Перейти к содержанию

Водосбор (растение)

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Орлик (растение)»)
Цветок водосбора обыкновенного

Водосбо́р,[комм. 1] о́рлик или аквиле́гия (лат. Aquilégia)[комм. 2] — многолетние травянистые растения из рода водосбор семейства лютиковых (лат. Ranunculaceae), близкие к аконитам и живокости.[комм. 3] Водосбор более всего известен как красивый садовый цветок, но дикорастущие аквилегии в культуре почти не встречаются. Наибольшее распространение получили гибридные садовые формы с гораздо более яркими и крупными цветами. Через гибридизацию и селекцию в культуру было введено около 35 видов.

Листья водосбора, несмотря на его водолюбивое название, обладают так называемым эффектом лотоса — они почти не смачиваются и капли воды катаются по ним подобно ртути. Кроме орлика этот эффект можно наблюдать на листьях и лепестках лотоса, а также настурции и тростника обыкновенного. Как и большинство растений семейства лютиковых, аквилегии — ядовиты.

Водосбор в коротких цитатах[править]

  •  

Семена обыкновенной аквилегии прежде употреблялись в медицине...[1]

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Аквилегия», ок. 1890
  •  

Вся комната была в цветах: розовый водосбор и веточки вишни, упирающиеся в стены, обитые холстом[2]

  Анна де Ноай, «Новое упование» (пер. Марины Цветаевой), 1903
  •  

Из травянистых растений по дороге к перевалу больше всего обращает на себя внимание чудный светло-голубой водосбор (Aquilegia olympica) <...>. Эти растения, однако, не доходят до самого перевала и заменяются другими <субальпийскими>.[3]

  Николай Динник, «Верховья Большой Лабы и перевал Цагеркер», 1905
  •  

А забор ― так по забору
Собирать у водосбора
Бело-синий водосбор.[4]

  Михаил Савояров, «Водонапор» (из сборника «Кризы и репризы»), 1906
  •  

У меня есть привилегия
Ночью нюхать аквилегию...[5]

  Михаил Савояров, «В место» (из сборника «Наброски и отброски»), 1909
  •  

Пестрели цветы: высокие лилии опрокинули свои желтые зубчатые вазочки; водосбор — свои гофрированные лиловые венчики...[6]

  Вера Фигнер, «Запечатлённый труд», 1921
  •  

...анютины глазки (pansies) олицетворяли задумчивость, <...> водосбор (columbines) ― супружескую неверность...[7]

  Михаил Морозов, «Язык и стиль Шекспира», 1941
  •  

...не имеет смысла приобретать и сеять многолетние аквилегию и дельфиниум. Семена аквилегии к весне почти полностью теряют всхожесть...[8]

  Всеволод Дадыкин, «Как отыскать «золотое» семечко», 1972
  •  

И каждый штат <США> избрал для себя природные символы: <...> Колорадоель, овсянка, водосбор.[9]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977
  •  

нам разъясняют имя аквилегий,
и попросту выходит: водосбор.[10]

  Белла Ахмадулина, «Вошла в лиловом в логово и в лоно...», 1985
  •  

...ниже расстилаются цветущие ковры альпийских лугов. В начале лета их украшают <...> голубовато-фиолетовые водосборы...[11]

  Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Аквилегия красива, но довольно опасна.[12]

  — Александр Чечуров, «Эй, ты, дурень, перестань есть соседскую герань!» 2002
  •  

Для продолжения цветения <аквилегии> в августе цветоносы срезают сразу после цветения, растения подкармливают комплексными полными минеральными удобрениями.[13]:138

  — Кирилл Ткаченко, «Сад непрерывного цветения», 2004
  •  

В медицинской литературе сведений об отравлении людей водосбором нет. При поедании животными возможны отравления. Они схожи с отравлениями аконитами.[14]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Вот склонил крупную красивую головку водосбор обыкновенный. На каждом лепестке цветка по вместительному шпорцу. Видимо, тот, кто придумал название, решил, что в шпорцах, как в маленьких ведёрках, может скапливаться дождевая вода. Отсюда и научное латинское название: Aquilegia vulgaris.[15]

  — Татьяна Подоскина, «Нескучная латынь», 2009
  •  

Подумать только, что теперь, предложи мне кто-нибудь вожделенные белые аквилегии — да не простые же, с длинными шпорцами! — я отвечу: «Спасибо, не надо». До сих пор в голове не укладывается.[16]

