Первоцвет

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Primula»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Первоцве́т или при́мула (лат. Prímula)[комм. 1] — один из самых известных и любимых ранневесенних цветов, многолетнее или (реже) однолетнее травянистое растение, давшее название семейству первоцветных (лат. Primulaceae), в свою очередь, относящегося к порядку верескоцветных (лат. Ericales).

Большинство видов примулы — неприхотливые и небольшие красивоцветущие растения, любимые в садоводстве.

Первоцвет в прозе[править]

  •  

В этой части племени развивается самородное или заимствованное просвещение или, по крайней мере, зачатки его; начинается, а иногда и достигает высшей степени совершенства религиозная, политическая, культурная жизнь. Но основание, на котором построено это развитие, непрочно, ибо корни его не распространяются по всему этнографическому телу, которое одно могло бы придать им крепость и устойчивость, и потому внешние бури часто угрожают гибелью этому первоцвету.[комм. 2]

  Николай Данилевский, «Россия и Европа», 1869
  •  

На более сухих местах запестрели голубые головки прострела ― Pulsatilla <сон-трава>, а по скатам холмов рассыпались мелкие, красноватые цветки Primula <первоцвет>. Позднее, на сухих каменистых скатах расцвела камнеломкаSaxifraga; наконец, начал цвести низкий, колючий кустарник ― Caragana <жёлтая акация>.[1]

  Николай Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор», 1870
  •  

Кроме того росли здесь и осыпанные цветами, похожие на огромные канделябры, царские кудри,[комм. 3] взятые с поля, и дикий ясминник, и первоцвет, и лесные ландыши, и дикая калла, и трёхлистная нежная заячья травка, — ну, просто загляденье!

  Ганс Христиан Андерсен, «Садовник и господа», 1872
  •  

Мы говорим о книгах так, будто они — голоса самой жизни, тогда как они — только её слабое эхо. Сказки прелестны как сказки, они ароматны, как первоцвет после долгой зимы, и успокаивают, как голоса грачей, замирающие с закатом солнца. Но мы больше не пишем сказок. Мы изготавливаем «человеческие документы» и анатомируем души.

  Джером К. Джером, «Наброски для романа», 1893
  •  

Вопли менад низойдут к нам и усыпляют скорбь Персефоны, и тогда замирают стенания на её устах. Гермес приносит ей белые, нежные, едва только раскрывшиеся первоцветы, и она плачет сладко, и смеётся нежно и звонко, и недолгою радуется радостью. Но лёгким полётом быстро промчатся улыбающиеся златокудрому Фебу отрадные Оры, — и несёт Гермес Персефоне осенние златоцветы, пышные, но пониклые и печальные, — и затоскует опять Персефона, и утешные краткие миги тонут в шумной, мрачной Лете.

  Фёдор Сологуб, «Дар мудрых пчёл» (пьеса, действие первое), 1907
  •  

Нежный розовый цвет альпийского первоцвета (Primula farinosa — употребляется местными жителями как средство, облегчающее дыхание при восхождении на горы) и других родов, как бесстебельной дрёмы (Silene acaulis), белый цвет анемона, ярко-жёлтый огненный цвет сокольника (Hieracium), медно-красный цвет Bartsia, темно-голубой — генциан, или горечавок (Gentiana), и тёмно-фиолетовый, бархатистый цвет фиалок (Viola calcarata) — вот господствующие тоны, которыми отливает поверхность и к которым при известных условиях (например на Симплоне) присоединяются белоснежные венчики померанцевых цветов Senecio incanus (крестовника), кроваво-красные живучки (Sempervivum), двуцветные астры, серый мохнатый эдельвейс (Edelweiss) и густой лазоревый цвет Eritrichium nanum.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Альпийские растения», 1907
  •  

— Зачем я пойду к нему, пока не сойдёт снег? Когда человек находится в нужде, его нужно предоставлять самому себе. Посетитель может только надоесть ему. И даже друг не должен в это время докучать ему. Когда придёт весна, я навещу Ганса и он, наверное, подарит мне ящик первоцвета, чем доставит себе большое удовольствие.

