Билл, герой Галактики, на планете зомби-вампиров

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Билл, герой Галактики, на планете зомби-вампиров» (англ. Bill, the Galactic Hero: On the Planet of Zombie Vampires) — юмористический фантастический роман Гарри Гаррисона и Джека Холдемана 1991 года, четвёртый в серии. Пародия на фильмы «Чужой» и «Чужие».

Цитаты[править]

  •  

Собственно говоря, это была не первая ступня, пересаженная Биллу. Но все предыдущие тоже оказались на редкость неудачными. Пожалуй, кроме первой — огромной куриной лапы. Билл испытывал к ней, ну и, конечно, она к нему, довольно-таки прочную привязанность. Но хотя разрывать песок в поисках червей такой ногой было очень удобно, она никак не влезала в ботинок, и на ней постоянно натирались мозоли. — глава 1

 

This was not the first foot transplant Bill had ever had. All of them had been disastrous. Though maybe not the first one, a giant chicken foot. He had become attached to that foot, and vice versa of course. But while it was handy for scratching in the sand for bugs, it wouldn't fit in his boot and hurt all the time.

  •  

— Вообще-то на корабле полагается иметь кота, — объяснила Рэмбетта. — Но котов в наличии не оказалось, и нам выдали вот этого. Мерзкое животное. Его зовут Рыгай. Билл сел и уставился в угрюмые глаза огромной овчарки-ублюдка. У неё была разноцветная, как у гиены, шерсть, которая лезла огромными клочьями. На оскаленной морде застыло выражение полной тупости, а из пасти свисал длиннейший язык и обильно текли слюни. Пёс ещё раз щедро облизал Биллу физиономию и весело замахал хвостом. — глава 3

 

"We tried to get a ship's cat," said Rambette, "but all the cats were checked out and this is what they stuck us with. Barfer is an awful dog."
Bill sat up and stared into the baleful eyes of an oversized sheepdog kind of a mongrel. His multicolored, hyenalike fur was coming out in mangy handfuls. The creature had a stupid, grinning expression and his huge tongue was lolling out of the side of his mouth, dripping copious amounts of dog slobber. He gave Bill another big lick across his forehead, wagging his tail happily.

  •  

 Они стояли в громадном пустом помещении. Это был ремонтный отсек, в котором вполне мог бы поместиться космолет среднего размера. Сейчас всё оборудование было сдвинуто к стенам, и посередине оставалось огромное свободное пространство. Не совсем, впрочем, свободное: по полу тянулись сотни грядок, где росли какие-то кустистые зелёные растения.
— А что это за дрянь в кубрике? — недовольно спросил Билл. — Да тут не повернёшься. Придется все это выкинуть и...
— Придержите язык, — посоветовал Кейн. — Это капитанская оранжерея.
Он повел Билла вдоль грядок.
— Это его хобби, на котором он просто помешан. Не смейте трогать!
Билл вынул изо рта сочный побег и воткнул его обратно в грядку.
— Вкус тошнотворный, — сказал он. — А что это такое?
— Abelmoschus humungous, — ответил Кейн, нахмурившись и приглаживая рукой почву вокруг побега, который надкусил Билл. — Вам это растение, вероятно, более знакомо под тривиальным названием «окра». Вот эта разновидность — окра высокорослая, — когда созревает, становится довольно сочной, хотя растет лучше всего на песчаной почве. Однако она не любит, когда её начинают жевать до достижения полной спелости.
— А это что? — спросил Билл, подойдя к соседней грядке: его продолжали одолевать воспоминания сельскохозяйственной юности.
— Abelmoschus gigantis, или окра хрустящая, — ответил Кейн. — Совсем неподходящее название, на мой взгляд: она ничуть не хрустит. Кроме полужидкой каши, из нее ничего не получится, как её ни готовь.
— А вон там что?
— Abelmoschus abominamus — окра медовая. На вкус — вроде скипидара. Капитан её очень любит.
— Ну ещё бы. А вон та?
— Abelmoschus fantomas — окра банановолистная. Известна своими инсектицидными свойствами, а также совершенно незабываемым вкусом.
— А всё остальное? — Билл обвёл огромное помещение широким жестом одной из своих правых рук — той, что от чернокожего.
— Окра, окра и снова окра. Четыреста тридцать две грядки окры. Для простого любителя капитан предается своей страсти с исключительным размахом. Конечно, самую трудоёмкую работу за него приходится делать мне, так что на его долю остаётся не так уж много. — глава 2

