Водосточная труба

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Водосточная труба (верхний слив)

Водосто́чная труба́, водосто́чные тру́бы — вертикально или наклонно закреплённый на стене здания составной элемент водосточной системы. Водосточная труба представляет собой сборную конструкцию, состоящую из нескольких звеньев и дополнительных элементов, вставляющихся друг в друга. Водосточные трубы предназначены для обеспечения надежного и эффективного отвода воды с кровли здания.

Водосточная труба в афоризмах и кратких цитатах[править]

  •  

А вы ноктюрн сыграть могли бы
на флейте водосточных труб?[1]

  Владимир Маяковский, «А вы могли бы?», 1913
  •  

«Эх, в эту бы самую водосточную трубу
Да пожаловаться Христу-батюшке на жизнь пёсью[2]

  Валентин Горянский, «На дворе», 1915
  •  

...и кисти рук моих вихляются
в манжетах водосточных труб.[3]

  Валерий Перелешин, «Дома из глаз по каплям льются...», 1920
  •  

...кончается поздняя обедня, звонят колокола, за окном хлещет апрельский дождь, однообразно звучит железо водосточной трубы.[4]

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (Часть Первая), 1925
  •  

Зимние батумские дожди пели на разные голоса. Чем сильнее был дождь, тем выше он звенел в водосточных трубах.[5]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Бросок на юг», 1960
  •  

Ах, эти трубы! Сделали трубочкой губы,
Чтобы прохожим выболтать тайны домов.[6]

  Вера Матвеева, «Водосточные трубы», 1971
  •  

И май придет безбрежным весенним ливнем, когда <...> водосточные трубы цедят козлиные бородки серых струй...[7]

  Александр Терехов, «Мемуары срочной службы», 1991

Водосточная труба в научно-популярной литературе и публицистике[править]

  •  

Во время грибных дождей в воздухе попахивает дымком и хорошо берет хитрая и осторожная рыба ― плотва. О слепом дожде, идущем при солнце, в народе говорят: «Царевна плачет». Сверкающие на солнце капли этого дождя похожи на крупные слёзы. А кому же и плакать такими сияющими слезами горя или радости, как не сказочной красавице царевне! Можно подолгу следить за игрой света во время дождя, за разнообразием звуков ― от мерного стука по тесовой крыше и жидкого звона в водосточной трубе до сплошного, напряженного гула, когда дождь льет, как говорится, стеной. Все это ― только ничтожная часть того, что можно сказать о дожде.[8]

  Константин Паустовский, «Золотая роза», 1955

Водосточная труба в мемуарах и дневниковой прозе[править]

  •  

Говорили о многом ― о Керенском, о предпарламенте, о сдаче Петербурга немцам. Время и обстановка очень располагали к подобным разговорам: сентябрьский дождь устремлялся в водосточные трубы; Керенский, оттопыривая верхнюю губу, снова произносил речи и издавал декреты, повисавшие в безвоздушном пространстве. Но больше всего говорили об искусстве.[9]

  Юрий Анненков (Б. Темирязев), «Повесть о пустяках», 1934
  •  

Но особенно хороши были в Батуме звуки дождя и гудки пароходов. Зимние батумские дожди пели на разные голоса. Чем сильнее был дождь, тем выше он звенел в водосточных трубах. <...> Я попал в Батум в период осенних и зимних дождей. Они шли почти непрерывно, затемняя свет, погружая дни в теплый, почти горячий сумрак. Просветы случались редко.[5]

  Константин Паустовский, «Повесть о жизни. Бросок на юг», 1960
  •  

И скоро будет весна. И май придет безбрежным весенним ливнем, когда земля вспухает, опоясанная лакированными ремнями морщинистых ручьев, блестят тропинки, вытягиваясь в сумраке осклизлыми дождевыми червями, капли впиваются в плечи острыми осами, и машины спят у обочин, подстелив себе последние коврики сухого асфальта, пузыри лесосплавом путешествуют по дорогам, а водосточные трубы цедят козлиные бородки серых струй...[7]

