Ольха

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ольха́ (лат. Álnus) — род деревьев и кустарников семейства Берёзовых, насчитывающий от 20 до 40 видов. Ольха — одно из наиболее распространённых «сорных» деревьев в сырых северных лесах и лесополосах. Низкоросла и черна, имеет характерный корявый и невзрачный вид.

У ольхи есть большое число народных названий. Вот некоторые из них: вильха, вольха, елоха, елха, елшина, лешинник (не путать с лещиной), олешник, олех (не путать с орехом), ольшняк.

Ольха в прозе[править]

  •  

Прошли они несколько сажень и вышли на поляну, посреди которой росла ольха. Музыкант накинул петлю на шею зайчику, а другим концом длинной верёвки привязал к верхушке дерева.
— Ну, проворнее, заинька, проскачи-ка двадцать раз вокруг этого дерева.

  Братья Гримм, «Чудесный музыкант»
  •  

Старые ольхи, отмытые течением от берега, крепко цеплялись корнями за дно и казались маленькими лесными островками. По воде плавали кувшинки… Славное было путешествие! Наконец добрались и до тоней, где из шлюзов шумно бежала вода.

  Ганс Христиан Андерсен, «Иб и Христиночка», 1855
  •  

Прежде чем увидать Степана Аркадьича, он увидал его собаку. Из-за вывороченного корня ольхи выскочил Крак, весь чёрный от вонючей болотной тины, и с видом победителя обнюхался с Лаской. За Краком показалась в тени ольх и статная фигура Степана Аркадьича. Он шёл навстречу красный, распотевший, с расстегнутым воротом, всё так же прихрамывая.

  Лев Толстой, «Анна Каренина»
  •  

«Что он говорит?» подумал князь Андрей. «Да, об весне верно, подумал он, оглядываясь по сторонам. И то зелено всё уже… как скоро! И берёза, и черёмуха, и ольха уж начинает… А дуб и не заметно. Да, вот он, дуб».

  Лев Толстой, «Война и мир»
  •  

Случалось ему иногда задавать себе такие вопросы: вот этот побег хмеля так и просится своею спиралью в высоту, а между тем вокруг его нет никакой тычинки или хотя бы куста, за который он мог бы уцепиться. Только аршина на полтора в сторону, да аршина на два от земли свесился засохший сук ольхи: неужели хмель, направясь в сторону, поймается за этот сук? Но ведь это может сделать только зрячий, так как нет никакой причины, не видавши опоры, к ней тянуться, вопреки естественным условиям роста, да и не видя сука можно сто раз промахнуться, закидывая ус.

  Афанасий Фет, «Вне моды»
  •  

Усталая природа клонилась к увяданию. Саша чувствовал, что всё умрёт, что всё равно-ненужно, и что так это и должно быть. Покорная грусть овладела его мыслями.
«Устанешь, — спать хочешь; а жить устанешь, — умереть захочешь. Вот и ольха устанет стоять, да и свалится».

  Фёдор Сологуб «Земле земное», 1898
  •  

Юра вздрагивал, ему то и дело мерещилось, будто мать аукается с ним и куда-то его подзывает. Он пошёл к оврагу и стал спускаться. Он спустился из редкого и чистого леса, покрывавшего верх оврага, в ольшаник, выстилавший его дно. Здесь была сырая тьма, бурелом и падаль, было мало цветов и членистые стебли хвоща были похожи на жезлы и посохи с египетским орнаментом, как в его иллюстрированном священном писании. Юре становилось всё грустнее. Ему хотелось плакать. Он повалился на колени и залился слезами.[1]

  Борис Пастернак, «Доктор Живаго», 1945
  •  

Местность становилась всё ниже, а лес безрадостней и бедней; вешняя вода сипела под многолетней дерниной бурого мха. То было смешанное мелколесье третьего бонитета с запасом древесины кубометров в тридцать на га, забитое всеми лесными напастями, кое-где затопленное водой, и того неопределённого возраста, что и люди в беде; всё же почти рукопашная схватка пород происходила здесь. Снизу, от ручья, тёмная в космах сохлого хмеля, ольха наступала на кривые, чахоточные берёзки, как бы привставшие на корнях над зыбкой, простудной трясиной, но почти всюду, вострая и вся в штурмовом порыве, одолевала ель, успевшая пробиться сквозь лиственный полог. Впрочем, нелегко и ей доставалась победа: иные стояли без хвои, у других груды ослизлых опёнок сидели в приножье.[2]

  Леонид Леонов, «Русский лес», 1953
  •  

Уже и ягод брать некуда: корзина полна морошки, туес полон малины, а всё идёшь: места открываются одно другого таинственнее по красоте. Круглая сухая поляна белого мха, по белому моху синие круглые цветыколокольчики, незабудки и великолепный папоротник в пояс человеку. Поляну окружает стена розовой ольхи и рябины.[3]

  Борис Шергин, «Из дневников», 1930-1960

Ольха в стихах[править]

Ветка чёрной ольхи с молодыми шишечками
  •  

Сеет кустики в долинах.
Сеет он по рвам берёзы,
О́льхи в почве разрыхленной
И черёмуху во влажной,
На местах пониже — иву,
На святых местах — рябину,
На болотистых — ракиту,
На песчаных — можжевельник
И дубы у рек широких.