  Ирина Васюченко, «Хромые на склоне», 2014
  •  

...самое примечательное в цветках аквилегии — изящные шпорцы <...>. В них растение прячет нектар. Шпорцы могут быть короткие и длинные, изогнутые и прямые, заканчивающиеся небольшим, закругленным в виде капельки утолщением для нектара.[17]:42

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015

Водосбор в публицистике и научно-популярной прозе[править]

  •  

Европейские виды произрастают большею частью в горах на свежей перегнойной лесной почве или между валунов. Обыкновенный вид, A.vulgaris, встречается на ровных пространствах в лесистых местах или на лугах среди лесов. Сок едкий. Часто разводится в садах как украшающее растение с махровыми цветами. Размножается легко и семенами, и делением корней, в особенности по свежеотенённой почве, и ухода за собой не требует. Семена обыкновенной аквилегии прежде употреблялись в медицине«Semen Aquilegiae».[1]

  Словарь Брокгауза и Ефрона, «Аквилегия», ок. 1890
  •  

Безумная Офелия раздаёт окружающим цветы, каждый цветок ― эмблема; розмарин ― (rosemary) считался знаком верности, анютины глазки (pansies) олицетворяли задумчивость, маргаритка (daisy) ― ветреность, фиалка (violet) ― верную любовь, рута (по созвучию слова rue) ― раскаяние и печаль, водосбор (columbines) ― супружескую неверность, укроп (fennel) ― лесть.[7]

  Михаил Морозов, «Язык и стиль Шекспира», 1941
  •  

И ещё о цветах. Практически не имеет смысла приобретать и сеять многолетние аквилегию и дельфиниум. Семена аквилегии к весне почти полностью теряют всхожесть, а семена дельфиниума хорошо всходят только в том случае, если хранятся в холодильнике при температуре 2-5°С. Правда, и в этом случае нет гарантии, что сохранятся такие же, как на пакете, окраска цветков и махровость. Поэтому свежие, недавно собранные семена этих двух культур лучше высевать в грунт под зиму.[8]

  Всеволод Дадыкин, «Как отыскать «золотое» семечко», 1972
  •  

И каждый штат <США> избрал для себя природные символы: дерево, птицу, цветок. Небраска ― вяз, жаворонок, золотая розга. Массачусетс ― вяз, чайка, ландыш. Колорадо ― ель, овсянка, водосбор.[9]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977
  •  

На вершинах высоких гор встречаются субальпийские растения, а ниже расстилаются цветущие ковры альпийских лугов. В начале лета их украшают желтые лилии Кессельринга, голубовато-фиолетовые водосборы, белые анемоны, душистый чабрец и знаменитый «чёрный тюльпан» Кавказа — рябчик широколистный.[11]

  Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Водосбор, Орлик, Аквилегия/Aquilegia. Принадлежит к семейству лютиковых (Ranunculaceae). Многолетние травянистые корневищные растения. Известно около 150 видов. Стебли вверху ветвистые. Листья сложные, черешковые, тройчатые, собраны в прикорневую розетку. Цветки 2-5 см в диаметре, часто одиночные или в метельчатых соцветиях, на тонких цветоножках, поникшие. Чашечка пятилистная, окрашенная, венчик пятилепестной, воронковидный, со шпорцем. Плод — листовка. Семена мелкие, чёрные.[13]:138

  — Кирилл Ткаченко, «Сад непрерывного цветения», 2004
  •  

На Дальнем Востоке растут пять видов водосборов, но наиболее широко распространён водосбор остролистный... <...> Растёт в смешанных лесах и среди кустарников на опушках и прогалинах, на берегах ручьёв и рек. Образует небольшие заросли, но чаще встречается группами. <...>
В химическом отношении дальневосточные виды не изучены.
Несмотря на высокую токсичность водосбора (особенно его семян), возможность отравлений этим растением для человека крайне невелика. Она связана исключительно с тем, что иногда водосборы применяются в народной медицине. В медицинской литературе сведений об отравлении людей водосбором нет. При поедании животными возможны отравления. Они схожи с отравлениями аконитами. <...> Токсичность водосбора равна около 40 мл на 1 кг веса.[14]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005
  •  

