Венеты

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сражение римского и венетского флота

Вене́ты (лат. Veneti, греч. Ενετοί) — название, использующееся для обозначения нескольких племенных групп, существовавших на территории Европы на рубеже летоисчисления Новой Эры.

В летописях[править]

  •  

Ближайшие, у истоков Пада лежащие местности заняли лаи и лебении, за ними поселились инсомбры, многолюднейший из этих кельтских народов; к ним примыкали вдоль реки гономаны. Странами, доходящими уже до Адриатики, завладело другое очень древнее племя, носящее имя венетов;[1] в отношении нравов и одежды они мало отличаются от кельтов, но языком говорят особым. Писатели трагедий упоминают часто об этом народе и рассказывают о нем много чудес. По ту сторону Пада, подле Апеннина первыми поселились ананы, за ними бои, дальше в направлении к Адриатике лингоны, а крайние области у моря заняли сеноны. <...>
Некоторое время спустя кельты разбили римлян и союзников их в сражении, преследовали бегущих и через три дня после битвы овладели самым Римом, за исключением Капитолия. Однако, будучи вызваны домой вторжением венетов в их землю, кельты заключили мир с римлянами, возвратили города и вернулись на родину.

  Полибий, «Всеобщая история» (Книга II, 17-18), ок. 130 г. до н. э.
  •  

…Эти венеты <...> потеряв своего вождя во время Троянской войны, они переправились в Европу (во Фракию), далее, после долгих скитаний, прибыли в Венетию Адриатическую

  Зенодот Эфесский, ок. 270 г. до н.э.
  •  

Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдалённейший залив Адриатического моря и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, энеты с троянцами владели этой землей...

 

Casibus deinde variis Antenorem cum multitudine Enetum, qui seditione ex Paphlagonia pulsi et sedes et ducem rege Pylaemene ad Troiam amisso quaerebant, venisse in intimum maris Hadriatici sinum, Euganeisque qui inter mare Alpesque incolebant pulsis Enetos Troianosque eas tenuisse terras.

  Тит Ливий, «Ab Urbe Condita», , Liber I, 1, 15 год н.э.
  •  

Прежде всего, достаточно хорошо известно, что за взятием Трои последовала свирепая расправа над всеми троянцами; только к двум, Энею и Антенору, ахейцы вовсе не применили права войны вследствие старинного гостеприимства и вследствие того, что они постоянно советовали помириться и вернуть Елену. Затем, после разных приключений, Антенор прибыл в самый отдаленный залив Адриатического моря с горстью энетов, которые за мятеж были изгнаны из Пафлагонии и, лишившись под Троей царя Пилемена, искали вождя и места для поселения; прогнав евганеев, живших между морем и Альпами, энеты и троянцы завладели этой землей. Место, где они высадились в первый раз, называется Троей, а оттуда и область носит имя Троянской; народ же весь назван венетами.[2]

  Тит Ливий, «Римская история от основания города», Книга I, 15 год н.э.
  •  

Ведь тусские народы (populi), которые владеют побережьем Нижнего моря[3], пришли из Лидии, а венетов, которых мы видим сейчас живущими у берегов Верхнего моря, привел сюда их вождь Антенор, когда была взята и покорена Троя».

  Юстин, «История Филиппа», XX.1.7-8, III век н.э.
  •  

На северной стороне гор Карпатских, от источников Вислы, на пространствах неизмеримых обитает многочисленный народ Венедов, который по разным племенам и местам называется разными именами, но известен под двумя главными: Славян и Антов. Славяне живут (a civitate nova et Sclavino Rumunnense, et lacu qui appellatur Musianus, usque ad Danastrum. et in Boream Viscla tenus) от Нового города, Румунненской области и Музианского озера до самого Днестра, а на Север до Вислы; болота и леса служат им вместо крепостей. Анты же, храбрейшие (или сильнейшие) из обитателей Черноморского берега, занимают всю страну от Днестра до реки Дуная. <...>
Германрик пошел войною на Венетов, которые были в деле ратном неискусны, но многочисленны и старались сперва обороняться. Хотя Венеты, Анты, Славяне, называются ныне сими тремя разными именами, однако ж происходят от одного племени. Теперь они за грехи наши везде свирепствуют, но прежде все повиновались Германриковой власти. Он также покорил Эстов на берегах Германского Океана...

