Можжевельник

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Можжевельник обыкновенный (Чехия)

Можжеве́льник (лат. Juníperus) — очень разные по внешнему виду вечнозелёные хвойные кустарники и деревья из рода можжевельник cемейства Кипарисовых. Распространены очень широко: от вечной мерзлоты до тропиков и высокогорных поясов.

Наиболее распространённый в умеренном климате можжевельник обыкновенный известен также под названием ве́рес. Тюркское название нескольких видов крупных древовидных можжевельников, — арча́, в Крыму часто называют «артышом». Древесина можжевельника — обладает очень сильным запахом, а плоды, можжевеловые ягоды, употребляются в пищу. Можжевеловая водка (или можжевеловка) называется джином.

Можжевельник в прозе[править]

  •  

А ныне смеются надо мною младшие меня летами, те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих. И сила рук их к чему мне? Над ними уже прошло время. Бедностью и голодом истощенные, они убегают в степь безводную, мрачную и опустевшую; щиплют зелень подле кустов, и ягоды можжевельника — хлеб их.

  Библия, Книга Иова, 30:1-4
  •  

Прошло после того семь лет, — и вот вследствие небрежения церковных служителей случился, по Божию попущению, пожар в Тихвинском храме Богоматери от не загашенной свечи. Вся церковь превратилась в пепел, но чудотворная икона Пречистой осталась невредимой: невидимою силою Божиею она была вынесена из огня и оказалась невдалеке от того места, на расстоянии полпоприща, стоящею в можжевельнике. Одновременно случился пожар и в часовне, находившейся в пустыне, которая также была объята пламенем и сгорела; но крест, сделанный из упавшей сосны и стоявший в часовне, был также изнесен невидимо из огня и был найден в небольшом расстоянии от часовни, стоявшим в чаще можжевельника.

  — Димитрий Ростовский, «Жития святых»
  •  

— Оттого, что их может извратить всякая случайность, всякое расстройство желудка, и в сущности вы, может быть, ничто иное, как ломоть не переварившегося мяса, или пол-ложечки горчицы, кусок сыра, кусочек сырого картофеля? Во всяком случае, от вас пахнет скорее можжевеловкой, чем можжевельником.

  Чарльз Диккенс, «Скряга Скрудж», 1843
  •  

В стране Можжевельников царят женщины; оне занимаются делами, а мужчины только отдыхают и мечтают. Автор присутствовал при процессе одного юноши, ласками которого воспользовалась, путем насилия, одна молодая девушка; в видах восстановления чести молодого человека, друзья последнего принуждали девушку жениться на нём.

  Камиль Фламмарион, «Жители небесных миров», 1862
  •  

Переехав Бутогол, мы отправились вверх по одному из трёх ручьев, из которых он составляется, и в вершинах его перевалили через голец в 2186 метров (7171 ф.). Только мох, и преимущественно олений, забирается на эту высоту, где глаза ослепляют яркие снега. Ниже виден ещё можжевельник, которым буряты не упустили запастись на случай падежа скота и вообще от разных болезней.

  князь Кропоткин, «Поездка в Окинский караул», 1867
  •  

В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но всё сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мёртвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мёртвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой — предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.

  Лев Толстой, «Война и мир», 1869
  •  

Повозился старик за перегородкой и вошел ко мне со свечкой, тоненькой притоненькой, из жёлтого воску; и удивился же я, на него глядючи! Сам весь шершавый, уши мохнатые, глаза злобные, как у хорька, на голове шапонька белая войлочная, борода по пояс, тоже белая, и жилет с медными пуговицами на рубахе, а на ногах меховые сапоги — и пахнет от него можжевельником.

  Иван Тургенев, «Собака», 1870
  •  

Среди этой группы возвышался можжевельник, питомец ютландских степей, напоминающий итальянский кипарис, и блестящий колючий, вечно-зелёный и летом и зимою, красивый Христов тёрн, а пониже росли папоротники всех сортов и видов; одни были похожи на миниатюрные пальмы, другие на тонкое прелестное растение «Венерины волосы».

