянно колотилось. Не путаю ли? Сколько граммов крови спускал таким образом Антон?[17]

  Евгения Гинзбург, «Крутой маршрут» (Часть 2), 1977
  •  

Потом отправился обедать, зашёл на рынок, увидел красную смородину — редкость в Одессе — и купил немного. Пришлось снова ехать в город за сахаром. Сварил чудесное варенье и лег отдыхать.[13]

  Владимир Швец, Дневник, 28 июля 1978

Красная смородина в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Всё дозревало в саду Обросимова, как и во всех садах приволжских. Громадные, в кулак величиною, яблоки гнули ветви дерев; малина в полном соку, а вишня уже перезрела; тяжёлые кисти красной смородины висят до земли. Лёгкий ветер приподнимает аромат в саду, в чистом и прозрачном воздухе, и ходит в огромной некошеной траве, ходит вольно и скромно. Ровные, степенные звуки в природе, птицы поют не весенними голосами. Хорошо в такую погоду забраться в малину и полной рукой обирать крупные ягоды.[18]

  Николай Помяловский, «Мещанское счастье», 1860
  •  

Вдоль всей Кошки тянутся деревянные сваи, а на сваях выстроены такие же деревянные амбары для просушки юколы ― вяленой рыбы, составляющей постоянную пищу камчатских собак. В жаркий летний день она так и горит рубинами на солнце, так и сквозится, точно гроздия крупной красной смородины.[19]

  Иннокентий Омулевский, «Шаг за шагом», 1870
  •  

Вздыхают тоненькие листья акации, стонут листья ободранной берёзы, свистят листья каштана и плещутся вьющиеся кирказоны, преследуя друг друга на стене.
Немного ниже красная смородина истекает кровавыми, а чёрная смородина — чернильными каплями.

  Жюль Ренар, «Рыжик»(пер. С. Парнок), 1894
  •  

— Вот гостинца, — сказал Рыбковский, нагибаясь к младшей девочке.
В руках у него, неизвестно откуда, оказалось крошечное берестяное лукошко, наполненное мелкими красными ягодами. Он успел собрать смородины, когда ходил за цветами для Марьи Николаевны.
Девочка жадно схватила ягоды.
— И с Мишей поделись, — сказал Рыбковский. — Мишенька, хочешь ягодки? — спросил он, переходя от девочки к мальчику.
— Хочешь! — ответил Мишенька, поднимая вверх своё невообразимо замазанное личико.
— Не дам, — сказала девочка, прижимая к груди лукошко, — я сама съем!
Несколько ягод, перекатившись через край лукошка, расплюснулись и окрасили розовым пятном ситцевую грудь кофточки.[20]

  Владимир Богораз, «Колымские рассказы», 1899
  •  

Вот и фруктовые деревья. <...> Груши зелёные, но уже с розовеющими щёчками, похожие на маленькие бутылочки, свесились вниз и ласково ждут нас. Как забрызганные кровью виднеются вдали вишнёвые деревья и так необычно красивы своими ветвями, ушедшими вширь. Внизу, из длинного ряда кустов, лукаво выглядывает твёрдый крыжовник зелёными глазами своими и как бы вытягивается, чтобы дать себя отведать. Бежит смородина мимо взора, собравшись в миниатюрные кисти красного винограда, и руки невольно сами тянутся к ней. Я не знаю, что переживает Коля...
— Господи, — с благоговением шепчу я, — подари мне такую жизнь!
С грушевого дерева уже раздаётся крик Стёпы, зовущий меня подняться к нему. Коля сидит на вишнёвом дереве и, уписывая вишни, не забывает кучами класть их за пазуху. Я делаю то же, поднимаюсь к грушам, срываю их, кладу за пазуху, отведываю одну. Но она невкусна ещё и я с отвращением выплёвываю её. От груш мы переходим к вишням, смородине, крыжовнику, и я наедаюсь так, что меня начинает тошнить.[2]

