Сурик

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сурик (минерал)
Skull and Crossbones.svg

Су́рик, свинцо́вый су́рик, реже ми́ниум — относительно редкий минерал, по составу — оксид свинца, а также соответствующий ему по составу тёртый порошок, твёрдое химически стойкое вещество. По химическому составу и минерал, и пигмент представляют собой ортоплюмбат свинца Pb2PbO4 (суммарная формула Pb3O4), имеющий насыщенный красно-оранжевый цвет и высокую плотность.

По легенде, в IV веке до н. э. афинский художник Никий ожидал прибытия корабля с острова Родос с грузом свинцовых белил.[1] наконец, корабль прибыл в Пирей, но там начался пожар. Огонь перекинулся на корабли. Когда пожар потушили, художник поднялся на палубу в надежде отыскать хотя бы один бочонок с краской. В трюме он обнаружил бочки с белилами, которые хотя и обуглились, но не сгорели. Когда их вскрыли, оказалось, что краска в них не белая, а ярко-красная. Так был открыт способ изготовления — свинцового сурика.

Сурик в определениях и коротких цитатах[править]

  •  

...в ту пору, когда была там пасха <...> все египтяне, по неведению, берут сурик и мажут им овец, мажут деревья, смоковницы, и другие...[2]

  Епифаний Кипрский, «На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег», конец III века
  •  

На пастухов смотря, Аврора
Как сурик рдеется с задора...[3]

  Дмитрий Хвостов, «Ода», 1784
  •  

Яркий румянец невинности оказывается суриком, поцелуй любви ― просьбой купить новое платье[4]

  Антон Чехов, «Драма на охоте», 1884
  •  

Все женщины, взятые вместе — подкисленное, подсахаренное, подкрашенное суриком и сильно разбавленное «кахетинское» братьев Елисеевых.[4]

  Антон Чехов, «Женщина с точки зрения пьяницы», 1885
  •  

Серёжка сам по себе ничтожество, лентяй, пьянчуга и мот, но когда он с суриком или циркулем в руках, то он уже нечто высшее, божий слуга.[5]

  Антон Чехов, «Художество», 1886
  •  

— Сурику вам хочется, вот чего!
— Что? Чего? — испугалась я.
— Сурику! Я еще вчерась понял. Только сурику вы никак не можете.[6]

  Тэффи, «Маляр» (из сборника «Карусель») 1913
  •  

...телеграфист Алешка давно уже ходил на службу в кальсонах, посредством олифы, сажи и сурика превращенных в серые, с красной полоской, непромокаемые брюки.[7]

  Евгений Замятин, «Икс», 1919
  •  

Как-то раз вместо сахара гражданам выдали по бидону разведенного на олифе сурика. Весь день дьякон громыхал босыми ногами по железу ― красил в медный цвет крышу.[7]

  Евгений Замятин, «Икс», 1919
  •  

Сурик ― общеизвестная краска, представляющая из себя химическое соединение свинца с большим количеством кислорода.[8]

  — Алексей Львов, «Электрические аккумуляторы в приемных радиотелефонных установках», 1927
  •  

...марфизм вместо марксизма, и сурик вместо хлеба. Всё это вместе — анекдот.[9]

  Евгений Замятин, «Зел. Штейман. Замятины, их алгебра и наши выводы» (рецензия), 1927
  •  

Дьяконица вымазала суриком скамеечку, на которой вечером, в саду любовницы сидел дьякон. И вот:
— … утром дьякон еле продрал глаза к обедне. Скорей одеваться — схватил штаны… Владычица! — не штаны, а прямо знамя: все вымазано красным.[9]

  Евгений Замятин, «Зел. Штейман. Замятины, их алгебра и наши выводы» (рецензия), 1927
  •  

Для составления активной массы обычно применяют свинцовый сурик (перекись свинца) и свинцовый глет (окись свинца), причем для положительных пластин лучше применять массу с преобладанием сурика, для отрицательных же ― с преобладанием глета.[10]

  Михаил Боголепов, «Аккумулятор накала», 1928
  •  

Сурик, на что упорный в сушке материал, но и тот не устоял перед знойными лучами балаклавского солнца и вскоре высох.[11]

