Две повести и восемь завтра

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Портрет художника (Гаррисон)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Две повести и восемь завтра» (англ. Two Tales and Eight Tomorrows) — второй авторский сборник малой прозы Гарри Гаррисона. Впервые опубликован в 1965 году.

Цитаты[править]

  •  

Императрица высоко оценила мои заслуги <…> и, будучи воплощением доброты, произвела меня в рыцари. Вместе с дворянским званием присваивают честь королевского альбинизма. Мне сделали операцию, которая изменила окраску кожи и даже генетический код, поэтому дарованное мне почётное звание будет передаваться по наследству. — «Расследование»[1]

 

The Empress was good enough to reward my <…> work with a knighthood. With it goes the honor of royal albinism. I have had the operations to change my coloring; the manipulating techniques even changed my genes so the trait is hereditary in me now.

  — «Гибкое животное» (The Pliable Animal), 1962
  •  

— Ядро [Галактики] <…> диаметром в тысячи световых лет и с температурой, превышающей десять тысяч градусов. Мы сумели исследовать только его наружную часть. Ни один корабль не может проникнуть внутрь его или хотя бы приблизиться на относительно небольшое расстояние, потому что ядро Галактики окружено пылевыми облаками. Поэтому мы начали двигаться от него к окраинным областям, медленно огибая края Галактики и всё время удаляясь от Земли. Если бы у нас было время подумать, мы поняли бы, что человечество двигалось и в противоположную сторону, тоже огибая ядро — но в другом направлении.
— И наступило время нашей встречи, — послышался голос Лиема. — Я приветствую вас, братья по разуму. И в то же время эта встреча печальна, потому что я понимаю, что она означает.
— Человечество здесь одиноко. <…>
Эти два разумных существа отличались друг от друга многим: у них были разные дыхательные системы, цвет кожи, язык, традиции, культура. Они отличались друг от друга как день от ночи: человечество, умевшее приспосабливаться к самым разным условиям, за многие тысячелетия изменилось так, что его представители не узнали друг друга. Однако время, расстояние и мутации не смогли изменить главного — они остались людьми.[1]

 

"The core <…> is thousands of light-years in diameter and over ten thousand degrees in temperature. We have explored its fringes. No ship could penetrate it or even approach too closely because of the dust clouds that surround it. So we have expanded outwards, slowly circling the rim of the galaxy, moving away from Earth. If we stopped to think about it we should have realized that mankind was moving the other way, too, in the opposite direction around the wheel."
"And some time we would have to meet." Liem said. "Now I greet you, brothers. And I am sad, because I know what this means."
"We are alone." <…>
These two beings were different in many ways: in the air they breathed, the color of their skins, their languages, mannerisms, cultures. They were as different as the day is from the night: the flexible fabric of mankind had been warped by the countless centuries until they could no longer recognize each other. But time, distance and mutation could not change one thing: they were still men, still human.

  — «Последняя встреча» (Final Encounter), 1964
  •  

В каком мире мы живём, если всего в сотне миль от деревни, населённой тупоумными и примитивными жителями, находится ускоритель элементарных частиц на 5 миллионов электрон-вольт?[1]

 

What kind of world do we live in where there is a five-million-volt electron accelerator not a hundred miles from primitive stupidity?

  — «Спасательная операция» (Rescue Operation), 1964

Портрет художника[править]

Portrait of the Artist, 1964[1]
  •  

Когда он нажал кнопку, машина загудела и ожила, внутри её темного кожуха засветились электронные лампы. Он нажал кнопку для голов. Сначала девушка — ЖЕНСКАЯ ГОЛОВА В ФАС, РАЗМЕР ТРИ, ПЕЧАЛЬНАЯ, ГЕРОИНЯ. Конечно, в комиксах у всех девушек одинаковые лица, и примечание ГЕРОИНЯ означало только команду машине не писать волосы. Для ПРЕСТУПНИЦЫ они были бы окрашены в чёрный цвет: ведь у всех преступниц волосы чёрные, а у преступников и усы, чтобы их можно было отличить от героев. Машина загудела, перебирая свой запас штампов, затем щелкнула и шлепнула по нарисованному им овалу резиновым штампом требуемого размера. МУЖСКАЯ ГОЛОВА В ФАС, РАЗМЕР ШЕСТЬ, ПЕЧАЛЬНЫЙ, ГЕРОЙ — резиновый штамп меньшего размера опустился на бумагу, оставив свой отпечаток на вершине кружка, увенчивающего контуры фигурки. Правда, в сценарии говорилось о ярости, однако для этой цели служит поднятый кулак: ведь лица в комиксах бывают только счастливыми или печальными.