  Ганс Христиан Андерсен, «Садовник и господа», 1872
  •  

Вдруг, в каких-нибудь трёхстах шагах, что-то мелькнуло, кусты можжевельника раздвинулись и посреди тёмных игл показалась серая треугольная голова с остроконечными ушами и глазами, налитыми кровью.
Стрелять я не мог, потому что волк был ещё чересчур далеко, и ждал терпеливо, хотя сердце у меня так и билось. Вскоре зверь весь вышел из кустов и несколькими прыжками приблизился к кустарнику, осторожно обнюхиваясь со всех сторон. В полуторастах шагах волк остановился, как будто что почуял. Я знал, что ближе он уже не подойдёт и потянул курок.

  Генрик Сенкевич, «Ганя», 1876
  •  

Сердце моё беспокойно забилось. В комнате Гани было светло.
Свет этот врывался ясным столбом во мрак соседней залы, а на фоне этого светлого столба клубились лёгкие струйки дыма, словно частицы пыли в солнечном луче.
До меня донёсся какой-то неопределённый запах, который с каждою минутой становился всё сильней и сильней. Вдруг волосы дыбом стали на моей голове: я различил запах можжевельника.
— Папа, что это значит? — стремительно крикнул я, сбрасывая шахматную доску, вместе с шахматами, наземь. Отец вскочил с места взволнованный, — он также почуял этот проклятый запах и быстро захлопнул дверь моей комнаты.
— Ничего, ничего, — торопливо проговорил он.
Но я был уже на ногах и, хотя шатался из стороны в сторону, но быстро направился к дверям.
— Зачем там курят можжевельником? — крикнул я. — Я хочу идти туда.

  Генрик Сенкевич, «Ганя», 1876
  •  

Собирались со всех концов Москвы белокаменной все князи и бояра, сильные, могучие богатыри и все поленицы удалые ко князю во светлый терем на трапезу — послушать его разумных речей, а и того пуще — посмотреть его очи ясные. Как матёрый дуб промеж тонкими кустами вересовыми, что вершиною в небо взвивается, — значи́т великий князь промеж своими князьями и боярами.

  Александр Афанасьев, Народные русские сказки; «Про Мамая безбожного»
  •  

«А вода-то где?» — «Быки выпили». — «А быки-то где?» — «В гору ушли». — «А гора-то где?» — «Черви сточили». — «А черви-то где?» — «Гуси выклевали». — «А гуси-то где?» — «В вересняк ушли».[1] — «А вересняк-то где?» — «Девки выломали». — А девки-то где?» — «Замуж выскакали». — «А мужья-то где?» — «Все примерли».

  Александр Афанасьев, Народные русские сказки; Прибаутки
  •  

В 1711 году установлена была поверстная плата за «почтовых» лошадей — по деньге на версту. При этом указано было никому почтовых лошадей не давать за исключением: князя Меньшикова, фельдмаршала Шереметева, адмирала Апраксина и канцлера Головкина. Учреждение почт вызвало некоторые особые санитарные меры. Так, в 1710 году, при появлении заразы, сделано было распоряжение о приёме на заставах писем издали, о держании их на ветру и об окуривании можжевельником. Ямской приказ должен был рассылать в Москве письма проветренные и окуренные и не иначе как со своими посланными, а не с прибывшими в Москву почтарями.

  Евгений Карнович, «Русские почты в XVII и начале XVIII столетий», 1883
  •  

Охотник рад бы шмыгнуть в сторону, в лес, но нельзя: по краю стеной тянется густой колючий терновник, а за терновником высокий душный болиголов с крапивой. Но вот, наконец, тропинка. Мужичонок ещё раз машет собаке и бросается по тропинке в кусты. Под ногами всхлипывает почва: тут ещё не высохло. Пахнет сырьём и менее душно. По сторонам кусты, можжевельник, а до настоящего леса ещё далеко, шагов триста.[2]

  Антон Чехов, «Он понял!», 1883
  •  

— Послушайте, молодой человек с седыми волосами, зачем вы здесь?
Голос прозвучал справа. Вся фраза была сказана тихо, совсем тихо. Но от неё Виктора Потапыча так и всколыхнуло. Он радостно испугался и молчал. Улыбка застыла на его лице.
— Скажите, — раздался тот же голос слева, — вы пришли сюда за цветами или за ягодами? Вы ошиблись! Тут ничего нет, кроме можжевельника. Ах, нет! Я вижу! Вон сидит старый гриб!
Виктор Потапыч покраснел, и послышался громкий смех.

