Ложь

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Лжец»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ложь — сознательное искажение истины, высказанное с целью введения кого-либо в заблуждение.

  • С точки зрения логики ложь — одно из двух возможных состояний. Ложь — противоположна истине.
  • С позиций информатики ложь — это недостоверная информация. Ложными могут быть факты, сведения. Истинность или ложность информации может быть неопределённой ввиду недостаточности сведений.

Ложь в афоризмах и кратких высказываниях[править]

  •  

Не существует никакого соглашения, никакой доброй цели, никакой особой милости, посредством которых было бы дано божественное или человеческое позволение говорить ложь.[1]

  Блаженный Августин
  •  

Правда меня никогда не обидит, даже если она и горька. Я умею выслушивать горькие истины, не обижаясь на тех, кто их мне говорит. Задевает меня лишь обидная несправедливость и явная ложь.

  Али Апшерони
  •  

Каждый дурак может говорить правду, но нужно кое-что иметь в голове, чтобы толково солгать.

  Сэмюэль Батлер
  •  

Лучший лжец тот, кто способен растянуть минимальное количество лжи на максимально долгое время.

  Сэмюэль Батлер
  •  

Никто не станет врать, если никто не слушает.

  — Джеймс Битти
  •  

Пусть другие занимаются выяснением явно неправдоподобной правды. Правда — ничто, правдоподобие — всё.

  Бертольт Брехт «Трёхгрошовый роман» (высказывание негативного персонажа романа)
  •  

...понимание природы обмана вовсе не значит, что ты не захочешь обмануться ещё раз.

  Андрей Геласимов, «Рахиль», 2003
  •  

Чтобы в ложь поверили, она должна быть ужасающей.

  Йозеф Геббельс или Адольф Гитлер
  •  

Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика. Последняя — путь к истине.

  Бенджамин Дизраэли, позже первая часть цитаты популяризована Марком Твеном, см. Ложь, наглая ложь и статистика
  •  

Есть ложь, на которой люди, как на светлых крыльях, поднимаются к небу; есть истина, холодная, горькая ... которая приковывает человека к земле свинцовыми цепями.

  Чарльз Диккенс
  •  

Бескорыстное враньё — это не ложь, это поэзия.

  Сергей Довлатов, «Компромисс», 1981
  •  

Гораздо легче обманывать других, чем не обманывать себя самого.

  Марсель Жуандо
  •  

Врут не по злому умыслу и не по глупости, а потому, что обман есть наиболее выгодная форма социального поведения.

  Александр Зиновьев, «Зияющие высоты»
  •  

Пожалуйста, не употребляйте этого иностранного слова «идеал». Скажите просто, по-нашему: «ложь».

  Генрик Ибсен
  •  

Конкурс лгунов. Первый приз получил человек, говоривший правду.[2]:30

  Илья Ильф, из записных книжек
  •  

Нет большего бесстыдства, чем выдавать за правду утверждение, ложность которого заведомо известна.

  — Унсур аль Маали (кей-кабус)
  •  

Женщины с лёгкостью лгут, говоря о своих чувствах, а мужчины с ещё большей легкостью говорят правду.

  Жан Лабрюйер
  •  

Люди, услышав о каком-то необыкновенном явлении, начинают предлагать для его объяснения малоправдоподобные гипотезы. Прежде всего, рассмотрите простейшее объяснение — что всё это враньё.[3]

  Лев Ландау‎
  •  

Ничто так не прекрасно для глаза, как правда для ума; ничто так не безобразно и непримиримо с разумом, как ложь.

  Джон Локк
  •  

Единожды солгавши, кто тебе поверит?

  Козьма Прутков
  •  

Казалось бы, ложь — дело простое и доступное каждому, а между тем ни разу мне не приходилось видеть лжеца, который удачно соврал бы три раза кряду.

  Джонатан Свифт
  •  

Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим методом, неумолимо должен избрать ложь своим принципом.

  Александр Солженицын
  •  

Не следует беззастенчиво лгать; но иногда необходима уклончивость.

  Маргарет Тэтчер
  •  
  Фёдор Тютчев, из стихотворения Silentium! (1830 год)
  •  

Какой смысл лгать, если того же результата можно добиться, тщательно дозируя правду?

