Тисс

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Тисс ягодный (ветка с «ягодкой»)

Тисс или тис (лат. Táxus) — медленнорастущие хвойные деревья или крупные кустарники из рода Тисс семейства Тиссовых. Хвоя у тиссов похожа на еловую, короткая, но плоская, напоминает узкие жёсткие листочки, жёсткая — и почти без запаха. Диаметр ствола некоторых старых растений может достигать четырёх метров. Вязкую волокнистую древесину тиссов издавна использовали для изготовления луков и копий.

Среди видов рода Тисс существует своеобразный уникум среди хвойных растений, имеющий сочные околоплодники ярко-красного цвета, это так называемый тисс ягодный, плоды которого съедобны и только косточки — ядовиты.

Тисс в прозе[править]

  •  

В одной из самых цветущих долин Бретани стоял да, вероятно, стоит и поныне старинный бретонский домик с необыкновенно высокой башней, прилепленной к нему сбоку как-то совершенно неуклюже и странно. Зато с башни этой можно видеть на много-много миль кругом и горы, и поля, и пашни, — вплоть до самого моря.
На дворе домика разрослись липы, тиссы и платаны, разрослись так густо, что скрыли в своей чаще все окна домика. За домом стоит ещё бо́льшая зелёная чаща старого заглохшего парка, полного всякой Божьей твари, — и птиц, и кроликов, и диких коз, — просто на удивление!

  Екатерина Балобанова, «Старый дед», 1896
  •  

Балты не знали ни бука, ни лиственницы, ни пихты, ни тисса, поскольку название его перенесли на крушину. Славяне общеиндоевропейское название тисса перенесли на вербу, иву и не знали лиственницы, пихты и бука. Таким образом, анализ названий деревьев указывает на среднюю Россию, как родину семьи балто-славянских народов.[1]

  Юзеф Ростафинский, «O pierwotnych siedzibach», 1908
  •  

Была основана новая столица освобождённой страны, Мессена; а вождю, которому было поручено Эпаминондом восстановление мессенского государства ― это был Эпитель, родом аргосец, ― явился во сне незнакомый муж, предложивший ему отправиться на Итому и, найдя растущие рядом тис и мирт, разрыть землю между ними.

  Фаддей Зелинский, «Религия эллинизма», 1922
  •  

Орешник достигал огромных размеров, не уступая дубам, букам и вязам; на южном склоне попадались бук, кипарисы, туи и тис. Великолепные магнолии распустили свои крупные белые благоухающие цветы.[2]

  Владимир Обручев, «Плутония», 1924
  •  

Десяток кособоких, до зольной плоти выветренных избушек, сплошь однооконных, с амбарными крышами, затянутыми толем, хлопающим на ветру; среди избушек ― плавающий в болотине дородным гусаком барак — вот, пожалуй, и весь посёлок, если не считать ещё в берег всунутую, закопченную баню с испростреленной дверью; за нею тисовый сарай на песчаном приплёске, с надписью, сделанной мелом по двустворчатым воротам: «Рыб. пр. пункт», за бараком в наклон стоящую жёлтую будку без дверей; пару дровяников, забытого кем-то или выброшенного волною железного корпуса катера, выводка дощаных и долблёных лодок, болтающихся возле берега на якорях; стола длинного, дощаного, на стояках и тагана под артельные котлы.[3]

  Виктор Астафьев, «Царь-рыба», 1974
  •  

В народе широко бытует ещё одно название — «негной-дерево», отражающее очень важные для хозяйственного использования свойства древесины тисса. Она твёрдая и тяжёлая, почти не поддаётся гниению. Действительно, тисс исключительно устойчив по отношению к грибным заболеваниям и поражениям насекомыми, хотя в определённых условиях может от них страдать. <...> Продолжительность жизни тисса ягодного очень велика — до 1500 лет, а иногда, по-видимому, и до 3—4 тысяч лет.[4]

  Александр Фёдоров, «Род Тисс», 1978
  •  

Молодые побеги, кора и листья содержат таксин — алкалоид, ядовитый для человека, а также для некоторых домашних животных, например, лошадей и коров. Но другие животные, например, зайцы, олени, поедают тисс охотно и без вреда для себя. Семена тисса также содержат таксин, но в мясистой сладковатой кровельке ядовитых веществ нет, поэтому птицы (чёрный дрозд), а из мелких зверей куница поедают семена и частично разносят их, способствуя распространению тисса.[4]

