Каменный дождь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ка́менный дождь (а также желе́зный дождь или о́гненный дождь) в узком смысле слова — одно из средневековых названий метеоритного дождя, когда вместо капель воды с неба падают камни или куски металла (чаще всего, железа или никеля). Метеоритный дождь образуется вследствие разрушения крупного метеорита в атмосфере Земли, и тогда происходит множественное падение с неба мелких метеоритов, имеющих вид камней или камнеподобных обожжённых кусков.

В мемуарной и художественной прозе метафорическим словосочетанием «каменный дождь» часто называют «град из булыжников», которым толпа нередко награждает ненавистных им исторических персонажей или массовое падение камней — горную лавину или результат обрушения построек.

Каменный дождь в публицистике, научно-популярной литературе и мемуарах[править]

  •  

Огненные и каменные дожди, о которыхъ во многихъ исторіяхъ упоминается, долгое время почитаемы были за басни и народнымъ предразсудкамъ приписывались. Нынѣ же согласныя наблюденія многихъ Физиковъ удостовѣрили, что дѣйствительно съ высоты атмосферы падаютъ иногда твердыя тяжелыя тѣла, которыя названы Аеролитами, то есть воздушными камнями. Они обыкновенно огненными шарами въ воздухѣ являются, движутся косвенно къ горизонту съ чрезвычайною скоростію, и блестя нѣсколько минутъ, разсѣдаются потомъ съ великимъ шумомъ, и часто въ великой высотѣ, а именно около 40 верстъ отъ поверхности земли. Отличительное ихъ свойство то, что они всѣ между собою похожи, и суть ни что иное, какъ колчеданныя, сирѣчь минеральныя вещества, блестящими металлическими искрами усѣянныя. Поверхность ихъ черна, подобно какъ бы обгорѣла, и во время паденія ихъ на землю горяча; внутренность же желтовата. Всѣ они имѣютъ почти одинакую удѣльную тяжесть, въ 3½ раза большую удѣльной тяжести воды. По разрѣшеніи химическомъ найдено, что всѣ они состоятъ изъ одинакихъ веществъ, почти въ одинакомъ держаніи перемѣшанныхъ, а именно, изъ голыша, магнезіи, сѣры, желѣза въ металлическомъ состояніи и изъ никеля.[1]

  Платон Гамалея, «О вѣтрахъ, и вкратцѣ о другихъ воздушныхъ явленіяхъ, сочиненное Капитанъ-Командоромъ Гамалѣею», 1805
  •  

Бюжо, тут же находившийся, только ждал появления национальной гвардии, чтоб передать ей пост вместе с линейным войском, и тотчас же, как было возможно, свернул эскадрон муниципальной гвардии в густую колонну и приказал выступить. Неописанный вопль радости разнесся по всему народу, когда ненавидимый отряд тронулся с места, сопровождаемый криками: à mort, à mort ― и каменным дождем, который, между прочим, задел и самого маршала.[2]

  Павел Анненков, «Февраль и март в Париже 1848 года», 1862
  •  

И, когда мы забываемся вместе с ним в каменистом овраге, под тихое западание ночи, нас бесконечно тешит мысль, что одиночества, которого мы так боимся, в сущности, нет, потому что я и не-я, хотя бы в мечте художника, но могут сливаться бесследно. И впереди его, и сзади, и со всех сторон поднимались стены оврага, острой линией обрезая края синего неба; и всюду, впиваясь в землю, высились огромные серые камни ― словно прошёл здесь когда-то каменный дождь и в бесконечной думе застыли его тяжёлые капли. И на опрокинутый, обрубленный череп похож был этот дико-пустынный овраг, и каждый камень в нём был, как застывшая мысль, и их было много, и все они думали ― тяжело, безгранично, упорно.[3]

  Иннокентий Анненский, «Вторая книга отражений», 1909
  •  

При угасании метеорита, когда движение его задерживается, бывает очень часто слышен звук, напоминающий ружейный выстрел. В этих случаях говорят, что метеорит «взорвался», особенно если потом находят не один, а несколько кусков его. Конечно, такой взрыв метеорита часто происходит вследствие сильных напряжений, обусловленных большими разностями температур между горячей поверхностью и холодным ядром; но часто метеорит уже и вначале состоит из отдельных кусков, которые падают затем, сильно отклонившись от первоначального направления, в виде каменного дождя. Шум, который слышится в этом случае, надо, вероятно, приписать распространению лобовых волн, образующихся в воздухе перед метеоритом или группой метеоритов и отделяющихся от них в момент остановки полёта.[4]

