Тмутаракань

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
На раскопках Тмутаракани, 2012 г.

Тмутарака́нь или Тьмутарака́нь — один из древнейших городов Таманского полуострова, был расположен на территории нынешней станицы Тамань Краснодарского края. Название Тмутаракань город носил, когда входил в состав Киевской Руси. Начиная с времён греческой колонизации, город последовательно назывался: Гермона́сса, Тумантархан, Самкерц, Тмутаракань, Ма́траха, Матрега и наконец, начиная с XVI века — Тама́н.

В современном русском языке и в разговорной речи слово Тьмутаракань совершенно отделилось от исторического населённого пункта и выполняет функцию пренебрежительной замены слова «глушь», провинция, «забытое богом место», за семью морями или невесть где, ассоциируясь с чем-то запредельно далёким. В этом смыслеи Тмутаракань находится в гомологическом ряду подобных ей населённых пунктов, как реальных, так и выдуманных: Крыжополь, Урюпинск, Захолустье, Камчатка, Магадан, Конотоп, Сахалин и Мухосранск.

Тмутаракань в исторической литературе[править]

  •  

О княжении Тмутараканском, как в историях руских обстоятельно мест или урочищ не описано, а в давныя времена не знающие пользы исторической, имена народов и земель оставя, по новопостроенным городам пределы именовали, прежние в забвение предали, что и с сим учинилось; а потом писатели, не зная, где его сыскать, в неприличных местах сыскивали, а именно: в истории Новогородской и Степенной книге кладут Астрахань вместо Тмутаракань, которое нимало неприлично, ибо руские так далеко по Волге не владели и не знали; Астрахань же старее Киева, ибо Птоломей в тех местах кладет народ астурканы. Профессор Байер в Азовской истории Темрук, лежащей противо Керчи, Тмутаракань мнит, где тогда жили половцы; иные в Крыму Торокун град вменяют. Но все с обстоятельствами не согласуют. Преученый архиепископ Прокопович мнил быть в Литве Новгородок, но равно недоводно. По всем же обстоятельствам видимо, что сей град был в княжении Рязанском: 1) Стрыковский на некоих местах кладет Тмутаракань, а в других списках тоже Рязань; 2) Святославовым сынам, Ярославу и Святославу, досталось Тмутаракань, но они писаны князи рязанские; 3) один знатной дворянин сказывал мне, что в верховье реки Прони есть запустелое городище и неколико здания каменнаго видно, имени же никто не знает; то мню, что сей Тмутаракань был; ибо оное принадлежало ко княжению Черниговскому, к нему же и Муром, как ниже точно сказано...[1]

  Василий Татищев, из второго тома «Истории российской», 1750
  •  

Мстислав, сын Владимира Великого, был удельный князь Тмутараканский. Столица сего княжества, Тмутаракань (древняя Таматарха), находилась на острове Тамани, который образуют рукава реки Кубани при впадении ее в Азовское море. В соседстве жили косоги, племя горских черкесов. В 1022 году Мстислав объявил им войну. Князь Косожский, Редедя, крепкотелый великан, по обычаю богатырских времен предложил ему решить распрю единоборством. Мстислав согласился. Произошел бой: Тмутараканский князь поверг врага и умертвил его. Косоги признали себя данниками Мстислава.[2].

  Кондратий Рылеев, Исторические предисловия к «Думам», 1823
  •  

Замечательно при этом, что он никого не назначил в страну вятичей и радимичей. Такое обстоятельство объясняется отсутствием городов в то время на северо-востоке от Десны до самых низовьев Оки. Северная половина этого пространства, т. е. собственно Рязанская земля, была причислена к Муромскому княжеству; а южная, степная полоса связана была с Тмутараканским княжеством. После битвы при Листвене Мстислав, первый удельный князь тмутараканский, соединил в своих руках обе части; название Тмутаракани распространилось далеко на север; отсюда-то произошло у некоторых историков смешение этого имени с Рязанью, которая в то время еще не выступала на историческом поприще. Знаменитый Олег Гориславич, будучи князем тмутараканским и рязанским, еще более способствовал такому заблуждению. Но в настоящее время после доказательств гр. А. И. Мусина-Пушкина нет более сомнений в том, что Тмутаракань и греческая Таматарха, или древняя Фанагория, одно и то же.[3]

  Дмитрий Иловайский, «История Рязанского княжества», 1858
  •  

Город Тмутаракань лежал на берегу Керченского пролива, на острове Тамани. Восточными соседями Тмутараканского княжества были касоги (черкесы). Летопись рассказывает, что Мстислав однажды сошелся на битву с касожским князем и богатырем Редедею.
Княжение его ознаменовалось смутами и бедствиями, особенно сильны были междоусобия за Чернигов и за Волынь. Изяслав I и Всеволод лишили своих племянников Святославичей Черниговской волости, т. е. лучшей части их наследственного удела, предоставив им отдаленную Тмутаракань и бедные муромо-рязанские земли. <...>
«Слово о полку Игореве» характеризует его следующими словами: «Всеслав днем правил суд народу, назначал князьями города, а ночью рыскал волком; из Киева до петухов перескакивал в Тмутаракань; волком перебегал путь великому Хоросу (солнцу). Ему в Полоцке рано звонили заутреню у святой Софии в колокола, а он слышал звон в Киеве».[4]