  Оскар Уайльд, «Преданный друг», 1908
  •  

В первый день пасхи он пошёл на кладбище христосоваться с Палагою и отцом. С тихой радостью увидел, что его посадки принялись: тонкие сучья берёз были густо унизаны почками, на концах лап сосны дрожали жёлтые свечи, сверкая на солнце золотыми каплями смолы. С дёрна могилы робко смотрели в небо бледно-лиловые подснежники, качались атласные звёзды первоцвета, и уже набухал жёлтый венец одуванчика. Между крестами молча ходили люди.

  Максим Горький, «Жизнь Матвея Кожемякина», 1910
  •  

Тем большее удивление в светских гостиных породила весть, что князь Курятев объявлен женихом первой петербургской красавицы Зенеиды К. Чудной деве минуло едва лишь шестнадцать лет, и обаятельная её краса только что распустилась майским первоцветом. Жутко было глядеть, как к благоуханной её щеке, разгоравшейся заревым блеском под набегающими волнами смоляных кудрей, приближал порою жених жёлтый сухой свой профиль со злобно ощеренною усмешкой. Князь немногим был старше Зенеиды, но казался стариком.[2]

  Борис Садовской, «Лебединые клики», 1911
  •  

В конце мая я пригласил к себе профессора Яновского; он нашёл у меня склероз артерий и, кроме того, ожирение сердца и печени. Он прописал мне убавить еду и принимать йод. Жена тогда же попросила избавить её от какого-то зуда и сыпи на руках; осмотрев её руки, он пожелал осмотреть наши цветы и вскоре нашел виновников этого явления ― цветущие примулы, которые тотчас были изгнаны, после чего руки жены вскоре избавились от неприятного явления.[3]

  Александр Редигер, «История моей жизни», 1918
  •  

Из её окна был виден ещё и угол оранжереи, где теперь тоже шла какая-то работа: копали песчаную землю, выводили кирпичные устои, ― расширяли оранжерею. Этого не одобряла старуха; это казалось ей лишней затеей. И когда в столовой на столах появились заботливо поставленные горшочки с цветущей примулой яркого пунцового цвета, она ворчнула:
― К чему это? .. Только место зря занимают!.. Есть возрасты, которые любят цветы, есть возрасты, которые к цветам равнодушны, но есть и такие, которые сторонятся цветов.[4]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Счастливица», 1931
  •  

Несколько раз на Сивцев-Вражек приходил и Валя, и тогда все бросали свои дела и разговоры и смотрели, как он ухаживает за Кирой. И он действительно ухаживал за ней по всем правилам и в полной уверенности, что об этом никто не подозревает. Он приносил Кире цветы в горшках ― всегда одни и те же, так что её комната превратилась в маленький питомник чайных роз и примул.[5]

  Вениамин Каверин, «Два капитана», 1944
  •  

В мире образов Офелии цветы занимают значительное место. «Нечестивые пасторы» шагают по пути распутства, где цветут первоцветы. Она называет Гамлета «розой прекрасного государства». Она собирала «мёд» его любовных признаний; она сравнивает себя с пчелой, собирающей мёд с цветов. Любовные обеты Гамлета теперь, по её словам, «потеряли своё благоухание».[6]

  Михаил Морозов, «Метафоры Шекспира как выражение характеров действующих лиц», 1947
  •  

Кроме того, сапонины оказывают гемолитическое действие, то есть растворяют красные кровяные тельца. Многие сапонины (в том числе и паристифин) и вообще глюкозиды в небольших дозах оказывают целебное действие на нервную систему и сердечную деятельность. Поэтому некоторые столь же ядовитые, как и вороний глаз, растения уже давно используются в качестве ценного лекарственного сырья. Наиболее известные из них ― это содержащие глюкозиды ландыш, наперстянка, горицвет и содержащие сапонины первоцвет, синюха, истод.[7]

  Андрей Хохряков, «Вороний глаз», 1968
  •  

Стоило Солнцу подняться выше и пригреть землю, как всё кругом изменилось. На полях зазеленели хлеба, чёрным прошлогодним листом поднялись жёлтые Первоцветы, розовые Хохлатки; рядом со Снегом распустились голубые Подснежники.[8]

