Ляпис-лазурь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ляпис-лазурь в породе из кальцита
(Бадахшан, Афганистан)

Ля́пис-лазу́рь (также лазури́т или лазу́рик) — полудрагоценный непрозрачный камень от сине-фиолетового до голубовато-серого цвета. По составу — сложный алюмосиликат с присутствием серы, примерная формула: Na6Ca2(AlSiO4)6(SO4,S,Cl)2. Часть атомов кремния замещена анионами S2− (чем больше анионов серы, тем гуще синий цвет лазурита). В ярко-синей разновидности содержание серы достигает 0,7 %. Минерал входит в класс фельдшпатоидов. Камень насыщенного синего цвета с желтовато-белыми крапинками и прожилками, которые люди принимали их за включения золота, отчего стоимость и престиж камня росли (на самом деле это серный колчедан).

Название «ляпис-лазурь» появилось в раннем Средневековье, в Италии его называли Lapis Lazzuli, во Франции — Pierre d’Azur, что в прямом переводе означает : «лазурный камень». Более распространённое современное название «лазурит» появилось позднее, в XVIII веке. С тех пор «ляпис-лазурью» стали называть наилучшего качества тёмно-синие разновидности лазурита.

Лазурит в определениях и кратких цитатах[править]

  •  

Вождь могучий развяжет над нею свой пояс,
Одарит её золотом и ляпис-лазурью».

  — «Гильгамеш» (пер. Н. С. Гумилёва), XXII-VII вв. до н.э.
  •  

Ты будешь мне мужем, я буду тебе женою,
Заложу для тебя колесницу из ляпис-лазури...

  — «Гильгамеш» (пер. Н. С. Гумилёва), XXII-VII вв. до н.э.
  •  

...передо мной засияло ясное небо, похожее на огромную глыбу ляпис-лазури с золотой пылью бесчисленных звёзд.[1]

  Теофиль Готье, «Клуб гашишистов», 1846
  •  

...иностранец Мор прожил с этою целью два лета на речке Слюдянке, истратил много денег и наконец обманул Екатеринбургское горное начальство мнимым открытием месторождения лазурика.[2]

  Николай Щукин, «Море или озеро Байкал», 1848
  •  

В прошлом году, однако же, золотоискатели нашли случайно месторождение лазурика в вершинах речки Слюдянки, вытекающей из-под горы Хамар-Дабана, и вероятно копи эти поступят в казну.[2]

  Николай Щукин, «Море или озеро Байкал», 1848
  •  

В позднейшее время из лазуревого камня приготовляли краску ультрамарин.[3]:312

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Но способен ли байкальский лазуревый камень <...> заменить собою бухарскую ляпис-лазурь – это ещё вопрос...[3]:315

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Особенно замечателен лиловый и светло-фиолетовый лазурик, а также и розовый, нигде до сих пор не встречавшийся.[3]:315

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877

Лазурит в минералогии и научно-популярной литературе[править]

  •  

На вершинах байкальских гор попадаются гранит, лава и горный хрусталь; ниже — известковый шпат с налетелой молибденой, тальк, байкалит, пренит, в некоторых местах темная слюда таблицами. На дне речек попадается лазурик. Тщетно искали минералоги месторождение этого дорогого камня; иностранец Мор прожил с этою целью два лета на речке Слюдянке, истратил много денег и наконец обманул Екатеринбургское горное начальство мнимым открытием месторождения лазурика. Присланы были в Иркутск мастера, инструменты для делания ваз, столешниц и проч., но должны были возвратиться ни с чем: на местах, указанных Мором, оказался пренит или синий известковый шпат. В прошлом году, однако же, золотоискатели нашли случайно месторождение лазурика в вершинах речки Слюдянки, вытекающей из-под горы Хамар-Дабана, и вероятно копи эти поступят в казну. Лазурик попадается и по другим речкам, впадающим в Байкал.[2]

  Николай Щукин, «Море или озеро Байкал», 1848
  •  

Лазуревый камень. Ляпис-лазурь или лазурик, также армянский или бухарский камень. <...> Встарину находил употребление в медицине и технике. В старинных фармакологиях находим, что из него приготовляли так называемые «Confectio Alkermes», которые, будучи приняты внутрь, в количестве 20 или 25 гран, производили рвоту. В позднейшее время из лазуревого камня приготовляли краску ультрамарин.[3]:312