  Семён Юшкевич, «Злой мельник», 1907
  •  

Есть такой анекдотический разговор о незрелой чёрной смородине:
— Что это?
Чёрная смородина.
— А почему же она красная?
— Потому что еще зелёная.
Сумбурно, а правильно. Так же сейчас говорят о Петрограде. <...>
Двое говорят, что смородина чёрная, красная и зелёная… И оба правы.[5]

  — «Аркадий Аверченко», «Два взгляда на одно и то же», январь 1919
  •  

Нужно что-то сделать, чем-то утешить оскорблённую мать. Она пошла в сад; мокрая, в росе, трава холодно щекотала ноги; только что поднялось солнце из-за леса, и косые лучи его слепили глаза. Лучи были чуть тёплые. Сорвав посеребренный росою лист лопуха, Наталья приложила его к щеке, потом к другой и, освежив лицо, стала собирать на лист гроздья красной смородины, беззлобно думая о свёкре. Тяжёлой рукою он хлопал её по спине и, ухмыляясь, спрашивал:
― Ну, что ― живёшь? Дышишь?

  Максим Горький, «Дело Артамоновых», 1925
  •  

Вернувшись в тот вечер со службы с огромным пакетом красной смородины, избранной не за дешевизну, а исключительно за её символическое цветовое значение, Пётр Горбидоныч заглянул к себе в полураскрытую дверь и сокрушённо ахнул. Поведение сожителя и в самом деле являло собой пример непозволительного в общежитии своеволия.[21]

  Леонид Леонов, «Вор», 1927
  •  

Речка, которую он так долго искал, должна привести его к Енисею, иначе... он обессилеет и пропадет. Вон, с чего-то уж тошнит... Чтобы заглушить тошноту, Васютка на ходу срывал гроздья красной смородины, совал их в рот вместе со стебельками. Рот сводило от кислятины и щипало язык, расцарапанный ореховой скорлупой.[12]

  Виктор Астафьев, «Васюткино озеро», 1972

Красная смородина в поэзии[править]

Кисти красной смородины
  •  

Как заманим молодца,
Как завидим издали,
Разбежимтесь, милые,
Закидаем вишеньем,
Вишеньем, малиною,
Красною смородиной.

  Александр Пушкин, «Евгений Онегин» (Глава 3), 1824
  •  

Хочешь,
я угощу тебя смородиной, не беря руками,
а ты возьмёшь губами из губ
красные ягоды
и вместе
поцелуи?[3]

  Михаил Кузмин, «Сегодня праздник...» (Александрийские песни), 1908
  •  

Кони часто дрожат на привязи.
Хихикают удила.
На бинте раздавили красную смородину.
Плачет кожа от шапки до пят.
Часовой вспоминает родину.
Спят.[4]

  Сергей Третьяков, «Дождь строчит по стеклу непонятные кляузы...», 1915
  •  

Теплотой меня пои,
поле югародина.
Губы нежные твои ―
красная смородина!
Погляжу в твои глаза
голубой крыжовник![6]

  Семён Кирсанов, «Погудка о погодке», 1923
  •  

В чертогах смородины красной
Живут сто семнадцать жуков,
Зелёный кузнечик прекрасный,
Четыре блохи и пятнадцать сверчков.
Каким они воздухом дышат!
Как сытно и чисто едят!
Как пышно над ними колышет
Смородина свой виноград![9]

  Николай Олейников, «Из жизни насекомых», 1934
  •  

Наконец благодарная родина
Труп мой хладный забила бы в гроб,
В пышный гроб цвета красной смородины.
Всё достигнуто. Кончено, стоп![22]

  Анна Баркова, «Если б жизнь повернуть на обратное...», 1952
  •  

Я счастлив, родина.
Спасибо, родина.
Всех ягод лучше ―
Красная смородина…[11]

  Николай Рубцов, «В лесу», 1967
  •  

Как рекрут, награжденный орденом,
Встать не могу из-за стола.
Как будто красная смородина
Мне губы красные дала.
Как много в эту осень пройдено.
В моих глазах ― один огонь.
Как будто белая смородина
Грудь белую в мою ладонь.[23]