  Иероним Ясинский, «Фауст», 1884
  •  

Она рванулась, и он не удержал её. Она побежала по равнине, и он смотрел на неё безумным взглядом, судорожно сжав ружьё. Но вот она остановилась, издали бросила в него цветком, послала ему воздушный поцелуй и снова побежала. Он кинулся за ней.
Он нагнал её на вершине песчаного холма. Он задыхался. Она упала среди кустов можжевельника, на песок. Глаза её наполнились слезами, она закрыла их рукой…

  Иероним Ясинский, «Фауст», 1884
  •  

Только что взошла луна. Была такая тишина, что если бы дышали мёртвые в своих гробах, я слышал бы их дыхание. Цвёл можжевельник. И смолистый запах его наполнял воздух и кружил мне голову.
От деревьев вытягивались длинные тени, и белые полосы лунного света спокойно лежали на чёрной земле. Могильные насыпи, памятники с чугунными плитами и мрамор статуй слегка расплывались в серебристом тумане.
Я чувствовал — они становились легче, воздушнее. Громко стучало моё сердце. Кресты как люди с простёртыми руками толпились со всех сторон и заграждали мне дорогу. Я страстно ждал чего-то: там в глубине леса и во мраке могил совершались таинственные процессы.

  Иероним Ясинский, «Город мёртвых», 1885
  •  

По ту сторону стены, в ограде, происходила не меньшая суетня, но благочиния и порядка наблюдалось больше. Тут пахло можжевельником и росным ладаном. Говорили громко, но смеха и фырканья не слышалось. Около могильных памятников и крестов жались друг к другу люди с куличами и узлами.

  Антон Чехов, «Святою ночью», 1886
  •  

Матвей пилит снова… и нет конца его мукам! Около проруби, покрытой изукрашенным кругом, должен стоять аналой; на аналое нужно выточить крест и раскрытое Евангелие. Но это не всё. За аналоем будет стоять высокий крест, видимый всей толпе и играющий на солнце, как осыпанный алмазами и рубинами. На кресте голубь, выточенный из льда. Путь от церкви к Иордани будет посыпан ёлками и можжевельником. Такова задача.[3]

  Антон Чехов, «Художество», 1886
  •  

Конечно, такое заряжение шло медленнее, и когда Тургеневу приходилось поджидать меня, он всегда обзывал мои снаряды «сатанинскими». Помню однажды, как собака его подняла выводок тетеревей, по которому он дал два промаха и который затем налетел на меня. Два моих выстрела были также неудачны навстречу летящему выводку, который расселся по низкому можжевельнику, между Тургеневым и мною. Что могло быть удачнее такой неудачи? Можно ли было выдумать что-либо великолепнее предстоящего поля? Стоило только поодиночке выбирать рассеявшихся тетеревей. Тургенев поспешно зарядил своё ружьё, подозвав к ногам Бубульку, и кричал издали мне, торопливо заряжавшему ружье: «Опять эти сатанинские снаряды! Да не отпускайте свою собаку! Не давайте ей слоняться! Ведь она может наткнуться на тетеревей, и тогда придётся себе опять кишки рвать».

  Афанасий Фет, «Мои воспоминания», 1890
  •  

Улицы и без того были пустынны в холеру, но после катастрофы на Сенной сделалось ещё пустыннее. Все боялись выходить, чтобы их не приняли за докторов и не учинили бы расправу.
У нас по всем комнатам стояли плошки с дёгтем и по несколько раз в день курили можжевельником. В нашей семье никто не захворал холерой. Каждый день наша прислуга сообщала нам ходившие в народе слухи, один нелепее другого: то будто вышел приказ, чтобы в каждом доме заготовить несколько гробов, и, как только кто захворает холерой, то сейчас же давать знать полиции, которая должна положить больного в гроб, заколотить крышку и прямо везти на кладбище, потому что холера тотчас же прекратится от этой меры. А то выдавали за достоверное, что каждое утро и вечер во все квартиры будет являться доктор, чтобы осматривать всех живущих; если кто и здоров, но доктору покажется больным, то его сейчас же посадят в закрытую фуру и увезут в больницу под конвоем.

