Чеснок

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Свежесобранный урожай чеснока

Чесно́к (лат. Állium satívum) — многолетнее травянистое растение из рода Лук семейства Амариллисовых (лат. Amaryllidáceae). Одно из старейших и известнейших по всему миру пищевых растений, чеснок имеет острый вкус и жгучий резкий запах, который очень долго не выветривается. В пищу используются в основном дольки («зубчики») — сырыми и в качестве приправы для приготовления мясных блюд.
Благодаря обеззараживающему действию, чеснок издавна используется в лекарственных целях.

Чеснок в прозе[править]

  •  

У дедов и предков наших хоть и пахли слова чесноком и луком, да высок у них был дух.

  Марк Теренций Варрон
  •  

Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы, дыни, лук, репчатой лук и чеснок.
А ныне душа наша сохнет; нет ничего, только манна в глазах наших.

  Библия, Четвёртая книга Моисеева — Числа. 11.5-6.
  •  

А росолнаго: белая рыбица свежая, стерляди свежия, пироги со пшеном, да с вязигою, да с горошком; <...> головы щучьи под чесноком, голцы, стерляди вислыя, осетрина шехонская... <...>
В госпожино говейно в стол еству подают: капуста кислая с сельдями, икра всякая, ставится рядом; спинка белужья ветреная, лососина даётся с чесноком, с зубками; осетрина шехоньская...

  Домострой, «Ин перевод с велика дни»
  •  

Мы получили в Петропавловском порту семь живых быков, знатное количество солёной и сушёной рыбы отменного рода, которую в одном только Нижнекамчатске достать можно, множество огородных овощей из Верхнекамчатска, несколько бочек солёной рыбы для служителей, и три большие бочки чесноку дикого, называемого в Камчатке черемша, которой, может быть, есть лучшее противуцинготное средство, могущее преимущественною служить заменою кислой капусты. Наливка на дикой чеснок, которую в продолжение целого месяца ежедневно возобновлять можно, доставляет здоровый и довольно вкусный напиток. Сверх сего запаслись мы и свежим хлебом на десять дней для всех служителей.

  Иван Крузенштерн, «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5, и 1806 годах», 1809
  •  

Кроткая жена священника и красавицы дочери сидели у окна и смотрели поверх кустов садового терновника на бурую пустошь. Что же они там видели? Они видели гнездо аиста, лепившееся на крыше полуразвалившейся хижины. Вся крыша поросла мхом и диким чесноком, и покрывала-то хижину главным образом не она, а гнездо аиста. И оно одно только и чинилось — его держал в порядке сам аист.

  Ганс Христиан Андерсен, «Ветер рассказывает о Вальдемаре До и его дочерях», 1859
  •  

В последней трети мая снег (довольно глубокий) выпадал в горах до 9 000 футов абсолютной высоты. Так в горах вообще, а в азиатских в особенности. Лишь только перевалило за вторую половину мая, ― с каждым днём начали прибывать новые виды цветущих растений. Везде по влажным склонам гор и по долинам показались жёлтые головки дикого чеснока ― Allium и низкорослый лютик; в меньшем числе ― Pedicularis <мытник> и Viola <фиалка>.[1]

  Николай Пржевальский, «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор», 1870
  •  

Сейчас я дам вам деньги и, если хотите, покормлю завтраком. Две тысячи триста рублей! После такого хорошего гешефта вы с аппетитом покушаете. Нравятся вам мои комнаты? Здешние барыни говорят, что у меня пахнет чесноком. Этой кухонной остротой исчерпывается всё их остроумие. Спешу вас уверить, что чесноку я даже в погребе не держу, и когда однажды ко мне приехал с визитом доктор, от которого пахло чесноком, то я попросила его взять свою шляпу и ехать благоухать куда-нибудь в другое место. Пахнет у меня не чесноком, а лекарствами. Отец лежал в параличе полтора года и весь дом продушил лекарствами. Полтора года! Мне жаль его, но я рада, что он умер: так он страдал![2]

  Антон Чехов, «Тина», 1886
  •  

А то, бывает, запрёт её в погреб и — «ешь, такая-сякая, чеснок…» Ест, ест, покеда из души переть не начнёт.

  Антон Чехов, «Иванов» (Комедия в 4 действиях и 5 картинах), 1887
  •  

Из степи тянется караван верблюдов, запряжённых в арбы. Скрип от них самый ноющий, раздражающий, жестокий. Точно сотня журавлей, гусей, ослов и павлинов кричат одновременно над самым ухом.
— На чеснок теперь расход огромный! — говорит мой собеседник, закурив снова папиросу.
— Отчего же это? — стараюсь удивиться я.
— Дезинфекция от холеры. Барыни даже на груди носят, не только в карманах.
— Какая гадость! — не выдерживаю я.