  Иорнанд, «De rebus Geticis», VI век н.э.
  •  

О покорении бретонцев. (786 год) Когда в поместье Аттиниаке королем было как проведено зимнее время, так и отпразднована святая Пасха, он решил направить войско в Бретань. Ибо когда остров Британия подвергся вторжению англов и саксов, большая часть ее жителей, переправившись через море, осела в дальних районах Галлии, заняв земли венетов и кориозолитов. Народ этот, покоренный королями франков и ставший данником, хотя и с неохотой, но обыкновенно выплачивал наложенную на него подать. Но так как в то время они не подчинились указаниям, посланный туда препозит королевской трапезы Аудульф усмирил с удивительной быстротой дерзость неверного народа и привел к королю в Вормацию как заложников, которых получил, так и многих из знати этого народа.

  Эмуан из Флёри, «Пять книг истории франков» (Книга четвёртая, часть вторая), ок. 1005 г.

В научной и научно-популярной литературе[править]

  •  

Плиний пишет, что «за рекою Виллиею страна Пафлагонская, Пилименскою от некоторых проименованная; сзади окружена Галатиею. Город милезийский Мастия, потом Кромна. На сем месте Корнелий Непот присовокупляет енетов и единоименных им венетов в Италии, от них происшедшими быть утверждает». Непоту после согласовался Птолемей, хотя прежде иного был мнения. Согласовался Курций, Солин. Катон то же разумеет, когда венетов, как свидетельствует Плиний, от троянской породы производит. Все сие великий и сановитый историк Ливии показывает и обстоятельно изъясняет. «Антенор, — пишет он, — пришел по многих странствованиях во внутренний конец Адриатического залива со множеством енетов, которые в возмущение из Пафлагонии выгнаны были и у Трои лишились короля своего Пилимена: для того места к поселению и предводителя искали. По изгнании евганеев, между морем и Алпийскими горами живших, енеты и трояне одержали оные земли. Отсюду имя селу — Троя; народ весь венетами назван». Некоторые думают, что венеты происходят из Галлии, где народ сего имени был при Иулии Кесаре. Однако о сем не можно было не ведать Катону, Непоту и Ливию. При свидетельстве толиких авторов спорное мнение весьма неважно; и, напротив того, вероятно, что галлские венеты произошли от адриатических. В тысячу лет после разорения Трои легко могли перейти и распространиться чрез толь малое расстояние.[4]