  Авдотья Панаева, «Воспоминания», 1880-е
  •  

Когда волчата крепко уснули, волчиха опять отправилась на охоту. Как и в прошлую ночь, она тревожилась малейшего шума, и её пугали пни, дрова, тёмные, одиноко стоящие кусты можжевельника, издали похожие на людей. Она бежала в стороне от дороги, по насту. Вдруг далеко впереди на дороге замелькало что-то тёмное…

  Антон Чехов, «Белолобый», 1895
  •  

Начнёт цвести козелец (он же и лютик) жёлтыми цветами — земля приказывает сеять овёс; зацветает черёмуха — пришла пора пшеницы, расцветёт можжевельник – время сева ячменя.[4]

  Сергей Максимов, «Нечистая, неведомая и крестная сила», 1903
  •  

В Череповец. уез. (в Горской волости) кустарниковое растение — можжевельник, редко достигающее величины дерева, изумляет своими необычными размерами, которые тем более удивительны, что растёт этот можжевельник на рыхлом голом песке. Ясно, что дерево как будто стоит под особым покровительством какого-то таинственного существа, и за то, вероятно, этот можжевельник сплошь увешивается тряпками и даже полотенцами, на которых нашиты красные или чёрные крестики.
Хотя в этом сообщении, полученном прямо с места, не указано явных поводов к таинственным приношениям, тем не менее, и в данном случае несомненны следы признательности за благодатные дары, получаемые здесь от необыкновенного дерева. Более странными могут почитаться искания врачебной помощи у деревьев, давно умерших и даже успевших предаться, в известной степени, гниению.[4]

  Сергей Максимов, «Нечистая, неведомая и крестная сила», 1903
  •  

Полировщик, поворочавшись минут пять, лёг на спину. Душная, смолистая сырость распирала его лёгкие, ноздри, прочищенные воздухом от копоти мастерской, раздувались, как кузнечные меха. В грудь его лился густой, щедрый поток запахов зелени, ещё вздрагивающей от недавней истомы; он читал в них стократ обострённым обонянием человека с расстроенными нервами. Да, он мог сказать, когда потянуло грибами, плесенью или лиственным перегноем. Он мог безошибочно различить сладкий подарок ландышей среди лекарственных брусники и папоротника. Можжевельник, дышавший гвоздичным спиртом, не смешивался с запахом бузины. Ромашка и лесная фиалка топили друг друга в душистых приливах воздуха, но можно было сказать, кто одолевает в данный момент. И, путаясь в этом беззвучном хоре, струился неиссякаемый, головокружительный, хмельной дух хвойной смолы.

  Александр Грин, «Тайна леса», 1910
  •  

И вот на третий день утром бричка моя, прогремев по деревянной мостовой Московской заставы, мягко понеслась мимо сосен и моховых болот торной дороги; побежали верстовые столбы навстречу, ласково покрикивал ямщик, и цветы можжевельника пахли так, что на глаза навертывались слёзы.
Я же, сбросив с плеч казённую шинель, сунул ее вместе с мундиром в чемодан, надел просторный халат и, закурив трубку, стал следить полет коршунов над лесом.

  Алексей Толстой, «Катенька» (Из записок офицера), 1910
  •  

Девятого ходили перед вечером, после дождя, в лес. Бор от дождя стал лохматый, мох на соснах разбух, местами висит, как волосы, местами бледно-зелёный, местами коралловый. <...> Калина. Фиолетовый вереск. Чёрная ольха. Туманно-синие ягоды на можжевельнике.

  — «Устами Буниных», 12 августа 1912 года
  •  

— Эй, вставай, — крикнул он над ухом Ваньчка и потянул его за обвеянный холодом рукав.
— Не встану, — кричал Ваньчок и, ежась, подбирал под себя опустившиеся лыками ноги.
Ветер тропыхал корявый можжевельник и сыпал обдернутой мшаниной в потянутые изморосью промоины.
В небе туманно повис черёмуховый цвет и поблекший месяц нырял за косогором расколовшейся половинкой.