 

The room they faced was huge. Normally a repair bay big enough to hold a small ship, all the equipment had been shoved against the walls, leaving a great expanse of open floor. Open, that is, except for hundreds of beds of green leafy vegetables. Open, that is, except for hundreds of beds of green leafy vegetables.
"What's all this stuff in my quarters?" whined Bill. "It's going to be hard for me to move around in there. Gotta clean it out —"
"Shut up," Caine suggested. "This is the captain's greenhouse." He led Bill inside. "It's his hobby, and his obsession. Don't touch that!"
Bill took the leaf out of his mouth and stuck it back in the dirt. "Tastes awful," he said. "What is it?"
"Abelmoschus humungous," said Caine, frowning and patting a little more dirt around the chewed-on leaf. "You might know it by its street name of okra. Big boy okra is what the uncouth call it. This particular variety is rather pulpy when mature, but it thrives under conditions of sandy soil. However, it does not do well when chomped upon before it has reached full growth."
"What's this stuff here?" asked Bill, walking over to the next raised bed, prodded on by transient memories of his agricultural youth.
"Abelmoschus gigantis: Butter crunch okra," said Caine. "Rather misnamed, if you ask my opinion. Not a crunch in the bunch. A soggy mess, no matter how it is prepared."
"And that over there?"
"Abelmoschus abominamus: Honey blossom okra. Tastes like turpentine. One of the captain's favorites."
"It would be. And that?"
"Abelmoschus fantomas: Banana ear okra. Known for its insect-killing properties, if not for its completely unforgettable taste."
"And all the rest of these?" Bill swung one of his right arms, the black one, in a sweep around the room.
"Okra, okra, and more okra. Four hundred and thirty-two raised beds of okra. For an amateur, the captain pursues his hobby with impressive vigor. Of course, he's got me to do the scat-work, so that helps as far as he's concerned."

  •  

... Билл сидел за капитанским столом и с опаской поглядывал на свою тарелку. На ней возвышалась кучка вареной окры, а рядом — такая же кучка тушеной окры, которая на вид почти ничем от нее не отличалась. Билл попробовал откусить кусочек жареной окры, но чуть не сломал себе клык. Все, что стояло перед ним, либо представляло собой жидкую кашу, которую иначе как ложкой и есть нельзя, либо было жёстко до полной несъедобности. Он вздохнул, потянулся за своим бокалом и выпил глоток свежего сока окры.
<…> мистер Кристиансон <…> сердито взглянул на Билла и отправил в рот полную ложку вареной окры в соусе.
— А у меня почему-то нет соуса, — сказал Билл. — Может быть, с какой-нибудь приправой эта штука пойдет лучше. Передайте, пожалуйста, хрен.
— У меня на корабле порядки строгие, — сказал капитан Блайт, отрезая большой сочный ломоть от своего бифштекса. — У каждого свои полномочия и ответственность, и точно так же у каждого свои привилегии, распределяю которые, разумеется, я сам. Это абсолютно необходимо для поддержания должной дисциплины. Вы видите, что мистер Кристиансон, будучи старшим помощником, имеет полный доступ к судку с приправами, а также получает за едой вино. Кейн тоже имел бы право на вино, но не на приправы; впрочем, обмен веществ у него такой, что он не может употреблять спиртное. Насколько я понимаю, алкоголь как-то не так действует на его управляющие схемы. А жаль, вино у нас отменное.
— А я? — спросил Билл, не спуская глаз с вина и прихлёбывая кислый сок окры.
— Поскольку вы стоите ближе всех к рядовым членам команды, вы получаете в основном такое же довольствие, как и они, — сказал Блайт, разломив булочку и подбирая ею остатки картошки с мясным соусом. — Мой опыт свидетельствует, что так вам будет легче с ними управляться. Не зажиреете и будете от этого только злее. Тем не менее, <…> я решил, что вы все же имеете право на кое-какие блага. Это будет напоминать вам о вашем привилегированном положении.
— Блага? Говорите скорее, какие! — нетерпеливо выговорил Билл, живо
представив себе бифштекс, а может быть, даже жирную, сочную свиную отбивную.
— Пока вы ничем передо мной не провинитесь, будете получать десерт, — сказал Блайт с широкой улыбкой.
— Десерт?
— Пончики с джемом, — пояснил Кейн. — Я думаю, после окры они вам придутся по вкусу. Хотя мои потребности в пище весьма ограниченны, даже я ем их с удовольствием. Особенно с малиновым джемом.
— Но только один пончик, — сказал Блайт, грозя Биллу вилкой. — Мистеру Кристиансону и Кейну полагается по два, мне — шесть, поскольку я чувствую себя очень одиноким на вершине власти. — глава 2