  Михаил Ломоносов, «Древняя российская история» (Часть I, Глава 3), 1754-1758
  •  

При Варяжском море на южном берегу жившие славяне издревле к купечеству прилежали. В доказательство великого торгу служит разоренный великий город славенский Виннета, от венетов созданный и проименованный. Гелмолд о нем пишет: «Река Одра протекает в север середи вендских народов. При устье, где в Варяжское море вливается, был некогда преславный город Виннета, в котором многонародное пристанище грекам и варварам, около жившим. Все европейские городы превосходил величеством. В нем жили славяне, смешанные с другими народами, с варварами и с греками. Приезжим саксонцам равно позволялось жить в сем городе, лишь бы только не сказывались христианами, ибо славяне все даже до разорения сего города служили идолам. Впрочем, странноприимством и нравами ни един народ не был честнее и доброхотнее. Купечествовал товарами разного рода с разными народами пребогатый город и все имел, что бывает редко и приятно. Разорен от некоторого короля датского. Видны еще только древних развалин остатки». После сего привык народ славенский в Померании к морскому разбойничеству.
О нравах и о вере вендских померанских славян, особливо которые жительствовали в Вагрии, северные писатели уверяют, что у них многожёнство в обычае было: покупали жен, сколько кому прокормить возможно. Хотя ж почитали единого бога на небесах, который имел об оных попечение, однако земные дела поручал другим. Святовид на острове Ругене вырезан был из дерева о четырех лицах, в коротком платье, стоял в капище, в левой руке держал лук, в правой рог с вином; на бедре — превеликий меч в серебряных. При нем висело седло и узда величины чрезвычайной. Четыре лица, как кажется, значили четыре части года. Именем сего идола давал жрец ответы. Святовиду честию следовал Прове, или Проно, особливо у вагрских славян; стоял на великом и кудрявом дубе. Около его на земли расставлены до тысячи идолов с двумя, тремя лицами и больше. Перед Проном стоял алтарь для приношения жертвы. Радегаст держал на труди щит с изображенною воловою головою, в левой руке копье, на шлеме петух с распростертыми крылами. Сива, или Сиба, нагая женщина, волосы назади висели до подколенков; в правой руке яблоко, в левой виноградный грозд держала. Наконец, почитались у них Черн-бог и Бел-бог: первый добрый, другой злой. Сверх всех сих идолов, обоготворялись огни, которые по разным местам неугасимо горели. Многие воды, ключи и озера толь высоко почитались, что с глубоким и благоговейным молчанием черпали из них воду. Кто противно поступал, казнен был смертию. Такое озеро обоготворялось на острове Ругене, в густом лесу, называемое Студенец, которое хотя весьма изобиловало рыбою, однако оныя не ловили для почтения мнимой святости. При всем сем почитали змей как домащних богов и наказывали тех, которые им вред наносили...[4]

  Михаил Ломоносов, «Древняя российская история» (Часть I, Глава 4), 1758
  •  

Древнейшее всех преселение славян, по известиям старинных писателей, почитать должно из Азии в Европу. Что оное двумя путями происходило, водою и по суху, из вышеписанного усмотреть не трудно. Ибо венеты от Трои с Антенором плыли Архипелагом, Посредиземным и Адриатическим морем. И весьма вероятно, что после оного по разным временам и случаям многочисленные их однородны из Пафлагонии помянутым путем или по Черному морю и вверх по Дунаю к ним и в их соседство перешли жительствовать. Подтверждается сие, во-первых, тем, что венеты весьма широко распространились по северному и восточному берегу Адриатического залива и по землям, при Дунае лежащим; второе, что Пафлагония после того от времени до времени умалилась и, наконец, между главными землями в Азии не полагалась, ибо уже у Птоломея почитается как малая часть Галатии. Другой путь был из Мидии севером, около Черного моря, к западу и далее на полночь, когда сарматы, от мидян происшедшие, из задонских мест далее к вечерним странам простирались, что из вышеписанного по правде заключить должно.[4]

  Михаил Ломоносов, «Древняя российская история» (Часть I, Глава 5), 1754-1758
  •  

Готфский Историк VI века, Иорнанд, пишет, что Эрманарих в числе многих иных народов победил и Венедов, которые, обитая в соседстве с Эстами и Герулами, жителями берегов Балтийских, славились более своею многочисленностью, нежели искусством воинским. Сие известие для нас любопытно и важно, ибо Венеды, по сказанию Иорнанда, были единоплеменники Славян, предков народа Российского. Ещё в самой глубокой древности, лет за 450 до Рождества Христова, было известно в Греции, что янтарь находится в отдалённых странах Европы, где река Эридан впадает в Северный Океан, и где живут Венеды. Вероятно, что Финикияне, смелые мореходцы, которые открыли Европу для образованных народов древности, не имевших об ней сведения, доплывали до самых берегов нынешней Пруссии, богатых янтарём, и там покупали его у Венедов. Во время Плиния и Тацита, или в первом столетии, Венеды жили близ Вислы, и граничили к Югу с Дакиею. Птолемей Астроном и Географ второго столетия, полагает их на восточных берегах моря Бальтийского, сказывая, что оно издревле называлось Венедским. Следственно ежели Славяне и Венеды составляли один народ, то предки наши были известны и Грекам и Римлянам, обитая на Юг от моря Балтийского. Из Азии ли они пришли туда, и в какое время, не знаем. Мнение, что сию часть мира должно признавать колыбелию всех народов, кажется вероятным, ибо согласно с преданиями Священными, и все языки Европейские, не смотря на их разные изменения, сохраняют в себе некоторое сходство с древними Азиатскими; однако ж мы не можем утвердить сей вероятности никакими действительно историческими свидетельствами, и считаем Венедов Европейцами, когда История находит их в Европе. Сверх того они самыми обыкновениями и нравами отличались от Азиатских народов, которые, приходя в нашу часть мира, не знали домов, жили в шатрах или колесницах, и только на конях сражались: Тацитовы же Венеды имели домы, любили ратоборствовать пешие и славились быстротою своего бега.[5]