  Эдуард Шим, «Снег и кисличка», 1985
  •  

После еды Андрей перекинул фотоаппарат через плечо, и мы двинулись в путь. Волшебно-золотистые от цветущих примул, в белых пятнах снежников, круглые холмы уходили на юго-восток. Перебираясь по ним, мы должны были дойти до святилища.[9]

  Фазиль Искандер, «Сандро из Чегема», 1989
  •  

В середине месяца выпало несколько сухих, хотя и угрюмых дней, когда показалось, что весна будет, но опять повалил снег ― густой и липкий, накрыл землю плотной с виду, влажной белизной, глубоко проминающейся под лапами зверей и птиц. К праздникам снег внезапно стаял, как-то робко, на солнечной стороне зазеленела травка и проклюнулся первоцвет.[10]

  Юрий Нагибин, «Другая жизнь», 1995
  •  

― Господи, сколько же здесь исхожено с Лидой! Все тропки, все склоны, даже и довольно крутые… В это время уже примулы из-под снега… Ты не поверишь, как здесь бывает: вчера ещё ничего нет, а сегодня, за одну ночь, вся тропинка усыпана примулами! И после этого ― как по команде ― почки набухают, за неделю горы меняют цвет. Это как волшебство[11]

  Дина Рубина, «Окна», 2011

Первоцвет в поэзии[править]

Садовые сорта «примулы обыкновенной»
  •  

Чуть первый жавронка привет
Раздался с неба чист и звонок,
Уж самый ранний первоцвет
Из золотых блеснул пелёнок.

  Адам Мицкевич (пер. Николая Семёнова, «Первоцвет (Primula veris, 1840-е
  •  

Там, где ночью мокрый хворост
В очаге дымился, тлея,
Увидал цветок весенний,
Первоцвет, привет весенний,
Мискодит в зелёных листьях.[12]

  Иван Бунин, «Песня о Гайавате» (XXI. След белого), 1903
  •  

Есть подорожник, есть дрема́,
‎Есть ландыш, первоцвет.
‎И нет цветов, где злость и тьма,
‎И мандрагоры нет.

  Константин Бальмонт, «Славянское Древо», 1906
  •  

Иду к земле в ночное лоно,
В густую влагу тёмных кущ,
Где всё родимо и зелёно,
Где первоцвет мой был цветущ.[13]

  Сергей Городецкий, «Иду к земле в ночное лоно...» (из сборника «Нет»), 1906
  •  

Самый первый в мире цвет ― первоцвет,
Самый первый ― это он, первоцвет,
И первей его на этом свете ― нет.
Правда, есть за ним ― второй,
Тоже неплохой ― второцвет... <...>
И ещё, что было сил,
Обожаю девясил.[14]

  Михаил Савояров, «Без счёта» (из сборника «Не в растения»), 1913
  •  

Какую тонкую игру
Теней, полутеней и света
Раскидывала гостья эта,
Какою белизной одета,
Свою нежнейшую кору
Отогревала в ложе лета,
Стыдливой негой первоцвета
Чуть розовая поутру...[15]

  Юрий Верховский, «Белая берёзка», 1920
  •  

Одно уж имя первоцвета
Сулит дней вешних благодать
И о красе весны и лета
Нас заставляет вспоминать.[16]

  Николай Холодковский, «Первоцвет» (Primula officinalis Parq.), 1922
  •  

Что полей и маки и левкои,
Город ― сад, ― но что твои лучи?
Клином вбилось сердце громовое,
Первоцвет свободу получил.[17]

  Николай Тихонов, «Динамит», 1922
  •  

Прочь из нор!
Мотылёк — не сурок, не бобёр.
Прочь из школ!
Ведь ещё первоцвет не отцвёл.