 

... Bill sat down at the captain's table and eyed his plate with mounting suspicion. The mound of boiled okra looked a lot like the mass of limp steamed okra that snuggled up next to it. He tried the fried okra and almost broke a tusk on it. Everything in front of him was either too soggy to eat with anything but a spoon or too hard to eat period. He sighed and reached for his wine glass, took another sip of fresh-pressed okra juice.
<…> Mr. Christianson, drawing a scented handkerchief from his ruffled sleeve and waving it in front of his nose. "It smells remarkably like a garbage scow in here." He glared at Bill and took a big spoonful of boiled okra, eating it with relish.
"How come I didn't get any relish?" asked Bill. "Some condiments might make this stuff go down a little easier. Mind passing me that horseradish?"
"I run a tight ship," said Blight, cutting a big juicy chunk off his steak. "Just as there are levels of command and responsibility, there are levels of largess, dispensed, of course, by myself. This is absolutely necessary to maintain discipline aboard my ship. You will notice that Mr. Christianson, by virtue of being First Mate, has full access to the condiment tray as well as having wine with his meals. Caine would be eligible for wine, but not condiments, though his metabolism is such that he cannot partake of spirits. Something to do with the effects of alcohol on his circuit boards, I believe. More's the pity. The wine is quite excellent."
"What about me?" asked Bill, eyeballing the wine and sipping his sour okra juice.
"Being closest to the crew, you get basically the same rations they do," said Blight, tearing a roll in half and dipping it in his mashed potatoes and gravy. "In my experience, that will help you in dealing with them. Keep you lean and mean and on your toes, so to speak. However, <…> I have decided you are eligible for a fringe benefit. It will help remind you of your favored position."
"Benefit — tell me!" Bill slobbered, dreaming of the occasional steak, or maybe even a greasy, succulent porkuswine ham.
"As long as you remain in my good graces, you will be eligible for dessert," Blight said with an expansive smile.
"Dessert?"
"Jelly doughnuts," said Caine. "I think you will find them a welcome palate cleanser after an okra repast. Although I don't require much in the way of food, I enjoy them myself, especially those little raspberry fellows."
"Only one," said Blight, shaking a fork at Bill. "Mr. Christianson and Caine each get two. I get six, on account of it's lonely at the top."

  •  

— Это мой первый корабль, — сказал мистер Кристиансон, подвинув к себе судок с приправами и щедро накладывая себе поверх окры острого соуса и тертого сыра. — Мой дядя просто слышать не хотел, чтобы я получил капитанский чин, не побывав хотя бы в одном рейсе. Лично я считаю, что это очень старомодный взгляд на вещи, но раз уж дядюшка Джулиус так на этом настаивает, я решил, по крайней мере, попробовать. <…> Он четырехсотдвенадцатиюродный брат Императора по боковой линии, — похвастал Кристиансон и залпом выпил бокал вина. — До сих пор ему удавалось уберечь меня от учебной муштры и освободить от всех этих сложных экзаменов, которые полагается сдавать для производства в офицеры. Знатное происхождение всё же даёт кое-какие преимущества. Но он потребовал, чтобы я совершил хоть один космический рейс, прежде чем получу в свое командование космолёт. Глупость, конечно, после того как моё семейство добровольно, под страхом смерти, пожертвовало императору столько денег на ведение войны с чинджерами, — но надо так надо. — глава 2