 

When he thumbed the switch, the machine hummed to life, electronic tubes glowing inside its dark case. He punched the control button jfor the heads, first the girl—GIRL HEAD, FULL FRONT, SIZE 3, SAD HEROINE. Girls of course all had the same face in comic books, the HEROINE was just a note to the machine not to touch the hair. For a VILLAINESS it would be inked in black, all villainesses have black hair, just as all villains have moustaches as well as the black hair, to distinguish them from the hero. The machine buzzed and clattered to itself while it sorted through the stock cuts, then clicked and banged down a rubber stamp of the correct head over the blue circle he had drawn. MAN HEAD, FULL FRONT, SIZE 6, SAD, HERO brought a smaller stamp banging down on the other circle that topped the stick figure. Of course the script said "angry," but that was what the raised fist was for, since there are only sad and happy faces in comics.

  •  

— Какой этаж? — раздался голос из кабины лифта, откуда-то сверху.
— Убирайся к дьяволу! — рявкнул Пэкс. Раньше он никогда не задумывался над тем, какое множество роботов окружает его повсюду. Как он ненавидел их сейчас!
— Извините, сэр, но нужная вам фирма в этом здании не размещается. Вы проверили по справочнику?

 

"Floor please?" the voice questioned from the top of the elevator.
"Go straight to hell!" he blurted out. He had never before realized how many robots there were around: Oh how he hated them today.
"I'm sorry, that firm is not in this building, have you consulted the registry?"

  •  

— «Марк-IX» хранит в своей памяти характерные стили [рисунка] всех великих мастеров Золотого века. <…> для любовных интриг хорош дух Дрейка.

 

"The Mark IX contains style tapes of all the great masters of the Golden Age. <…> for your romances, capture the spirit of Drake."

См. также[править]

  • Предисловия к «Портрету художника», «Спасательной операции», «Я всегда делаю так, как говорит медвежонок» в сборнике «Лучшее Гарри Гаррисона» 1976

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Перевод: И. Почиталин, 1994, 2006 (с незначительными уточнениями).


Цитаты из произведений Гарри Гаррисона
Цикл «Стальная Крыса» Рождение Стальной Крысы · Стальная Крыса идёт в армию · Стальная Крыса поёт блюз · Стальная Крыса · Месть Стальной Крысы · Стальная Крыса спасает мир · Ты нужен Стальной Крысе · Стальную Крысу — в президенты! · Стальная Крыса отправляется в ад · Стальная Крыса на манеже · Новые приключения Стальной Крысы · Золотые годы Стальной Крысы
Цикл «Билл — герой Галактики» Билл — герой Галактики · ... на планете роботов-рабов · ... отправляется в свой первый отпуск · ... на планете закупоренных мозгов · ... на планете зомби-вампиров · ... на планете десяти тысяч баров  · ... на планете непознанных наслаждений  · ... Последнее злополучное приключение
Другие циклы романов Мир смерти (Неукротимая планета · Специалист по этике · Конные варвары) · Звёзды и полосы · К звёздам (Родной мир · Мир на колёсах · Мир звёзд)  · Молот и Крест (Молот и Крест · Крест и Король · Король и Император) · Эдем (Запад Эдема · Зима в Эдеме · Возвращение в Эдем)
Романы Врач космического корабля · Время для мятежника · Выбор по Тьюрингу · Да здравствует Трансатлантический туннель! Ура! · Далет-эффект · Звёздные похождения галактических рейнджеров · Падающая звезда · Планета проклятых (Чувство долга) · Планета, с которой не возвращаются · Пленённая Вселенная · Подвиньтесь! Подвиньтесь! · Пропавший лайнер · Спасательный корабль · Стоунхендж · Фантастическая сага · Цель вторжения — Земля · Чума из космоса
Сборники малой прозы Война с роботами (1962, Безработный робот, Рука закона) · Две повести и восемь завтра (1965, Улицы Ашкелона) · Номер первый (1970, Знаменитые первые слова) · Один шаг от Земли (1970) · Парни из С.В.И.Н. и Р.О.Б.О.Т. (1974) · Лучшее Гарри Гаррисона (1976, Космические крысы ДДД) · 50 за 50 (2001, Предисловие, День после конца света, Квинтзеленция, После шторма)