  Пётр Гнедич, «Счастливый день», 1892
  •  

Когда Бронза сидел в оркестре, то у него прежде всего потело и багровело лицо; было жарко, пахло чесноком до духоты, скрипка взвизгивала, у правого уха хрипел контрабас, у левого — плакала флейта, на которой играл рыжий тощий жид с целою сетью красных и синих жилок на лице, носивший фамилию известного богача Ротшильда.[3]

  Антон Чехов, «Скрипка Ротшильда», 1894
  •  

Город раскинулся у самого берега. Из тесной запруженной татарскими можарами улицы базара несутся нестройный говор, шум и крики. Смешанный запах зелени, чеснока, на постном масле жареной рыбы. Цветными пятнами лежат груды капусты, баклажан, помидор, дынь, арбузов, разных фруктов.

  Николай Гарин-Михайловский, «Счастливый день», 1896
  •  

Не прошло и несколько минут, как из женской половины через двор прошло несколько женщин; с бьющимся сердцем Джансеид различил позади медленно и важно шедшую, опираясь на посох, мать Хаджи Ибраима. Впереди была его жена с шампурами, с которых дымился шашлык. За нею служанки несли подносы с просом и рисом, чашки с хинкалом и соусами, сильно приправленными чесноком. Позади какая-то рабыня тащила целую гору чуреков.

  Василий Немирович-Данченко, «Кавказские богатыри», 1902
  •  

Это естественный протест против преснятины в мысли, литературе, искусстве.
Цинга у общества от этой пресной пищи!
И бросаются люди на декадентство, как бросаются цинготные на лук, на чеснок, на лимон. Дёсны от преснятины чешутся.

  Влас Дорошевич, «Русский язык», 1905
  •  

Древнейшее сказание римской мифологии гласит о том, как ловко царь Нума обошёл Юпитера в договоре о человеческих жертвах, откупившись от них рыбою и головкою чеснока. При отчётливом знании и выполнении жрецом богослужебной формы, римляне не требовали даже, чтобы жрец веровал в бога, на службе при котором он числился, и в жреческом составе не диво было встретить открытого и прославленного вольнодумца.

  Александр Амфитеатров, «Наука и магия в античном мире», 1907
  •  

Вчера заходил к Генриху. Он бледен, но, видимо, тоже успокоился. Старик усердно подмалёвывает крестики и разводит чеснок.
На мои насмешки по поводу чеснока ответил:
— Эх, связываться с тобой только не хочу, а уж порассказал бы!
Надо подпоить старика, авось развяжет язычок. <...>
Все идёт спокойно и скучно. По ночам запах чеснока из церковного сада проникает даже и в мою комнату.

  — барон Олшеври, «Вампиры», 1912
  •  

Так вот из Москвы приказ – всех комсомольцев на фронт, а кто боится, так пускай пишет заявление – его оставят дома. Наказал, чтоб о войне ни слова, а чтоб взяли по буханке хлеба и кусок сала, а у кого сала нет, так чеснока аль цибули, чтоб через час под секретом за деревней собрались, пойдем в район, а оттуда в округ, где и получим оружие.

  Николай Островский, «Как закалялась сталь», 1934
  •  

― Перед нами клетка… Живая клетка амариллиса
― Всё же, по-моему, это аллиум сативум, ― миролюбиво прохрустел голосок Хейфеца.[комм. 1]
― К сожалению, начало оторвано, Натан Михайлович. Мы сейчас не сможем решить наш спор.[4]

  Владимир Дудинцев, «Белые одежды», 1987
  •  

Перед нами удачно снятая делящаяся клетка чеснока. Сначала делилась нормально, потом попала под действие колхицинового раствора. И чеснок, и безвременник, из которого получают колхицин, существуют в природе, ваши обвинения к ним адресовать нельзя. И встреча одного с другим в природных условиях не исключена. ― Но колхицин! ― Это алкалоид. Его получают из луковиц безвременника. То есть колхикума. Как никотин из табака. Эксперименты с колхицином могут ставить и противники вейсманизма-морганизма… ― Если найдутся такие храбрецы… ― сказал кто-то под общий смех.[4]

  Владимир Дудинцев, «Белые одежды», 1987

Чеснок в стихах[править]

Чесночное поле
  •  

Елеся мой стоит и о попойке мыслит
И водку в погребе своей купецку числит.
Сей был охвата в три и ростом был высок,
Едал во весь свой век хрен, редьку и чеснок,
А ежели ершей он купит за копейку,
Так мнил, что тем проест он женью телогрейку.[5]

  Василий Майков, «Елисей, или Раздражённый Вакх», 1769
  •  

Мы сгорбившись вошли в какую-то каморку,
И что ж? С купцом играл дьячок приходский в горку;
Пунш, пиво и табак стояли на столе.
С широкой задницей, с угрями на челе,
Вся провонявшая и чесноком и водкой,
Сидела сводня тут с известною красоткой;

  Василий Пушкин, «Опасный сосед», 1811
  •  

И десять дней зевает
За поученьем их
О жертвах каменной Изиде,
Об Аписе-быке иль грозном Озириде,
О псах Анубиса, о чесноке святом,
‎Усердно славимом на Ниле,
О кровожадном крокодиле
И… о коте большом!..