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Граф Разумовский говорит, что в царствование императрицы Екатерины II было сделано первое открытие лазурика в окрестностях Байкала иркутским цеховым мастером Н. Лапшиным, который, занимаясь звериным промыслом, случайно нашёл лазурик в песке на берегу речки Слюдянки (в простонародии называемой Каргою) и довёл о своём открытии до сведения академика Лаксмана, жившего тогда в Иркутске. Однакоже, Лапшин, в то время, не мог сообщить точных сведений о месте своей находки.[3]:313

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Но способен ли байкальский лазуревый камень <...> заменить собою бухарскую ляпис-лазурь – это ещё вопрос, который в Петербурге покуда не решён и, вероятно, долго останется нерешённым. Причина этого, как я полагаю, не находится в связи с достоинством камня, но единственно зависит от коммерческих рахсчётов поставщиков. Найденные г. Пермикиным экземпляры лазуреваго камня превосходят все лучшие образцы, попадавшиеся до сего времени. Особенно замечателен лиловый и светло-фиолетовый лазурик, а также и розовый, нигде до сих пор не встречавшийся.[3]:315

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Я видел также очень хорошие экземпляры лазурика, которые были добыты в Иркутской губернии, в Тункинских горах, на реке Снежной (близ Ниловой пустыни).[3]:315

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

В 1873 году, во время пребывания германского императора Вильгельма I в С-Петербурге, государь император приятно изумил своего августейшего гостя многими великолепными подарками, в числе которых было несколько ваз и других украшений для письменного стола, сделанных из лазуреваго камня.
Между этими подарками отличалась чрезвычайно тонкою работою миниатюрная модель памятника Петру I, в которой скала была сделана из превосходного лазурика, а статуя из матового серебра.[3]:316

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

В запонках, серьгах, перстнях и других мелких вещах, лазуревый камень много теряет, особенно вечером; но, впрочем, иногда попадаются и такия вставки, которыя не теряют своего вида при искусственном освещении, но оне ценятся весьма дорого.[3]:316

  — Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1877
  •  

Во многих случаях окраска природных соединений, никогда не встречающихся в виде бесцветных кристаллов, обусловлена внутренними свойствами самого минерала. Таковы, например, чёрный магнетит (FeFe2O4), латунно-жёлтый пирит (FeS2), карминно-красная киноварь (HgS), зелёные и синие кислородные соли меди (малахит, азурит, бирюза и др.), густосиний лазурит и т. д. «Идиос» по-гречески ― свой, собственный. Эти типичные окраски минералов получили название идиохроматических.[4]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Особую, хотя и очень небольшую группу окрашенных минералов составляют такие соединения, в которых окраска обусловлена не наличием хромофоров и не нарушением электростатической однородности кристаллических решеток, а присутствием ионов или целых групп внутри пустых промежутков решетки. Это относится, в частности, к тем силикатам, у которых имеет место «внедрение» таких дополнительных анионов, как Cl1-, (S04)2- и др. Примером здесь может служить яркосиний минерал лазурит. Истинная природа этого явления, получившего название стерео хроматизма, еще не разгадана, но ясно то, что окраска таких минералов несомненно связана с группами присоединения или внедрения, которые сами по себе не являются хромофорами. Характерны прочность и стойкость в огне этих окрасок, известные еще за несколько тысячелетий до нашей эры, когда лазурит применялся в качестве краски.[4]

  Анатолий Бетехтин, «Курс минералогии», 1951
  •  

Изо всех синих камней, известных в древние времена, красивый камень, называемый ныне «ляпис-лазурь», относился к наиболее высоко ценимым и использовался для изготовления амулетов, ваз, шкатулок и т.п., а также как материал для мозаик и инкрустаций. Современное название появилось только в Средневековье; во времена Плиния этот камень назывался сапфиром. Плиний приводит такое его описание: «Ибо сапфир тоже сверкает пятнышками, подобными золоту. Он также лазурного цвета, хотя иногда, но редко, бывает пурпурным». В этих нескольких словах он точно характеризовал ляпис-лазурь, имеющую синий цвет, изменяющийся иногда до пурпурного, и содержащую рассеянные вкрапления пирита, который по цвету неотличим от золота.[5]:451

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни», 1971
  •  

Название камня «ляпис-лазурь» является средневековой латинской формой, означающей «лазурный камень». Лазурь (lazward) – арабское слово, применяемое для названия неба, а чаще для обозначения чего-то синего. Другие, более поздние латинские формы – лазулит и лазурит.[5]:451