  Александр Куприн, «Светлана», 1934
  •  

Как расшифровать эти загадочные фразы? При переводе на современный язык отрывок примет такой вид:
«Чтобы получить уксуснокислый свинец, надо металлический свинец нагревать до окисления в сурик, который следует обработать раствором уксусной кислоты и перегнать».[12]

  Владимир Рюмин, «Из книг В. В. Рюмина», 1930-е
  •  

...когда дети, предоставленные сами себе, занимаются раскрашиванием, они не жалеют киновари и сурика.[13]

  Сергей Эйзенштейн, «Вертикальный монтаж», 1940
  •  

Сплошные перламутры
сойдешь с ума.
Уж больно баламутны
их сурик и сурьма.[14]

  Андрей Вознесенский, «Мастера» (из книги «Мозаика»), 1959
  •  

«Одиночка» архангельской тюрьмы, где стёкла замазаны суриком, чтобы только багровым входил к вам изувеченный божий свет и постоянная лампочка в пятнадцать ватт вечно горела бы с потолка.

  Александр Солженицын, «Архипелаг ГУЛаг», 1968
  •  

И закатное небо ― то в охре, то в сурике,
Ни луны и ни звёзд ― только сурик и охра.[15]

  Александр Галич, «Священная весна» (из цикла Упражнения для правой и левой руки), 1971
  •  

...«червоным оловом» в польском языке называют сурик, английское название которого на русский язык дословно переводится так же, как «красный свинец».[16]

  Валентин Янин, «Я послал тебе бересту...», 1975
  •  

Не просыхай, венозный сурик,
Работай, флюгерная жесть.[17]

  Алексей Цветков, «До хрипоты, по самый сумрак...», 1978
  •  

Нарисованы суриком двери
С приглашеньем: «Стучите сильней!»[18]

  Юрий Кузнецов, «Стук», 1979
  •  

Такое лицо я видел однажды у докового маляра Шульги, когда он упал в воду, и сверху полетело его ведро, наполненное суриком, и Шульга вынырнул точно в том месте, где по поверхности расползлась краска[19]

  Олег Глушкин, «Выпустивший Джека», 1990
  •  

...ударьте глупого по правому предсердию, окрасьте ноги суриком и выпейте нарзан.[20]

  Алексей Иванов, «Победитель Хвостика», 1991
  •  

как будто Левитан
рисует суриком
а Суриков рисует
Левитаном...[21]

  Генрих Сапгир, «...сегодня заглянуло...» (из книги «Конец и начало», №31), 1993
  •  

Шли эфиопы, накинув барсовы и львиные шкуры; перед сражением они окрашивают половину тела гипсом, а половину суриком.[22]

  Михаил Гаспаров, «Занимательная Греция», 1998
  •  

Международная ленинская премия «За укрепление мира между народами» на голой груди Черненко, а на спине его написано суриком «Одежда красит человека».

  Вагрич Бахчанян, «Сочинения» (№80), 2010

Сурик в научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Стекло называемое хрустальнымъ, изъ коего дѣлаются разныя граненыя вещи нарочито дорогой цѣны, составляется изъ тѣхъ же веществъ съ примѣсью приличнаго количества сурика, который сообщая ему болѣе плотности и тяжести, содѣлываетъ его гораздо болѣе блестящимъ, и болѣе способнымъ принимать блестящія грани, нежели какъ обыкновенное стекло.[23]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

Составъ сей долженъ быть довольно плавокъ, чтобъ ровно расходился и не разтрескиваясь по горшечнымъ издѣліямъ, кои не могутъ выдержать большаго степени жара. Свинцовая окись (глетъ и сурикъ) есть то тѣло, которое вообще сообщаетъ глазурамъ сію способность; но когда оная бываетъ въ излишествѣ, то содѣлываетъ ихъ способными къ неприятному, и иногда опасному измѣненію.[23]

