Перейти к содержанию

Нелидово

Материал из Викицитатника
Станция Нелидово

Нели́дово — город (с 1949 года) в России, административный центр Нелидовского района Тверской области. Город находится в западной части области, в 230 километрах к юго-западу от Твери, расположен на реке Меже, при впадении в неё реки Семиковки.

Первые поселения на окраине города относятся к эпохе мезолита и неолита. По договору 1449 года граница Руси с Литвой проходила по реке Межа, территория будущего города находилась во владении литовских князей. Деревня Йоткино на месте современного города известна с XV века. 11 сентября 1901 года была открыта железнодорожная станция четвёртого класса Нелидово. Своим названием станция обязана старинному дворянскому роду Нелидовых.

Нелидово в коротких цитатах[править]

  •  

6.30. Начало наступления.
С 7.00. поддержка штурмовой авиации.
7.40. Боевая группа 2 достигает Нелидово. Малочисленный противник.

  Журнал боевых действий второй танковой дивизии вермахта от 16 ноября 1941 года
  •  

29 января 1942 года. 222-й день войны. Войска Северо-Западного фронта <...> овладели участком железной дороги от Великих Лук до Нелидово. Противник был вынужден перебросить на этот участок фронта 3 пехотные дивизии из Франции и 1 ― из Дании.[1]

  Евгений Петров, Фронтовой дневник, 29 января 1942
  •  

― Дунька голосит, внучка моя. У ней парня убило. Он сухорукой, его на войну не взяли. Погнали из Нелидова колхозное стадо, он со стадом пошёл, и, как шоссе переходили, по ним бомбы сбросили и убили.[2]

  Константин Симонов, «Живые и мертвые», 1959
  •  

Ежели по правилам, то больного с инсультом надо везти в город Нелидово за полторы сотни километров, а из Нелидово их уже развезут по больницам, в которых станут лечить.[3]

  Михаил Бару, «Самовар лоцмана Воронина. Окончание», 2016

Нелидово в публицистике и документальной прозе[править]

  •  

6.30. Начало наступления.
С 7.00. поддержка штурмовой авиации.
7.40. Боевая группа 2 достигает Нелидово. Малочисленный противник. Со стороны 5-й танковой дивизии поддержки не будет, скорее наступление будет поддержано 11-й танковой дивизией. <...>
К 8.00 перейдена железная дорога у Нелидово и восточнее, в 9.00 взяты Ширяево и Морозово. <...>
13.30. Промежуточная сводка в V армейский корпус: Боевая группа 1 ведет бой с противником, который упорно обороняется на лесных опушках южнее шоссе, по линии севернее Ширяево — 1,5 км южнее Петелинки. Боевая группа 2 находится примерно в 2600 м севернее Никольское и готовится к бою с противником в лесу южнее ручья Бесовка. Боевая группа 3 своим правым флангом зачищает местность западнее Нелидово — Никольское.
Впечатление: южнее шоссе не слишком сильный противник упорно обороняется, используя лесные массивы. <...>
15:15. Боевая группа 3 сообщает, что с 12.15 2-я рота 304-го стрелкового полка зачищает местность за боевой группой 2. 3-я рота отправлена в Нелидово и занимает оборону фронтом на восток, тогда как 2-я рота остается в Никольском.

  Журнал боевых действий второй танковой дивизии вермахта от 16 ноября 1941 года
  •  

Однажды, не так давно, отец Иоанн Кронштадтский, почти наш современник, сказал: «Скоро времена гонений на Церковь закончатся, и дети на своих плечах будут носить камни на строительство церквей». Пророчество исполнилось. В маленьком городе Нелидово Тверской области началось строительство церкви в честь св. о. Иоанна Кронштадтского, и во время установки креста на месте строительства храма дети носили камни в его основание, даже не зная о пророчестве. С обыденной точки зрения это мистика. Подвиг их, однако, заключается в том, что в городе Нелидово до сих пор не было церкви, и богослужения проводились в переоборудованном кинотеатре. Но какой же старинный русский город может обходиться без церкви, построенный по всем канонам?! И вот, всем миром… Только стоить это будет примерно 20 миллионов рублей. Давайте поможем городу Нелидово Тверской области построить свой храм![4]

  Анна Карабаш, «Детский сад», 2002
  •  

«Мы Николая не пускаем и вам там делать нечего, пусть взрослые сами между собой разбираются!» ― сказала какая-то из двух в телефон. Я молча положил трубку. Мама была в отпуске на исторической родине, в тверском городке Нелидово и не подозревала, что я зачем-то вернулся с юга раньше времени. Бросил в рюкзак плед, выкидной нож, бинт, зажигалку, теплые носки. Вместо зонта надел черную шляпу с большими полями. Что ещё человеку нужно на баррикадах?[5]

