Билл, герой Галактики: Последнее злополучное приключение

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Билл, герой Галактики: Последнее злополучное приключение» (англ. Bill, the Galactic Hero: The Final Incoherent Adventure!) — юмористико-сатирический фантастический роман Гарри Гаррисона и Дэвида Хэрриса 1992 года, седьмой в серии.

Цитаты[править]

  •  

Стопы, стопы — всевозможные, всех и всяческих размеров и форм. Целый шкафчик стоп. Там были такие, что выглядели как крылышки из нержавеющей стали, и такие, которые, по всей видимости, принадлежали раньше различным животным вроде бобродёров и рыгоклювов, не говоря уж о стопах — армейских башмаках и стопах-кроссовках. Одна стопа, заказанная Биллом из сентиментальных соображений, сильно смахивала на заржавленное копыто робомула. Кроме того, в шкафчике имелись стопы в виде гоночных автомобилей и космических кораблей, а также скопированные со стоп героев голографических мультяшек, которые особенно нравились Биллу. Словом, содержимое шкафчика представляло собой настоящий клад; там можно было обнаружить все что угодно, за исключением разве что человеческих ног. Все эти стопы были, разумеется, искусственными. — глава 1

 

Feet. Feet of all sorts and shapes and sizes. A whole foot locker full of feet. There were feet that looked like standard issue Trooper's boots and there were feet that looked like running shoes and there were feet that looked like stainless steel wing-tips. There were even feet that looked like they came from all sorts of repulsive animals, like bowb-beavers and regurgibirds. There was even one that looked like that of a rusty robomule, just for sentiment's sake. Why there were even feet that looked like sports cars, and space ships, and the feet of some of Bill's favorite holo-cartoon characters. The foot locker was really a feetlocker, for it held every kind of foot you could think of, and some you couldn't, everything but real feet. They were all artificial feet.

  •  

То был не кто иной, как капитан Кадаффи, герой личных императорских коммандос. Он пережил дюжину битв, десятки рейдов на вражескую территорию и сотни покушений, которые устраивались его собственными подчинёнными. Кадаффи был известен тем — и за это им восхищались другие офицеры, но, естественно, не солдаты, — что обычно продолжал сражение до победного конца, то бишь до тех пор, пока не погибнет последний солдат. — глава 1

 

This could be none other than Captain Kadaffi, hero of the Emperor's Own Household Commandos. He had survived dozens of battles, scores of raids behind enemy lines, and countless assassination attempts by his own Troopers. He was known and admired, only by other officers of course, for his willingness to stay in a battle to the very end, until the last enlisted men had been killed.

  •  

— Заткнись и жди генерала, — посоветовал голос.
— Генерал? Ты ведь не сказал «генерал», правда? — с надеждой в голосе справился Билл.
— Хорошо, не говорил, — согласился голос. — Но он всё равно идёт. Встречай.
Тяжёлая металлическая дверь широко распахнулась, угодив Биллу точно в висок. Он пошатнулся, покачнулся и упал на четвереньки.
— Ну и что мы тут имеем?
Билл поднял голову. Владелец нового голоса походил размерами и фигурой на вместительный холодильник. На его груди медалей и орденов было больше, чем на многих холодильниках, за исключением разве что того, который принадлежал Императору и числился в должности министра. Над левым нагрудным карманом камуфляжного мундира было вышито золотой нитью: «Мудрозад».
— Зачем же так, солдат? — мягко укорил генерал. — Вполне хватило бы обычного приветствия. <…> Поболтаем? — предложил он. — Отведите-ка солдата в помещение для допросов.
Полицейские подхватили Билла под локти, выволокли в коридор, протащили за собой в указанное помещение — Билл отделался всего лишь несколькими синяками от полученных по дороге ударов об углы — и крепко-накрепко привязали к стулу. Техник подсоединил к черепу и гениталиям Героя Галактики провода, другой, использовав для этой надобности мачете, взял у него образец клеточной ткани. — глава 3

 

"Just shut up and wait for the General," the voice explained.
"Tell me you didn't just say 'General,'" Bill hoped.
"OK. I didn't just say 'General,'" the voice agreed. "But here he comes."
The heavy metal door flew open, catching Bill square on the temple. He stumbled, staggered, and fell to his hands and knees.
"Well, well, well. What have we got here?"
Bill looked up at the voice. It was invisible, of course, but its owner was about the size and shape of a refrigerator box. He had more stars and ribbons on his chest than most refrigerator boxes (except, of course, for the emperor's own refrigerator box, which held ministerial rank). The name 'Weissearse' was embroidered in gold thread over the breast pocket of his desert camouflage muumuu.
"That isn't necessary, Trooper. A simple salute is sufficient," the General alliterated. <…> "Let's have a little chat," he said. "Escort this Trooper to the debriefing room."
The MPs picked Bill up by the elbows, tilted him sideways, and carried him out into the corridor. A few turns and hatchways later, with only a few severe blows to the cranium getting through the tight spaces, Bill was being strapped into the debriefing chair. A debriefing technician taped electrodes to Bill's skull and genitals, and another used what appeared to be a small machete to take a cell sample.