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни», 1971
  •  

Ляпис-лазурь не следует путать с лазулитом, который представляет собой совершенно иной минерал, <...> обладающий совсем другими свойствами, за исключением некоторого сходства в цвете, чем и объясняется его название. Кроме того, следует отметить, что так называемая немецкая, швейцарская или фальзе ляпис-лазурь – это яшма, которой искусно придана пятнистая окраска. Окрашивание используется также для улучшения вида бледной ляпис-лазури.[5]:451-452

  — Герберт Смит, «Драгоценные камни»
  •  

Самый совершенный образ ― Христос-Вседержитель. В нём удивительным образом сочетается творческая мощь царя всего сущего и человеческое сострадание, божественная мудрость в облике совершенного человека. В раскрытой книге, которую он держит, можно прочесть слова из Евангелия от Иоанна: «Рече Господь: Азъ есмъ светъ миру, ходяи по мне не иматъ ходити во тме». Сам художественный образ делает эти слова максимально убедительными. Первоначальный колорит сильно изменился. Здесь главными были три краски ― золото, драгоценный синий лазурит и огненно-красная киноварь. О богатстве небесного синего цвета этих икон можно судить по тому, какой глубиной загорается вдруг плащ Богоматери в лучах солнца, который при обычном освещении кажется чёрным. Она поражает всей благородной красотой своего облика.[6]

  — Светлана Еремеева. Лекции по истории искусства, 1999

Лазурит в публицистике и документальной прозе[править]

Натуральный ультрамарин,
пигмент из ляпис-лазури
  •  

В своих стихах и прозе Готье — простой ремесленник, нанизывающий блестящие прилагательные, не влагая в них никакой мысли. Его описания никогда не дают определённого представления о предмете. Они напоминают грубую мозаику времён упадка византийского искусства. Отдельные камни — ляпис-лазурь, малахит, яшма, хризопраз — производят тут впечатление варварской роскоши, но не представляют никакого рисунка.[7]

  Макс Нордау, «Вырождение» («Парнасцы и демонисты»), 1892
  •  

Богачи и князьки живут окруженные многочисленною челядью, накопляя в сундуках дорогие уборы и безделушки из сердолика, ляпис-лазури, нефрита и других ценимых ими камней и проводя время в безделье, доходящем у некоторых до того, что слуги кладут им пищу в рот.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Сойоты», до 1907
  •  

Великолепные царские двери отлиты из бронзы; подле них справа и слева стоят 2 драгоценные колонны из ляпис-лазури.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Исаакиевский собор», до 1907
  •  

Через всю длинную историю культуры проходил один камень ― яркий синий лазурит Афганской земли, и сложными путями караванов попадал он в далекий Египет, Китай, в Рим и Византию. Через афганских и бухарских купцов скупались отдельные куски афганского камня, и шел он как особая ценность для украшений дворцов растущего Петербурга, и не мог с ним состязаться светлый пятнистый лазурит берегов Байкала. «А все-таки афганский лазурит ярче вашего сибирского», ― сказала Екатерина II, когда караванами из далекой Сибири пришли первые возы с лазуритом Байкала. Екатерина правильно оценила свойство камней этих двух месторождений, и до самых последних дней афганский камень оставался непревзойденным синим камнем. Между тем уже давно ходили в Средней Азии легенды, что где-то в высотах Памира имеется камень лазуард, как его называли персы, что где-то там между синеющими снегами ледников и темно-синим небом Памира встречается на недоступных вершинах «Крыши мира» этот яркий синий самоцвет. Об этом писали даже английские путешественники начала XVIII века, посещавшие с опасностью для жизни запретные месторождения Афганской земли, об этом говорили под секретом и старые таджики, заходившие во время охоты за архарами на труднодоступные вершины гор, это подтверждала и общая геологическая обстановка, так как отроги хребта Гиндукуша, в котором расположены лазоревые копи на Афганской земле, простираются и на территорию Советского Союза.[8]

  Александр Ферсман, «Воспоминания о камне», 1940
  •  

Этот очерк я посвящаю тому синему камню, который хотя не имеет прозрачности сапфира, блеска и чистоты эвклаза, всё же прекрасен. <...> Лазурит, или, как его ещё называют, ляпис-лазурь, лазоревый камень – алюмосиликат сложного состава с содержанием серы, отвечающий по своему химическому составу искусственному ультрамарину. Наиболее известен лазурит Бадахшана (Афганистан) в трёх своих разновидностях: густо-синей, цвета индиго, небесно-синей и зеленовато-синей.[9]:100