  Уильям Форстер
  •  

Пусть правда унизит меня, хоть так бывает редко, она милее мне, чем ложь, пусть даже она меня возвысит, хоть так тоже бывает редко.

  Умар ибн аль-Хаттаб[4]
  •  

Есть умы столь лживые, что даже истина, высказанная ими, становится ложью.

  Пётр Чаадаев
  •  

Не верь городовому: городовой врёт по долгу службы. [5]

  Саша Чёрный
  •  

Кто лжет, тот грязен.[6]

  Антон Чехов, из записных книжек
  •  

Ложь, повторённая тысячу раз, становится правдой.

 

Tout mensonge répété devient une vérité.

  Шатобриан?[7]
  •  

Если приходится выбирать между неправдой и грубостью, выбери грубость; но если приходится выбирать между неправдой и жестокостью, выбери неправду.

  Мария Эбнер-Эшенбах
  •  

Непросто сказать, в чем заключается истина, но ложь очень часто легко распознать.

  Альберт Эйнштейн

Ложь в публицистике, психологии и документальной прозе[править]

  •  

О Геббельсе вы не беспокойтесь, мы знаем его. Это величайший лжец. Ему и цветок придуман (есть такая игра ― в цветы) «львиный зев»...[8]

  Всеволод Вишневский, «Дневники военных лет», 1943-45
  •  

...оттого, что всякая «мысль изреченная есть ложь», <...> я могу лгать и, не подозревая об этом, чистосердечно мня, что одну лишь истину говорю.[9]:218

  Георгий Гачев, «Русский эрос», 1980-е
  •  

А вот вчера в разговоре с П. почувствовал, что надо бы прилгнуть человеку, чтоб уважить его: каким железным холодом рационализма обдал бы я его, жестко и честно сказав, что я его книгу, что он мне подарил и на которую ухлопал годы труда и силы свои, ― не прочитал совсем?.. Как бы сник человек! И не в том только дело, что, обиженный, не стал бы мне помогать (хотя этот мотив, конечно, тоже был на заднем плане моем), но что дружески-человеческий уровень общения должен был бы подчиниться уровню рацио-логическому: его шкалу ценностей ― «правда-ложь» ― поставить превыше ценностей ряда эмоционального ― «забота, услуга, ласка, дружба, любовь…» А по какому такому праву взял рассудок эту прерогативу ― быть в ценностях наших превыше доброго чувства? Уж в общении с детьми постоянно на эту грань выходил, когда им требовалось солгать, душа их этого хотела, а я злился на это, ибо мой принцип: «не лгать!» нарушался, и покушались на мою честность и самоуважение, и я ― из правды! ― лютовал… на них: что вынуждают…[10]

  Георгий Гачев, «Жизнемысли», 1989
  •  

Ложь ещё никогда и никому из смертных не была запрещена, и даже более того, она никогда не считалась грехом, если не приводила к иным грехам и была вполне бескорыстной. Я рискую быть неправильно понятым, (хотя, конечно, какой в том риск?) но должен сказать далее вот что: «Господа! Можно ли в самом деле считать ложь грехом, если даже сам факт вашего существования уже является явной и неприкрытой ложью![11]

  Юрий Ханон, «Тусклые беседы», 3. «Можно ли молчать», 1993
  •  

Однако, справедливости ради, надо отметить, что он не только проводил прямое сопоставление оценки теоретических суждений (созерцания) и практических суждений (стремлений), как соответствия некоторой ценности: «для созерцательной мысли, не предполагающей ни поступков, ни созидания, ни творчества ― добро и зло ― это соответственно истина и ложь». Он не просто сводит оценку «истина ― ложь» к «соответствию ― несоответствию» ценности и цели. Он идет дальше, подчеркивая, что для мысли, связанной с поступками, критерий ― это «истина, которая согласуется с правильным стремлением». Иначе говоря, «дело обеих частей души ― истина».[12]

  — Владимир Овсянников, Василий Ельмеев, Прикладная социология: Очерки методологии, 1994
  •  

Одно и то же утверждение может быть правдой и ложью в зависимости от контекста, а контекст многослоен, многосложен, изменчив. Хуже того: правда может служить лжи, играть роль лжи, быть ложью. И еще того хуже, сложней, коварней: ложь может играть роль правды, быть правдой.[13]

  Лев Аннинский, «Руки творца», 1996

Ложь в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

Не верьте ничему, что вы слышите, и только наполовину верьте тому, что видите.