  Николай Карамзин, «История государства Российского» (том I, глава 1), 1820
  •  

Известно, что наша Севера есть то же, что Сервы или Сербы, имя, когда-то бывшее не видовым, а родовым названием для значительной части Славянских племен. Точно так же и название Вятичи есть только видоизменение другого родового имени, то есть, Антов или Вантов, Вятов (Венетов). А «безчисленныя» племена Антов, как замечает Прокопий, соприкасались своими жилищами на юге с таврическими и кубанскими Гуннами, то есть, Болгарами...[6]

  Дмитрий Иловайский, «Начало Руси», 1876
  •  

Венеты, по свидетельству Юлия Цезаря, не только не уступали Галлии, но в некоторых отношениях шли даже впереди ее. Подобно нынешней Великобритании, венеты держали в своих руках северную морскую торговлю… Все города венетов были расположены так, что, находясь на оконечностях мысов, вдававшихся в море, были недоступны для войск, потому что прилив морской, случающийся по два раза в сутки, совершенно прекращал сообщение с сушею, корабли же могли подходить к стенам их только во время прилива, а с отливом они остались бы на мели. <...> Это началось около 200 лет до Р.Х. В век Юлия Цезаря италийские венеты получили уже право римского гражданства, и область их превратилась в нераздельную римскую провинцию. Причиною недолговечности этих венетов, так же как в Галлии, служила оторванность занимаемой ими страны от коренного местожительства остальной одноплеменной им массы народа и преждевременное увлечение соблазнительным блеском чужой цивилизации. Пример поучительный для некоторых народностей и нынешнего западного славянства![7]

  Василий Флоринский, «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни», 1894
  •  

Русская культура явилась продолжением некогда передовой в славянстве венетской культуры, слившейся впоследствии с другим, еще более богатым и обильным источником византийским… Известно, что ни в географических, ни в личных именах Древней Руси, ни в старом русском языке не имеется ни малейшей скандинавской или немецкой примеси, что было бы неизбежно, если бы Варяги — Русы были не славянского поколения. — Так закончила свое существование самая древняя и самая передовая в географическом и культурном смысле ветвь северо-западного славянства. Сверстница древней Греции и Рима, она под именем венетов ознаменовала себя в истории народом предприимчивым, отважным, разумным и храбрым.[7]

  Василий Флоринский, «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни», 1894
  •  

В III в. по р. х. наша страна подверглась новому нашествию, но с необычной стороны, не с востока, из Азии, а из Европы, с Балтийского моря: это были отважные мореходы-готы, которые по рекам нашей равнины проникали в Чёрное море и громили Восточную империю. В IV в. их вождь Германарих завоеваниями образовал из обитателей нашей страны обширное царство. Это было первое исторически известное государство, основанное европейским народом в пределах нынешней России. В состав его входили различные племена восточной Европы, в названиях которых можно распознать эстов, мерю, мордву ― всё будущих соседей восточных славян. Были покорены Германарихом и венеты или венеды, как называли западные латинские писатели славян с начала нашей эры. Историк готов Иорнанд, который сообщает эти известия о царстве Германариха, не указывает, где тогда жили эти венеты, собственное имя которых (sclaba) в византийских известиях появляется с конца V в. Зато этот латинский писатель VI в., хорошо знакомый с миром задунайских варваров и сам варвар по происхождению, родом из Мизии, с нижнего Дуная, обстоятельно очерчивает современное ему географическое размещение славян. Описывая Скифию своего времени, он говорит, что по северным склонам высоких гор от истоков Вислы на обширных пространствах сидит многолюдный народ венетов. Хотя теперь, продолжает Иорнанд, они зовутся различными именами по разности родов и мест поселения, но главные их названия ― склавены и анты. Первые обитают на север до Вислы, а на восток до Днестра (usque ad Danastrum); леса и болота заменяют им города. Вторые, самые сильные из венетов, простираются по изогнутому побережью Чёрного моря от Днестра до Днепра. Значит, славяне, собственно, занимали тогда Карпатский край.[8]