  Василий Севергин, «Начертаніе технологіи минеральнаго царства...», 1821
  •  

...отравлению посредством свинцовой пыли подвержены рабочие на заводах, изготовляющих свинцовые краски в красильнях при употреблении хромовокислого свинца, ― на фабриках, вырабатывающих соломенные шляпы (когда готовые шляпы подвергаются действию свинцовых белил, а затем очищаются щётками), ― при фабрикации искусственных цветов (когда в состав красильного лака входит какая-нибудь свинцовая соль), ― на жакардовых ткацких фабриках (посредством свинцовой пыли, образующейся от трения свинцовых гирь друг об друга и о ткацкие станки и посредством пряжи, окрашенной свинцовыми красками), ― на гончарных и фаянсовых фабриках при составлении содержащей свинец глазури (в особенности там, где глазурь получается посредством опыления еще сырого, свежеизготовленного товара глетом или суриком), ― на аккумуляторных заводах (при просеивании глета или сурика и при вдавливании смоченных окислов свинца в отлитые свинцовые рамы, что делается ладонью руки).[24]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Свинцовая окись, в расплавленном состоянии легко соединяющаяся с кремнезёмом, находит себе широкое употребление в стекольном производстве (искусственные алмазы, оптические стекла, эмаль), при живописи на стекле и, наконец, при гончарных работах (приготовление содержащих свинец глазурей): на 100 заболевших горшечников приходится 25 случаев отравления свинцом. Одинаковое с свинцовой окисью санитарное значение имеет сурик (соединение свинцовой окиси с перекисью свинца), также употребляемый в упомянутых производствах.[24]

  Фёдор Эрисман, «Профессиональная гигиена», 1908
  •  

Остановимся теперь несколько на конструкции пластин аккумулятора. Положительная состоит из свинцовой пластины, покрытой с обеих сторон мелкими желобками, в которые вмазано тесто, состоящее из сурика и серной кислоты. (Сурик ― общеизвестная краска, представляющая из себя химическое соединение свинца с большим количеством кислорода). Положительная пластина имеет бурый цвет. Отрицательные пластины выделываются также из свинца и имеют вид решетки с треугольными ячейками, в которые вмазывается так называемый глет ― соединение свинца с незначительным, по сравнению с суриком, количеством кислорода.[8]

  — Алексей Львов, «Электрические аккумуляторы в приемных радиотелефонных установках», 1927
  •  

Для составления активной массы обычно применяют свинцовый сурик (перекись свинца) и свинцовый глет (окись свинца), причем для положительных пластин лучше применять массу с преобладанием сурика, для отрицательных же ― с преобладанием глета. В первом случае можно брать, например, 3 части (по весу) сурика на 1 часть глета, во втором же, обратно, 3 части глета на 1 часть сурика. По можно заполнить те и другие пластины и одним суриком. Ту или иную смесь замешивают в виде густого теста или замазки крепким раствором серной кислоты...[10]

  Михаил Боголепов, «Аккумулятор накала», 1928
  •  

Очень трудное <для толкования> место текста: «полотенеца со дова череленая» . Поскольку речь идет о металле, то под «полотенцем» можно понимать только плоские листы олова. Но «червоным оловом» в польском языке называют сурик, английское название которого на русский язык дословно переводится так же, как «красный свинец». Может быть, в полотенца упаковывалась эта краска, защищающая металл от ржавчины?[16]

  Валентин Янин, «Я послал тебе бересту...», 1975
  •  

«...Мне уже не надо ехать в Суздаль. <...> А тебе нужно пойти сюда. Вложи примерно 4 безмена олова, примерно два полотенца сурика. А деньги собери поскорее». Хотя имя автора письма и не сохранилось, мы хорошо видим этого человека в его хозяйственных заботах, отнюдь не похожих на заботы многочисленных уже известных нам бояр. Он продает олово, свинец, клепание... Кроме того, Спирок должен еще «вложить» олово и сурик. Вся эта система взаимных услуг демонстрирует, по-видимому, организацию купеческого товарищества «складников», ведущих совместные торговые операции.[16]

  Валентин Янин, «Я послал тебе бересту...», 1975

Сурик в публицистике и документальной литературе[править]

Простенок, крашеный суриком
  •  

Об агнце же, закланном в стране египетской, носится еще предание у египтян и у идолопоклонников. Ибо в ту пору, когда была там пасха (а она бывает началом весны, во время первого равноденствия) все египтяне, по неведению, берут сурик и мажут им овец, мажут деревья, смоковницы, и другие, разглашая и утверждая, что в этот день огонь, как говорят они, некогда попалил вселенную, и что огненного цвета вид крови есть спасительное средство от такого и столь великого бедствия.[2]

  Епифаний Кипрский, «На восемьдесят ересей Панарий, или Ковчег», конец III века
  •  