  Сергей Есенин, «Яр», (Повесть) 1915
  •  

Вы ничего не слыхали? ― бледнея, сказал Осетров. Ника вышел в лес, прокрался на дорогу. Солнце скупо светило, жирные глинистые жёлтые колеи блестели под лучами, бурый вереск, набухший от дождя, набегал на дорогу. Сквозь тонкие стволы частых сосен привидением грезился чёрный можжевельник.[5]

  Пётр Краснов, «От двуглавого орла к красному знамени» [Книга 2], 1922
  •  

Этого было достаточно, чтобы совершенно приковать моё внимание к даче. Мне во что бы то ни стало захотелось увидеть необычайного человека, наделавшего столько шума своими изобретениями. Но как?.. Я буквально стал шпионить за дачей. Я чувствовал, что это было не хорошо, и всё-таки продолжал свои наблюдения, целыми часами в разное время дня и даже ночи просиживая за можжевеловым кустом, недалеко от дачи.

  Александр Беляев, «Над бездной», 1928
  •  

Но вдруг мы обратили внимание, что вокруг одного куста можжевельника правильным кольцом трава была притоптана, так же было у следующего куста, ещё и ещё. И на одном кусту ягоды были так высоки, что простому тетереву их бы никогда не достать. И ещё мелькнула догадка: зачем же тетереву крутиться у можжевельника, если он не боится, прикрываясь лиловым вереском, пробраться за брусникой на открытую <паль> к журавлям. Нет, это не тетерева танцевали по траве вокруг можжевельников, это глухари выбрались из болотного леса и остались тут, не смея дальше подняться на открытую паль, где вереск никак их не может укрыть.[6]

  Михаил Пришвин, «Дневники», 1929
  •  

Папиросницей восхищались. Клим тоже взял её в руки, она была сделана из корневища можжевельника, на крышке её мастер искусно вырезал маленького чортика, чортик сидел на кочке и тонкой камышинкой дразнил цаплю.
— Двое суток, день и ночь резал, — говорил Иноков, потирая лоб и вопросительно поглядывая на всех. — Тут, между музыкальным стульчиком и этой штукой, есть что-то, чего я не могу понять. Я вообще многого не понимаю.

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина», 1936
  •  

В 1933 году в Ленинграде проходило большое совещание по проблеме Таджикистана. Выступали крупнейшие специалисты страны. Глава советских ботаников академик В.Комаров рассказывал о богатствах поливных земель. Орошение — это хло́пок, сады, виноградники... Всё будет, если не забудем об арче.
— Арчи́ из садов не видно, — сказал академик, — и садоводы о ней не вспоминают. А ведь именно она — ключ к поливному земледелию. Это дерево скрепляет корнями скалы и камни, накладывает на них почвенный слой и правильно распределяет осадки. [7]

  Алексей Смирнов, «Мир растений», 1982
  •  

Подобно другим видам можжевельника, произрастающим на территории России, можжевельник даурский и можжевельник Саржента применяются в народной медицине. Возможность отравлений связана главным образом с употреблением для лечебных целей избыточных количеств приготовляемых из можжевельника лекарств. Дети, кроме того, могут соблазниться сочными шишкоягодами растения, тоже довольно ядовитыми.
Наиболее хорошо изучено токсическое действие можжевельника казацкого, который родственен дальневосточным видам. <...> При наружном применении эфирное масло можжевельника вызывает воспаление кожи, а при попадании внутрь — раздражение кишечника и почек, резкую кровоточивость.
Первые признаки отравления — жжение в подложечной области, тошнота, рвота, учащённое сердцебиение. В дальнейшем учащается мочеиспускание, развивается изнуряющий понос с кровью, маточное кровотечение. Возможен выкидыш. Вследствие перевозбуждения центральной нервной системы появляются судороги, вскоре после чего пострадавший теряет сознание. При смертельных отравлениях сознание обычно больше не возвращается. <...>
Можжевельник обладает выраженным мочегонным действием, причиной которого является, по-видимому, раздражение почечной ткани. Поэтому и к рекомендации использования мочегонных препаратов тоже нужно относиться с осторожностью. [8]

  — Пётр Зориков, «Ядовитые растения леса», 2005

Можжевельник в поэзии[править]

  •  

Сеет кустики в долинах.
Сеет он по рвам берёзы,
О́льхи в почве разрыхленной
И черёмуху во влажной,
На местах пониже — иву,
На святых местах — рябину,
На болотистых — ракиту,
На песчаных — можжевельник
И дубы у рек широких.