  Василий Ключевский, Русская история, Полный курс лекций, 1904
  •  

Первые упоминания славян античными авторами (под именем «венеды», «венеты») датируются I-II вв. н. э. О том, что это действительно были славяне, достаточно определённо свидетельствует Иордан ― автор «Гетики», написанной в середине VI в. Он сообщает, что венеты ― «многочисленное племя», расселившееся «от истоков Вистулы (Вислы) на огромных пространствах», известное преимущественно как славяне и анты. Судя по раннесредневековым документам, венедами называли славян их ближайшие соседи ― германцы, и этим этнонимом немцы до сих пор именуют славян-лужичан. Венедами называют славян и прибалтийские финныэстонцы, карелы, вепсы и собственно финны. Этноним «венеды», нужно полагать, восходит к древнеевропейской общности. Из неё, как уже говорилось, вышли венеты Северной Адриатики, а также кельтское племя венетов в Бретани, покорённое Цезарем во времяпоходов в Галлию в 50-х годах I в. до н. э., и венеды (венеты) ― славяне. Впервые венеды (славяне) встречаются в энциклопедическом труде «Естественная история», написанном Плинием Старшим (23/ 24-79 гг. н. э.). В разделе, посвящённом географическому описанию Европы, он сообщает, что Энингия (какая-то область Европы, соответствия которой нет на современных картах) «населена вплоть до реки Висулы сарматами, венедами, скирами…». Скиры ― племя германцев, локализуемое где-то севернее Карпат. Очевидно, их соседями (а также сарматов) и были венеды. Несколько конкретнее местожительство венедов отмечено в сочинении греческого географа и астронома Птолемея «Географическое руководство» (третья четверть II в. н. э.). Учёный называет венедов среди «больших народов» Сарматии и определённо связывает места их поселений с бассейном Вислы. Восточными соседями венедов Птолемей называет галиндов и судинов ― это достаточно хорошо известные западно-балтские племена, локализуемые в междуречье Вислы и Немана. На римской географической карте III в. н. э., известной в исторической литературе как «Певтингеровы таблицы», венеды-сарматы обозначены южнее Балтийского моря и севернее Карпат. Области, занятые славянами в римское время (II-IV вв. н. э.), не имели каких-либо естественных рубежей.[9]

  Валентин Седов, «Этногенез ранних славян», 2003
  •  

М.В. Ломоносов открыто выступил против расистской теории норманизма и её «основоположников» в лице всех этих Шлёцеров, Миллеров и К°, кому так хотелось представить нашу историю «низкой и подлой». С той поры и по сей день не стихает битва вокруг основополагающего вопроса — «откуда есть пошла Русская земля», кто мы такие — великий самостоятельный народ или, по высокомерному выражению Гегеля, «навоз истории».
В упорной и принципиальной битве этой исключительное место принадлежит Василию Марковичу Флоринскому — истинному учёному — медику, археологу, историку, слависту, посвятившему себя служению России…
Василий Маркович провёл гигантскую работу, сравнивая археологические находки раскопанной Шлиманом Трои, адриатических венетов (общеизвестно, что венеты — это славяне, чего не могут отрицать как наши, так и западные историки), а также венетов прибалтийских с находками в северорусских и южнорусских курганах. Сходство найденных предметов быта, орнаментов, посуды из венетских — точнее, славянских — земель с сибирскими курганными предметами было настолько поразительно, что не оставалось сомнений — речь идёт об историческом бытии разных ветвей единого могучего арийского народа — протославян.[10]

