Бук

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Осенняя буковая аллея (Бельгия)

Бук (лат. Fágus) — род крупных листопадных деревьев из семейства буковых (лат. Fagáceae), встречающийся более всего — в Северном полушарии, в странах с умеренным климатом. Бук растёт медленно, но живёт долго, до четырёхсот лет и более. Это дерево является одной из самых распространённых пород в умеренной климатической зоне северного полушария: в Азии, Европе и Северной Америке. Буки нередко доминируют в лиственных и смешанных лесах. Очень красивы и светлы чистые буковые леса. К сожалению, редкие в России, они более привычны для Европы.

В семейство буковых также входят такие распространённые и особенные деревья как дуб и каштан.

Бук в прозе[править]

  •  

Я, Господь, услышу их, Я, Бог Израилев, не оставлю их. Открою на горах реки и среди долин источники; пустыню сделаю озером и сухую землю — источниками воды; посажу в пустыне кедр, ситтим и мирту и маслину; насажу в степи кипарис, явор и бук вместе, чтобы увидели и познали, и рассмотрели и уразумели, что рука Господня соделала это, и Святый Израилев сотворил сие.

  Библия, Книга пророка Исаии, 41: 17-20
  •  

Яблоня никогда не спрашивает у бука, как ей расти, лев у лошади — как ему поступать с добычей.

  Уильям Блейк, «Пословицы Ада». Из книги «Бракосочетание Рая и Ада» (пер. Д.Смирнова-Садовского), 1790
  •  

― Где ж она? ― Чи ли чёрный змей уел красную Мильцу? Глухой звук стона раздался над ними. Все обратили глаза на пространный бук, стоящий над самою вершиной скалы и окружённый частым ивняком. ― А, птаха! на чужое гнездо села![1]

  Александр Вельтман, «Кощей бессмертный. Былина старого времени», 1833
  •  

На одном из датских островов, где среди хлебных полей лежат полукругами камни, обозначающие места древних «тингов»,[комм. 1] а в лесах зеленеют мощные буки, есть городок; застроен он низенькими домишками, крытыми красною черепицей.

  Ганс Христиан Андерсен, «Два брата», 1859
  •  

В саду росло, между прочим, одно, в те времена очень редкое, дерево, которое она сама посадила — «красный бук». Оно было своего рода мавром среди других деревьев, такие тёмно-коричневые на нём росли листья. Дереву нужен был яркий солнечный свет: в тени оно стало бы зелёным, как и все прочие деревья, и лишилось бы своей достопримечательности.

  Ганс Христиан Андерсен, «Предки птичницы Греты», 1869
  •  

На следующий день после столкновения с лордом Форгом Донал сидел с книгой неподалёку от реки под развесистым старым буком. Он читал себе самому вслух и потому не услышал, как тот тихонько подошёл к нему.
— Мистер Грант, — начал Форг, — если вы извинитесь за то, что сбросили меня с лошади, я извинюсь за то, что ударил вас.

  Джордж Макдональд, «Донал Грант», 1883
  •  

Река — когда солнце пляшет в волнах, золотит седые буки, бродит по лесным тропинкам, гонит тени вниз со склонов, на листву алмазы сыплет, поцелуи шлёт кувшинкам, бьётся в пене на запрудах, серебрит мосты и сваи, в камышах играет в прятки, парус дальний озаряет — это чудо красоты.[комм. 2]

  Джером К.Джером, «Трое в лодке, не считая собаки», 1889
  •  

Бабушкины правнуки обожали старушку, да и как им было не любить её! Чего-чего только ни знала бабушка, чего-чего только не рассказывала она им!
Бывало, идёт она с ними по саду и говорит:
— Вот посмотрите, детушки на этот бук — ему четыреста с лишком лет! — и сорвёт бабушка листочек с этого бука и положит в свою старую с серебряными застёжками книгу, а в воскресенье, после обедни, позовёт детей, раскроет страницу, на которой положен был буковый листочек, и видят дети всю долгую жизнь этого дерева — они видят, как оно растёт в лесу, потому что тогда ещё не было тут ни сада, ни дома, а через лес едут благородные рыцари и дамы, развеваются перья на шляпах дам, сидит на плече каждого рыцаря по соколу, лают собаки, и всё это останавливается около бука, и начинается охота. Затем идут мимо него рыцари, но уже без дам и соколов, все они в блестящем вооружении, со знамёнами, с длинными копьями и с белой повязкой с чёрным крестом на руке. Смотрят дети, и воскресает перед ними вся старая-старая рыцарская история их родины.