Вот склонил крупную красивую головку водосбор обыкновенный. На каждом лепестке цветка по вместительному шпорцу. Видимо, тот, кто придумал название, решил, что в шпорцах, как в маленьких ведёрках, может скапливаться дождевая вода. Отсюда и научное латинское название: Aquilegia vulgaris. По смыслу оно совпадает с русским названием. Ведь aqua — это вода (вы любите рисовать акварельными красками?), а слово lego вам хорошо известно. Вульгарного же в водосборе ничего нет. Латинское слово vulgaris сначала означало простой, дешёвый, простонародный. Отсюда и появилось слово вульгарный, имеющее явный негативный оттенок. Ведь римские патриции с пренебрежением относились к простому люду. Но потом слово vulgaris стало использоваться и в более широком смысле, означая обычный, обыкновенный.[15]

  — Татьяна Подоскина, «Нескучная латынь», 2009
  •  

Синие, фиолетовые или красные чашелистики контрастируют с белой, кремовой или желтой «нижней юбкой». У американских видов причудливую архитектуру цветка нередко усложняет еще и третий ярус — эффектный пучок тычинок на длинных нитях, выдвигающийся далеко наружу. У нашей аквилегии обыкновенной тычинки короче и поэтому в глаза не бросаются.
Но пожалуй, самое примечательное в цветках аквилегии — изящные шпорцы, которыми снабжены лепестки «юбочки». В них растение прячет нектар.
Шпорцы могут быть короткие и длинные, изогнутые и прямые, заканчивающиеся небольшим, закругленным в виде капельки утолщением для нектара. Самые длинные шпорцы — у аквилегии длиннейшей (Aquilegia longissima) со светло-желтыми цветками, обитающей в Техасе и Аризоне, они достигают 7-15 см.[17]:41-42

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015
  •  

Какими становятся шпорцы в ходе эволюции — прямыми или загнутыми, короткими или длинными, зависит от претендентов на нектар в конкретной географической точке. И цвет прекрасных растений тоже зависит от насекомых-опылителей!
Изучая экологию опыления различных видов аквилегий Северной Америки, где как раз и представлены все цвета, ученые установили, что в более холодной части ареала и в горах, где растения опыляются шмелями и пчелами, распространены в основном темно-синие аквилегии с относительно короткими шпорцами.
В более теплом климате, где «работают» бражники, славящиеся самыми длинными среди бабочек хоботками, появляются аквилегии со светлыми цветками — голубовато-белые, розовые, нежно-сиреневые, белые и жёлтые.
Шпорцы у них длиннее и содержат больше нектара.[17]:42

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015
  •  

Красный и оранжевый цвета предпочитают пернатые опылители аквилегий — колибри, ради которых аквилегии не только «перекрасились», но и «подсластили» нектар, повысив в нем содержание сахаров. Это адаптация к потребностям колибри, которые в сравнении с насекомыми тратят много больше энергии. А вот почему им больше нравится красный цвет — вопрос открытый.[17]:42

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015
  •  

В природе аквилегии предпочитают селиться там, где достаточно влажно или где в зной их защищает тень от деревьев и скал. Их можно встретить в лесах и на лугах, по берегам ручьев и водоемов, на горных склонах и на скалах у водопадов.[17]:42

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015
  •  

У этого растения названий — хоть отбавляй. Кроме привычного — водосбор, есть еще и научное — аквилегия, а также народные — орлик, туфельки эльфа, коломбина, голубка. Чтобы понять, почему аквилегию называют голубкой, достаточно посмотреть на цветок сбоку: как будто несколько голубей собрались в небольшую стайку.[17]:43

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015

Водосбор в мемуарах, письмах и записных книжках[править]

Аквилегия тёмная
  •  

Но, по мере того как мы спускались к югу, делалась явственно заметна большая теплота климата и большее развитие растительной жизни. Луга уже везде красовались множеством пионов и лилий, а по мокрым местам сплошными полосами великолепного синего касатика; желтоголовник, синюха, ломонос, а по лесам ландыш, водосбор и кукушьи сапожки были также в полном цвету.[18]

  Николай Пржевальский, «Путешествие в Уссурийском крае», 1870
  •  

Из травянистых растений по дороге к перевалу больше всего обращает на себя внимание чудный светло-голубой водосбор (Aquilegia olympica), чемерица (Veratrum album), Polygonum Bistorta, синие крупноцветные акониты, Betonica grandiflora и так далее. Эти растения, однако, не доходят до самого перевала и заменяются другими <субальпийскими>.[3].