 

Believe nothing you hear, and only one half that you see.

  Эдгар Аллан По, «Система доктора Дегот и профессора Перье», 1845
  •  

— Ты лжешь! Я знаю, ты лжешь!
— Зачем ты кричишь? Разве нужно, чтобы нас слы­шали?
И здесь она лгала, так как я не кричал, а говорил совсем тихо-тихо, держал ее за руку и говорил тихо-тихо, и это ядовитое слово «ложь» шипело, как маленькая змейка.
— Я тебя люблю, — продолжала она. — И ты должен верить! Разве это не убеждает тебя?
И она поцеловала меня. Но, когда я хотел охватить и сжать ее руками, ее уже не было. Она ушла из полутем­ного коридора, и я снова последовал за ней туда, где за­канчивался веселый праздник.[14]

  Леонид Андреев, «Ложь», 14 февраля 1900
  •  

Ложь — так произносилось это слово.
Опять оно, шипя, выползало из всех углов и обвива­лось вокруг моей души, но оно перестало быть маленькой змейкой, а развернулось большой, блестящей и свирепой змеей. И жалила и душила она меня своими железными кольцами, и когда я начинал кричать от боли, из моего открытого рта выходил тот же отвратительный, свистящий змеиный звук, точно вся грудь моя кишела гадами:
— Ложь!
И я ходил и думал, и перед моими глазами серый, ров­ный асфальт пола превращался в сереющую прозрачную бездну. Ноги переставали ощущать прикосновение к кам­ню, и мне чудилось, что в бесконечной высоте я парю над туманом и мглой. И когда грудь моя исторгала свистящий стон, оттуда снизу — из-под этой редеющей, но непро­ницаемой пелены медленно приносился страшный отзвук. Так медленно и глухо, точно он проходил сквозь тысячеле­тия и в каждую минуту и в каждой частице тумана терял свою силу. Я понимал, что там — внизу — он свистел, как ветер, который срезает деревья, но в мое ухо он входил зловещим коротким шепотком:
— Ложь!
Этот подлый шёпот приводил меня в негодование. Я то­пал ногой но камню и кричал:
— Нет лжи! Я убил ложь.
И нарочно я отворачивался в сторону, так как знал, что она ответит. И она отвечала медленно, из глубины бездонной пропасти:
— Ложь!
Дело, как видите, в том, что я жалко ошибся. Женщину я убил, а ложь сделал бессмертной. Не убивайте жен­щины, пока мольбами, пыткой и огнем вы не вырвете из души ее правды![14]

  Леонид Андреев, «Ложь», 14 февраля 1900
  •  

Темно и страшно там, куда она унесла правду и ложь — и я пойду туда. У самого престола сатаны я на­стигну ее, и упаду на колени, и заплачу, и скажу:
— Открой мне правду!
Но, боже! Ведь это ложь. Там тьма, там пустота ве­ков и бесконечности, и там нет ее и нет ее нигде. Но ложь осталась. Она бессмертна. Я чувствую ее в каждом атоме воздуха, и, когда я дышу, она с шипением входит в мою грудь и рвет ее, рвет!
О, какое безумие быть человеком и искать правды! Какая боль![14]

  Леонид Андреев, «Ложь», 14 февраля 1900
  •  

― Да нет же! Уверяю вас, нет! ― возражала она, старательно избегая взгляда моих глаз. Я молча взяла ее за руку и подвела к зеркалу.
― Никогда не лгите, Тамара, ― указывая на ее красный лоб с предательским пятном на нем, сказала я.
― Помните, нет на свете порока хуже лжи! Ложь ― это начало всякого зла! Поняли ли вы меня, дитя мое? Она опустила глаза. Губы ее дрожали. Я уже видела выражение искреннего раскаяния в ее лице, как вдруг резкий, неприятный хохот заставил нас обеих вздрогнуть и оглянуться.[15]