А чтобы указывалось ясным признаком, к какому числу относится каждое историческое известие, читатель пусть примечает следующие отметки. Если известие должно быть относимо к первому числу вначале обозначенного царствования, то читатель пуст обращает внимание на первую литеру в изложении известия, и если увидит, что она написана суриком, то пуст знает, что известие должно быть прилагаемо к тому времени или к тому году, какой указывает число, подобным же образом написанное тем же суриком. А если увидит, что число написано не одним суриком, а смешано с черным, то известие относится к числу второй строки. А если запись должна быть относима к числу третьей строки, то он увидит, что средина числа изображена чистым суриком, а остальная часть одними чернилами. Четвертая строка чисел не будет иметь ничего из сурика, но что к ней должно относиться известие, знаком этого будет то, что первая литера в изложении известия сделана из сурика, и в отличие от вышеуказанных знаков, в самых числах не будет никакого особого знака. А если литера будет написана не суриком, а смешанно черным и красным, то число изображенное при этом красным, укажет на пятую строку чисел.[25]

  Иероним Стридонский, «Изложение хроники Евсевия Памфила», начало V века
  •  

Раскаявшийся для видимости поп. Марфизм вместо марксизма. Кусочек покушения. Поп хочет кого-то убить, поп бредит. Невероятная прозодежда. Сурик вместо хлеба. Коробок спичек на троих. И в заключение — анекдот в анекдоте: «полёт на планету Маркс».
Ради этого «полёта» написан рассказ.
И ещё ради того, чтоб повторить: марфизм вместо марксизма, и сурик вместо хлеба.
Всё это вместе — анекдот.[9]

  Евгений Замятин, «Зел. Штейман. Замятины, их алгебра и наши выводы» (рецензия), 1927
  •  

Ещё хотите?
Дьяконица вымазала суриком скамеечку, на которой вечером, в саду любовницы сидел дьякон. И вот:
— … утром дьякон еле продрал глаза к обедне. Скорей одеваться — схватил штаны… Владычица! — не штаны, а прямо знамя: все вымазано красным.
… Так и пошёл, как некогда пророк Елисей, со стадом гогочущих мальчишек сзади.
Никому и никогда не удавалось изобразить по настоящему самум, землетрясение, роды, катценяммер. Нельзя изобразить то, что происходило в дьяконе, когда он служил эту обедню. Важно одно: к концу обедни дьякон оценил завоевания Октябрьской революции и, в частности, то, что революцией разрушена тюрьма буржуазного брака…[9]

  Евгений Замятин, «Зел. Штейман. Замятины, их алгебра и наши выводы» (рецензия), 1927
  •  

В одной средневековой алхимической рукописи приведен такой рецепт изготовления «философского камня», якобы могущего превращать простые металлы в золото:
«Чтобы сделать эликсир мудрецов, называемый философским камнем, возьми, мой сын, философической ртути и накаливай, пока она не превратится в зелёного льва. После этого накаливай сильнее, и она превратится в красного льва. Кипяти этого красного льва на песчаной бане в кислом виноградном спирте, выпари продукт, и ртуть превратится в камедистое вещество, которое можно резать ножом. Положи его в замазанную глиной реторту и медленно дистиллируй».
Как расшифровать эти загадочные фразы? При переводе на современный язык отрывок примет такой вид:
«Чтобы получить уксуснокислый свинец, надо металлический свинец нагревать до окисления в сурик, который следует обработать раствором уксусной кислоты и перегнать».[12]

  Владимир Рюмин, «Из книг В. В. Рюмина», 1930-е
  •  

Красный цвет он делит на три разновидности: красный, красно-желтый и желто-красный. Из них желто-красному, то есть тому, что мы назвали бы… цветом «танго», он приписывает именно такие же «способности» психически воздействовать: Активная сторона достигает здесь высшей энергии, и не мудрено, что энергичные, здоровые, малокультурные люди находят особенное удовольствие в этом цвете. Склонность к нему обнаружена повсюду у диких народов. И когда дети, предоставленные сами себе, занимаются раскрашиванием, они не жалеют киновари и сурика.[13]