 

"This is my first ship," said Mr. Christianson, happily raiding the condiments tray, heaping Karbuklian salsa and grated porkuswine's-milk cheese on his okra. "My uncle simply demanded that I take one voyage before I get my captain's commission. Myself, I think it's an old-fashioned idea, but I guess if Uncle Julius feels that strongly about it, I ought to at least try. <…> He's the Emperor's four-hundred-and-second cousin twice removed," bragged Christianson, hogging the wine. "He managed to get me this far without having to go through that boring basic training or taking all those complicated tests for officer's candidate school — rank doth have its perks — but he insisted I go out on a space ship before I captained one. Silly man, after all the money my family freely donated under pain of death to the Emperor's war effort against the Chingers, but if I must, I must."

  •  

— Девы из Обители Зэш, сегодня исполняется ваше предназначение. Сегодня вы расстаетесь с девичеством и приобретаете всю полноту прав. На нашем замечательном языке, как все вы прекрасно знаете, «Рэм» означает «мать», поэтому ваши имена начинаются с «Рэм». Дальше следует имя вашей дорогой матери, которое пишется, разумеется, через дефис. И вот в этот Священный и Судьбоносный День вы будете лишены дефиса[1]. Вы потеряете свою дефисственность! Ваше новое положение будет ознаменовано новыми именами. Одни из вас превратятся в Благородных Матерей, чтобы без всякой охоты, но во исполнение долга совокупляться с хилыми самцами нашего племени. Другие, те, у кого искусные руки и грязь под ногтями, станут Фермерками и будут выращивать урожай для нашего прокормления. Третьи...
Рэм-Бетта, которая вот-вот должна была, лишившись дефисственности, стать Рэмбеттой, жадно впивала каждое звонкое слово,.. — глава 4, История укротительницы летучих мышей (The Batrider's tale)

 

"Virgins of Dorm Zash, today your destinies will be fulfilled. Today you will Come Out of Virginhood into full proud Status. In our fair language, as you all well know, Ram means mother so thus all your names begin with Ram, followed of course by your dear mother's name, separated of course by a hyphen, and on this most Sacred and Important Day we will take your hyphens away. You will be dehyphenized! Your new names will signify your new status. Some of you will become Noble Mothers to reluctantly but boldly mate with the feeble males of our race. Others with green fingers and dirt under their nails will become Farmerettes to grow the vital crops that sustain us. Others..."
Ram-Bette, soon to become Rambette when she was dehyphenized, wanted to listen to every silver word — but was distracted.

  •  

— Неведомые вещества, проникающие из ядра планеты, под действием неведомого излучения нашего Солнца приобрели зловещие свойства. Они вызывают изменения в генах — так говорят наши мудрецы, ибо я несведуща в этих тайнах. Х-хромосома наших мужчин стала маленькой и скрюченной — вот почему все они маленькие и скрюченные, умирают молодыми и ни на что не годны, кроме одного, о чём я скажу тебе позже. A Y-xpoмосому женщин то же самое излучение сделало большой и лучезарной — вот почему мы такие крупные и жизнерадостные. — глава 4, История укротительницы летучих мышей

 

"Strange chemicals leaking from the planet's core were activated by strange radiation from the sun. These caused gene changes, or so our Wise Ones say, for I myself know naught of such mysteries. The X chromosome of the males was stunted and crunched, which is why all men are stunted and crunched and die young and are worthless except for their single function of which I shall tell you anon. The Y chromosome of the female was made radiant by the radiation, which is why we are so big and radiant."

