Улицы Ашкелона

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Улицы Ашкелона» (англ. The Streets of Ashkelon) — фантастический рассказ Гарри Гаррисона, написан в 1961 году. Вошел в авторский сборник «Две повести и восемь завтра» 1965 года. Впервые опубликован в Британии в 1962 году как «Агония пришельца» (An Alien Agony) и в антологиях выходит там под этим названием.

Цитаты[править]

  •  

— Оставьте их в покое. Или же, если это уж так необходимо, учите их истории и естественным наукам, философии, юриспруденции, всему, что поможет им при столкновении с действительностью более широкого мира, о существовании которого они раньше даже не знали. Но не сбивайте их с толку ненавистью и страданиями, виной, грехом и карой. Кто знает, какой вред…
— Ваши слова оскорбительны, сэр! — воскликнул священник, вскочив с места.

 

"Leave them alone. Or teach them if you must—history and science, philosophy, law, anything that will help them face the realities of the greater universe they never even knew existed before. But don't confuse them with your hatreds and pain, guilt, sin, and punishment. Who knows the harm—"
"You are being insulting, sir!" the priest said, jumping to his feet.

  •  

У многих вескерян рты были приоткрыты, один как будто даже зевал, так что был явственно виден двойной ряд острых зубов и пурпурно-чёрное горло. Завидя эти рты, Гарт понял, что предстоит серьёзная беседа. Открытый рот означал какое-либо сильное переживание...

 

Many Weskers had their mouths open as well, one even appearing to be yawning, clearly revealing the double row of sharp teeth and the purple-black throat. The mouths impressed Garth as to the seriousness of the meeting: this was the one Wesker expression he had learned to recognize. An open mouth indicated some strong emotion…

  •  

— Стало быть, мы не будем спасены? Мы не станем безгрешными?
— Вы были безгрешными, — ответил Гарт, и в голосе его послышалось не то рыдание, не то смех. — Ужасно неприглядная, грязная история. Вы были безгрешными. А теперь вы…
— Убийцы, — сказал Итин. Вода струилась по его поникшей голове и стекала куда-то в темноту. — конец рассказа

 

"Then we will not be saved? We will not become pure?"
"You were pure," Garth said, in a voice somewhere between a sob and a laugh. "That's the horrible ugly dirty part of it. You were pure. Now you are—"
"Murderers," Itin said, and the water ran down from his lowered head and streamed away into the darkness.

Перевод[править]

В. И. Равинский, 1965 («Смертные муки пришельца»)

О рассказе[править]

  •  

Сейчас в это трудно поверить, но были времена, когда фантастика просто задыхалась от всяческих табу. <…> Но в начале шестидесятых в воздухе повеяло переменами. <…>
Сейчас, во времена интергалактического коварства и экзобиологического разврата, я с краской на щеках признаюсь, что осмелился на единственное нарушение табу — сделал главного героя атеистом. Позор! Сейчас-то вам легко смеяться, но в далёком 1961 году это было реальной смелостью. <…>
Замысел этого важного для меня самого рассказа понемногу вызревал несколько лет. <…> Рукопись футболили до тех пор, пока она, потрёпанная и заляпанная кофейными пятнами, не улеглась уныло в ящике моего письменного стола. <…> Моему другу Теду Кэрнеллу, тогда редактору британского журнала «Новые миры», рассказ понравился, но и он пришел к выводу, что для его читателей рассказ чересчур бунтарский. Однако, узнав, что Penguin Science Fiction вскоре его опубликует, он тоже набрался мужества и решился на публикацию. (Если вы решили, будто ему недоставало мужества, то позволю вам напомнить, что у американских редакторов мужество отсутствовало начисто.) Рассказ опубликовали в Англии и в журнале, и в антологии, а конец света так и не наступил. <…>
Недавно его включили, снабдив примечаниями и комментарием, в книгу для чтения для средней школы. А школы и церкви так и не сожгли.[1]в названии — отсылка к предыдущему эссе А. Бестера в сборнике

 

часть: <…> Even my good friend, Ted Carnell, would not take it for the more liberal British New Worlds. 1 In the end Carnell did buy it, but only after he learned that Brian Aldiss was planning to use it in his anthology Penguin Science Fiction.

  — Гарри Гаррисон, «Начало моего романа» (The Beginning of the Affair), 1975 (сб. «Hell's Cartographers)
  •  

Рассказ отклонили все американские журналы, потому что главный герой был атеистом; позже, когда мир образумился, рассказ напечатали в «Иезуит мансли». — возможно, повтор из предыдущего эссе

 

The story came back and went out, and returned rather quickly from all American markets. It was too hot to handle since it had an atheist in it. <Later, when the world came to your senses, it was printed in Jesuit Monthly.>

  — Гарри Гаррисон, предисловие к сборнику «50 за 50», 2000
  •  

«Улицы Ашкелона» полемизируют с «Делом совести» Джеймса Блиша

 

"The Streets of Ashkelon" speaks to James Blish's A Case of Conscience[2]

  Пол Ди Филиппо, 2001
  •  

«Улицы Ашкелона» — одна из самых печальных когда-либо написанных фантастических историй, <...> и на самом деле придаёт правдоподобности (в некотором роде) духу Первой Директивы.

 

"The Streets of Ashkalon" is one of the saddest science fiction stories ever written. <…> actually gives credence (of a kind) to the spirit of the Prime Directive.[3]

  Пол Кук, 2003

Примечания[править]

  1. Гарри Гаррисон. 50 x 50. — М.: Эксмо, 2006. — Серия: Шедевры фантастики. — С. 21-22.
  2. Review of 50 in 50 // Science Fiction Weekly, SciFi.com, June 11, 2001.
  3. Paul Cook, Fourth Lecture // Arizona State University official site, 2003.


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона, Я тебя вижу) · Две повести и восемь завтра (1965, Портрет художника, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)