  — Константин Графф, «Небесные камни», 1928
  •  

Перед ветром слышен глухой шум, как перед землетрясением. Жители Люкчуна также рассказывают о невероятной силе ветра, срывающего с гор щебень в таких массах, что кажется точно идет каменный дождь; шум и грохот заглушают рев верблюдов и крики человека и наводят ужас даже на бывалых людей. Никто не в силах удержаться на ногах, и даже арбы опрокидывает и уносит на десятки шагов. Известны случаи гибели целых караванов.[5]

  Владимир Обручев, «Путешествие в Центральную Азию и Китай», 1940
  •  

Сколько однодневок, опаленных пламенем Армагеддона! Помните, в моем листе «Каменный дождь» приведен рассказ о некоем сообществе, вычислявшем, как глубока должна быть траншея и сколько взрывчатых веществ потребуется, чтобы расколоть Землю. Кое-что из ныне происходящего напоминает подобное безумие. Ясно, что некто подогревает атмосферу, но как Соломон говорил: «И это пройдет».[6]

  Николай Рерих, Листы дневника, 1946 г.
  •  

18 августа 1769 года молния поразила Сен-Назерскую башню в городе Бессчия (Италия), где хранились все пороховые запасы Венецианской республики ― 1030 тонн. Взрыв был ужасен ― башня целиком оказалась в воздухе, раздробленная на тысячи обломков, которые затем каменным дождем упали на город. Приблизительно шестая часть зданий города была полностью разрушена, остальные были в угрожающем состоянии. Погибло более трех тысяч человек.[7]

  Владимир Карцев, «Приключения великих уравнений», 1970
  •  

Древние японцы считали горы промежуточной ступенью между небом и землей, а потому ― святым местом, куда нисходят с небес боги, где поселяются души умерших предков. Люди также поклонялись горам как воплощению неведомой божественной силы, которая дремала в их недрах, а иногда вдруг вырывалась наружу в виде пламени, грохота, каменных дождей и испепеляющих огненных рек. Имя Ямато напоминает, что сотворение Японии еще не завершено. Капли, упавшие с божественного копья, еще не остыли окончательно.[8]

  Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры», 1972
  •  

И в заключение еще об одном: пожалуй, самым сенсационным является то, что метеориты, возможно приносят с собой из космических далей химические соединения, которые в земных условиях считаются органическими. Осенью 1969 года в Австралии, близ города Мерченсон, выпал «метеоритный дождь». Это были остатки углистого хондрита, то есть каменного метеорита, состоящего в основном из хондры ― сферических частиц различного размера. В этих метеоритных остатках исследователи обнаружили восемнадцать аминокислот, а, как известно, из аминокислот построены все «земные» белки. Невольно возникает вопрос: не могли ли органические вещества, занесенные когда-то на Землю метеоритами, положить на ней начало жизни? Кстати говоря, подобные предположения высказывались давно, задолго до фактического обнаружения органических веществ в составе космических пришельцев.[9]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия» (том первый), 1991
  •  

Катастрофа разразилась неожиданно для всех. В один из августовских дней над Везувием появилось необычное облако. Оно имело вид большого столба, который тянулся все выше и выше. Потом столб расширился и стал походить на растущую в этих краях соснупинию. <...> Слышны были женские вопли, детский писк и крики мужчин: одни звали родителей, другие детей, третьи жен или мужей, силясь распознать их по голосам; одни оплакивали свою гибель, другие гибель своих близких; некоторые в страхе перед смертью молились о смерти; многие воздевали руки к богам, но большинство утверждало, что богов больше нет и что для мира настала последняя вечная ночь… Чуть-чуть посветлело; нам показалось, однако, что это не рассвет, а приближающийся огонь. Огонь остановился вдали, вновь наступила темнота, пепел посыпался частым тяжелым дождем. Мы все время вставали и стряхали его, иначе нас покрыло бы им и раздавило под его тяжестью.[9]