  Александр Фёдоров, «Род Тисс», 1978
  •  

Тиссовые рощи считают поштучно. Сколько-то на Кавказе и кое-где на Карпатах. Да ещё на Дальнем Востоке. Вот и всё наше богатство. Зато от каждой веет седой стариной. Возраст деревьев до тысячи лет, а то и до двух. 600-700 лет — дело обычное. Нарядная густо-зелёная хвоя закутывает дерево ещё гуще, чем у ели и пихты. Нижние ветки спускаются к земле так низко, что там и укореняются. Под тенью тисса не уживается ни одно дерево. Даже собственный молодняк. И поскольку смены старому поколению нет, стали считать тисс видом вымирающим.
Самая лучшая в мире тиссовая роща и самая древняя — Бацарская, в верховьях реки Алазани на Кавказе. И здесь нет подроста тисса.[5]

  Алексей Смирнов, «Мир растений», 1982
  •  

Однако, необходимо знать и постоянно помнить, что тис очень ядовитое растение, кроме... ярко-красных присемянников-ариллусов, называемых тисовыми ягодами ― их охотно поедают птицы.[6]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997
  •  

Боже, Боже, как любовно, как щедро наделил ты эту землю лесами, долами и малыми спутниками, их украшающими, тут кружевом цветёт калина, рябина, боярка и бузина, тихой нежностью исходит белый и розовый таволожник, жимолость татарская золотится, жимолость каменная застенчиво розовеет, трескун с тёмным листом и рясным цветом к тальнику тянется, дикая сирень, строгий тис в толпу кустарников ломятся, краснолистый дёрен белыми брызгами ягод дразнится, бедный ягодами и листом бересклет, пышно качается лисохвост и конечно же розовыми, телесно-девчоночьими, лупоглазыми цветами отовсюду пялится шиповник, а далее смородина, малина, костяника по голым склонам — вся Божья благодать человеку да́дена, исцеляйся ею, питайся, красуйся средь этакой благодати.[7]

  Виктор Астафьев, «Затеси», 1999
  •  

Туристы скатили в бассейн здоровенный тисовый пень. А у него корни во все стороны, примерно как у ёлки. Вы представляете, чтобы поднять этот пень, надо было, чтобы кому-то из них пришла в голову эта идея, сама идея нам показать этот пень.

  — Евгений Коваленко, «Поговорить с дельфином», 2003

Тисс в поэзии[править]

  •  

Там урну хладную с любовью осеняют
Топо́ль высокий, бледный тис,
И ты, друг мёртвых, кипарис![8]

  Николай Карамзин, «Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет...», 1791
  •  

Лишь ясени одни врачебны,
Артыш пахучий, краснотелый,
Сребристый топол, тис зубчатый ―
Одни безвредно зеленеют.[9]

  Семён Бобров, «Херсонида, или Картина лучшего летнего дня в Херсонисе Таврическом», 1804
  •  

И в своде кущ всегда зелёных
Да не смутит ни скорбный тис
Сердец, тобой возвеселённых,
Ни темнолистный кипарис.[10]

  Вячеслав Иванов, «Сияй в блаженной, светлой сени!..», 1904
  •  

Наш путь ведёт к божницам Персефоны,
К глухим ключам, под сени скорбных рощ
Раин и ив, где папоротник, хвощ
И чёрный тисс одели леса склоны…
Туда идём, к закатам тёмных дней
Во сретенье тоскующих теней.

  Максимилиан Волошин, «Одиссей в Киммерии», 1907
  •  

Ты не пой по горам, вода!
Опалённый ветер, остынь!
Будь безмолвнее, чем всегда,
Серебристая ночь пустынь!
Не качай опереньем, тис,
Белый дым костра, опустись!
Не шурши, не свисти, змея,
Чтобы слышалась песнь моя![11]

  Илья Сельвинский, «Военная песня Бабека», 1940

Источники[править]

  1. Rostafinski J. «O pierwotnych siedzibach i gospodarstwe slowian w predhistorycznych czasach». Warszawa. 1908 г. М.Б.Щукин, Рождение славян: «буковый аргумент».
  2. Обручев В.А. «Плутония. Земля Санникова». — М.: Машиностроение, 1982 г.
  3. Астафьев В.П. «Царь-рыба»: Повествование в рассказах. — М.: Современник, 1982 г.
  4. 4,0 4,1 Александр Фёдоров, «Жизнь растений» под ред. акад. Тахтаджяна, М: «Просвещение», 1978 г.
  5. Смирнов А.В., «Мир растений», М: Молодая гвардия, 1982 г., стр.82
  6. Карпун Ю.Н. Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность. (Природоведческий очерк). Сочи, 1997 г., стр.16
  7. Астафьев В.П. Затеси: «Новый Мир», 1999 г., №8
  8. Н. М. Карамзин. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1966 г. «Кто ж милых не терял? Оставь холодный свет...» (Из «Писем русского путешественника»)
  9. Поэты 1790-1810-х годов. Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1971 г.
  10. В. Иванов. Собрание сочинений в 4 томах. — Брюссель: Foyer Oriental Chretien, 1971-1987 гг.
  11. И. Сельвинский. «Из пепла, из поэм, из сновидений». Сборник стихотворений М.: Время, 2004 г.

См. также[править]