  •  

Беспокоила Билла и его ступня. С ней что-то было неладно. Откровенно говоря, совсем неладно. Она перестала расти, оставшись массивным серым обрубком с большими плоскими ногтями. Выглядела она точь-в-точь как слоновья нога и была такой же тяжелой. Билл припомнил, какую слабость питал к толстокожим доктор Кромсайт, и содрогнулся. Не мог же он зайти так далеко! — глава 5

 

He was worried about his foot, too. It wasn't doing right at all. As a matter of fact, it was doing very wrong. It had stopped growing, stabilizing itself in a massive gray stump with large, flat toenails. It looked and felt exactly like an elephant's foot and was just as heavy. Bill remembered Dr. Hackenslash's pachyderm fascination and shuddered.

  •  

— Б-р-р! — взревел Мордобой.
— У-и! — взвизгнул Кристиансон.
— Что случилось? — крикнул Билл.
— Что-то ужасное, зловещее выпрыгнуло на них из этих стручков, пока они смотрели, — простонала Киса. — Какие-то существа, они прилепились к их лицам и не отлепляются. Смотрите!
Билл поспешил к ним, стараясь не свалиться в лужицу со стручками.
— Убей их! — вскричал он.
— Не могу, — отвечала Киса. — Ну никак не могу.
— Что, у этих существ какая-нибудь непроницаемая шкура? — спросил Билл. — Они неуязвимы?
— Нет, просто они ужасно милые, не могу я их убить. Билл увидел, что Киса права. Инопланетные существа, прилепившиеся к лицам Мордобоя и Кристиансона, были похожи на помесь крохотного пушистого утёнка с игрушечным мишкой. — глава 8

 

"Arg!" yelled Bruiser.
"Yipe!" burbled Christianson.
"What happened?" asked Bill.
"Something horrible — evil — jumped out of the pods they were looking at," moaned Tootsie. "The creatures wrapped themselves around their heads and won't let go. Come look."
Bill rushed over, being careful not to fall into a pool of pods.
"Kill it," he cried.
"I can't," she said. "I just can't."
"Is it some alien creature with an impervious shell?" asked Bill. "Is it indestructible?"
"No, it's too cute to kill."
Bill saw Tootsie was right. The alien creatures wrapped around Bruiser and Christianson looked like a cross between moldy teddy bears and little baby ducks.

  •  

— Похоже, это что-то вроде инкубатора, — заметил Кейн. — Интересно было бы узнать, сколько здесь прячется взрослых особей.
— Не надо об этом! — взмолился Билл, почувствовав, что душа у него ушла в пятки. — Даже в шутку не надо!
— Это было бы весьма полезно, с точки зрения расширения наших знаний, — продолжал Кейн. — Ну и, возможно, мучительно. Или даже смертельно.
— Прошу вас заткнуться! — сердито приказал капитан Блайт. — Встречи с инопланетянами, заканчивающиеся смертельным исходом, должны выпадать на долю рядовых, а не офицеров. — глава 9

 

"This appears to be a nursery," Caine observed. "I wonder how many adults are lurking around here."
"Don't talk like that!" Bill suggested, swallowing his heart, which seemed to be lodged in his throat. "Don't even joke about it."
"It would be an edifying, and probably horrible, experience," said Caine. "Maybe even fatal."
"Shut your mouth except to put in food," Blight ordered caustically. "Fatal encounters with homophagous aliens are activities best reserved for enlisted men, not officers."

  •  

Билл изо всех сил топнул своей слоновьей ногой. Под ней что-то хрустнуло, только на мышь это было не очень похоже. Он медленно поднял ногу и с ужасом взглянул на то, что прилипло к подошве.
— Попали? — спросил Блайт.
— Ещё как попал, — ответил Билл. — Только я не думаю, чтобы это была мышь. Поглядите-ка.
— Изумительно, — сказал Кейн, вместе со всеми разглядывая подошву Билла.
— Это инопланетянин? — простонала Киса.
— Это был инопланетянин, — уточнил Кейн. — К несчастью, Билл раздавил его в лепёшку и изуродовал до неузнаваемости. Я бы хотел исследовать его поближе.
— Откуда он взялся? — спросила Киса. — Выскочил из Мордобоя?
— Нет, — ответил Блайт. — Из камбуза. Я видел, как он шмыгнул мимо мешка с мукой.
— А это что, зубы? — спросила Рэмбетта. — Вон те белые штучки, что торчат
посреди всего этого месива?
— Мне кажется, это похоже на зубы, — сказал Кристиансон. — И очень острые.
— И сколько их! — добавила Рэмбетта. – Очень много! — глава 10