  Николай Динник, «Верховья Большой Лабы и перевал Цагеркер», 1905
  •  

День склонялся к вечеру, когда жандармы привели меня в заповедное место, которое я видала раньше в самом хаотическом виде. Я вошла и остановилась: близ рябины я увидела сад, настоящий, хорошенький садик с кустами и клумбами. Пестрели цветы: высокие лилии опрокинули свои желтые зубчатые вазочки; водосбор — свои гофрированные лиловые венчики; подле белой никоцианы алела гвоздика и роскошный георгин опустил малиновую головку.[6]

  Вера Фигнер, «Запечатлённый труд», 1921
  •  

Если бы аквилегия (водосбор) была капризной неженкой, невероятной редкостью или цвела раз в сто лет, она, как в своё время орхидея, непременно стала бы предметом вожделения тысяч охотников за растениями.
Красота, как известно, лишь подогревает страсти, а неудачи заставляют снова и снова добиваться успеха.
Но аквилегия поселилась в садах с незапамятных времен и настолько освоилась рядом с нами, что нередко остается в парках, когда уже сами усадьбы, вокруг которых они были разбиты, исчезают с лица земли.
Мы к ней привыкли, и привычка подчас мешает нам искренне восхищаться красотой цветка. Однако сдавать позиции аквилегия не собирается![17]:40

  — Ирина Волковска, «Новый наряд аквилегии», 2015

Водосбор в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Из окон, наполовину завешенных лёгким шёлком, оттенка красной смородины, видны были старинные дома с надписями, запущенные сады, сильно заросшие кустарником, высокие дымящие фабрики и Париж — нарождающийся, расстилающийся, растущий вдали, с крышами из голубого пара.
Вся комната была в цветах: розовый водосбор и веточки вишни, упирающиеся в стены, обитые холстом, цвета мелкого песка. Главное место в комнате занимал рояль, на стене висели акварели и лютня белой слоновой кости, напоминающей фарфор.[2]

  Анна де Ноай, «Новое упование» (пер. Марины Цветаевой), 1903
  •  

Человек породы садоводов выведен искусственно, а вовсе не является результатом естественного развития. Если бы он был продуктом природы, то выглядел бы иначе: у него были бы ноги, как у жука, чтобы ему не садиться на корточки, и крылья, чтоб он мог парить над своими грядками. Кто с этим не сталкивался, тот никогда не поймёт, как мешают ноги, когда их не на что поставить; до чего они непомерно длинны, если их нужно поджать под себя, чтобы поковырять пальцем в земле; и до чего невозможно коротки, если нужно перешагнуть на другую сторону клумбы, не наступив на подушку ромашек или распустившихся орликов.

  Карел Чапек, «Год садовода» (Апрель садовода), 1928
  •  

Как, однако, унизительно сильны бессознательные рефлексы: я по-прежнему невольно замедляю шаг, проходя мимо витрин, где пестрят пакетики семян. А скоро на рынке еще появятся саженцы, корни всякие, то-то мученье будет! Подумать только, что теперь, предложи мне кто-нибудь вожделенные белые аквилегии — да не простые же, с длинными шпорцами! — я отвечу: «Спасибо, не надо». До сих пор в голове не укладывается. <...> Это не так больно, как боялась. Отдав книги и особенно собак, проститься с ирисами, люпинами и аквилегиями — пара пустяков.[16]

  Ирина Васюченко, «Хромые на склоне», 2014
  •  

И жёлтый водосбор, сортовой, с длинными шпорцами, он того же криминального происхождения — ах, как давно я такой хотела! Жаль, этим летом еще не зацветёт, придется ждать будущего года. Зато двуцветный с кремовой серединкой и малиновым венчиком, что разросся под сливой напротив сарая, хорош до невозможности. Желтый будет у крыльца, вот бы еще чисто-белый достать, я бы его к беседке...[16]

  Ирина Васюченко, «Хромые на склоне», 2014

Водосбор в поэзии[править]

Орлик садовый (сорт «Magpie»)
  •  

Это что́ у вас за мода?
По канаве ― по забору,
Не канава ― водосбор,
А забор ― так по забору
Собирать у водосбора
Бело-синий водосбор.[4]

