Настурция

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Настурция большая

Насту́рция, под которой чаще всего имеется в виду насту́рция больша́я, жирянка или капуци́н большо́й (лат. Tropáeolum május) — однолетнее травянистое растение, типовой вид рода Настурция семейства Настурциевые. Популярное декоративное садовое растение. Настурция очень неприхотлива и декоративна. Высокорослые ползучие формы служат для декорирования балконов, изгородей, низкорослые — для посадок группами, для бордюров, каменистых участков.

Настурция издавна применяется в кулинарии (известна под названием «северного каперса».) Свежие листья, твёрдые цветочные почки, недозрелые зелёные семена отличаются острым вкусом; употребляются в качестве приправы к салатам, мясным, овощным и яичным блюдам. Цветочные почки и зелёные плоды маринуют с укропом и уксусом для замены каперсов. Распустившиеся цветы применяют в виде гарнира. В Новой Зеландии свежие листья используют в качестве витаминного салата и для получения витаминных экстрактов.

Настурция в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Едой этих людей служит то же, что и в других частях Индий, потому что их главным пропитанием является маис <maíz> и юка <yuca>. Кроме этого у них есть 2 или 3 разновидности растений, из которых они извлекают большую пользу для своего пропитания, коими есть одни, похожие на трюфеля, называемые ионас <ionas>, другие — похожи на репу, называемую кубиас <cubias>, которые они бросают в свою стряпню, им оно служит важным продуктом.[1]

  Гонсало Хименес де Кесада, «Краткое изложение завоевания Нового Королевства Гранада», 1539
  •  

Стоит сравнить сорта ястребинки, георгина, настурции, бегонии и многих других растений. В тех случаях, когда один и тот же линнеон характеризуется присутствием в цветках и антоциановых пигментов, и пластидных, как например у георгин и тюльпанов, у Cheiranthus cheiri, Viola tricolor, Helianthemum vulgare, мы имеем более сложные, но одинаковые правильные комплексы рядов полихроизма, рядов пластидных и антоциановых пигментов. Распределение пигментов также не беспорядочно, и можно наметить определенные типы у различных сортов и растений. Эти типы повторяются в различных семействах.[2]

  Николай Вавилов, «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости», 1920

Настурция в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

Все дорожки были также обсажены руками больных. Тут были всевозможные цветы, встречающиеся в малороссийских садиках: высокие розы, яркие петунии, кусты высокого табаку с небольшими розовыми цветами, мята, бархатцы, настурции и мак.

  Всеволод Гаршин, «Красный цветок», 1883
  •  

Пятая, Настурция была воительницей. Когда король Доб затевал войну с людьми или с другим лесным королевством, королевна Настурция постоянно шла во главе войска; она первая бросалась в битву и последняя покидала поле сражения. Когда войска Доба начинали сдаваться и выражать малодушие, Настурция вихрем проносилась по их рядам, одним взглядом, одним словом поднимала упавший дух в войске, и победа всегда оставалась за ним. Поэтому доброй половиной своего могущества король лесного королевства был обязан пятой своей дочери, как и второй, Гардении, за ее мудрые советы.[3]

  Лидия Чарская, «Золотая свирель», 1912
  •  

Зато за окном был довольно широкий внешний выступ, на котором <Иван Степанович> Цвет по весне выгонял в лучинных коро́бках настурцию, резеду, лакфиоль, петунью и душистый горошек. Зимою же на внутреннем подоконнике шарашились колючие бородавчатые кактусы и степенно благоухала герань. Между тюлевыми занавесками, подхваченными синими бантами, висела клетка с породистым голосистым кенарем, который погожими днями, купаясь в солнечном свете и в фарфоровом корытце, распевал пронзительно и самозабвенно.

  Александр Куприн, «Звезда Соломона», 1920
  •  

Бывало, сидим на зеленой скамейке перед фанерным домиком, вечер лучше и не придумаешь: заря бражничает, верещит тальянка, ветер пришептывает непоодаль в червонеющих берёзах. Будто мы не в тылу фронта, а в каком-то привольном селе размашистой черноземной губернии. Вкруг скамейки пораскидались ― сердечками, лунками, бараночками цветущие клумбы. Я копошусь кортиком в настурциях и резеде. Людей мы не рушим и потому не жалованы шашкой. Рот у меня, сам чувствую, до ушей.[4]

  Анатолий Мариенгоф, «Бритый человек», 1929

Настурция в стихах[править]

Салат с настурцией
  •  

Мой сад с каждым днем увядает;
Помят он, поломан и пуст,
Хоть пышно еще доцветает
Настурций в нем огненный куст[5]

  Аполлон Майков, «Ласточки», 1856
  •  

А вот греческий король сидит да все плачет:
«Все, говорит, христианство ко гробу скачет.
Мне бы, говорит, хорошо ― и в салате настурция,
Сам я греков не ем, ест нас Турция.
Но надо мириться, когда кто не сможет,
Все, говорит, нас надуют, никто не поможет».[6]

  Николай Огарёв, «Восточный вопрос в панораме», январь 1869
  •  

Розоватым пламенем зари
Засветился серебристый вал.
Спишь ли ты, единственный? ― Смотри,
Как на море ветер заиграл.
Как цветы настурций, будто сон,
Обвили стеклянный мой балкон,
Чтоб качаться тихо, и висеть,
И сплетаться в огненную сеть.[7]

  Мирра Лохвицкая, «Настурции», 1896
  •  

Обрызганный цветник стыдлив и ароматен,
Смежил цветы табак.
Между настурций он как снег меж алых пятен,
И ждет вечерний мрак.
Еще светло. Но тень длиннее и длиннее,
Вечерняя заря
Роняет косо луч… И длинная аллея
Прияла отблеск янтаря.[8]

  Константин Фофанов, «После дождя», 1903
  •  

Вянут настурции на длинных жердинках.
Острой гарью пахнут торфяники.
Одиноко скитаются глубокие души.
Лето переспело от жары.[9]

  Елена Гуро, «Вянут настурции на длинных жердинках...», 1913
  •  

Воскресни ―
электричка, пропахшая потом, стоит в депо,
готовая затянуть керосиновую, мыльную песню,
чтобы так: недотрога, ромашка, настурция, львиный зев
по дороге к кладбищу. Земляника, да и малина, впрочем,
безнадёжно сошла.[10]

  Бахыт Кенжеев, «Снящаяся под утро склоняется из окна...», 1999

Источники[править]

  1. Гонсало Хименес де Кесада. «Краткое изложение завоевания Нового Королевства Гранада» (1539; 1548—1549)
  2. Вавилов Н.И. «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». — Ленинград, «Наука», 1987 г.
  3. Лидия Чарская, Полное собрание сочинений. Том 34. Вечерние рассказы. — Приход храма сошествия Святаго Духа, «Русская миссия», 2007 г.
  4. Анатолий Мариенгоф. «Проза поэта». М.: Вагриус, 2000 г.
  5. А. Н. Майков. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1977 г.
  6. Н. П. Огарёв. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. — М.: Советский писатель, 1956 г.
  7. Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  8. К. М. Фофанов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — М.-Л.: Советский писатель, 1962 г.
  9. Е. Гуро. Небесные верблюжата: Избранное. — СПб.: Лимбус Пресс, 2002 г.
  10. Бахыт Кенжеев. Из Книги счастья. — М.: «Новый Мир», №11, 2007 г.

См. также[править]