  Владимир Мезенцев, «Чудеса: Популярная энциклопедия», 1991

Каменный дождь в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Но в одном из тех стад случилось со мною странное происшествие, которое дало моему быту несколько различное направление. У меня увидели десяток прекрасных разноцветных голышей, заброшенных в наши горы каменным дождем кометы и скоро вошедших у нас в большую цену; и как я не хотел добровольно поделиться ими, то мои злосчастные ближние, удрученные несчастием, страхом и голодом, трепещущие перед лицом неизбежного рока, чуть не разорвали меня по кускам за эти милые блестящие игрушки. Я бросил им голыши и ушел от них подальше.[10]

  Осип Сенковский, «Ученое путешествие на Медвежий Остров», 1833
  •  

― Ведь у меня муж зарезался; ведь у меня сын в Сибири, за мошенничество, ведь у меня дочери… (тут она просто захлебнулась). Ведь я вдруг, ничего не зная, ничего не понимая, попала точно под каменный дождь… Вся избита… Анна Федоровна рыдала; я молчал, видя, что этих слёз мне не остановить. Рыдания, почти истерические, продолжались несколько секунд; наконец она немного успокоилась, хотя не переставала плакать… ― Ведь пойми ты, я до этого погрома ничего не знала…[11]

  Глеб Успенский, «Новые времена», 1873
  •  

И так час и два сидел он, не шевелясь и обманывая птиц, неподвижный и серый, как сам серый камень. И впереди его, и сзади, и со всех сторон поднимались стены оврага, острой линией обрезая края синего неба; и всюду, впиваясь в землю, высились огромные серые камни ― словно прошел здесь когда-то каменный дождь и в бесконечной думе застыли его тяжелые капли. И на опрокинутый, обрубленный череп похож был этот дико-пустынный овраг, и каждый камень в нем был как застывшая мысль, и их было много, и все они думали ― тяжело, безгранично, упорно.[12]

  Леонид Андреев, «Иуда Искариот», 1907
  •  

После обрушения главной массы отдельные глыбы натека продолжали еще отделяться от свода и с треском падали вниз. Наконец, каменный дождь прекратился и рабочие на уцелевшей платформе, полузадушенные пылью, начали приходить в себя. Штейгер зажег свечу, при тусклом свете которой, терявшемся в обширной пещере, можно было увидеть, что со свода обрушился слой натека длиной около 20 м и шириной метров в восемь. Перепуганные рабочие спустились с платформы и устремились было через наваленные глыбы к выходу из пещеры.[13]

  Владимир Обручев, «Тепловая шахта», 1920
  •  

Тогда доктор Шед сел на свой четырехколесный шарабан и поехал вслед бегущему народу. Хотя что может сделать один человек? Айсоры шли горами. В этих горах нет дорог, а вся земля покрыта камнями, как будто прошел каменный дождь. Лошадь на этих камнях за сто верст истирает подковы. Когда в 1918-м, голодом меченном году зимой умирали люди среди обоев, покрытых ледяными кристаллами, то труп брали и хоронили с великим трудом.[14]

  Виктор Шкловский, «Сентиментальное путешествие», 1923
  •  

Но тут торчал Асад-Али-хан и пустыми гневными речами мешал моей ненависти. Я пошел домой, и по дороге мой случайный враг разоблачил окончательно всю гнусность англичанина. Сабзи-фуруш сделался в моих глазах меньше мошки, когда я узнал об отвратительном подлоге и издевательстве над моим горем. Пусть сады зарастут бесполезной колючкой, пусть разразятся тучи каменным дождем. Теперь я найду его, моего командира. Он кончил свою жизнь.[15]