  Екатерина Балобанова, «Бабушкин дом» (Легенды о старинных замках Бретани), 1896
  •  

В картинах и гравюрах Калама читатель, наверное, не раз наслаждался необыкновенною игрою лесных теней на светло-серых пнях и стволах самых капризных очертаний. Признаюсь, я не раз удивлялся, откуда брал Калам эти прекрасные, никогда мною невиданные стволы? Наконец, я нашёл ответ: в первый раз в жизни я въезжал в буковые леса.
Нам, жителям ракитового царства, простительно незнакомство с этим весьма обыденным деревом Европы.
После горячего голубого зноя сверху и раскалённого острого камня внизу, вы вдруг вплываете незаметно в глубь тихого лесного моря… Вы движетесь среди невообразимых серых колоннад, охваченные кругом зелёною колыхающейся сеткою, равно необозримою… Высоко над вами и далеко вокруг вас дышат миллионы зелёных уст и мерцают миллионы золотых глаз… По стволам, по земле, по листве, по вас самих, бесшумно перепалзывает что-то дрожащее, мигающее и осеняющее. Тихо на мягком дне этого живущего моря
Ковры сухих листьев выстлали широкие, покойные лощины, которые неглубокими чашами идут вниз и вверх от дороги. В этих мягких и безмолвных лощинах растут прекрасные деревья, о которых я говорю.
Много есть на свете прекрасных деревьев, и много прекрасного есть в каждом дереве для человека, у которого есть орган для чувства прекрасного. В сфере этой деревенской красоты не забудьте бука. Красота бука совсем оригинальная. Она почти вся в стволе, в пне. На Чатыр-даге есть буки в два или в три обхвата; они, наверное, помнят генуэзцев и первых сподвижников Батыя, если ещё не жили при таврах. Ствол таких стариков особенно живописен: вам кажется, что целый букет стволов сросся вместе, перевившись и перепутавшись. Округлённые наплывы древесины, странные повороты и сочетания ветвей, толстых, как деревья, тёмные дупла, наконец, изгибы таких же толстых и таких же серых корней, которые со всех сторон лезут из земли, горбами и клубами, будто семья удавов, придавленных землею — вот что преимущественно мне понравилось в буке. Почти всегда он растёт при глыбе дикого старого камня, с которым кажется нераздельным: так схож их цвет, стушёванный мохнатыми лишаями, которыми тот и другой обильно обрастают, и так тесно обнимают камень, врастая во все его трещины, жилистые корни. Лист бука самой простой формы, без вызубрин, без складок и вместе такой же железистый, как лист дуба, вполне идёт к его мощному стволу. Кроны распростёрты густыми, широкими шатрами, высоко наверху, и маститые стволы стоят довольно редко друг от друга, всякий видный и доступный сам по себе, как подобает благородной расе. Оттого в буковом лесу вместе и очень тенисто, и видно далеко кругом…

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», 1902
  •  

Увы! Через полчаса, когда взошло солнце и ярким пурпуром позолотило вершины гор, я должен был сознаться, что гении смерти оказались гениями насморка.
О, это светило, встающее каждое утро для того, чтоб разрушить иллюзии ночи.
При его лучах уродливые, страшные горные духи, высовывавшие свои головы из пропасти, оказались, действительно, уродливыми, но только буковыми деревьями.
Самое мирное дерево, из которого Иосиф Кон делает венскую гнуто-буковую мебель.[2]

  Влас Дорошевич, «Путевые наброски» (От Севастополя до Байдарских ворот), 1905
  •  

Балты не знали ни бука, ни лиственницы, ни пихты, ни тисса, поскольку название его перенесли на крушину. Славяне общеиндоевропейское название тисса перенесли на вербу, иву и не знали лиственницы, пихты и бука. Таким образом, анализ названий деревьев указывает на среднюю Россию, как родину семьи балто-славянских народов.[3]

