Настурция

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Настурция большая

Насту́рция, под которой чаще всего имеется в виду насту́рция больша́я, жирянка или капуци́н большо́й (лат. Tropáeolum május) — однолетнее травянистое растение, типовой вид рода Настурция семейства Настурциевые. Популярное декоративное садовое растение. Настурция очень неприхотлива и декоративна. Высокорослые ползучие формы служат для декорирования балконов, изгородей, низкорослые — для посадок группами, для бордюров, каменистых участков.

Настурция издавна применяется в кулинарии (известна под названием «северного каперса».) Свежие листья, твёрдые цветочные почки, недозрелые зелёные семена отличаются острым вкусом; употребляются в качестве приправы к салатам, мясным, овощным и яичным блюдам. Цветочные почки и зелёные плоды маринуют с укропом и уксусом для замены каперсов. Распустившиеся цветы применяют в виде гарнира. В Новой Зеландии свежие листья используют в качестве витаминного салата и для получения витаминных экстрактов.

Настурция в коротких цитатах[править]

  •  

Мне бы, говорит, хорошо ― и в салате настурция,
Сам я греков не ем, ест нас Турция.[1]

  Николай Огарёв, «Восточный вопрос в панораме», январь 1869
  •  

...душистый олеандр отвратительно горек, а горечь настурции приятна на вкус.[2]

  Александр Шеллер-Михайлов, «В разброд», 1869
  •  

Как цветы настурций, будто сон,
Обвили стеклянный мой балкон...[3]

  Мирра Лохвицкая, «Настурции», 1896
  •  

Смежил цветы табак.
Между настурций он как снег меж алых пятен,
И ждёт вечерний мрак.[4]

  Константин Фофанов, «После дождя», 1903
  •  

В скорби, поникла она пунсовым лоскутом, лепестком, о, раздавленный на песке настурций!..[5]

  Андрей Белый, «Кубок метелей», 1907
  •  

...вьются по резному балкону настурция и вьюнок: это час их рабочего водопоя; пахнет сырою землей и цветами...[6]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Неторопливое солнце», 1911
  •  

И поскрипывает сапогом; повисает настурцией; над ним яркий шмель...[7]

  Андрей Белый, «Между двух революций», 1934
  •  

Неужто это он вчера мечтал о спокойной старости, о домике ― как бишь, батенька: с настурциями и ночной фиалкой под окном?[8]

  Борис Горбатов, «Роды на огуречной земле», 1937
  •  

Запахи кушаний глушили волнующе-тонкий аромат расставленных по столикам живых цветов. Листницкий заказал ботвинью со льдом, в ожидании задумчиво ощипывал выдернутую из вазы жёлто-рдяную настурцию.[9]

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон» (Книга вторая), 1928-1940
  •  

Дочь известного естествоиспытателя Карла Линнея заметила однажды душным летним вечером в саду странное свечение цветов настурции.[10]

  Рудольф Фридман, «Искусство парфюмера», 1966
  •  

В ответ щенок зевнул, демонстрируя крошечную пасть цвета распустившейся настурции.[11]

  Сергей Довлатов, «Филиал» (Записки ведущего), 1988
  •  

Сквозь сон она чувствовала осторожное движение цветков настурции, тянущих свои шафрановые зонтики к ее телу, а очнувшись поутру, обнаружила себя спелёнутой мускулистыми растениями, как Гулливер, связанный веревками лилипутов.[12]

  Ирина Полянская, «Жизель», 1996
  •  

На работе новая, рыжая, как настурция, Маргарита здоровалась с ним откровенно и весело, начисто забыв о принятых между ними правилах конспирации.[13]

  Ольга Славникова, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», 1999

Настурция в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Едой этих людей служит то же, что и в других частях Индий, потому что их главным пропитанием является маис <maíz> и юка <yuca>. Кроме этого у них есть 2 или 3 разновидности растений, из которых они извлекают большую пользу для своего пропитания, коими есть одни, похожие на трюфеля, называемые ионас <ionas>, другие — похожи на репу, называемую кубиас <cubias>, которые они бросают в свою стряпню, им оно служит важным продуктом.[14]