  Калевала, Руна вторая
  •  

Лишь ясени одни врачебны,
Артыш пахучий, краснотелый,
Сребристый топол, тис зубчатый ―
Одни безвредно зеленеют.[9]

  Семён Бобров, «Херсонида, или Картина лучшего летнего дня в Херсонисе Таврическом», 1804
  •  

И кто теперь её отыщет,
Кто с нежной грустью навестит?
Кругом всё пусто, всё молчит;
Порою только ветер свищет
И можжевельник шевелит.

  Евгений Боратынский, «Эда», 1824
  •  

Ярким солнцем в лесу пламенеет костёр,
И, сжимаясь, трещит можжевельник;
Точно пьяных гигантов столпившийся хор,
Раскрасневшись, шатается ельник.

  Афанасий Фет, «Ярким солнцем в лесу пламенеет костёр...», 1859
  •  

Островерхие там видит
Скалы статной вышины.
Можжевельником покрыты,
Папортом опущены.
С можжевеловой вершины
Мчит ручей хриплоголос,
Пеной моет — всё ж не может
Дочиста отмыть утёс.

  Важа Пшавела (пер. Марины Цветаевой), «Раненый барс», 1890-е
  •  

Занавешена чинарой,
Тростником окружена,
На всю дальнюю долину —
Только хижина одна.
Тесной изгородью гладыш
С трёх сторон её обнёс,
Частым лесом — можжевельник
Обступил и перерос.

  Важа Пшавела (пер. Марины Цветаевой), «Этери», 1900-е
  •  

Можжевельник зашуршал,
‎Вон там чей-то глаз.
Это леший побежал,
Испугавшись нас.

  Константин Бальмонт, «За грибами», 1905
  •  

Сук зацепишь, сук застонет,
Можжевельник шелестит.
Хлыст незримый листья гонит.
Сумрак сосен свист хоронит.
Свист бессмертен. Чу, свистит.

  Константин Бальмонт, «Бог Посвист», 1906
  •  

Превратишься в берёзу, в траву, в можжевельник, в сосну.
Если вовремя ты загово́р против них не вспомянешь,
Так в лесу, меж лесными, в лесной западне и застрянешь.
Не смотри, проходя меж деревьев, на дивью жену!

  Константин Бальмонт, «Дивьи жёны», 1906
  •  

А в старом палисаднике темно,
Свежо и сладко пахнет можжевельник,
И сонно, сонно светится сквозь ельник
Серпа зеленоватое пятно.

  Иван Бунин, «Апрель», 1906
  •  

Ты не порть старые глазки!
У тебя сын не пропадет,
у тебя сын из можжевельника,
у тебя сын — молодой булыжник,
у тебя сын — молодая веточка...

  Елена Гуро, «Финская мелодия» (Садок судей II), 1913
  •  

Можжевельника запах сладкий
От горящих лесов летит.
Над ребятами стонут солдатки,
Вдовий плач по деревне звенит.

  Анна Ахматова, «Июль 1914», 1914

Источники[править]

  1. «Вересняк» — это народное название можжевеловых зарослей, кустарника, где много вереса растёт.
  2. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 2. (Рассказы. Юморески), 1883—1884. — стр. 167
  3. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885—1886. — стр. 290
  4. 4,0 4,1 С.В.Максимов «Нечистая, неведомая и крестная сила». — Санкт-Петербург: ТОО «Полисет», 1994 г.
  5. Краснов П.Н. «От двуглавого орла к красному знамени»: В двух книгах. Книга 2. Москва, «Айрис-пресс», 2005 г.
  6. М.М.Пришвин. Дневники. 1928-1929. — М.: Русская книга, 2004 г.
  7. Смирнов А.В., «Мир растений», М: Молодая гвардия, 1982 г., стр.28
  8. П.С.Зориков, «Ядовитые растения леса», — Владивосток, Российская Академия Наук, Дальневосточное отделение; изд. «Дальнаука», 2005 г., ISBN 5-8044-0524-1. — стр.70-71
  9. Поэты 1790-1810-х годов. Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.

См. также[править]