  Калевала, Руна вторая
  •  

Прямятся ольхи на холмах,
И соловьиные журчат и льются песни,
И скромно прячется на молодых лугах
Душистый гость, весны ровесник...

  Фёдор Глинка, «Ранняя весна на родине» (1830)
  •  

Идёт-гудёт Зелёный Шум,
Зелёный Шум, весенний шум!
         Играючи, расходится
         Вдруг ветер верховой:
         Качнёт кусты ольховые,
         Подымет пыль цветочную,
         Как облако, — всё зелено,
         И воздух, и вода!

  Николай Некрасов, «Зелёный Шум» (1863)
  •  

Под горой-то ольха,
На горе-то вишня;
Любил барин цыганочку, —
Она замуж вышла.

  Афанасий Фет, из рассказа «Кактус»
  •  

Вершины закутала туч полоса.
Денщик, дай кисет и чубук!
Меня до костей промочила роса,
Здесь сыро — всё ольха да бук!

  Алексей Толстой, «Переход через Балканские горы»
  •  

В зарослях буйных ползучего мха
Всё перепуталось: хмель и ольха.
Роща за рощей, и нет им конца.
В россыпях золота наши сердца.

  Андрей Звенигородский, «Сны развернулись»
  •  

Отцвели кувшинки,
И шафран отцвёл.
Выбиты тропинки,
Лес и пуст и гол.
Только ты красива,
Хоть давно суха,
В кочках у залива
Старая ольха.[4]

  Иван Бунин, «Осень. Чащи леса...», 1905
  •  

В тёмном парке под ольхой
В час полуночи глухой
       Белый лебедь от весла
       Спрятал голову в крыла.

  Александр Блок, «Через двенадцать лет»
  •  

Ах, есть ли край? ах, края нет ли,
Где мудро движется соха,
Где любит бурю в море бретлинг,
И льнёт к орешнику ольха?

  Игорь Северянин, «Ах, есть ли край?»
  •  

На эти златистые пижмы
Росистые волосы выжми.
Воскликнет насмешливо: «Только?» ―
Серьгою воздушная о́льха.[5]

  Велимир Хлебников, «В лесу», 1913
  •  

Как сидит под ольхой дорога,
Натирает зелёные скулы,
Чешет пуп человеческим шагом…

  Сергей Есенин, «Не пора ль перед новым Посемьем…»(1917 г.)
  •  

Под ольхою, под берёзой,
Я помру, роняя слёзы,
Под берёзой, под ольхою —
В землю сам себя зарою.

  Михаил Савояров, «В доску свой» (1916 г.)
  •  

Стрекозы изящные, синие
Спустились на листья ольхи…
На небе румяная линия,
На ней золотые штрихи.[6]

  Владимир Набоков, «Печали мои вечно молоды», 1916
  •  

Любовь страшна не смертью поцелуя,
Но скитом яблочным, монашеской ольхой,
Что пронесутся в голосе любимой
С пощёлкиваньем резким: «Упокой.»

  Константин Вагинов, «Ночь на Литейном», 1923
Ольховая «серёжка» (соцветие)
  •  

Вон ель ― крестом с Петром распятым
Вниз головой ― брада на ветре...
Ольха рыдает: «Петре! Петре!»
Вон кедр ― поверженный орёл ―
В смертельной муке взрыл когтями
Лесное чрево и зрачками,
Казалось, жжёт небесный дол,
Где непогодный мглистый вол
Развил рога, как судный свиток.[7]

  Николай Клюев, «В калигах и в посконной рясе...» (из цикла «Песнь о Великой Матери», 24), 1929-1934
  •  

Серёжка ольховая,
лёгкая, будто пуховая.
Но сдунешь её —
всё окажется в мире не так.
И, видимо, жизнь
не такая уж вещь пустяковая,
Когда в ней ничто
не похоже на просто пустяк.[8]

  Евгений Евтушенко, «Ольховая серёжка»,[комм. 1] 1975

Комментарии[править]

  1. Положенная на музыку композитором Евгением Крылатовым, «Ольховая серёжка» вошла в саундтрек фильма «И это всё о нём» и стала одной из самых популярных лирических песен эпохи застоя.

Источники[править]

  1. Борис Пастернак. Доктор Живаго. — М.: «Художественная литература», 1990 г.
  2. Леонов Л.М., «Русский лес». — М.: Советский писатель, 1970 г.
  3. Борис Шергин. Повести и рассказы. — Л.: Лениздат, 1987 г.
  4. И. Бунин. Стихотворения. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1956 г.
  5. В. Хлебников. Творения. — М.: Советский писатель, 1986 г.
  6. В. Набоков. Стихотворения. Новая библиотека поэта. Большая серия. СПб.: Академический проект, 2002 г.
  7. Н. Клюев. «Сердце единорога». СПб.: РХГИ, 1999 г.
  8. Евгений Евтушенко, «Ольховая серёжка» (текст стихотворения)

См. также[править]