  Гонсало Хименес де Кесада, «Краткое изложение завоевания Нового Королевства Гранада», 1539
  •  

Стоит сравнить сорта ястребинки, георгина, настурции, бегонии и многих других растений. В тех случаях, когда один и тот же линнеон характеризуется присутствием в цветках и антоциановых пигментов, и пластидных, как например у георгин и тюльпанов, у Cheiranthus cheiri, Viola tricolor, Helianthemum vulgare, мы имеем более сложные, но одинаковые правильные комплексы рядов полихроизма, рядов пластидных и антоциановых пигментов. Распределение пигментов также не беспорядочно, и можно наметить определенные типы у различных сортов и растений. Эти типы повторяются в различных семействах.[15]

  Николай Вавилов, «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости», 1920
  •  

Дочь известного естествоиспытателя Карла Линнея заметила однажды душным летним вечером в саду странное свечение цветов настурции. Над лепестками появлялись как будто искры или легкое пламя. Она зажгла свечу и поднесла ее к цветку. Яркое пламя охватило все растение, по стеблям побежали огоньки. Но оно осталось целым и свежим… Такое же свечение наблюдается над красными цветами пеларгонии.[10]

  Рудольф Фридман, «Искусство парфюмера», 1966

Настурция в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Наконец на воздвижение ударил настоящий мороз; ночью сильно прихватило. Проснулся поутру ― светло, ясно, весело. Смотрю в окно ― все бело, подсолнечники уныло опустили головы, лист на настурциях, бобах, ипомеях почернел ― только горошки и лупины еще стоят.[16]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

В саду ещё цветут резеда, вервены, настурции, и на моем столе красуется великолепный букет из них.[17]

  Пётр Чайковский, из письма Н.Ф. фон-Мекк, 1879
  •  

Целый день проработали и превратили этот бульвар уездного города прямо в кусочек Ниццы. Лоханку фонтана разукрасили висячими настурциями и геранями, в киоске устроили продажу живых и сушеных цветов.[18]

  Сергей Волконский, Мои воспоминания (Том второй), 1924
  •  

Душистый горошек потянулся к окнам балконов; загоралась настурция.[19]

  Юрий Анненков (Б. Темирязев), «Повесть о пустяках», 1934
  •  

«А впрочем, так длить невозможно, ― шагаем обратно, ― я в каждой настурции, в каждом шипке самовара, в наколке, в поджатии губ ощущаю падение рода; и коли так длить, я ― погибну».[7]

  Андрей Белый, «Между двух революций», 1934
  •  

И еще я все стишки про себя наговаривал, Сонечка заставила меня выучить, сказать при гостях папашеньке, как в подарок. Длинные стишки, про ласточек и про осень, на золотистой бумажке из хрестоматии Паульсона я списал. Только бы не сбиться, не запнуться завтра, все у меня выходит ― «пастурций в нем огненный куст», вместо «настурций», ― цветы такие, осенние.[20]

  Иван Шмелёв, «Лето Господне», 1944
  •  

На станции Курорт показал ей настурцию. Дал понюхать. Сказал, что цветок называется настурция. Через десять минут мама спрашивает:
― Маша, как называется этот цветок?
― Этот? Настанция?[21]

  Алексей Пантелеев, «Наша Маша», 1966

Настурция в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Он обрывает листья с деревьев и цветов, пробует их, и узнаёт, что у кислицы, у барбариса, у щавеля кислые листья, что в цветах клевера, сирени, фуксии есть сладкий, как сахар, сок, что душистый олеандр отвратительно горек, а горечь настурции приятна на вкус.[2]

  Александр Шеллер-Михайлов, «В разброд», 1869
  •  

Все дорожки были также обсажены руками больных. Тут были всевозможные цветы, встречающиеся в малороссийских садиках: высокие розы, яркие петунии, кусты высокого табаку с небольшими розовыми цветами, мята, бархатцы, настурции и мак.