  Лидия Чарская, «Записки институтки», 1901
  •  

Трудно понять китайцев и женщин. Я знал китайцев, которые два-три года терпеливо просиживали над кусочком слоновой кости величиной с орех. Из этого бесформенного куска китаец с помощью целой армии крохотных ножичков и пилочек вырезывал корабль — чудо хитроумия и терпения: корабль имел все снасти, паруса, нес на себе соответствующее количество команды, причем каждый из матросов был величиной с маковое зерно, а канаты были так тонки, что даже не отбрасывали тени, — и все это было ни к чему… Не говоря уже о том, что на таком судне нельзя было сделать самой незначительной поездки, — сам корабль был настолько хрупок и непрочен, что одно легкое нажатие ладони уничтожало сатанинский труд глупого китайца. Женская ложь часто напоминает мне китайский корабль величиной с орех — масса терпения, хитрости — и все это совершенно бесцельно, безрезультатно, все гибнет от простого прикосновения.[16]

  Аркадий Аверченко, «Ложь» (Из сборника «Весёлые устрицы»), 1903
  •  

Правда, конечно, дело почтенное, но и ложь не преступление, ибо ведь и у собеседника есть кипучее, гибкое, мгновенно вспыхивающее воображение.

  Владимир Жаботинский, «Повесть моих дней», «Моё родословие», 1939
  •  

…Нарушение психической совместимости наступает тогда, когда ты начинаешь сообщать другим людям правду о том, что ты о них думаешь. Пока ты врал им, то есть скрывал свое раздражение их привычками или поступками, все было хорошо. Но под влиянием длительного рейса твои ослабшие нервы не дают тебе возможности врать.
И вот именно правдивость и есть самое ужасное в человеческих отношениях.
Если ты с полной искренностью заявляешь, что терпеть не можешь чавкающих людей, то тебе заявляют, что ты нетерпим к людям, не умеешь владеть собой и являешься негодным членом коллектива. Парадокс здесь в том, что самое высокое человеческое качество – правдивость, искренность – при существовании в коллективе есть самое дурное и вредное качество. И чем больше, и шире, и чистосердечнее ты информируешь людей о своем к ним истинном отношении, тем хуже идут дела в коллективе. <…> И если бы я принимал участие в конкурсе на определение того, что такое «человек»… то предложил бы такую формулировку: «Человек – существо, обладающее способностью лгать и не могущее существовать без этой способности, ибо обречено на страх перед одиночеством». Именно страх перед одиночеством вынуждает нас лгать и терпеть чужую ложь и на пароходе, и в космосе, и в семье.[17]

  Виктор Конецкий, «Начало конца комедии», 1978
  •  

Ложь и молчание — два тяжких греха, которые особенно буйно разрослись в современном человеческом обществе. Мы действительно много лжем — или молчим.

  Харуки Мураками, «Слушай песню ветра», 1979
  •  

Единожды солгав всему миру, вынужден лгать всю оставшуюся жизнь. Да еще и увязывать очередное враньё с предыдущим. И для психики, и для извилин такая жизнь — сущий ад. Не дай бог, ошибёшься хоть раз — и сам потонешь, и всю команду своей лодки отправишь на дно. Разве не так?

  Харуки Мураками, «1Q84. Книга 1», 2009

Ложь в стихах[править]

  •  

Какая ложь в объятьях скрыта!
Как ты хитра невероятно!
Обманывать — всегда нам любо,
И быть обманутым приятно.

  Генрих Гейне, «Какая ложь в объятьях скрыта!», 1820-е
  •  

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.