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Ещё Теофраст и Плиний писали о хороших лазуритах Скифии, через которую шли первые камни Бадахшана в греческие колонии и далее на запад. Часть же этого камня шла через горную Армению, и армянские купцы торговали ляпис-лазурью, доставляя камни из отдалённых стран Азии в Европу. Вероятно, поэтому лазурит нередко назывался, наравне с синими соединениями меди, ― «армянским камнем».[9]:101

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Добыча лазурита ведётся афганцами самым первобытным способом. У намеченного к выломке «гнезда» лазурита разжигают костёр. Камень накаливают, а затем быстро обливают холодной водой. Резкая перемена температуры вызывает растрескивание камня, который затем раскалывают на куски и вытаскивают наружу.[9]:104

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Грандиозные колонны внутри Исаакиевского собора-музея, около пяти метров высотой, из тёмного бадахшанского камня; колоссальные вазы Эрмитажа до двух метров вышины (работы 1840-1852 гг.); огромные столешницы сплошного синего тона ― таких изделий не видел мир, и перед ними бледнеют создания эпохи Возрождения.[9]:106

  Александр Ферсман, «Рассказы о самоцветах», 1955
  •  

Применив новые методы изучения ранее известных находок и сопоставив их с недавними археологическими находками на Кавказе, исследователи проанализировали драгоценные камни, встречающиеся в памятниках, и установили, откуда эти камни появились на Кавказе. В Кабардино-Балкарии при строительстве новых домов был обнаружен курган, среди погребального инвентаря которого найдены лазуритовые бусы цилиндрической формы. Отверстия в бусах украшены золотой фольгой. На сегодня известно достаточно много находок лазуритовых бус на Кавказе, хотя лазурит на Кавказе не встречается, ближайшие его месторождения находятся на Урале и в Малой Азии. Учёные решили выяснить, откуда происходит кабардино-балкарский лазурит. К их удивлению, анализ состава минерала указал на его происхождение из Бадахшана (северо-восток Афганистана, на границе с Таджикистаном, Пакистаном и Китаем). Этот факт стал ещё одним подтверждением связей Кавказа с миром шумерской цивилизации в Урукский период...[10]

  Ольга Брилёва, «Новые загадки эпохи энеолита и раннего бронзового века Кавказа», 2009
  •  

Есть лазурит, названный, понятно, из-за цвета, и брат его азурит, словно случайно потерявший первую букву, столь же интенсивного синего цвета. Азурит используют для получения синего пигмента в иконописи; так по крайней мере признаётся и сохраняется его эстетическое измерение ― а можно ведь пустить этот прекрасный камень и на медный купорос. Корень у лазурита и азурита общий ― арабское «азул», синее небо. Синие камни ― самые редкие, их меньше, чем зелёных или красных.[11]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015
  •  

Даже антигосударственные, казалось бы, элементы в конечном счёте работали на империю. Стремясь убежать от государства в неосвоенные пределы, они в итоге увеличивали мощь государства, присоединяя к нему эти самые пределы. Попав сюда в кандалах, интеллигенты-подвижники помогали государству осваивать эти земли. Оказавшийся в районе Нерчинска опальный учёный Эрик Лаксман открыл для страны минералы Сибири, в том числе лазурит на реке Слюдянке.[11]

  Василий Авченко, «Кристалл в прозрачной оправе». Рассказы о воде и камнях, 2015

Лазурит в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Каких только вещей тут не стояло в шкафах! Из бронзы и серебра и нефрита, коралла, яшмы, бирюзы, ляпис-лазури, слоновой кости, черепахи и т. д. и т. д.[12]

  Александр Верещагин, «В Китае» (Воспоминания и рассказы 1901—1902 гг.)

Лазурит в беллетристике и художественной прозе[править]

Пресс-папье из ляпис-лазури
(мастерская Фаберже)
  •  

— А он возблагодарил провидение, — добавил безжалостный маэстро. — Теперь же наша императрица шлёт ему ящички и кольца, украшенные его вензелем из бриллиантов, ручки для перьев из ляпис-лазури с лавровыми листочками из бриллиантов, массивные золотые вазы с испанским табаком, печатки из крупного цельного бриллианта, и всё это так ярко сверкает, что глаза поэта не перестают слезиться…

  Жорж Санд, «Консуэло», 1843
  •  

Порыв холодного ветра ударил мне в лицо, и передо мной засияло ясное небо, похожее на огромную глыбу ляпис-лазури с золотой пылью бесчисленных звёзд.[1]