  Александр Терехов, «Мемуары срочной службы», 1991

Водосточная труба в мемуарах и художественной прозе[править]

  •  

Мутный осенний день уже смотрел в тусклые окна его комнаты. Из водосточных труб, журча, стекала вода. На лужах, под этими стеками, вздувались и лопались пузыри. Мелкий дождь серой сеткой затягивал всю окрестность и сад, жалкий и унылый, с истлевшей травой, с побуревшим бурьяном у забора, с свернутыми в трубочку листьями дуба. Все это Степа хорошо видел из окна, с постели, и он не спешил вставать. Натянув до самого горла одеяло, он лежал в постели и думал: «Тоска! Боже, какая тоска! Хоть бы поскорее ночь[10]

  Алексей Будищев, «Хам», 1897
  •  

Если б Молли знала библию, она могла бы сравнить свою хозяйку с женой Лота, превратившейся в соляной столб, заглядевшись на свое прошлое. Но Молли не знала библии и в одно прекрасное утро прыгнула в окно, оттуда на водосточную трубу, с трубы ― в чей-то цветочный горшок, с цветочного горшка ― кубарем по каменным выступам вниз, вниз, еще вниз, пока не вцепилась со всего размаху в пышную дамскую прическу из белокурых локонов, утыканных гребешками, шпильками и незабудками.[11]

  Мариэтта Шагинян, «Месс-Менд, или Янки в Петрограде», 1924
  •  

За окном ветер встряхивал деревья, шелест их вызывал представление о полёте бесчисленной стаи птиц, о шорохе юбок во время танцев на гимназических вечерах, которые устраивал Ржига. Заснул Клим на рассвете, проснулся поздно, утомленным и нездоровым. Воскресенье, уже кончается поздняя обедня, звонят колокола, за окном хлещет апрельский дождь, однообразно звучит железо водосточной трубы. Клим обиженно подумал: «Неужели я должен испытать то же, что испытывает Макаров?»[4]

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (Часть Первая), 1925
  •  

Я лег животом на холодный подоконник и высунулся наружу. Это очень приятно ― лежать голым животом на гладком холодном подоконнике, подставив затылок свежему густому дождю. Рядом, из водосточной трубы, повисшей на углу дома, прямо в ржавый круглый котел с железными ушками хлестала вода. Она лилась в котёл струей, мелькали в ней смытые с крыши листья. Котел уже наполнился водой до краев, вода лилась через верх на песчаную землю, растекалась озером. Откуда ни возьмись, крякая и переваливаясь, к водосточной трубе подошли две жирные утки. Одна из них, задрав шею и раскрывая желтый клюв, стала ловить воду, лившуюся из котла, но ей скоро наскучило это, и она, крякнув, захлопала мокрыми, вымытыми дождем белыми крыльями и, мотая головой, поковыляла за своей подругой к воротам.[12]

  Владимир Беляев, «Старая крепость», 1940
  •  

Только что прошел короткий летний дождь. Блестели булыжники мостовой, стекла витрин, серые верха пролеток, черный шелк зонтиков. Вдоль тротуаров, стекая в решетчатые колодцы, бежали мутные ручьи. Девушки с туфлями в руках шлепали по лужам. Прошли сезонники с мешками в виде капюшонов на голове. Из оторванной водосточной трубы лила вода. Она ударялась в стену и рикошетом попадала на прохожих, в испуге отскакивавших в сторону. И над всем этим веселое солнце, играя, разгоняло мохнатые, неуклюжие тучи.