  Всеволод Гаршин, «Красный цветок», 1883
  •  

― Но народ устойчив в своей старине, ― возразил я.
― О, пустое! ― воскликнул Ириней. ― Ведь я же убедил моих работников говорить друг другу «вы», ведь они же спят у меня на простынях, ведь мой староста Лука Петров развел же настурции в своем огороде…[22]

  Александр Эртель, «Записки Степняка», 1883
  •  

У мраморной арки сидела его мать, склонясь над вязаньем, ― столетняя женщина, многолетняя. Казалось, что это ― пунсовое платье и шаль из пуха. Казалось, что это ― багряная с головой одуванчика карла. В скорби, поникла она пунсовым лоскутом, лепестком, о, раздавленный на песке настурций![5]

  Андрей Белый, «Кубок метелей», 1907
  •  

Однако утолить свой голод и жажду на дачах г. Тендзягольского мне не пришлось, ибо почтенный Юрий Антонович, как истый хлопотун, успел уже переселиться в город и все свои дачи забил наглухо досками. Мне только пришлось сорвать два-три уцелевших от мороза георгина, несколько цветков настурций, и с букетом этим отправился под гостеприимный кров Андриана.[23]

  Илья Салов, «Рассказы охотника», 1909
  •  

Задумался и Дарьяльский; тут же, в сторонке, он ещё все у попа сидел и курил, в то время как быть бы ему в Гуголеве, где уж хватились небось его, где простыл уж обед, и Катя, из зеленых акаций сада, где смотрела на пыльную и тусклую дорогу, язвительно улыбавшуюся ей из зеленой ржи и убегающую к Целебееву; и где, опираясь на костыль, тряслась в цветнике кружевная бабинька, в черном вся шелку и в белом тюлевом чепце с лиловыми лентами; тряслась и поварчивала в настурциях.[24]

  Андрей Белый, «Серебряный голубь», 1909
  •  

Колодца здесь нет, вода дождевая, с крыш. Назар, разнося ее по деревьям, по неровной покатой кочковато-вскопанной почве, упруго и устало ставит ноги. Много посадок около дачи, и вьются по резному балкону настурция и вьюнок: это час их рабочего водопоя; пахнет сырою землей и цветами.[6]

  Сергей Сергеев-Ценский, «Неторопливое солнце», 1911
  •  

Пятая, Настурция была воительницей. Когда король Доб затевал войну с людьми или с другим лесным королевством, королевна Настурция постоянно шла во главе войска; она первая бросалась в битву и последняя покидала поле сражения. Когда войска Доба начинали сдаваться и выражать малодушие, Настурция вихрем проносилась по их рядам, одним взглядом, одним словом поднимала упавший дух в войске, и победа всегда оставалась за ним. Поэтому доброй половиной своего могущества король лесного королевства был обязан пятой своей дочери, как и второй, Гардении, за ее мудрые советы.[25]

  Лидия Чарская, «Золотая свирель», 1912
  •  

Зато за окном был довольно широкий внешний выступ, на котором <Иван Степанович> Цвет по весне выгонял в лучинных коро́бках настурцию, резеду, лакфиоль, петунью и душистый горошек. Зимою же на внутреннем подоконнике шарашились колючие бородавчатые кактусы и степенно благоухала герань. Между тюлевыми занавесками, подхваченными синими бантами, висела клетка с породистым голосистым кенарем, который погожими днями, купаясь в солнечном свете и в фарфоровом корытце, распевал пронзительно и самозабвенно.