  Теофиль Готье, «Клуб гашишистов», 1846
  •  

Толпа смолкла. По мраморным ступеням поднимается Обвинённый. Нога Его ступает по агату и ляпис-лазури. Воин пропускает Его в дверь. Он первый раз во дворце: как великого учителя — Его сюда не допускали, как преступника — Его пригласили сюда.[13]

  Пётр Гнедич, «Римский прокуратор», 1888
  •  

Лунный свет, врываясь в огромные окна, ложился белыми полосами на мозаикамозаичном полу; шаги глухо звучали. Белели статуи, отделяясь от стен; вазы из порфира и ляпис-лазури сторожили двери.[14]

  Екатерина Краснова, «Сон наяву», 1896
  •  

Половина куполообразной крыши красного строения обвалилась внутрь его и засыпала подземный коридор, по которому принцессы, бывало, проходили из дворца в беседку; стены её были сделаны из мраморных плит, прелестных молочно-белых резных панелей, в которые были вкраплены куски агата, корналина, яшмы и ляпис-лазури; когда из-за холма вставала луна, её лучи светили сквозь кружевную резьбу, и на землю ложились тени, похожие на чёрную бархатную вышивку. Как ни был огорчён и голоден Маугли, как ни было ему грустно, он невольно засмеялся...

  Редьярд Киплинг «Книга джунглей», 1907
  •  

Зимний холод и сумрак огромного храма, мягкий аромат ладана и воска, малахит и ляпис-лазурь золотого иконостаса, металл, отражающий огоньки свечек, и вот такое же совершенное пение митрополичьего хора.[15]

  Пётр Краснов, «Ложь», 1939
  •  

Стрекозы с тёмно-синими крыльями. Миллионы стрекоз, которые опустятся с небес в день, когда настанет новый Потоп. Весь мир полон стрекозиных крыльев ― синее изразцов Ассирии… И вот они здесь, распластавшись сплошным лазуритом, между нищих и торговцев площади Наву… Тысячи стрекоз гибнут на колючей проволоке, по которой пропущен ток… Мертвые стрекозы растекаются по площади Наву… Люди, охваченные паникой, бегут, бегут, топчут стрекозиные тела, ломают их синие крылья, оскальзываются и падают лицом в мёртвый лазурит… Люди мертвы. Кровь течёт по лазуриту.[16]

  Елена Хаецкая, «Человек по имени Беда» (из книги «Синие стрекозы Вавилона»), 1997
  •  

― Но прежде чем ты уйдёшь, я, как старый добрый дядюшка-волшебник, хотел бы оставить что-то тебе. Не вспыхивай. Не на память. И не как дань неуместным приличиям. А как подарок. А может, как талисман, ― с этими словами Макс заходит в кабинет. Быстро возвратившись, он протягивает Натали крупный красивый камень: ― Вот, возьми. Это лазурит. Хороший камень. Тебе он подойдёт.[17]

  Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть», 2011

Лазурит в стихах[править]

Ваза из лазурита
(на кремлёвской выставке 2011 года
  •  

Пусть любви её просят князья и владыки,
Вождь могучий развяжет над нею свой пояс,
Одарит её золотом и ляпис-лазурью».
Так смирил Эабани скорбное сердце.

  — «Гильгамеш» (пер. Н. С. Гумилёва), XXII—VII вв. до н.э.
  •  

Ты будешь мне мужем, я буду тебе женою,
Заложу для тебя колесницу из ляпис-лазури
С золотыми колёсами, со спицами из рубинов...

  — «Гильгамеш» (пер. Н. С. Гумилёва), XXII—VII вв. до н.э.
  •  

О боги, стоящие здесь, как я не забуду моего ожерелья из ляпис-лазури,
Так же и этих дней не забуду, всегда буду помнить!
Пусть боги подходят к жертве
Но пусть Бел не подходит к жертве
Потому что он не размыслил, потоп устроил,
Людям моим он назначил гибель.