 

Bill stomped down hard with his elephant foot. What crunched underneath didn't feel much like a mouse. He lifted his foot slowly and looked at what was stuck to the sole with horror.
"Did you get it?" asked Blight.
"I certainly did," said Bill. "But I don't think it was a mouse. Come look."
"Fascinating," said Caine, as everybody gathered around to examine Bill's foot.
"Is that one of the aliens?" moaned Tootsie.
"It was one," Caine said. "Bill has, unfortunately, squashed it beyond recognition. I would have liked to examine it."
"Where's it come from?" asked Tootsie. "Did it come busting out of Bruiser?"
"No," said Blight. "It came busting out of the kitchen. I saw it scuttle out from behind a sack of flour."
"Are those teeth?" asked Rambette. "Those white things stuck in the middle of all that gore?"
"They look like teeth to me," Christianson said. "Pretty sharp ones, too."
"Sure are a lot of them," said Rambette. "A whole lot of them."

  •  

— СТАНЦИЯ САМОУНИЧТОЖИТСЯ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ, — донесся из динамика нудный женский голос. — ВСЕМУ ЛИЧНОМУ СОСТАВУ ПРИНЯТЬ НУЖНЫЕ МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ. ЭТО МАГНИТОФОННАЯ ЗАПИСЬ. ЖЕЛАЮ ПРИЯТНОГО ВРЕМЯПРЕПРОВОЖДЕНИЯ, КТО БЫ ВЫ НИ БЫЛИ И ГДЕ БЫ НИ НАХОДИЛИСЬ. — глава 17

 

"This station will self-destruct in five minutes," said a bored female voice over the loudspeakers. "All personnel are advised to take necessary precautions. This is a recording. Have a nice day wherever you are and whoever you are."

  •  

— ЕСЛИ ЭТО ВАС ИНТЕРЕСУЕТ, СТАНЦИЯ САМОУНИЧТОЖИТСЯ ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ. СООБЩАЮ, ЧТО ЕСЛИ КТО-ТО ИЗ ЛИЧНОГО СОСТАВА ЕЩЁ ЗДЕСЬ, ТО ИХ ШАНСЫ ВЫЖИТЬ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО РАВНЫ НУЛЮ. ИЛИ ЕЩЁ МЕНЬШЕ. ПОСЛЕДНЕЕ, ЧТО ОНИ МОГУТ СДЕЛАТЬ, — ЭТО СУНУТЬ ГОЛОВУ МЕЖДУ НОГ И НА ПРОЩАНЬЕ ПОЦЕЛОВАТЬ СЕБЯ В ЗАД. — глава 17

 

"If you care to know, this station will self-destruct in three minutes. Remaining personnel are advised that their chances of survival range from none to zero. Or less. Your only remaining duty is to bend over with your head between your legs and kiss your ass goodbye."

  •  

— СТАНЦИЯ САМОУНИЧТОЖИТСЯ ЧЕРЕЗ ДВЕ МИНУТЫ. СООБЩАЮ ОСТАВШЕМУСЯ ЛИЧНОМУ СОСТАВУ, ЧТО ИСКАТЬ СПАСЕНИЯ УЖЕ ПОЗДНО. ЖЕЛАЮ ВСЕГО НАИЛУЧШЕГО. — глава 18

 

"This station will self-destruct in two minutes. All remaining personnel are advised it is far too late to seek shelter. So have a good day."

Перевод[править]

А. Иорданский, 1994

Примечания[править]

  1. В оригинале обыгрывается созвучность hyphen (дефис) и hymen (гимен).


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона, Я тебя вижу) · Две повести и восемь завтра (1965, Портрет художника, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)