  Сергей Буданцев, «Лунный месяц Рамазан», 1925
  •  

Умрищев, потеряв интерес к гостю, снова приступил к своему медленному чтению старины, иногда улыбаясь какой-нибудь ветхой шутке, а иногда вытирая слезы сочувственной печали, тем более что он встретил описание того грустного факта, как однажды, при воцарении Грозного с неба пошел каменный и мелкозернистый дождь, отчего немало случилось повреждения тогдашнему историческому населению.
― Вот были люди и происшествия, ― сказал Умрищев, утешаясь книгой, и стал читать вслух:
― «Царь Иван захотел однажды на святки, имея доброе самочувствие, установить в Китай-городе баловство пищей. <...>
― Вас бы надо гидрометеором по голове, ― потише сказал Умрищев, ― чтоб вы почувствовали что-то.
― Гидрометеор ― это дождь, товарищ Умрищев, ― равнодушно заявил Високовский.
― Я имею в виду тот дождь, ― объяснил Умрищев, ― который шел при Иоанне Грозном, ― каменный, исторический дождь! Вслед за тем Умрищев велел Божеву позвать гуртового кузнеца Кемаля, убогого глухонемого счетовода Тишкина, профуполномоченного, старушку Федератовну, а заодно и Босталоеву с явившимся зачем-то инженер-музыкантом.[16]

  Андрей Платонов, «Ювенильное море», 1934
  •  

И явилась им присно дева богородица и рекла: «Тридцать лет прошло, как у моего образа боголюбской божьей матери, что над Варварскими воротами, никто-де свечей не ставит. За сие, прогневавшись, хотел Христос послать-де на Москву каменный дождь, дабы всю Москву с землей сравнять, но я упросила-де своего сына божия. И замест камениев быть по Москве трехмесячному мору. Молитесь-де тому образу, и испытание сие скоро прейдет».[17]

  Вячеслав Шишков, «Емельян Пугачев» (книга первая, часть 3), 1939
  •  

У дверей либрарии вечно толпятся зеваки, читающие вывешенные на колонне сообщения о выходе книжных новинок или предложения риторов обучать за сходную плату всех желающих искусству красноречия. Здесь вывешиваются также копии «Дневных актов», в которых изо дня в день сообщается обо всем том, что происходит в империи, от Евфрата до Британии. Подойдя к двери, я увидел, что на этот раз на почетном месте висит уже не извещение сената о переходе победоносными легионами реки Тигр и взятии крепости Арбелы, как это было в прошлый раз, а потрясающее сообщение о том, что в Вифинии выпал каменный дождь, и мы с Вергилианом имели возможность наблюдать, что эта новость вызывала не меньший интерес, чем победы императора.[18]

  Антонин Ладинский, «В дни Каракаллы», 1959
  •  

Что случилось? ― путешественники засыпали капитана вопросами.
― Не волнуйтесь, ― ответил Самоделкин, ― это метеоритный дождь.
Дождь? Какой такой дождь? ― удивился Чижик.
― Метеоритный дождь ― это когда ракета встречается в космосе с маленькими и большими камнями, которые летают, как стаи птиц, между планетами и звездами, ― пояснил Самоделкин.
― А почему он так быстро прекратился? ― спросила Настенька Самоделкина.
― Я включил один специальный приборчик, и теперь нам не страшны метеориты. Космические камни пролетают теперь рядом с нашим кораблем, не задевая его.― Идите скорей все сюда! ― позвал всех профессор к большому иллюминатору.[19]

  Валентин Постников, «Путешествие Карандаша и Самоделкина на «Дрындолете», 1997

Каменный дождь в поэзии[править]

  •  

Из челюстей своих извержет
Потоками всежрущий огнь,
Который днем сквозь тучи дыма
Сверкает искрами в аэр:
А ночью, вихрями крутяся,
Горящим каменным дождем
С ужасным грохотом и ревом
В морскую глубину падёт.[20]

  Гавриил Державин, «Первая песня Пиндара пифическая», 1800
  •  

А здесь источников скупых
Глубоки долы обнажились;
Меж тем как рыб стада теснились
На ветвиях кустов густых,
Открылись памятники скрыты,
Труды седых веков забыты.
Там странны гласы в облаках
В полнощи ухо поражали;
Здесь горы в каменных дождях
На землю с тверди ниспадали.[21]

  Семён Бобров, «Запрос новому веку», 1803
  •  

Везувий зев открыл — дым хлынул клубом — пламя
Широко развилось, как боевое знамя.
Земля волнуется — с шатнувшихся колонн
Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,
Под каменным дождём, под воспалённым прахом,
Толпами, стар и млад, бежит из града вон.[22]

