Зной

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Летний зной...

Зной — сильный жар от солнца, раскалённого воздуха и землми; безветрие, удушливая жара среди лета; солнечная припёка. В переносном значении иногда — пылкая страсть, излишняя экспансивность, восточный колорит.

Зной в прозе[править]

  •  

Да хвалится брат униженный высотою своею, а богатый — унижением своим, потому что он прейдёт, как цвет на траве. Восходит солнце, настает зной, и зноем иссушает траву, цвет её опадает, исчезает красота вида её; так увядает и богатый в путях своих.

  — «Послание Иакова», 1:9—11
  •  

Свет же в зное дает всем качествам силу, так что все становится приятным и исполненным блаженства: зной без света для прочих качеств бесполезен, он даже погибель для доброго, злой источник; ибо все погибает в яростности зноя. Таким образом, свет в зное — живой родник, куда входит Дух Святой, в яростность же зноя не входит; но зной делает свет подвижным, так что он течет и движется, как это видно зимой, когда свет солнца хотя и падает на землю, но лучи солнечного зноя не могут достигнуть почвы, и потому никакие плоды не растут.

  Якоб Бёме, «Аврора или Утренняя заря в восхождении» (глава 1), 1612
  •  

Я стал подыматься на Безобдал, гору, отделяющую Грузию от древней Армении. Широкая дорога, осененная деревьями, (извивается около горы. На вершине Безобдала я проехал сквозь малое ущелье, называемое, кажется, Волчьими воротами, и очутился на естественной границе Грузии. Мне представились новые горы, новый горизонт; подо мною расстилались злачные зеленые нивы. Я взглянул еще раз на опаленную Грузию и стал спускаться по отлогому склонению горы к свежим равнинам Армении. С неописанным удовольствием заметил я, что зной вдруг уменьшился: климат был другой.

  Александр Пушкин, «Путешествие в Арзрум во время похода 1829 года», 1835
  •  

― О! наши северные женщины! <...> Надобно видеть их там! Там ― это зной, это ад, это что-то такое, что мы, люди севера, даже понять не можем, не испытавши лично там, на месте! Но зато, раз на месте, мы одни только и можем оценить южную женщину! Знаете ли вы, что только южная женщина умеет целовать как следует?[1]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Господа ташкентцы. Картины нравов», 1872
  •  

В Туркестане по местам, иссохшим от зноя, растет корявое, сучковатое, изгорбленное дерево: саксаул. Вуйчич напоминал саксаул: так был неуклюж, тощ и высок и согнут-перегнут в разные стороны, словно кто-то ломал его и не сломал вовсе, а только перекрутил как железный прут.[2]

  Дмитрий Фурманов, «Мятеж», 1924
  •  

― И вы женитесь на ней? Глаза Остапа заискрились.
― Теперь я должен жениться, как честный человек. Ипполит Матвеевич сконфуженно хрюкнул.
― Знойная женщина, ― сказал Остап, ― мечта поэта. Провинциальная непосредственность. В центре таких субтропиков давно уже нет, но на периферии, на местах ― еще встречаются.[3]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев» (глава VI), 1927
  •  

Наступили жаркие дни. Солнце поливало тяжёлым, густым зноем мягкую, мшистую поверхность болот. Его свет казался мутным от влажных испарений перегнившего мха. Резкий запах багульника походил на запах перебродившего пряного вина. Зной не обманывал: обострённые длительным общением с природой чувства угадывали приближение короткой северной осени. Едва уловимый отпечаток её лежал на всём: на слегка побуревшей хвое лиственниц, горестно опущенных ветках берёз и рябин, шляпках древесных грибов, потерявших свою бархатистую свежесть… Комары почти исчезли.[4]

  Иван Ефремов, «Алмазная труба», 1944
  •  

Стараясь не расплескать ощущение радости, энергии, здоровья и силы, капитан Прохоров размашисто шагал впереди девушки; небольшой и худенький, делал крупные движения руками; преображенный, обнаруживал в деревенском неизменившемся мире новые качества, состояния, приметы. По-прежнему стоял жестокий зной ― это был совсем другой зной; лежала в пыли знакомая пестрая свинья ― это была новая свинья; на заборе сидел петух, молчал с опущенным от зноя гребнем ― это был очень хитрый петух, так как догадался забраться повыше, где продувало ветерком с реки; они приближались к дому Гасиловых ― это был не тот дом, мимо которого он проходил уже несколько раз.[5]

  Виль Липатов, «И это все о нем», 1984

Зной в стихах[править]

  •  

Где в зной журчащие потоки
Из трещин каменных с вершин
Стекают в сонные долины;
Где возле мраморных руин,
Из кактусов колючий тын...