  Сергей Эйзенштейн, «Вертикальный монтаж», 1940

Сурик в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Я смотрю в Ольгины глаза и думаю о своей любви. …Моя икона никогда не потускнеет; для ее поновления мне не потребуется ни вохра-слизуха, ни празелень греческая, ни багр немецкий, ни белила кашинские, ни червлень, ни сурик. Словом, я не заплатил бы ломаного гроша за все секреты старинных мастеров из «Оружейной серебряной палаты иконного воображения».[26]

  Анатолий Мариенгоф, «Циники», 1928
  •  

Сегодня как следует проконопатили лодку, но после того как ее спустили на воду, она основательно потекла. Утопили ее и поставили на прикол ― пусть разбухнет, быть может, швы затянутся. Заказал с одним из пилотов пару килограмм сурика, чтобы замазать щели. Не знаю, привезут ли.[27]

  Борис Вронский, Дневник, 1960

Сурик в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

И вот теперь они наконец увидели свою машину — всю, в законченном виде, собранную на отдельных частей. И их переполняла гордость. В одну минуту её окружили, её приветствовали победными возгласами и взрывами веселья. Рабочие любовались ею со знанием дела, поглаживали её большими загрубелыми руками, ласково обращались к ней на своём простом языке: «Ну, как живёшь, старуха?» Литейщики с гордостью показывали на огромные бронзовые винты и приговаривали: «Это мы их отливали». Кузнецы отвечали: «Мы ковали железо, тут немало и нашего пота!» А котельщики и клепальщики с полным правом расхваливали громадный, выкрашенный суриком котёл, напоминавший боевого слона.

  Альфонс Доде, «Джек» (глава III), 1875
  •  

Старая дева — лимон без коньяка.
Невеста — розовая вода.
Тётенька — уксус.
Все женщины, взятые вместе — подкисленное, подсахаренное, подкрашенное суриком и сильно разбавленное «кахетинское» братьев Елисеевых.[4]

  Антон Чехов, «Женщина с точки зрения пьяницы», 1885
  •  

Но вот тонкая работа кончена. Сережка бегает по селу, как угорелый. Он спотыкается, бранится, клянется, что сейчас пойдет на реку и сломает всю работу. Это он ищет подходящих красок.
Карманы у него полны охры, синьки, сурика, медянки; не заплатив ни копейки, он опрометью выбегает из одной лавки и бежит в другую. Из лавки рукой подать в кабак. Тут выпьет, махнет рукой и, не заплатив, летит дальше. В одной избе берет он свекловичных бураков, в другой луковичной шелухи, из которой делает он желтую краску. Он бранится, толкается, грозит и… хоть бы одна живая душа огрызнулась! Все улыбаются ему, сочувствуют, величают Сергеем Никитичем, все чувствуют, что художество есть не его личное, а общее, народное дело. Один творит, остальные ему помогают. Сережка сам по себе ничтожество, лентяй, пьянчуга и мот, но когда он с суриком или циркулем в руках, то он уже нечто высшее, божий слуга.[5]

  Антон Чехов, «Художество», 1886
  •  

Он горько задумался, тряхнул головой и сказал:
— Ну, хорошо. Я покрашу без белил. А как вам не пондравится, тогда что?
— Не бойтесь, понравится.
Он тоскливо поднял брови и вдруг, взглянув мне прямо на дно души, сказал едко:
— Сурику вам хочется, вот чего!
— Что? Чего? — испугалась я.
— Сурику! Я еще вчерась понял. Только сурику вы никак не можете.
— Почему? Что? Почему же я не могу сурику?
— Не можете вы. Тут бакан нужен.
— Так берите бакан.
— А мне за бакан от хозяина буча будет. Бакан восемь гривен фунт.
— Вот вам восемь гривен, только купите краску в цвет.
Он вздохнул, взял деньги и ушел.[6]

  Тэффи, «Маляр» (из сборника «Карусель») 1913
  •  

И к утру все от восемнадцати до шестидесяти лет знали о прозодежде. Но никто не знал, что такое прозодежда. Всем ясно было одно: прозодежда есть нечто, ведущее свою родословную от фигового листа, т. е. нечто, прикрывающее наготу Адамову и украшающее наготу Ев. А общая площадь наготы тогда была значительно больше площади фиговых листьев ― настолько, что, например, телеграфист Алешка давно уже ходил на службу в кальсонах, посредством олифы, сажи и сурика превращенных в серые, с красной полоской, непромокаемые брюки.[7]