  Анатолий Рыбаков, «Кортик», 1948
  •  

Прошло минут двадцать, а они не спали, и оба это знали. В комнате было темно, в окно виднелось черное небо. Стал задувать ветер за стеной. Вдруг занавеска на окне осветилась на короткое мгновение. Агеев подумал было, что кто-то снаружи провел по стене дома, по занавеске, лучом фонарика, но еще через три-четыре секунды мягко заворчал гром.
Гроза! ― тихо сказала Вика, села и стала смотреть в темное окно. ― Осенняя гроза.
Опять мигнуло и заворчало, потом ветер улегся, и тут же пошел сильный дождь, и в водосточной трубе загудело.
Дождь, ― сказала Вика. — Я люблю дождь. Я люблю думать, когда дождь.[13]

  Юрий Казаков, из рассказа «Адам и Ева», 1962

Водосточная труба в поэзии[править]

Водосточная труба (нижний слив)
  •  

Однажды шел по улице Сергей.
Сквозь талый снег был слышен визг саней
На мостовой, и скользкие панели
Сияли в мутном свете фонарей;
Из водосточных труб ручьи шумели,
И пьяный пел у двери кабака,
И тихо падал мокрый снегТоска![14]

  Дмитрий Мережковский, «Вера», 1890
  •  

На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?[1]

  Владимир Маяковский, «А вы могли бы?», 1913
  •  

Из водосточных труб вывалились ледяные языки, почти до земли.[15]

  Елена Гуро, «Из водосточных труб вывалились ледяные языки, почти до земли...», 1913
  •  

Осенний ветер ― грубым
Полетом тучи рвал,
По водосточным трубам
Холодный дождь бежал.
И мчался он, со злостью
Намокший ус крутя,
Расщепленною тростью
По лужам колотя.[16].

  Георгий Иванов, «Осенний фантом», 1914
  •  

Чьё же сердце зажгу я пожарами?
С кем я буду и нежен, и груб?..
А весенний смех над тротуарами
Вторит песням водосточных труб…[2]

  Валентин Горянский, «Март», 1915
  •  

Окна на что-то сердиты,
Дворник угрюм и груб,
С тяжелыми стенами слиты
Горла водосточных труб.[2]

  Валентин Горянский, «Цветы на камне», 1915
  •  

Дождь обрыдал тротуары, лужами сжатый жулик,
мокрый, лижет улиц забитый булыжником труп,
а на седых ресницах ―
да! ―
на ресницах морозных сосулек
слезы из глаз ―
да! ―
из опущенных глаз водосточных труб.[1]

  Владимир Маяковский, «Мария! Мария! Мария...», 1915
  •  

Петля за петлей, стежок за стежком
Одеянье,
Закрывая в свой плащ каждый дом,
Каждое зданье,
В плащ изодранный, жалкий,
Что виснет тряпьем,
Как на палке…
Голубятня под крышей зубчатой;
Слуховое оконце, бумагой заткнутое грубо;
Водосточные трубы,
Что крестом стоят над коньком...[17]

  Валерий Брюсов, «Дождь», 1915
  •  

Утром нанесло было снежных круп,
Стало холодно, неуютно и скучно,
Но пригрело к обеду, и в горле водосточных труб
Звонки серебряные запели звучно. <...>
Капли пота у дворника на лбу,
По щекам катятся и переносью:
«Эх, в эту бы самую водосточную трубу
Да пожаловаться Христу-батюшке на жизнь пёсью!» <...>
Вот и нужно через водосточную трубу,
Вставши на колена, снявши шапку,
Пожаловаться богу на сиротскую судьбу,
Помолиться за себя, сестру и пьяного папку…[2]

  Валентин Горянский, «На дворе», 1915
  •  

Улицы вскрывается вспученное чрево,
Проклятия режут сотню ее ртов, ―
И на серых коронах
Высоко парящих водосточных труб
Бешеный возглас виснет,
Как то,
Что сейчас обратится в труп.[18]

  Сергей Бобров, «Улицы вскрывается вспученное чрево...», 1917
  •  

Дома из глаз по каплям льются
рассвет глаза с размаха рубит
и кисти рук моих вихляются
в манжетах водосточных труб.[3]

  Валерий Перелешин, «Дома из глаз по каплям льются...», 1920
  •  

Нам терпеливый сон врожден.
И жизнь текла по водостокам
ночным и мелочным дождем,
и медленной слезой ― по стеклам.[19]