  Марина Цветаева, «Крысолов (Детский рай)», 1925
  •  

Видишь? ― мёд отдают первоцветы.
Видишь? ― цифры бегут по столу:
Сочетай их обоих в себе ты ―
Архитектора и пчелу![18]

  Марк Тарловский, «Чутьё», 1931
  •  

Ляс, ляс!.. Плю, плю!..
Ужель вдовицу полюблю
Я ― первоцвет из Костромы,
Румяный Лель ― исчадье тьмы?
Уйди, старуха!.. Злой комар
В моём мозгу раздул пожар...[19]

  Николай Клюев, «Ночной комар — далёкий звон...» (О чём шумят седые кедры), 1932
  •  

Осьмнадцать с двадцатью смуглы ―
Пролетних васильков охапка,
Где вьётся белый мотылёк
Весёлой жницы голосок,
Алёнушки или Любаши,
Уселися к добротной каше,
Чтобы повыглядеть дубовей, ―
Росистый первоцвет любови![19]

  Николай Клюев, «Годы» (О чём шумят седые кедры), 1933
  •  

Исчез и муж её. Но их каменоломня,
Когда спускается по-старому апрель, ―
Отрада нежная свиданиям влюблённых:
В ней первоцвет растёт сквозь прель. [20]

  Иван Аксёнов, «Ломали камень здесь столетие назад...», 1934
  •  

Цементные гранитные цветы
Железные лианы голубые лепты стали
И помышлять не смели о такой весне
Холмы коврами покрываются гигантских примул
Всё ясли кухни-фабрики на двадцать тысяч едоков...[21]

  Бенедикт Лившиц, из поэмы «Красный фронт», 1934

Комментарии[править]

  1. Русское и латинское название рода («примула» и «первоцвет»), по существу, обозначает одно и то же. Латинское имя лат. Prímula (первый) связано с тем, что многие виды первоцвета цветут ранней весной, одними из первых, иногда ещё до того, как полностью сойдёт снег. В определённом смысле, примула — это один из подснежников.
  2. Здесь Николай Данилевский употребляет слово «первоцвет» в переносном смысле, разумея ранний, слабый цветок, забежавший вперёд всей прочей природы в своём развитии. В таком значении слово «первоцвет» можно увидеть нередко.
  3. «Царские кудри» — это народное название изящного полевого цветка, который носит ботаническое название: «Лилия кудреватая». Андерсен имеет в виду его садовый сорт с более крупными цветами.

Источники[править]

  1. Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». - М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  2. Б. А. Садовской, «Пшеница и плевелы». - «Новый Мир» 1993 г., № 11
  3. А.Ф.Редигер, «История моей жизни». Воспоминания военного министра. В 2-х томах. — М., Канон-пресс. Кучково поле. 1999 г.
  4. Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений. В 12 томах. Том 3. — М.: «Правда», 1967 г.
  5. В. Каверин. Два капитана. Библиотека приключений в 20 томах. — М.: «Машиностроение», 1984 г.
  6. М.М.Морозов. Избранные статьи и переводы. — М., ГИХЛ, 1954 г.
  7. А. Хохряков. «Безвременник» — М., журнал «Химия и жизнь», №5 за 1968 г.
  8. Эдуард Шим в книге: Сказки советских писателей. — Мн.: Юнацтва, 1987 г.
  9. Ф.А. Искандер. «Сандро из Чегема». Кн. 2. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.
  10. Юрий Нагибин, «Бунташный остров». — М.: АСТ, 2006 г.
  11. Дина Рубина. Окна. — М.: ЭКСМО, 2012 г.
  12. Бунин И.А., Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  13. С. Городецкий. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1974 г.
  14. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Рана»
  15. Ю. Верховский. «Струны». — М.: Водолей, 2008 г.
  16. Холодковский Н.А., «Гербарий моей дочери». — Московское издательство П.П. Сойкина и И.Ф. Афанасьева, 1922 г.
  17. Н.С. Тихонов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1981 г.
  18. М. А. Тарловский. «Молчаливый полет». — М.: Водолей, 2009 г.
  19. 19,0 19,1 Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  20. И.А.Аксёнов в книге: «Поэзия русского футуризма». Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  21. Б. Лившиц. «Полутороглазый стрелец». — Л.: Советский писатель, 1989 г.

См. также[править]