  Александр Куприн, «Звезда Соломона», 1920
  •  

Бывало, сидим на зеленой скамейке перед фанерным домиком, вечер лучше и не придумаешь: заря бражничает, верещит тальянка, ветер пришептывает непоодаль в червонеющих берёзах. Будто мы не в тылу фронта, а в каком-то привольном селе размашистой черноземной губернии. Вкруг скамейки пораскидались ― сердечками, лунками, бараночками цветущие клумбы. Я копошусь кортиком в настурциях и резеде. Людей мы не рушим и потому не жалованы шашкой. Рот у меня, сам чувствую, до ушей.[26]

  Анатолий Мариенгоф, «Бритый человек», 1929
  •  

Перед отъездом он написал ей нежное и милое письмецо и вложил его в конверт вместе с засушенной настурцией. Но не отправил его, боясь, что письмо попадет в руки разгневанного мужа.[27]

  Михаил Зощенко, «Двадцать лет спустя», 1937
  •  

Домик мыслю себе купить под Москвой. Знаете, этак садик… гамачок… клумбы… Обожаю настурции. И еще ― ночную фиалку под окном. После этой беседы доктор показался всем еще более скучным и прозаичным. <...>
Он растерялся. Хирург, он потерял спокойствие. Вдруг представилась ему в новом, неожиданном свете вся его жизнь, и сам он, и его профессия, и студенческие мечты, и все, что он делал, делает и может сделать. Неужто это он вчера мечтал о спокойной старости, о домике ― как бишь, батенька: с настурциями и ночной фиалкой под окном?[8]

  Борис Горбатов, «Роды на огуречной земле», 1937
  •  

Красные и желтые мальвы-монашки покачивались за открытым окном. Вместе с ними заглядывал в комнату цветок настурции; в нем сидела мохнатая пчела. Я, замерев, следил, как она сердито пятится и выбирается из тесного цветка.[28]

  Константин Паустовский, «Книга о жизни. Далёкие годы», 1946
  •  

В пятидесятом он приезжал из Москвы, пришел ко мне, я тогда натюрморт писал ― букет настурций. Ничего у меня не выходило. А он шутя написал. И как!.. Я оторваться не мог ― темный кувшин и большие, яркие цветы. Беспокойно всё. Как он сам… <...>
Как-то в поисках холста он напал на старый натюрморт, который написал пять лет назад у Сабурова: букет настурций. Конечно, кувшин никуда не годится, да и стена написана отвратительно. Но цветы получились неплохо. Сабуров, кстати, восхищался.[29]:282

  Илья Эренбург, «Оттепель», 1955
  •  

Жалкие люди, ― мысленно произнес я, оглядев с ног до головы встречных пешеходов и сменив аристотелевскую позу на позу постового милиционера, ― нет, все-таки, до чего жалки эти существа и до чего же мелочны их волнения! Один оплакивает утраченную младость, другого укусила вошь, третьему не оплатили простой, четвертый разочаровался в запахе настурций, пятому разбили голову угольным перфоратором[30]

  Венедикт Ерофеев, «Записки психопата», 1957
  •  

А за рекой виднелся наш Кировский район, и там, вблизи больших корпусов, моя улица, заросшая подорожником, турник во дворе, тетин палисадник и ее бормотание: «Наш сад уж давно увядает, помят он, заброшен и пуст, лишь пышно еще доцветает настурции огненный куст».[31]

  Василий Аксёнов, «Апельсины из Марокко», 1962
  •  

Как весело, громко и ярко здесь, у метро! Полукольцом стоят продавцы цветов. Под августовским еще жарким солнцем горят огненно-красные настурции в низеньких глиняных кувшинах. К жердочкам, прибитым к столам, привязаны готовые букеты цветов, обрамленные обязательным узорчатым папоротником.[32]

  Владимир Брагин, «В стране дремучих трав», 1962
  •  

― Уйду, и всё! ― в досаде пробормотал я. ― Никому до меня нет никакого дела.
А есть так хотелось, что я подошел к цветнику, сорвал молоденькие листочки настурции и стал их жевать.[33]