  Юзеф Ростафинский, «O pierwotnych siedzibach», 1908
  •  

Орешник достигал огромных размеров, не уступая дубам, букам и вязам; на южном склоне попадались бук, кипарисы, туи и тис. Великолепные магнолии распустили свои крупные белые благоухающие цветы.[4]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Почву можно улучшать тысячью способов; к несчастью, большинство их недоступно садоводу. В городе не так-то легко иметь у себя дома голубиный помёт, прелые листья бука, истлевший коровий навоз, старую штукатурку, старый торф, лежалую дерновину, сухую кротовину, лесной перегной, речной песок, прудовой ил, землю из-под зарослей вереска, древесный уголь, древесную золу, костную муку, роговые опилки, старую навозную жижу, лошадиный помёт, известь, торфяной мох, труху от гнилого пня и прочие питательные, разрыхляющие, благотворные вещества, не считая ещё доброй тысячи азотистых, магнезийных, фосфатных и всяких других удобрений.

  Карел Чапек, «Год садовода», Февраль садовода, 1929
  •  

А налево ― красный камень в траве. Смотри выше. Видишь жёлтый венчик? Это азалия. Чуть правее азалии, на поваленном буке, около самого корня. Вон, видишь, такой мохнатый рыжий корень в сухой земле и каких-то крошечных синих цветах? Так вот рядом с ним. Я увидел ящерицу. Но пока я её нашёл, я проделал чудесное путешествие по орешнику, красному камню, цветку азалии и поваленному буку. «Так вот он какой, Кавказ!» ― подумал я. ― Тут рай![5]

  — «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

― Сейчас узнаешь, ― сказал Роуф и вдруг снова прислушался к холмам, откуда доносились приглушённые выстрелы, словно раздумывая, не помешает ли ему то, что делается на холмах. И, словно убедившись, что не помешает, расстегнул свой охотничий ремень с дичью и накинул его на поваленный бук.
― Что ты скинул пояс, Роуф?! ― вскричала Софичка, чувствуя, что ноги её наполняются непреодолимой тяжестью.
― Вот уже год, ― сказал Роуф, ― как только я тебя увижу, мне хочется тебя трясти, трясти, трясти… <...>
― Не бойся, я тебя украду! Наконец он так крепко её поцеловал, что она захотела, чтобы он её ещё крепче поцеловал. Но тут он сам оторвался от неё и встал. Она сидела с закрытыми глазами, прислонившись к буковому стволу.[6]

  Фазиль Искандер, «Софичка», 1997

Бук в стихах[править]

Буковый лес (Дания)
  •  

Всяк невреден дуб всегда; бук толь престарелый;
Друг и виноградный вяз; кедр младый, созрелый.[7]

  Василий Тредиаковский, «Все вы счастливы седмь крат солнцем освещенны...», 1751
  •  

Кто молоко от стад, хлеб с нивы золотой
И мягкую волну с своих овец сбирает;
Кому зелёный бук трещит в огне зимой
И сон прохладою в день летний навевает.[8]

  Антон Дельвиг, «Тихая жизнь», 1816
  •  

К дому причётника пышный склоняется бук.
Старец под буком; с ним дети, ягнята и птицы
Дружной семьёю… Пушистая шкура лисицы
Сохнет, повешена кем-то на сук.

  Ганс Христиан Андерсен, «Вечер» («Солнце садится, и небо алеет закатом…»), 1830
  •  

Сад я разбил; там, под сенью развесистых буков,
В мраке прохладном, статую воздвиг я Приапу.
Он, возделатель мирный садов, охранитель
Гротов и рощ, и цветов, и орудий садовых...

  Аполлон Майков, «Приапу», 1840
  •  

Где ткёт весна узорные ковры
Пестрей, чем здесь — богаче и душистей?
Где светит месяц ярче и лучистей,
Где тёмный бук разбил пышней свои шатры?..

  Ганс Христиан Андерсен, «Дания — моя Родина», 1849
  •  

Высоко́ держал, как знамя,
Я кудрявую главу!
Соков жизненное пламя
Ствол делил с детьми-ветвями,
Разодетыми в листву.

  Ганс Христиан Андерсен, «Бук», ~ 1840-е
  •  

Вершины закутала туч полоса.
Денщик, дай кисет и чубук!
Меня до костей промочила роса,
Здесь сыро — всё ольха да бук!