  Евгений Замятин, «Икс», 1919
  •  

За стеною в сарае горько вздыхала корова ― и в саду еще горьчее вздыхал дьякон. Так бы и шло, если бы судьба не пустила в ход красного цвета, каким окрашиваются все перевороты в истории. Как-то раз вместо сахара гражданам выдали по бидону разведенного на олифе сурика. Весь день дьякон громыхал босыми ногами по железу ― красил в медный цвет крышу. А когда стемнело, дьяконица (соседки ей уж давно шептали про дьякона) задами пробралась к Марфе в сад. В руках у ней был узелок, а в узелке ― нечто круглое: может быть ― бомба, может быть ― отрубленная голова, а может быть ― горшок с чем-нибудь. Через десять минут дьяконица вылезла из сада, обтерла о лопух руки (не в крови ли они?) ― и вернулась домой. Затем ― как всегда: звёзды, пулемёт, в сарае вздыхала корова, на лавочке в саду ― дьякон.[7]

  Евгений Замятин, «Икс», 1919
  •  

И подсыпали тут, стервы поганые, три мотора от аропланов да пятнадцать пудов сурику. Делите, мол. Сурик, конечно, по пуду на человека поделили, а моторы ― куда. Пошли к лётчикам, а те собираются на аропланах домой, в Тамбовскую губернию, в побывку лететь. <...> Продал я свой моторчик спекулянту одному тут, армянину Корябе, ― на Кавказском фронте жизнь моя тогда происходила, ― получил колечко с яхонтом, али с чем… Профессор свои моторы рогожей прикрыл и записку длинную (день писал) привязал к ним на шнурок. И сурик свой рядом положил.[28]

  Всеволод Иванов «Часы», 1926
  •  

― Чего, ― спрашиваю, ― сурик не берёшь?
― Я, ― отвечает, ― домой хочу. Не надо мне сурика, мне Петербургская губерния дороже. Поедем. Поставили мы на мандаты штемпель в баранье копыто, поехали. А сурик я профессорский связал, так через плечо два пудика краски взвалил, и поехали мы. Дорога тогда, знаешь, потная была. Сижу это я на сурике, покуриваю, народу тут, как вшей в окопах. <...>
Развязал я профессорский сурик, чужое добро мне не надо, развёл я красочку на постном масле и на профессорскую память всю деревню с заплатами, со ставнями и прочем яростно в сурик окрасил. Собрался деревенский совдеп и благодарность за печатью вывел.[28]

  Всеволод Иванов «Часы», 1926
  •  

Наконец-то мы высохли и окрепли, а «Светлана» обрела свою прелестную стройность. Оставалось прежде окраски подмалевать её суриком. В этот период все мы трое перемазались, как североамериканские дикари, в красный цвет от ног до головы. Тогда стояли горячие южные дни, пекло нас, как в печке. Сурик, на что упорный в сушке материал, но и тот не устоял перед знойными лучами балаклавского солнца и вскоре высох. Оставался один самый важный вопрос: в какой же основной цвет решил атаман Констанди выкрасить свой прекрасный баркас «Светлану»?[11]

  Александр Куприн, «Светлана», 1934
  •  

Он купил его в комиссионке, в Риге. По его мнению, было вполне естественно, чтобы у меня стояло зеркало. В раму вделали второе стекло ― словно бы заднюю сторону зеркала. Это стекло покрасили суриком. Между стёклами он хранил деньги. ― Она вздёрнула подбородок:
― В жизни не видела столько денег. Тысяч на сто советских, доллары, фунты. Мне хватило бы на всю жизнь… и с покрышкой.[29]

  Николай Шпанов, «Ученик чародея», 1949
  •  

Ты смотрел удивлённо, и лицо твое становилось все более красным, и казалось, вот-вот задымятся пластмассовые дужки твоих очков. Такое лицо я видел однажды у докового маляра Шульги, когда он упал в воду, и сверху полетело его ведро, наполненное суриком, и Шульга вынырнул точно в том месте, где по поверхности расползлась краска[19]