  — «Гильгамеш» (пер. Н. С. Гумилёва), XXII—VII вв. до н.э.
  •  

Кто путает Ре́мбрандта с прочей картиной,
Тот изнутри — цвета ультрамарина,
Кто не отличает объёмов от линий,
Тот, несомненно, — совсем уже синий.
Кто путает ляпис с лазурью любой,
Тот, я вам скажу, изнутри — голубой.[18]

  Михаил Савояров, «Урок живописи» (куплеты), до 1915
  •  

И сквозь ляпис-лазурные льды,
На белом погосте,
Где так редки песцов и медведей следы,
Томятся о пламени ― залежи руды,
И о плоти ― мамонтов жёлтые кости.[19]

  Михаил Зенкевич, «Сибирь», 1916
  •  

Рогами гранными, как чёрт,
Туда ― в века, в лазури-ляпис ―
Граниторозовый простёрт
В неё влюблённый, странный Апис. <...>
Бросает взор, лазури-ляпис,
В воздухолётный септаккорд:
И взор, читая звуков запись,
Над миром ― Аписом ― простёрт![20]

  Андрей Белый, «Первое свидение», 1921
  •  

― Вот здесь, Андрей, ― Онуфрий говорит, ―
Среди камней отыщешь цвет любой,
И лишь для краски синей, голубой
Потребен редкий камень ― лазурит.
Его нам от Уральского хребта
Везут купцы, а здесь такого нет:
Поблизости земные все цвета,
И далеко от нас небесный цвет![21]

  Николай Глазков, «Учителя» (из поэмы «Юность Рублёва»), 1939
  •  

За окном рога оленьи,
Между рог оленьих крест
Светится торжественно-неярко,
Как ляпис-лазурная лампадка.[22]

  Ирина Одоевцева, «Ночь в вагоне» (из книги «Десять лет»), 1961

Источники[править]

  1. 1 2 Готье Т. Клуб гашишистов. — М., 1916 г.
  2. 1 2 3 Н. С. Щукин. Море или озеро Байкал. Местоположение и размеры Байкала; вливающиеся и изливающиеся из него воды; острова; подводные камни; мысы; гавани; характеристика окрестных гор. — Санктъ-Петербургъ: Журнал Министерства внутренних дел, ч. 23, 1848 г.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 М. И. Пыляев. «Драгоценные камни, их свойства, местонахождение и употребление», издание третье, значительно дополненноею — С-Петербург, изд. А.С.Суворина, 1888 год
  4. 1 2 А. Г. Бетехтин, «Курс минералогии». — М.: Государственное издательство геологической литературы, 1951 год
  5. 1 2 3 Г. Смит. «Драгоценные камни» (перевод с G.F.Herbert Smith «Gemstones», London, Chapman & Hall, 1972). — Москва: «Мир», 1984 г.
  6. С.А.Еремеева. Лекции по истории искусства. — М.: ИДДК, 1999 г.
  7. Нордау Макс. «Вырождение», «Современные французы» (серия Прошлое и настоящее). Пер. с нем. и предисл. Р. И. Сементковского; — М.: Республика, 1995 г. — 400 стр.
  8. А.Е.Ферсман. «Воспоминания о камне». — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1958 г.
  9. 1 2 3 4 акад. А.Е. Ферсман, «Рассказы о самоцветах», издание второе. — Москва: «Наука». – 1974 год, 240 стр.
  10. Ольга Брилёва, Новые загадки эпохи энеолита и раннего бронзового века Кавказа. — М.: «Наука и жизнь». № 9, 2009 г.
  11. 1 2 В. О. Авченко. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, 2015 г.
  12. Верещагин А. В. «В Китае». — СПб.: Издание В. А. Березовского, 1903 г.
  13. Гнедич П. П. Семнадцать рассказов. — СПб.: Типография Н. А. Лебедева, 1888 г. — С. 57
  14. Краснова Е. А. Раcсказы. — СПб: Типография бр. Пателеевых, 1896 г.
  15. Краснов П.Н., «Ложь. — Париж: Издание В. Сияльского, 1939 г.
  16. Хаецкая Е., Собрание сочинений: в пяти томах. — Том 1.
  17. Татьяна Соломатина, «Отойти в сторону и посмотреть». — М.: Эксмо, 2011 г.
  18. М.Н.Савояров, 2-й сборник сочинений автора-юмориста. Песни, Куплеты, Пародии, Дуэты. Петроград, 1915 г.
  19. М.Зенкевич, «Сказочная эра». — Москва: Школа-пресс, 1994 год
  20. А. Белый. Стихотворения и поэмы в 2-х томах. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2006 г.
  21. Н. И. Глазков. Большая Москва. Стихи. — М.: Московский рабочий, 1969 г. — 96 с. Лирика века. Лирика года. Юность Рублёва (поэма).
  22. Одоевцева И. В.. «На берегах Невы». Романы. Рассказы. Стихотворения. — М.: ЭКСМО, 2012 г.

см. также[править]