  Алексей Толстой, «Переход через Балканские горы», ~ 1850-е
  •  

Зубча́тый клён, и гладкий бук,
И твёрдый граб, и дуб корнистый
Вторят подков железный звук
Средь гама птичьего и свиста...[9]

  Алексей Толстой, «Смотри, всё ближе с двух сторон…», 1856
  •  

В стране неведомых чудес,
Где, разрастаясь на просторе,
Шумел столетних буков лес
И синее плескалось море...[10]

  Мирра Лохвицкая, «Титания», 1894
  •  

Обошла тропа утёс,
Выше всходят буки.
Позади лесные звуки,
Крики птиц, и диких коз.[11]

  Валерий Брюсов, «Обошла тропа утёс…», 1899
  •  

Меж буков, мрачных и немых,
Дорогой, полной чар лесных,
Скользит Гертруда в тишине,
И мир пред ней ― как мир во сне.[12]

  Валерий Брюсов, «Исполненное обещание», 1907
  •  

— На Яйле́ зазеленели буки,
Покраснела стройная сосна:
Отчего на севере, в разлуке
Чувствует душа, что там весна?[13]

  Иван Бунин, «Вино», 1908
  •  

На побережьи речки быстрой
Свой дом в уединеньи выстрой,
В долу, что защищён отвесом
Зелёных гор и красных скал,
Поросших, по вершинам, лесом
Тяжелых многошумных буков,
Где в глубине не слышно звуков,
Где день, проникнув, задремал.[12]

  Валерий Брюсов, «Счастие уединения», 1916
  •  

В буковых башмачках
ломая ковкий язык
пой, пляши, тонкий прах![14]

  Борис Лапин, «В буковых башмачках...», 1922
  •  

Аз, буки… Буки: вижу дpево бук ―
cтои́т оно зелёным чаpодеем.
Но золотом оно cедеет вдpуг,
а мы ― вcего лишь cеpебpом cедеем.[15]

  Анна Присманова, «Азбука», 1946
  •  

Меж клёном и буком ютился шиповник,
Был клён в озаренье и в зареве бук,
И каждый из них оказался виновник
Моих откровений, восторгов и мук.[16]

  Николай Заболоцкий, «Гомборский лес», 1957
  •  

Но далёкие вершины
Озарились тихим солнцем,
Молодые листья буков
Налились зелёным светом.[17]

  Лидия Алексеева, «Влажно ландыши дышали...», 1959

Комментарии[править]

  1. Места древних «тингов» — центральная площадь, средневековое место, где происходили народные сходы, в Дании это понятие примерно соответствует новгородскому вече.
  2. В своём кратком описании красоты дневной реки в солнечную погоду Джером Джером имитирует романтическую пейзажную поэзию.

Источники[править]

  1. А.Ф.Вельтман. Романы. — М.: Современник, 1985 г.
  2. Дорошевич В. М., Собрание сочинений. Том III. Крымские рассказы. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1905 год — стр.6.
  3. Rostafinski J. «O pierwotnych siedzibach i gospodarstwe slowian w predhistorycznych czasach». Warszawa. 1908 г. М.Б.Щукин, Рождение славян: «буковый аргумент».
  4. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  5. Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». — М.: «АСТ, Астрель», 2006 г.
  6. Ф.А. Искандер. «Ласточкино гнездо». Проза. Поэзия. Публицистика. — М.: «Фортуна Лимитед», 1999 г.
  7. В.К.Тредиаковский. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. — М.-Л.: Советский писатель, 1963 г.
  8. А.А.Дельвиг. Сочинения. — Л.: Художественная литература, 1986 г. — стр. 358
  9. А.К.Толстой. Сочинения в 2-х т. — М.: Художественная литература, 1981 г. — Том 1. Стихотворения.
  10. Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  11. В. Брюсов. Стихотворения и поэмы. (Библиотека поэта). — Л.: Советский писатель, 1961 г.
  12. 12,0 12,1 В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  13. Бунин И.А. Стихотворения: В 2 т. — СПб.: Изд-во Пушкинского дома, «Вита Нова», 2014. том 2. стр. 66
  14. Борис Лапин в кн. «Русский экспрессионизм». — М.: ИМЛИ, 2005 г.
  15. А.Присманова, А.Гингер. «Туманное звено». — Томск: Водолей, 1999 г.
  16. Заболоцкий Н.А. Полное собрание стихотворений и поэм. Новая библиотека поэта. Санкт-Петербург, «Академический проект», 2002 г.
  17. Л. Алексеева. «Горькое счастье». М.: Водолей, 2007 г.

См. также[править]