  Дмитрий Иловайский, «Краткие очерки русской истории», 1860
  •  

Сначала поднялись княжеские междоусобия. Начало им было положено тем, что сын умершего Ярославова сына, Владимира, Ростислав бежал в Тмутаракань, город, находившийся на Таманском полуострове и принадлежавший тогда черниговскому князю, поместившему там своего сына Глеба. Ростислав выгнал этого Глеба, но и сам не удержался после него. Это событие, само по себе одно из множества подобных в последующие времена, кажется замечательным именно потому, что оно было тогда первым в этом роде.
Но Олегу досадно было, что земля, где княжил его отец и где протекло его детство, находится не у него во власти. В 1073 году он убежал из Чернигова в Тмутаракань, где после Ростислава жил уже подобный ему князь, беглец Борис, сын умершего Вячеслава Ярославича. Не должно думать, чтобы такого рода князья действительно имели какие-нибудь права на то, чего добивались. Тогда еще не было установлено и не вошло в обычай, чтобы все лица княжеского рода непременно имели удел, как равным образом не утвердилось правило, чтобы во всякой земле были князьями лица, принадлежавшие к одной княжеской ветви в силу своего происхождения.
Такой князь легче всего мог найти себе помощь у воинственных иноплеменников. И вот бежавшие в Тмутаракань Олег и Борис обратились к половцам. Не они первые вмешали этих врагов Руси в ее внутренние междоусобия. Сколько нам известно, первый, показавший им дорогу к такому вмешательству, был Владимир Мономах, так как по собственному его известию, помещенному в его поучении, он еще прежде них, при жизни своего дяди Святослава Ярославича, водил половцев на полоцкую землю.[5]

  Николай Костомаров, «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей» 1875

Тмутаракань в художественной литературе[править]

  •  

Государь, не видя способа воздержать меня, дал мне соизволение, и я немедленно отправился туда. В самое первое сражение воевал я весьма отчаянно, к счастию моих сограждан, а к моему неблагополучию, осадил я город Тмутаракань. Военачальник тот, который был прежде меня в воинстве, почувствовал за сие ко мне великую злобу. Он был согласен с тмутараканским государем и хотел изменить своему отечеству; отписал он в Тмутаракань письмо, чтоб тот государь отписал ко мне так, как к изменнику, и, это письмо получив, военачальник положил ко мне осторожно в карман. Я же, не зная совсем такого подлога, скинул то платье и надел поутру другое. Письмо это найдено воинами и отослано к государю, и после того ещё два.[6]

  Михаил Чулков, «Пересмешник, или Славенские сказки», 1768
  •  

От сего города пустились они восточным берегом озера Азака, или Меотического, который усеян был Торговыми Вежами Греков. При входе в гирло Таманское открылся им город Синда, а вскоре и Таматархан (настоящее название Тмутаракани), покоренный Мстиславом, которому за удальство отец не дал наследства на Руси и сказал: «Ты удатный, даю я тебе рать в наследство, иди в Тмутаракань, отними Русское Княжество у Ясов и княжи там!»[7]

  Александр Вельтман, «Кощей бессмертный. Былина старого времени», 1833

Тмутаракань в поэзии[править]

  •  

Как тучи, с гор текли косоги;
Навстречу им Мстислав летел.
Стенал поморья брег пологий,
И в поле гул глухой гремел.
Уж звук трубы на поле брани
Сзывал храбрейших из полков;
Уж храбрый князь Тмутаракани
Кипел ударить на врагов.[8].

  Кондратий Рылеев, «Мстислав Удалый», 1822
  •  

Так раскольникам в тмутаракани
был подсказан огонь, внушена
кровь ― чтоб знать, превращаясь в дыханье:
Солнце Правды проносит Жена.

  Ольга Седакова, «Восемь восьмистиший», 1978
  •  

Семенов шел, дыша всей грудью
и зло бросая взгляд косой,
как родственник, на чемодане
приехавший за колбасой
в столицу из тмутаракани
на выходной, ― кося окрест,
он шел, глотая воздух ранний,
на вызов ― и вошел в подъезд
с решимостью, презренью равной.

  Олег Чухонцев, «Однофамилец», 1980

Примечания[править]

  1. Татищев В.Н. История российская в семи томах. Том второй. — Москва-Ленинград, «Издательство Академии наук СССР», 1963 г.
  2. Кондратий Рылеев, Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  3. Иловайский Д.И. «История Рязанского княжества». — М.: Университетская тип., 1858 г.
  4. Иловайский Д.И. Краткие очерки русской истории, приспособленные к курсу средних учебных заведений. — Москва, «Типография Грачёва», 1860 г.
  5. Николай Костомаров, «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей». Выпуск шестой: XVIII столетие (1875)
  6. Волшебно-богатырские повести XVIII века. — М.: Советская Россия, 1992 г.
  7. А.Ф.Вельтман. Романы. — М.: Современник, 1985 г.
  8. Кондратий Рылеев, Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1971 г.

См. также[править]