  •  

Врагом оказалось правительство Вырви-глаза, крошечной планетки, что осмелилась восстать против Императора. — глава 4

 

The enemy was the government of Eyerack, a planet in rebellion against the Emperor.

  •  

 Будь Вырви-глаз заурядной планетой, каких в Империи великое множество, с ней поступили бы так, как и положено поступать с мятежниками, то есть разнесли бы на мелкие кусочки. «Корпорация невежд», любимое детище Императора, объединение величайших императорских умов, провела тщательное исследование способов устранения из политического организма Империи губительного вируса мятежа. — глава 4

 

Had this been an ordinary planet in rebellion, the normal practice would have been to blow it up. Careful studies had been done at the Runt Corporation, the Emperor's favorite think tank, about the different possible ways of removing the cancer of rebellion from the body politic.

  •  

Что касается переговоров, они <…> доказывают слабость позиции, ибо лишь слабаки пытаются договориться и только потом стреляют. Космофлот иногда вступал в переговоры, но то всегда происходило после сражения, если удавалось захватить пленников, что случалось крайне редко. Поэтому наиболее приемлемым казалось полное искоренение бунтовщиков, которое гарантировало к тому же фотографии из разряда тех, какие не стыдно поместить и на переднюю обложку. Недаром в офицерском уставе говорилось: «Если какая-либо планета восстанет, следует разнести её вдребезги». Однако с Вырви-глазом дело обстояло иначе, потому что там имелось то, чего не было ни на какой планете, — нейтронные копи.
Как известно всем и каждому, нейтроны чрезвычайно малы, настолько крохотны, что можно пройти мимо них на улице и не заметить. Кроме того, они не слишком общительны, а потому редко собираются компаниями больше сотни. Однако для того, чтобы создать нейтронную бомбу, требуется множество нейтронов.
Из всех видов вооружений, изобретенных человечеством на протяжении истории, любимым оружием генералов, адмиралов и фельдмаршалов является нейтронная бомба. Ее взрыв производит поистине неизгладимое впечатление — Император радуется как ребенок, — уничтожает всех поголовно вражеских солдат (а порой и их собственных, но это ерунда) и сохраняет невредимой всю материальную часть.
Что может быть лучше? — глава 4

 

Negotiation <…> showed weakness, since only weaklings talked first and shot later. Sometimes the Fleet would negotiate after a battle, but only if they could find a few prisoners, something that happened quite rarely. Only blowing up a rebellious planet provided a quick and guaranteed solution, as well as pictures that deserved front-page coverage. It was right there in the officers' manual — "If a planet rebels against the Emperor, blow it up."
But Eyerack was different. Eyerack had something that no other planet in the galaxy had. Eyerack had a neutron mine.
Neutrons, as everyone knows, are very, very small. They are so small, in fact, that you could walk right past one on the street and never see it. And they aren't very sociable, so you don't often find more than a hundred or so together. But you need a great many neutrons to make a neutron bomb.
Of all the weapons humanity had ever invented, the absolute favorite of all the Generals and admirals and field marshals was the neutron bomb. It blew up real good, made a pretty picture that kept the Emperor happy, killed all the enemy soldiers (and sometimes some friendly ones, although that was a minor point), and left all the hardware unharmed.
What could be better?

  •  

 То была отнюдь не битва битв, не праматерь всех сражений, но уж, по крайней мере, её троюродная сестра.
«Мир на небеси», звездолет-разведчик, флагман эскадры, был самым маленьким из множества кораблей. Его огневой мощи не хватило бы и на то, чтобы испарить досуха один-единственный океан, однако он возглавлял могучую флотилию, равной которой не собиралось с прошлого февраля. Миллионы доблестных десантников на борту тысяч грозных звездолетов ожидали своего часа, а экипажи выказывали чудеса героизма, бомбя мятежную планету из верхних слоев атмосферы. Идея же столь величественного предприятия принадлежала исполненному благородства офицеру, который если и повредился в уме, то совсем чуть-чуть, — генералу Уормвуду Мудрозаду. — глава 6

 

It was not the mother of all battles. But at least it was the second cousin, twice removed, of all battles.
The Heavenly Peace was the scout and command ship for the great assault, and teeniest vessel in the armada. The General's ship had barely enough firepower to destroy a planet. But it led the greatest armed force ever assembled since the last one, in February. Millions of heroic troopers aboard thousands of gallant ships displayed their heroism by dropping bombs from a very great distance. And behind all this great venture lay a single only partially unhinged mind, the dominating intelligence of General Wormwood Weissearse.

  •  

 Вырви-глазнийцы не понимали, что имперские войска осыпают планету бомбами ради общего блага, а потому всячески норовили сбить реактивные снаряды, как только те оказывались в пределах видимости. — глава 6

 

The Eyerackians, not realizing that the huge military force surrounding their planet had nothing but their best interests at heart, were doing their best to shoot down everything in the sky.