  Константин Батюшков, «Странствователь и домосед», 1815
  •  

Начинается сказка от сивки, от бурки, от вещей каурки. На море на океане, на острове на Буяне стоит бык печёный, в заду чеснок толченый; с одного боку-то режь, а с другого макай да ешь.

  Афанасьев, народные русские сказки; «Незнайко»
  •  

Не пойдёшь с камергером плясать.
И любезностей ты не услышишь,
Только будешь обиды глотать.
Даже герцог сострит герцогине:
Как несёт чесноком от графини,
От m-me la comtesse Gouldefeld.

  Генрих Гейне, «Графиня Гудель фон Гудельсфельд», 1859
  •  

Под распаренным горошком
Все наложены колбаски
С чесноком и соблазняют
Аппетитно-сладким паром.

  Генрих Гейне, «Вицли-Пуцли», 1864
  •  

Пусть им снится рабство, с чесноком и луком,
И горшками мяса, и гусиным туком.
И поделит коршун с бурею пустыни
Жалкий прах последних из сынов рабыни.

  Хаим Нахман Бялик, «У порога», 1896
  •  

О, камни белого Багдада!
О, сладкий запах чеснока!
Смеются губы, сердце радо,
Для всех щедра моя рука.

  Николай Гумилёв, «Дитя Аллаха», 1917
  •  

Чеснок — яблочку
Неровня.
Аю-раюшки
Раевна.

  Марина Цветаева, «Переулочки», 1922
  •  

Он очень мил, мой дядюшка невзрачный,
Капусты, редьки яростный едок,
Зимой и летом пахнущий так смачно,
Что позавидует... чеснок.

  Сергей Малахов, «Василий Казин», 1925
  •  

Любят сласти-то
Червяки теснот!
Это — классика:
Чердаку — чеснок.

  Марина Цветаева, «Поэма Лестницы», 1926
  •  

Анжелина, в харчевне под пальмой
Закажем с тобой мы шпинат с чесноком,
Как дьявол, тебя ущипну я под тальмой,
А ты под бока меня ткнёшь кулаком![6]

  Саша Чёрный, «В стране Петрарки», 1926
  •  

И чеснок, как гриб, червивый,
И капуста захирела,
Огурец любой разрежешь, ―
Весь, как дудка, пустотелый![6]

  Саша Чёрный, «Дождь», 1932
  •  

Он украл чужой челнок,
Он сожрал чужой чеснок,
Умер ― и зацапал лучший гроб.[7]

  Константин Симонов, «Общий итог», 1939
  •  

Злобно Тёркин сплюнул кровью,
Ну и запах! Валит с ног.
Ах ты, сволочь, для здоровья,
Не иначе, жрёшь чеснок!

  Александр Твардовский, «Поединок», из поэмы «Василий Тёркин», 1941-1945
  •  

Пристал сапфир, прилип чеснок,
В грязи по ось ползет возок,
Поскрипывает дерево.
В крови вибрирует струна,
И забывается война...[8]

  Константин Кедров, «Золотой меч», 1989

Пословицы и поговорки[править]

  •  

От того, кто не ест чеснок, чесноком не пахнет.

  Арабская пословица
  •  

Чеснок и после хаджа в Мекку остался чесноком.

  Чеченская пословица
  •  

Год за годом жую чеснок, ежегодно дерёт мне горло.

  Шумерская пословица
  •  

Чеснок сладким не станет, пусть даже совершит паломничество в Мекку.

  Лакская пословица
  •  

Отец твой — лук, мать — чеснок, как же ты оказалась розой.

  Азербайджанская пословица

Комментарии[править]

  1. Социально-философский роман «Белые одежды» писателя Владимира Дудинцева посвящён жизни и работе учёных-биологов. Вот почему Хейфец называет чеснок латинским именем: «аллиум сативум». В среде профессионалов его понимают безо всяких затруднений.

Источники[править]

  1. Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». - М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  2. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 5. (Рассказы. Юморески), 1886. — стр.366
  3. Чехов А. П. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 8. (Рассказы. Повести), 1892—1894. — стр.297
  4. 4,0 4,1 Дудинцев В., «Белые одежды» (часть вторая). — М.: Советский писатель, 1988 г.
  5. Майков В.И. Избранные произведения. Библиотека поэта. Большая серия. Москва-Ленинград, «Советский писатель», 1966 г.
  6. 6,0 6,1 Саша Чёрный, собрание сочинений в пяти томах, — Москва: «Эллис-Лак», 2007 г.
  7. Симонов К.М. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание. Ленинград, «Советский писатель», 1982 г.
  8. Константин Кедров. «Поэтический космос». Москва, «Советский Писатель», 1989 г.

См. также[править]