  Александр Пушкин, «Везувий зев открыл», 1834
  •  

Князь Иван Петрович,
Увидя башню полною врагов,
Своей рукой схватил зажженный светоч
И в подземелье бросил. С громом башня
Взлетела вверх ― и каменным дождем
Далеко стан засыпала литовский.[23]

  Алексей Толстой, «Смерть Иоанна Грозного», 1864
  •  

Известно, гневу нашему
Дай волю! Брань господская
Что жало комариное,
Мужицкая ― обух!
Опешил барин! Легче бы
Стоять ему под пулями,
Под каменным дождем!
Опешили и сродники,
Бабенки было бросились
К Агапу с уговорами,
Так он вскричал: «Убью!..»[24]

  Николай Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», 1865-1877
  •  

Есть для тебя в душе моей
Сокрытых воплей и скорбей,
И гнева тайного ― так много,
Что, если б каменным дождем
Упал он на пути твоем ―
Сквозь вихрь прошла б твоя дорога
Огня и стужи ледяной.
Ее хватило б до порога
Владений вечности немой.[25]

  Мирра Лохвицкая, «Есть для тебя в душе моей ...», 1902
  •  

Калеки ― ползаем. Безрукие ― хватаем.
Слепые ― слушаем. Убитые ― ведем.
Колеблется земля, и дом уже пылает ―
Еще глоток воды! под каменным дождем…[26]

  Елизавета Полонская, «Хотя бы нас сожгли и пепел был развеян...», 7 сентября 1922

Источники[править]

  1. 3аписки, издаваемыя Государственнымъ Адмиралтейскимъ Департаментомь, относящіяся къ Мореплаванію, Наукамъ и Словесности. Часть первая. Въ С. Петербургѣ, при Морской Типографіи, 1807 года
  2. П.В.Анненков. Парижские письма. — М.: Наука, 1983 г.
  3. Серия «Литературные памятники». И. Ф. Анненский. — Москва, «Наука», 1979 г.
  4. Константин Графф, «Небесные камни». — М.: журнал «В мастерской природы», № 1 за 1928 г.
  5. Обручев В.А. От Кяхты до Кульджи. Путешествие в Центральную Азию и Китай. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1940 г.
  6. Николай Рерих. Листы дневника. В трёх томах. Том 3. — М.: Международный Центр Рерихов, 1996 г.
  7. В.П. Карцев. «Приключения великих уравнений» (из серии «Жизнь замечательных идей»). — М.: «Знание», 1970 год
  8. Всеволод Овчинников, «Ветка сакуры» — М.: Молодая гвардия, 1971 г.
  9. 9,0 9,1 В. А. Мезенцев «Чудеса: Популярная энциклопедия». Том 1. — Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1991 г.
  10. Русская фантастическая проза XIX — начала XX веков. — М.: «Правда», 1986 г.
  11. Успенский Г.И. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. — Москва, ГИХЛ, 1957 г.
  12. Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  13. Обручев В.А. «Путешествие в прошлое и будущее»: повести и рассказы. ― М.: Наука, 1965 г.
  14. Виктор Шкловский, «Ещё ничего не кончилось». — Москва: изд. Вагриус, 2003 г.
  15. Сергей Буданцев. Саранча. — М.: Пресса, 1992 г.
  16. Платонов А.П. Государственный житель. — Москва, «Советский писатель», 1988 г.
  17. Шишков В. Я.: Емельян Пугачев: Историческое повествование. — М.: Правда, 1985 г.
  18. Ладинский А.П. «В дни Каракаллы». ― Мн.: «Мастацкая литаратура», 1987 г.
  19. Валентин Постников. Приключения Карандаша и Самоделкина на «Дрындолете». ― М.: Рипол-классик, 1997 г.
  20. Г.Р.Державин, Сочинения. — СПб., Новая библиотека поэта, 2001 г.
  21. С.С.Бобров в книге: «Поэты 1790-1810-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  22. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений в 10 томах. — 2-е изд., доп. — М.: Академия наук СССР, 1958.
  23. А.К. Толстой. Собрание сочинений в четырех томах. — М.: Правда, 1980 г.
  24. Некрасов Н.А. Полное собрание стихотворений в трёх томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, «Советский писатель», 1967 г.
  25. Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  26. Полонская Е.Г. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Малая серия. Санкт-Петербург, Издательство «Первый ИПХ», 2010 г.

См. также[править]