  Леонид Губанов, «Как рекрут, награжденный орденом...», 12 декабря 1982

Комментарии[править]

  1. Плоды красной смородины шаровидные, собраны в гроздья (от 15 до 40 ягод на каждой, в зависимости от сорта и условий выращивания). Ягоды отличаются сложным кисло-сладким освежающим, немного терпким и бодрящим вкусом; богаты витаминами и микроэлементами. Из свежих ягод приготовляют десерты, соки, морсы и желе (например, знаменитое и любимое многими красно-смородиновое желе, для приготовления которого требуется только сахар); варят варенья, джемы, компоты, сиропы, пастилу, мармелад, начинки для кондитерских и кулинарных изделий; делают ягодные ликёры, наливки, настойки, а также всевозможные кисло-сладкие соусы и приправы, в том числе для соления, квашения, мочения и маринадов и т.д.
  2. Для полноценного развития растению нужен свет и минимальный уход: умеренный полив, подкормка, прополка, окучивание и обрезка.

Источники[править]

  1. 1 2 Давыдов Г. И. Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова, писанное сим последним (в 2-х частях). — СПб.: Морская типография, 1810-1812 г.
  2. 1 2 Юшкевич С. С. Собрание сочинений. Том IV. Очерки детства. Санкт-Петербург, «Знание», 1907 г.
  3. 1 2 Кузмин М. А. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2000 г.
  4. 1 2 Третьяков С.М. Поэзия русского футуризма. Новая библиотека поэта (большая серия). Санкт-Петербург, «Академический проект», 2001 г.
  5. 1 2 Аверченко А. Т. Собрание сочинений в 13 томах. Том 11. Салат из булавок / Составление и комментарии В. Д. Миленко. — М.: Изд-во «Дмитрий Сечин», 2015 г.
  6. 1 2 Кирсанов С.И. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2006 г.
  7. 1 2 3 Шмелёв И.С. Избранные сочинения в двух томах, Том 2. Рассказы. Богомолье. Лето Господне. Москва, «Литература», 1999 г.
  8. 1 2 Анненков Ю.П. Повесть о пустяках. Москва, «Издательство Ивана Лимбаха», 2001 г.
  9. 1 2 Олейников Н.М. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2000 г.
  10. И. В. Евдокимов. Левитан. — М.: Советский писатель, 1940 г.
  11. 1 2 Н. Рубцов. Последняя осень. — М.: Эксмо, 1999 г.
  12. 1 2 Астафьев В. П. Лучшие рассказы для детей. — Москва: АСТ, 2015 г.
  13. 1 2 В. А. Швец. Дневник. В книге: Смирнов В. А. Реквием ХХ века: в 5-ти ч. Астропринт 2004-2013 гг.
  14. 1 2 3 В. Ф. Барашков. А как у вас говорят? Книга для учащихся. — М.: Просвещение, 1986 г.
  15. Ирина Егорова. Пора готовиться к зиме. — СПб.: «Петербургский Час пик», 17 сентября 2003 г.
  16. Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания. — М.: Искусство, 1992 г.
  17. Гинзбург Е.С. Крутой маршрут. Москва, «Советский писатель», 1990 г.
  18. Помяловский Н.Г. Очерки бурсы: Повести. Москва, «Эксмо», 2007 г.
  19. Омулевский И. В. Библиотека сибирского романа. Том 7. — Новосибирск, «Новосибирское книжное издательство», 1960 г.
  20. В. Г. Богораз. Колымские рассказы. — СПб.: Товарищество «Просвещение», 1910 г. — С. 97
  21. Леонов Л. М. Вор. — Москва, «Советский писатель», 1979 г.
  22. Баркова А. А. Восемь глав безумия. Проза. Дневники — Москва, «Фонд Сергея Дубова», 2009 г.
  23. Губанов Л. Г. «Я сослан к Музе на галеры...» — М.: Время, 2003 г.

См. также[править]