  Яков Полонский, из стихотворения «Современная идиллия», 1860-е
  •  

Что за зной! Даже тут, под ветвями,
Тень слаба и открыто кругом.
Как сошлись и какими судьбами
Мы одни на скамейке вдвоём?[6]

  Афанасий Фет, «Зной», 29 мая 1888
  •  

Зной, — и всё в томительном покое, —
В пятнах света тени спят в аллее…
Только чуткой чудится лилее,
Что гроза таится в этом зное.[7]

  Яков Полонский, «Зной — и всё в томительном покое...», 1890
  •  

Зной без сияния, тучи безводные,
Шум городской суеты
В сердце тоскующем думы бесплодные,
Трепет бескрылой мечты.[8]

  Владимир Соловьёв, «Зной без сияния, тучи безводные...», 1890(?)
  •  

Уже в долинах зной, уже повсюду лето,
А здесь ещё апрель, сады ещё стоят
Как будто бы в снегу, от яблонного цвета,
И вишни только что надели свой наряд.

  Дмитрий Мережковский, «Гриндельвальд», 1892
  •  

И лежу я, упоенный зноем.
Снится сад мне и прохладный грот,
Кипарисы неподвижным строем
Стерегут там звонкий водомет.[9]

  Иван Бунин, «Зной», 1900
  •  

Белый день, прозрачно белый,
Золотой как кружева…
Сосен пламенное тело,
Зноем пьяная трава.[10]

  Валерий Брюсов, «Знойный день», 1903
  •  

Не воздух, а золото,
Жидкое золото
Пролито в мир.
Скован без молота,
Жидкого золота
Не движется мир.[11]

  Сергей Городецкий, «Зной», 1905
  •  

Знойный день догорает бесследно,
Сумрак ночи ползёт сквозь кусты;
И осёл удивляется, бедный:
«Что́, хозяин, раздумался ты?»[12]

  Александр Блок, «Знойный день догорает бесследно…» (из сборника «Соловьиный сад»), 1915
  •  

Трудолюбивою пчелой,
Звеня и рокоча, как лира,
Ты, мысль, повисла в зное мира
Над вечной розою — душой.

  Владислав Ходасевич, «Трудолюбивою пчелой...», 1923

Источники[править]

  1. Салтыков-Щедрин М.Е. Собрание сочинений в двадцати томах, Том 10. Москва, «Художественная литература», 1970 г.
  2. Фурманов Д. А. «Чапаев». «Мятеж». — М.: «Правда», 1985 г.
  3. Илья Ильф, Евгений Петров. «Двенадцать стульев». — М.: Вагриус, 1997 г.
  4. Иван Ефремов, «Алмазная труба». — М.: Детгиз, 1954 г.
  5. Виль Липатов. Собрание сочинений: в 4-х томах. Том 3. — М.: Молодая гвардия, 1984 г.
  6. А. А. Фет. Лирика. — М.: Художественная литература, 1966 г. — стр.76
  7. Я. П. Полонский. Полное собрание стихотворений. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 3. — С. 41.
  8. В.С.Соловьёв. Стихотворения и шуточные пьесы. — Л.: Советский писатель, 1974 г. — стр. 164
  9. И. Бунин. Полное собрание сочинений в 13 томах. — М.: Воскресенье, 2006 г. — Т. 1. Стихотворения (1888—1911); Рассказы (1892—1901). — С.79
  10. В. Брюсов. Стихотворения и поэмы. (Библиотека поэта). — Л.: Советский писатель, 1961 г., стр.85
  11. С. Городецкий. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1974 г.
  12. А. Блок. Собрание сочинений в восьми томах. — М.: ГИХЛ, 1960-1963 гг.

См. также[править]