  •  

 — Мы выбрали эту плёнку по чистой случайности, — вещал генерал. — Её не монтировали и не изменили в ней ни единого кадра. Как видите, камера установлена на носу одной из наших ракет класса «Миротворец Марк XXXVII». Она оборудована компьютером, который запрограммирован на моделирование реакций бывалого солдата, причем здесь применяются последние разработки в области технологий искусственной тупости. Красный крестик обозначает пусковой механизм ракетной установки противника. Если мы уничтожим только механизм, вражеские ракеты не взорвутся, а следовательно, не будет и жертв. Может погибнуть лишь стрелок, и то у него есть возможность спастись бегством.
<…>
— Красный крестик, — продолжал генерал Мудрозад, — остается точно посередине кадра, то есть любое отклонение от плана исключается, вероятность ошибки ничтожно мала. Мы специально замедляем скорость показа, чтобы вы могли убедиться собственными глазами: расчет вражеской ракетной установки знает о приближении «Миротворца Марка». У них вполне достаточно времени, чтобы покинуть свой пост.
Смена кадров значительно замедлилась. Камера — вернее, ракета — развернулась к двери, на которой корявым почерком было выведено: «Вырви-глазнийский штаб обороны — легитимная военная цель». Ниже надписи располагалась красно-белая мишень.
Внезапно дверь распахнулась, из нее выскочили трое мужчин; затем что-то ослепительно сверкнуло, и плёнка закончилась. — глава 12

 

"This bit of film was selected entirely at random, and has not been edited or altered in any way," the General was saying. "As you can see, the camera is in the nose of one of our newest types of missiles, the Peacemaker Mark XXXVII. It has a computer that has been programmed to emulate the mind of a highly trained Trooper, with all the latest artificial stupidity techniques.
"Now, you see that red dot that just appeared in the middle of your picture? That marks the firing mechanism for an ASS battery. If we just blow up the firing mechanism, the missiles don't blow up and hardly anyone is killed; only the man at the trigger, if he doesn't get clear in time."
<…>
"You can see how the red dot stays right in the middle of the picture," General Weissearse continued. "There is no deviation from plan, no possibility of error.
"If you'll look closely at the end here, and we'll slow down the tape to make it easier, you can see that the ASS ground crew can see and hear the Peacemaker Mark XXXVII coming, and they have plenty of time to get clear of the blast."
The picture did slow down, and the missile curved in and aimed for a door. A crudely hand-lettered sign on the door read "Eyerackian Space Defense Command: Legitimate Military Target." There was a red and white bull's-eye below the sign.
Then the door flew open, and three men dashed out, loping like moon-walkers in the slow motion. There was an extreme close-up of the sign, and the tape was finished.

  •  

— Похищение нейтронов из шахты является уголовным преступлением, которое карается пожизненной ссылкой на работу на нижние уровни. По завершении экскурсии каждому из вас подарят один нейтрон в качестве сувенира, но если вы прихватите с собой хотя бы один ещё, то будете немедленно арестованы. — глава 14

 

"Unauthorized removal of neutrons from this mine is a felony, punishable by a life sentence of hard labor in the lowest levels of the mine. Each of you will be given a souvenir neutron at the conclusion of this tour, but taking even one additional one will be treated as a crime."

  •  

 Машина взревела и заколотила по стене пещеры сотнями крохотных молоточков, которые раскалывали породу. Огромные черпаки подхватывали куски и отшвыривали их подальше, громоздя кучу за кучей; позже специальные бригады пересытят камни на транспортеры, которые доставят свой груз на сортировочный узел. Следом за сборщиками камней в шахте появятся чистильщики с пылесосами; их задача — подбирать выпавшие нейтроны, которые потом тщательно пересчитают и упакуют. — глава 16

 

The machine roared to life and lurched forward, pounding the wall with hundreds of little hammers to loosen the neutron ore. Large robot hands swept the ore to the side and back, leaving a fairly neat pile for the collecting team to sweep up and shovel onto the conveyor belts to the processing room. A third team would follow up with vacuum cleaners to pick up any stray neutrons, which were carefully counted and logged to prevent pilferage.

  •  

 Пока сестра возилась с капельницей, Билл присмотрелся к ней повнимательнее. Она настолько смахивала на генерала Мудрозада, что Герой Галактики сперва заподозрил, что видит перед собой самого главнокомандующего, облаченного в белый халат. Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что сестра усатее генерала, да и вид у нее более мужественный. Кроме того, на рукаве халата помещалась нашивка с эмблемой имперского корпуса медсестер и девизом: «Лечи, чтобы заболело». Значит, он у своих! Билл облегченно вздохнул и погрузился в блаженный мрак беспамятства. — глава 25

 

He also got a glimpse of the nurse. She looked enough like General Weissearse that Bill suspected at first that it was him in drag. But the nurse had more of a mustache than the general, as well as being much more masculine. She also had Imperial Trooper nurses' insignia on her shoulders, with the familiar slogan, "Nurse till it hurts!" So now he knew where he was. Fatigue and blackness overwhelmed him.

Перевод[править]

К. М. Королёв (под псевд. Н. Михайлов), 1994


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона, Я тебя вижу) · Две повести и восемь завтра (1965, Портрет художника, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)