  Олег Глушкин, «Выпустивший Джека», 1990
  •  

Вы время не теряйте, скупайте банки, склянки, бутылки и копилки, машины и тазы, затем их продавайте и деньги выручайте, потом приобретайте: красивые тарелки, носки и утюги, сгоревшие кастрюли, протухшие пилюли и много-много-много подобного добра. Свалите это в кучу большую-пребольшую, заприте ее в комнате и выбросите ключ. А если кто-то спросит, зачем вы это сделали, нахмурьте тихо брови, сложите пальцы фигушкой, потом ударьте глупого по правому предсердию, окрасьте ноги суриком и выпейте нарзан.[20]

  Алексей Иванов, «Победитель Хвостика», 1991

Сурик в поэзии[править]

Пигмент
  •  

На пастухов смотря, Аврора
Как сурик рдеется с задора
На дюжий молодецкий жар,
По пальцам сласти их считает,
Денечки прежни вспоминает
И тужит, что Титон уж стар.[3]

  Дмитрий Хвостов, «Ода», 1784
  •  

Там не пасутся стада и земли не касаются плуги;
Там ни в какие дни года ни сеют, ни пашут; людей там
Нет; без боязни там ходят одни тонконогие козы,
Ибо циклопы ещё кораблей красногрудых[30] не знают...[31]

  Гомер (пер. В.Жуковского), «Одиссея» (Песнь девятая), VIII век до н.э., перевод: 1849
  •  

По лику мёртвого царя
Гуляют кистью богомазы,
И сурик, на щеках горя,
Румянит крупные алмазы...[32]

  Константин Случевский, «Совсем примерная семья» (из цикла «Песни из уголка»), 1899
  •  

Ах, ничего я не вижу, и бедное ухо оглохло,
Всех-то цветов мне осталось лишь сурик да хриплая охра.[33]

  Осип Мандельштам, «Ах, ничего я не вижу, и бедное ухо оглохло...» (из цикла «Армения»), 4 ноября 1930
  •  

Писать сиеной, охрой
И суриком, чтобы в мазне лучей
Возник рассвет, младенческий и мокрый,
Тот первый на земле, ещё ничей?..[34]

  Павел Антокольский, «Идут года — тридцать восьмой, девятый...» (из цикла «Сын»), 1943
  •  

Взглянув на главы-шлемы,
боярин рёк: ―
У, шельмы,
в бараний рог!
Сплошные перламутры
сойдешь с ума.
Уж больно баламутны
их сурик и сурьма.[14]

  Андрей Вознесенский, «Мастера» (из книги «Мозаика»), 1959
  •  

И средь белого дня вдруг затеялись сумерки,
Пыльный ветер ворвался в разбитые окна,
И закатное небо ― то в охре, то в сурике,
Ни луны и ни звезд ― только сурик и охра.[15]

  Александр Галич, «Священная весна» (из цикла Упражнения для правой и левой руки), 1971
  •  

И всё полно такой лазури,
такой послушно тишине,
что даже старой мины сурик
не хочет думать о войне.[35]

  Николай Ушаков, «На островах цветёт сирень ...», 1972
  •  

Было небо вымазано суриком,
Белую позёмку гнал апрель
Только вдруг, ― прислушиваясь к сумеркам,
Услыхал я первую капель.[15]

  Александр Галич, «Священная весна», 1972
  •  

До хрипоты, по самый сумрак,
Пока словам работа есть,
Не просыхай, венозный сурик,
Работай, флюгерная жесть.[17]

  Алексей Цветков, «До хрипоты, по самый сумрак...», 1978
  •  

Рухнул храм… Перед гордым неверьем
Устояла стена. А на ней
Нарисованы суриком двери
С приглашеньем: «Стучите сильней!»[18]

  Юрий Кузнецов, «Стук», 1979
  •  

моя рука
белеет рельефно
грамотно положена тень
и в стакане зажглись рефлексы
и всё же март
нам нечто неестественное
как будто Левитан
рисует суриком
а Суриков рисует
Левитаном...[21]

  Генрих Сапгир, «...сегодня заглянуло...» (из книги «Конец и начало», №31), 1993

Источники[править]