  Владимир Мансветов, «Розовощекий выбритый восторг...», 1935
  •  

Четыре пальца раздирают рот
на ноте «си» над тучей ветровой.
Идут машины кувырком вперёд,
Идут гуртом по черной мостовой.
Гулящий дождь, цыганский и грибной,
Дождь голубятников и голубей,
Свистящий, булькающий, проливной,
Дождь
, разговаривающий со мной
По водосточной сломанной трубе.
Щекочет ноздри свист на ноте «си»...[20]

  Александр Межиров, «Блокада. Наяву», 1946

Водосточная труба в песнях[править]

  •  

Дождь, дождь вечерний сквозь водосточные трубы.
Мокрые стены, зеленая плесень да мох...
Ах, эти трубы! Сделали трубочкой губы,
Чтобы прохожим выболтать тайны домов.
Трубы вы, трубы, — я вашим тайнам не рада.
Ржавые трубы, вы бросьте про тайны трубить!
Я вас не знаю, мне ваших секретов не надо:
Зная секреты, трудно мечтать и любить. <...>
Трубы вы, трубы, — Бедные! — Вы еще стары.
Вся ваша плесень — лишь первый пушок над губой.
Вы еще стары, а мы уже юными стали,
Хоть мы узнали самую старую боль.
...Дождь, дождь вечерний сквозь водосточные трубы;
Мокрые стены, зеленая плесень да мох...
Ах, эти трубы! Сделали трубочкой губы,
Чтобы прохожим выболтать тайны домов.[6]

  Вера Матвеева, «Водосточные трубы», 1971

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 В.В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, ГИХЛ, 1955-1961.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 В. И. Горянский в книге: Поэты "Сатирикона". Библиотека поэта (большая серия). — Л.: Советский писатель, 1966 г.
  3. 3,0 3,1 Валерий Перелешин в книге: Русский экспрессионизм (история, теория, практика). — М.: ИМЛИ, 2005 г.
  4. 4,0 4,1 Горький М. Собрание сочинений: В 30 т. Том 19. ― М.: ГИХЛ, 1953 г.
  5. 5,0 5,1 Паустовский К. Г. «Повесть о жизни». Книга 4-6. Время больших ожиданий. Бросок на юг. Книга скитаний. — М.: «АСТ, Хранитель, Харвест», 2007 г.
  6. 6,0 6,1 Вера Матвеева. Обращение к душе. — М.: Агентство печати Новости, 1990 г.
  7. 7,0 7,1 А. Терехов. «Это невыносимо светлое будущее». ― М.: АСТ-Астрель, 2009 г.
  8. К.Г. Паустовский. «Золотая роза». — М.: «Детская литература», 1972. г.
  9. Анненков Ю. П. «Повесть о пустяках». — М: Изд-во Ивана Лимбаха, 2001 г.
  10. Алексей Будищев в книге: Сборник рассказов «Распря». Санкт-Петербург: тип. Спб. т-ва «Труд», 1901 г.
  11. Мариэтта Шагинян, «Месс-менд». — М.: Правда, 1988 г.
  12. В.П.Беляев. «Старая крепость». Кн. первая и вторая — Минск: «Юнацтва», 1986 г.
  13. Казаков Ю.П. Избранное: Рассказы. Северный дневник. — Москва, «Художественная литература», 1985 г.
  14. Д. С. Мережковский. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  15. Е. Гуро. Небесные верблюжата: Избранное. — СПб.: Лимбус Пресс, 2002 г.
  16. Г. Иванов. Стихотворения. Новая библиотека поэта. — СПб.: Академический проект, 2005 г.
  17. В. Брюсов. Собрание сочинений в 7-ми т. — М.: ГИХЛ, 1973-1975 гг.
  18. Сергей Бобров. «Поэзия русского футуризма». Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  19. В. Ф. Мансветов в книге: Поэты пражского «Скита». — М.: Росток, 2005 г.
  20. А.П. Межиров, «Артиллерия бьёт по своим» (избранное). — Москва, «Зебра», 2006 г.

См. также[править]