  Алексей Цветков, «После прочтения уничтожить», 2009
  •  

В тех краях почему-то часты инсульты. Ежели по правилам, то больного с инсультом надо везти в город Нелидово за полторы сотни километров, а из Нелидово их уже развезут по больницам, в которых станут лечить. По правилам надо сначала позвонить в Нелидово, потом дождаться, пока оттуда приедет карета скорой помощи, а потом везти больного туда по известно какого качества дороге, которая из здорового душу вытрясет, а из больного и подавно. Короче говоря, по правилам лучше сразу отдать Богу душу и не гонять зазря нелидовскую машину.[3]

  Михаил Бару, «Самовар лоцмана Воронина. Окончание», 2016
  •  

Да и тех упрямых, кто вздумает дожить до нелидовской больницы, ждёт, прямо скажем, не самый лучший уход вдали от дома. Платить за этот уход будет государство, а оно у нас… Вот и выхаживают их здесь, в Шешурино, поперёк всяких инструкций. <...> Тут и реформа здравоохранения подоспела ― объявили районные медицинские начальники шешуринской больнице, что будут ее сокращать. Понятное дело, что никто не говорил шешуринским, что все их проблемы никого не волнуют. Даже и не думал так никто. Стариков, что лежат в больнице развезут кого в Нелидово, а кого… ну, куда-нибудь развезут. Кому надо к терапевту ― милости просим съездить в другую деревню за тридцать километров. Там можно валидола купить, зеленки, йода, бинтов, настойку боярышника и вообще ни в чем себе не отказывать. Ну, а если валидола, да настойки боярышника мало, то за другими лекарствами можно и в Торопец поехать.[3]

  Михаил Бару, «Самовар лоцмана Воронина. Окончание», 2016

Нелидово в мемуарах, письмах и дневниковой прозе[править]

Старый дом в Нелидово
  •  

10 октября 1941 года. 111-й день войны. Войска правого крыла Западного фронта отступили на рубеж озеро Пено (восточнее Нелидово) ― Сычёвка. 3-я танковая группа и 9-я армия немецкой группы армий «Центр» перешли в наступление на Ржев и Калинин.[1]

  Евгений Петров, Фронтовой дневник, 10 октября 1941
  •  

29 января 1942 года. 222-й день войны. Войска Северо-Западного фронта вышли на рубеж УсвятыВелижРудня, овладели участком железной дороги от Великих Лук до Нелидово. Противник был вынужден перебросить на этот участок фронта 3 пехотные дивизии из Франции и 1 ― из Дании. Войска Западного фронта освободили город Сухиничи.[1]

  Евгений Петров, Фронтовой дневник, 29 января 1942

Нелидово в художественной прозе[править]

  •  

Оба раза, когда она открывала и закрывала дверь, громкий ноющий плач всплесками вырывался оттуда.
― Что это у вас, кто плачет? ― спросил Синцов.
― Дунька голосит, внучка моя. У ней парня убило. Он сухорукой, его на войну не взяли. Погнали из Нелидова колхозное стадо, он со стадом пошел, и, как шоссе переходили, по ним бомбы сбросили и убили. Второй день воет, ― вздохнула бабка.[2]

  Константин Симонов, «Живые и мертвые», 1959
  •  

― Все у нас на войне. Сыны на войне, внуки на войне. А скоро ли немец сюда придет, а?
― Не знаю.
― А то приходили из Нелидова, говорили, что немец уже в Чаусах был.
― Не знаю. ― Синцов и в самом деле не знал, что ответить.
― Должно, скоро, ― сказала бабка.[2]

  Константин Симонов, «Живые и мертвые», 1959
  •  

― И мы вот, ― показала она сухонькой рукой на бадейку, ― последнее молочко пьем. Тоже корову отдали. Пусть гонют, даст бог, когда и обратно пригонют. Соседка говорила, в Нелидове народу мало осталось, все уходют…
Она говорила всё это, а старик сидел и молчал; за все время, что Синцов был в избе, он так и не сказал ни одного слова. Он был очень стар и, казалось, хотел умереть теперь же, не дожидаясь, когда вслед за этими людьми в красноармейской форме в его избу зайдут немцы. И такая грусть охватывала при взгляде на него, такая тоска слышалась в ноющем женском рыдании за стеной, что Синцов не выдержал и вышел, сказав, что сейчас вернётся.[2]

  Константин Симонов, «Живые и мертвые», 1959

Источники[править]

  1. 1 2 3 Е. П. Петров. Фронтовой дневник. — М.: АСТ, Харвест: 2013 г.
  2. 1 2 3 4 Симонов К.М. «Живые и мертвые». ― М.: Художественная литература, 1989 г.
  3. 1 2 3 Михаил Бару. Самовар лоцмана Воронина. Окончание. — Саратов: «Волга», № 3-4, 2016 г.
  4. Анна Карабаш. Детский сад. — М.: «Домовой», №6, от 4 июня 2002 г.
  5. А. В. Цветков. После прочтения уничтожить. — Санкт-Петербург: «Амфора», 2009 г.

См. также[править]