  Фёдор Тютчев, из стихотворения Silentium!, 1830)
  •  

Но женщин души не устанут,
Как горный ключ, струить любовь:
«Он обманул… иль был обманут…
Но Он страдал и пролил кровь
Несут ко гробу ароматы,
Но пустотой зияет он…
И тут же веет слух крылатый,
Что труп врагами унесен.
Тогда, всем горестям услада,
К Марии сходит сам Христос,
Но в нем ей мнится сторож сада, ―
Она к нему: «Не ты ль унес…»
И, слыша речи роковые
Не могшей победить искус,
«Noli me tangere, Maria!» ―
Ей отвечает Иисус.[18]

  Валерий Брюсов, «Прошел печально день субботний...» (из цикла «В эпическом роде: Надписи к гравюрам», сборник «Все напевы»), 1906
  •  

«Кто этот, лгущий так туманно,
Неискренно, шаблонно и пространно?»
— «Известный мистик N, большой чудак».
— «Ах, мистик? Так… Я полагал — дурак».

  Саша Чёрный, «Вешалка дураков», 1910
  •  

Всё та же жизнь и дни всё дольше.
Окурки, книги, мыслей бред,
Листы стихов... К несчастью, больше
Я не обманываюсь. Нет.

  Алексей Лозина-Лозинский, 1914
  •  

Есть леса насилья и обмана,
Чащи ядовитого репья
Жаль, что я сражён был слишком рано
И в бою не доломал копья! [19]

  Всеволод Рождественский, «Дон-Кихот», 1965
  •  

Но преступление и ложь,
Я видел, входят в мир
С той лёгкостью, с какою нож
В овечий входит сыр.[20]

  Семён Липкин, «Кавказ», 1988
  •  

Ты любишь истину? Она ―
Постель пустая ― холодна.
И только ласковую ложь
В замену счастью ты найдешь.

  Леонид Чертков, «Ты любишь истину? Она...», 1997
  •  

Это чистая тарелка. Это ложка. Это ложь.
Это страшно. Это мелко. (Слов во тьме не разберешь. )
Тьма закрыла свет, как штора. Ночь на улице шуршит.
Тонкой ниткой разговора воздух в комнате прошит.

  Светлана Кекова, «Два разговора о смысле жизни», 1999

Источники[править]

  1. [1]
  2. Илья Ильф Из записных книжек. — Ленинград: «Художник РСФСР», 1966. — 80 с.
  3. Б.Л.Иоффе. «Без ретуши». Портреты физиков на фоне эпохи. — М.: «ФАЗИС», 2004 г.
  4. Абуль-Хасан аль-Маварди. Законы везирской власти и политика владычества. С. 136.
  5. Саша Чёрный «Деликатные мысли (1906-1908)» (рус.). lit-info.ru (2007). Проверено 19 сентября 2013.
  6. Антон Чехов. Записная книжка I
  7. Mémoires d'outre-tombe par Chateaubriand, Volume 4. Dufour, Mulat et Boulanger, 1860. С. 237. (фр.)
  8. Вишневский В.В.. Дневники военных лет (1943, 1945 гг.) — М.: Советская Россия, 1974 г.
  9. Георгий Гачев. «Русский эрос» (роман Мысли с Жизнью). Москва. Интерпринт. 1994. тир. 50 000, 280 с.
  10. Георгий Гачев, «Жизнемысли». Библиотека «Огонек» № 39. — Москва: изд. «Правда», 1989 год
  11. Юрий Ханон, «Тусклые беседы» (цикл статей, еженедельная страница музыкальной критики), газета «Сегодня», СПб, апрель-октябрь 1993 г.
  12. Овсянников В.Г., Ельмеев В. Я. Прикладная социология: Очерки методологии. — СПб.: СПбГУ, 1999 г. (1-е изд.)
  13. Лев Аннинский, «Руки творца». — М.: «Дружба народов», №3, 1996 г.
  14. 14,0 14,1 14,2 Л. Н. Андреев. Собрание сочинений в 6 т. — М.: Художественная литература, 1990—1996 г.
  15. Лидия Чарская, «Записки институтки». — М.: Пресса, 1994 г.
  16. Аркадий Аверченко. Весёлые устрицы. — 3-е издание. — СПб: М. Г. Корнфельд, 1910 г.
  17. Конецкий В. В. «Начало конца комедии». Повести и рассказы. — М.: «Современник», 1978 г.
  18. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  19. В. Рождественский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.
  20. С. Липкин. «Воля». — М.: ОГИ, 2003 г.

См. также[править]