  Сергей Голицын, «Записки уцелевшего», 1989
  •  

Не примяв и никак не потревожив цветов, Яна улеглась на клумбе у памятника меж садовых колокольчиков и настурций и, запрокинув голову, долго следила взглядом за медленной катастрофой облаков, переплывающих небо, как золоторунные овны. Стемнело, постепенно улеглась вокруг нее музыка, окна консерватории погасли, и наступила ночь. Сквозь сон она чувствовала осторожное движение цветков настурции, тянущих свои шафрановые зонтики к ее телу, а очнувшись поутру, обнаружила себя спеленутой мускулистыми растениями, как Гулливер, связанный веревками лилипутов. Яна расправила плечи, и лопнули нежные побеги, опоясавшие грудь, из разрывов стеблей скатились прозрачные шафрановые капли.[12]

  Ирина Полянская, «Жизель», 1996
  •  

Желтого цвета волосы мягко и плавно спускались на левую грудь Марины и были там и сям прихвачены белыми скрепками, над виском воткнут в волосы цветочек бархатисто-красной настурции с желтой радугой в середине: шла вот по веранде женщина, мимоходом сорвала цветочек, небрежно сунула его в волосы, а он и придись к месту![34].

  Виктор Астафьев, «Веселый солдат», 1997
  •  

Поезд стачивает пространство лицо к лицу, и только в преддверии города шов выворачивается наизнанку: дома норовят обратиться глухими торцами тюремного кирпича, из-за плотного забора вздымается перекрестьем балок на стальном листе какая-то наглядная агитация, могучая, будто ворота цеха; под откосом ржавеет кроватная сетка, дырявая, как рыжее вязанье, проеденное молью; две беленые чаши с настурциями в соседстве поля одуванчиков и горячих рельсов выглядят остатками лучшей жизни, виденной в старом кино.[13]

  Ольга Славникова, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки», 1999

Настурция в стихах[править]

Салат с настурцией
  •  

Мой сад с каждым днем увядает;
Помят он, поломан и пуст,
Хоть пышно ещё доцветает
Настурций в нём огненный куст[35]

  Аполлон Майков, «Ласточки», 1856
  •  

А вот греческий король сидит да все плачет:
«Все, говорит, христианство ко гробу скачет.
Мне бы, говорит, хорошо ― и в салате настурция,
Сам я греков не ем, ест нас Турция.
Но надо мириться, когда кто не сможет,
Все, говорит, нас надуют, никто не поможет».[1]

  Николай Огарёв, «Восточный вопрос в панораме», январь 1869
  •  

Розоватым пламенем зари
Засветился серебристый вал.
Спишь ли ты, единственный? ― Смотри,
Как на море ветер заиграл.
Как цветы настурций, будто сон,
Обвили стеклянный мой балкон,
Чтоб качаться тихо, и висеть,
И сплетаться в огненную сеть.[3]

  Мирра Лохвицкая, «Настурции», 1896
  •  

Обрызганный цветник стыдлив и ароматен,
Смежил цветы табак.
Между настурций он как снег меж алых пятен,
И ждет вечерний мрак.
Еще светло. Но тень длиннее и длиннее,
Вечерняя заря
Роняет косо луч… И длинная аллея
Прияла отблеск янтаря.[4]

  Константин Фофанов, «После дождя», 1903
  •  

Вянут настурции на длинных жердинках.
Острой гарью пахнут торфяники.
Одиноко скитаются глубокие души.
Лето переспело от жары.[36]

  Елена Гуро, «Вянут настурции на длинных жердинках...», 1913
  •  

Воскресни ―
электричка, пропахшая потом, стоит в депо,
готовая затянуть керосиновую, мыльную песню,
чтобы так: недотрога, ромашка, настурция, львиный зев
по дороге к кладбищу. Земляника, да и малина, впрочем,
безнадёжно сошла.[37]

  Бахыт Кенжеев, «Снящаяся под утро склоняется из окна...», 1999

Источники[править]