  1. Петрянов-Соколов И. В. (Отв. ред.) Популярная библиотека химических элементов. Книга вторая. Серебро — Нильсборий и далее. Издание 3-е, исправленное и дополненное в двух книгах. — М.: Наука, 1983. С. 272.
  2. 1 2 Творения святаго Епифания Кипрскаго. Часть первая. — М.: Типография В. Готье, 1863. — С. 80—82. — (Творения святых отцев, в русском переводе, издаваемые при Московской Духовной Академии, том 42).
  3. 1 2 Дмитрий Хвостов в книге: «Поэты XVIII века». Библиотека поэта. — Л., Советский писатель, 1972 г.
  4. 1 2 3 Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 3. (Рассказы. Юморески. «Драма на охоте»), 1884—1885. — стр.200 Ошибка цитирования Неверный тег <ref>: название «чех» определено несколько раз для различного содержимого
  5. 1 2 Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885-1886 г. — стр.290
  6. 1 2 Тэффи Н.А. Юмористические рассказы. Из «Всеобщей истории, обработанной «Сатириконом»». — М.: «Художественная литература», 1990 г.
  7. 1 2 3 4 Замятин Е. И. Мы: Роман, рассказы, литературные портреты, эссе. ― Ставрополь: Книжное изд-во, 1990 г.
  8. 1 2 А. Львов. Электрические аккумуляторы в приемных радиотелефонных установках. — М.: «Радио Всем», № 1, 1927 г.
  9. 1 2 3 4 Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. Русь. том 4. — М.: Русская книга, 2003 г.
  10. 1 2 М. И. Боголепов. Аккумулятор накала. — М.: «Радио Всем», № 24, 1928 г.
  11. 1 2 А. И. Куприн. Собрание сочинений в 9 томах. — М.: Художественная литература, 1970 г.
  12. 1 2 В. В. Рюмин. «Из книг В. В. Рюмина». — М.: Журнал «Наука и жизнь», № 7, 2007 г.
  13. 1 2 Эйзенштейн С. М.. Избранные произведения в 6 тт. ― М.: Искусство, 1968 г.
  14. 1 2 А. А. Вознесенский. Собрание сочинений в 3 томах. Том 1. — М.: Художественная литература, 1983—1984 гг.
  15. 1 2 3 Галич А. Сочинения в 2 т. Том 2. — М.: Локид, 1999 г.
  16. 1 2 3 Янин В. Л. «Я послал тебе бересту...» — Москва, «МГУ», 1975 г.
  17. 1 2 Алексей Цветков. Сборник пьес для жизни соло. — Энн Арбор: Ардис, 1978 г.
  18. 1 2 Ю.П.Кузнецов. «До последнего края». — М.: Молодая гвардия, 2001 г.
  19. 1 2 Олег Глушкин. Пути паромов. — Калининград, 1990 г.
  20. 1 2 Иванов А. Земля ― Сортировочная (сборник). — СПб.: Азбука-классика, 2006 г.
  21. 1 2 Сапгир Г.. Избранное. — Библиотека новой русской поэзии, 1993 г. — 256 с.
  22. Михаил Гаспаров. «Занимательная Греция». — М.: НЛО, 1998 г.
  23. 1 2 Севергин В. М. Начертаніе технологіи минеральнаго царства, изложенное трудами Василья Севергина... Томъ первый. С. Петербургъ. При Императорской Академіи Наукъ. 1821 г.
  24. 1 2 Ф.Ф.Эрисман. Избранные произведения: в 2 т. — М.: Медгиз, 1959 г.
  25. Творения блаженного Иеронима Стридонского. — Киев, 1879 г. — Том 5. — С. 345—395. — (Библиотека творений св. отцов и учителей церкви западных, издаваемая при Киевской Духовной Академии).
  26. Анатолий Мариенгоф. «Проза поэта». — М.: Вагриус, 2000 г.
  27. Вронский Б. И. По таёжным тропам: Записки геолога. — Магадан: Кн. изд-во, 1960 г.
  28. 1 2 Вс. В. Иванов, «Нежинские огурцы». — М.-Л.: «Земля и фабрика», 1926 г.
  29. Шпанов Н. Ученик чародея. — М.: Воениздат, 1956 г.
  30. Обычно нос (грудь)корабля окрашивался суриком, в то время как остальная часть корабля смолилась (откуда и происходит более обычный эпитет корабля — «чёрный»).
  31. Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем. М.: Языки славянской культуры, 2000
  32. Случевский К.К.. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — Спб.: Академический проект, 2004 г.
  33. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4-х т. — М.: Терра, 1991 г.
  34. Антокольский П.Г. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Ленинград, «Советский писатель», 1982 г.
  35. Н. Ушаков. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1980 г.

См. также[править]