  Михаил Савояров, «Водонапор» (из сборника «Кризы и репризы»), 1906
  •  

У меня есть привилегия
Ночью нюхать аквилегию,
раздвигая лепестки...[5]

  Михаил Савояров, «В место» (из сборника «Наброски и отброски»), 1909
  •  

Маньяк бросает выросший для взгляда
цветок к ногам лиловой госпожи.
Ей всё равно. Ей ничего не надо,
но выговорить лень, чтоб прочь пошли.
Лишь кисть для акварельных окроплений
и выдох жабр, нырнувших в акваспорт,
нам разъясняют имя аквилегий,
и попросту выходит: водосбор.[10]

  Белла Ахмадулина, «Вошла в лиловом в логово и в лоно...», 1985
  •  

Фиалки, водосбор, люпин,
качанье перьев, бархат мантий.
Но ирис боле всех любим:
он ― средоточье чёрных магий.[10]

  Белла Ахмадулина, «Пора, прощай, моя скала...», 1985

Комментарии[править]

  1. Водосбор и орлик, оба основных русских названия аквилегии — являются калькой его латинского имени. Есть две версии происхождения название Aquilégia. По первой из них, сложное слово Aquilégia образовано или от двух латинских слов aqua — «вода» и legere — «собирать». По второй Aquilégia — слово простое, образованное от латинского aquila — «орёл».
  2. Даже в научной (ботанической) литературе встречаются разные русские названия рода Aquilégia, и даже могут одновременно встречаться их варианты, как равноправные, к примеру: водосбор и орлики. Или аквилегии и водосбор. Народных названий у орлика значительно больше. Самые известные из них: голубки́, сапожки́ и ко́локол.
  3. Ботанический род Aquilégia включает по разным данным примерно от шестидесяти до ста видов, растущих в Северном полушарии.

Источники[править]

  1. 1 2 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. — Из статьи Аквилегия.
  2. 1 2 Анна де Ноай. Новое упование (пер. Марины Цветаевой). — М.: Фолио, 2013 г. — 380 с.
  3. 1 2 Н. Я. Динник. Верховья Большой Лабы и перевал Цагеркер. — Тифлис, 1905 г. — 32 с.
  4. 1 2 Михаил Савояров. — «Слова», стихи из сборника «Кризы и репризы»: «Водонапор»
  5. 1 2 Михаил Савояров. — «Слова», стихи из сборника «Наброски и Отброски»: «В место»
  6. 1 2 Фигнер В.Н. Запечатленный труд. Том 2. Когда часы жизни остановились. — Москва: Издательство социально-экономической литературы «Мысль» 1964 г.
  7. 1 2 М. М. Морозов. Избранные статьи и переводы. — М., ГИХЛ, 1954 г.
  8. 1 2 В. П. Дадыкин, «Как отыскать «золотое» семечко». — М.: журнал «Наука и жизнь», № 4 за 2007 г.
  9. 1 2 Песков В. М., Стрельников Б. Г., «Земля за океаном». — М.: Молодая гвардия, 1977 г.
  10. 1 2 3 Белла (Изабелла) Ахатовна Ахмадулина. Сад : Новые стихи. — М. : Советский писатель, 1987 г. — 160 с.
  11. 1 2 Карпун Ю. Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). — Сочи, 1997 г.
  12. Александр Чечуров. «Эй, ты, дурень, перестань есть соседскую герань!» — М., журнал «Сад своими руками», от 15 декабря 2002 г.
  13. 1 2 Кирилл Ткаченко. Сад непрерывного цветения: цветение от снега до снега, стиль и цвет сада, размещение растений, удобрения и их использование, добрые советы. — СПб.: Нева, 2004 г. — 287 с.
  14. 1 2 П. С. Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г. — стр.31-32.
  15. 1 2 Татьяна Подоскина. «Нескучная латынь». — М.: журнал «Наука и жизнь», № 1 за 2009 г.
  16. 1 2 3 Ирина Васюченко. Хромые на склоне. — Ростов-на-Дону: «Ковчег», № 44-45, 2014 г.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 И. Волковска. Дом в саду : об искусстве жить красиво и комфортно. Мой прекрасный сад. Выпуск №2 за 2015 г. — М.: ИД «Бурда», 2015 г.
  18. Н. М. Пржевальский. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — М.: ОГИЗ, 1947 г.

См. также[править]