  1. 1 2 Н. П. Огарёв. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. — М.: Советский писатель, 1956 г.
  2. 1 2 Полное собранiе сочиненiй А. К. Шеллера-Михайлова . Томъ IV. Приложеніе къ журналу «Нива» на 1904 г. — СПб.: Изд. А. Ф. Маркса, 1904 г.
  3. 1 2 Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  4. 1 2 К. М. Фофанов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — М.-Л.: Советский писатель, 1962 г.
  5. 1 2 Андрей Белый, «Старый Арбат»: Повести. ― М.: Московский рабочий, 1989 г.
  6. 1 2 Сергеев-Ценский С.Н. Собрание сочинений в 12-ти томах, Том 2. — Москва, «Правда», 1967 г.
  7. 1 2 Андрей Белый. «Между двух революций» (Серия литературных мемуаров). Москва, «Художественная литература», 1990 г.
  8. 1 2 Б. Л. Горбатов. Обыкновенная Арктика. — М.: Гослитиздат, 1959 г.
  9. М.А.Шолохов, «Тихий Дон». — М.: Молодая гвардия, 1980 г.
  10. 1 2 Р. Фридман. «Искусство парфюмера». — М.: «Химия и жизнь», № 9, 1966 г.
  11. Сергей Довлатов. Собрание сочинений в 4-х томах. Том 4. — СПб.: «Азбука», 1999 г.
  12. 1 2 Полянская И., «Прохождение тени». — М.: Вагриус, 1999 г.
  13. 1 2 Ольга Славникова, «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки». — М.: Вагриус, 1999 г.
  14. Гонсало Хименес де Кесада. «Краткое изложение завоевания Нового Королевства Гранада» (1539; 1548—1549)
  15. Вавилов Н.И. «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». — Ленинград, «Наука», 1987 г.
  16. А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  17. П.И.Чайковский.. Полное собрание сочинений. В 17 томах. Том 6-7. Переписка с Н.Ф. фон-Мекк. — М.: Музгиз, 1961 г.
  18. Князь Сергей Волконский. Мои воспоминания. — М.: Искусство, 1992 г.
  19. Анненков Ю. П. «Повесть о пустяках». — М: Изд-во Ивана Лимбаха, 2001 г.
  20. Шмелёв И.С. Избранные сочинения в двух томах. Том 2. Рассказы. «Богомолье». «Лето Господне». — Москва, «Литература», 1999 г.
  21. А.И.Пантелеев. Наша Маша: Книга для родителей. Собр. соч. в 4 т. Том 4. — Л.: «Детская литература», 1984 г.
  22. Эртель А.И. «Записки Степняка». Очерки и рассказы. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 г.
  23. И.А.Салов в книге: Русский охотничий рассказ. Составитель, авт. предисл. и примеч. М.М.Одесская. — М.: Советская Россия, 1991 г.
  24. А. Белый. Сочинения в двух томах, (том первый). — М.: Художественная литература, 1990 г.
  25. Лидия Чарская, Полное собрание сочинений. Том 34. Вечерние рассказы. — Приход храма сошествия Святаго Духа, «Русская миссия», 2007 г.
  26. Анатолий Мариенгоф. «Проза поэта». М.: Вагриус, 2000 г.
  27. Зощенко М.М. Избранное. — Л.: Лениздат, 1981 г.
  28. Паустовский К. Г. «Далёкие годы». М.: «АСТ; Астрель», 2007 г.
  29. Илья Эренбург. «Оттепель». — М.: Советский писатель, 1956 г.
  30. Венедикт Ерофеев, Собрание сочинений в 2 томах. Том 2. — М.: Вагриус, 2001 г.
  31. Василий Аксёнов. «Апельсины из Марокко». — М.: Эксмо, 2006 г.
  32. В.Брагин. «В стране дремучих трав.». — М.: Детская литература, 2004 г.
  33. Голицын Сергей. За березовыми книгами. — М.: Детская литература, 1989 г.
  34. Астафьев В.П. Веселый солдат (рассказ). — Москва, «Новый Мир», №5-6, 1998 г.
  35. А. Н. Майков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1977 г.
  36. Е. Гуро. Небесные верблюжата: Избранное. — СПб.: Лимбус Пресс, 2002 г.
  37. Бахыт Кенжеев. Из Книги счастья. — М.: «Новый Мир», №11, 2007 г.

См. также[править]