  Илья Глазунов, «Россия Распятая», 2004

В художественной литературе[править]

  •  

Сами они называют себя славянами и не управляются одним человеком, а живут в народоправстве, и поэтому счастье и бедствия, равным образом как и все прочее, считается у них общим достоянием. Они верят, что миром повелевает бог грома, и имеют обыкновение приносить ему в жертву быков и петухов; почитают они также священные деревья, реки и речных нимф. Обитают эти люди в убогих жилищах, все существование их полно всяких лишений, и они стараются селиться в неудобопроходимых трущобах, откуда удобно наблюдать за передвижением неприятеля. У них существует обычай зарывать ценные предметы и зерно в землю; одни из них возделывают пшеницу и просо, другие пасут многочисленные стада рогатого скота. Сражаться с врагами венеты, или славяне, предпочитают в местах, поросших деревьями, или в теснинах, с большой пользой для себя используя засады, внезапные ночные нападения и другие военные хитрости. Очень опытны славянские воины также в переправах через реки, и в этом деле у них нет соперников. В случае надобности они опускаются каким-то образом на дно рек и мужественно выдерживают пребывание под водою в течение многих часов, держа во рту выдолбленный тростник, и дышат так, а враги, считая, что это естественно растущий камыш, проходят мимо. Порой, как бы под влиянием замешательства, они бросают добычу и бегут в рощу, а когда враг набрасывается на оставленную приманку, то стремительно возвращаются и наносят неприятелю большой урон. В битву славяне идут с копьями и щитами в руках, но без панцирей и часто не имеют на себе другой одежды, кроме полотняных штанов. Они весьма высокого роста, обладают огромной силой, легко переносят холод, жару, наготу или недостаток в пище и равнодушны ко всякого рода лишениям, но отличаются необыкновенной любовью к свободе, и их никаким образом нельзя склонить к рабству… Говорят, что целомудрие славянских женщин превосходит всякое представление. Рассказывают, что большинство их считают гибель мужей на поле брани своей собственной смертью и добровольно удушают себя, не видя во вдовстве достойного существования.[11]

  Антонин Ладинский, «В дни Каракаллы», 1959

Источники[править]

  1. Венеты — народ иллирийского племени, занимал Венетию, на востоке от Цизальпинской Галлии. Страбон, V 1 XII 3. XIII 1.
  2. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Эксмо, 2010 г.
  3. Нижнее или Тосканское море — историческое название современных юга Лигурийского и севера Тирренского морей, омывающих берега итальянской области Тоскана (со столицей во Флоренции), обусловленное, вероятно, её особым политическим и историческим значением.
  4. 4,0 4,1 4,2 М.В. Ломоносов. Полное собрание сочинений. АН СССР. — М.; Л., 1950—1983 гг. Том 6: Труды по русской истории, общественно-экономическим вопросам и географии. 1747—1765 гг. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952 г.
  5. Карамзин Н.М. История государства Российского: в 3 кн. Кн. 1 : Т. 1—4 / Н. М. Карамзин. — 5-е изд. — СПб. : Типография Эдуарда Праца, 1842 г.
  6. Д.И. Иловайский. «Начало Руси», — М.: Типография Грачёва, 1876 г.
  7. 7,0 7,1 В. М. Флоринский. Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни: Опыт славянской археологии. — Томск: Типо-Лит. П.И.Макушина, 1894—1897 гг. Часть первая. — 1894 г. — XXIV, 355 с.
  8. В.О.Ключевский. Русская история. Полный курс лекций. Лекции 1-9. — М.: Мысль, 1995 г.
  9. В. В. Седов. «Этногенез ранних славян». ― М.: «Вестник РАН», 2003 г.
  10. И.С.Глазунов. «Россия Распятая». — М.: «Издательство АСТ», 2017 г.
  11. Ладинский А.П. «В дни Каракаллы». ― Мн.: «Мастацкая литаратура», 1987 г.

См. также[править]