Грозовая ночь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Грозова́я ночь, ночна́я гроза́ или гроза́ но́чью — сильный, часто, проливной дождь в ночное время, сопровождающийся электрическими разрядами между облаками и земной поверхностью или внутри грозовых фронтов, в результате которых возникают — молнии и гром. Вспышки и громовые раскаты в тёмное время суток производят, как правило, более сильное впечатление. Особенно, если в результате грозовых явлений наступают катастрофы, пожары или разрушения.

Грозовая ночь в афоризмах и кратких цитатах[править]

  •  

...на дворе приказчика стали перекликаться ранние петухи, как они обыкновенно раньше времени кричат в жаркие грозовые ночи. Есть поговорка, что петухи кричат рано к веселой ночи.[1]

  Лев Толстой, «Воскресение» (Часть III/Глава I), 1899
  •  

Как ночью грозовая мгла,
В предчувствиях ты замерла...[2]

  Михаил Зенкевич, «Подняв неслышно два прилива...», 1911
  •  

Воробьиной ночью в Малороссии называется такая страшная грозовая ночь, что даже воробьи от испуга вылетают из своих гнезд и мечутся как угорелые по воздуху.[3]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

Революция представлялась ей грозовой ночью, опустившейся на Россию.[4]

  Алексей Толстой, «Хождение по мукам» (Книга Книга вторая. Восемнадцатый год), 1928
  •  

И зной дневной скреплен закатом алым
С теплейшими ночами грозовыми.[5]

  Леонид Мартынов, «Мороз был — сорок! Город был как ночью...», 1946
  •  

Эта грозовая ночь была знамением нашей судьбы, судьбы белых бойцов, вышедших в бой против всей тьмы с ее тёмными грозами.[6]

  Антон Туркул, Иван Лукаш, «Дроздовцы в огне», 1948
  •  

...ласковые глаза, горячие, непонятные, как грозовая ночь в конце лета.[7]

  Илья Эренбург, «Оттепель», 1955
  •  

Такой грозовой была ночь нашего ареста. Душная, полная электричества. Молнии прорезали черное небо. Удары грома потрясали землю ― это была воробьиная ночь, без дождя.

  Ариадна Делианич, «Вольфсберг-373», 1960
  •  

Я увидел сосну, опалённую молнией: жёлтые иглы. Я представил себе июльскую грозовую ночь.[8]

  Саша Соколов, «Школа для дураков», 1976
  •  

...красные пятна и красная ровная лента дороги были зловещим вызовом грозовой ночи. Такие спектакли природы наблюдаешь лишь изредка…[9]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977
  •  

Странно ехать подшофе в грузовой машине.
Страшно ехать по шоссе в грозовую ночь.[10]

  Николай Байтов, «Странно ехать подшофе в грузовой машине...», лето 2002

Грозовая ночь в публицистике и мемуарах[править]

  •  

Я попал в настоящую воробьиную ночь; даже ямщику-татарину делается жутко, жутко даже лошадям. Куда едешь, где едешь — не знаешь; все окутано, как чёрным сукном, непроглядной темью грозовой ночи. Огни Севастополя исчезли за город, и только красный глаз маяка одиноко вращается в чёрном хаосе, то, исчезая, когда он глядит на море, то, ярко разгораясь, когда оборачивается на нашу дорогу. В этой страшной обстановке, при завывании бури, при потоках молний, беспрерывно обливающих небо и землю, — он представляется глазом чудовища, отыскивающим во тьме свою добычу.

  Евгений Марков, «Очерки Крыма (Картины крымской жизни, природы и истории)», часть 1. Глава XVI, 1872
  •  

Прошла неделя с той знойной грозовой ночи, в которую уголовная летопись Томска увеличилась еще на одну кровавую страничку. На городском кладбище под свежей могильной насыпью лежал тот, кто один бы мог рассказать тайну этого преступления.

  Валентин Владимирович Курицын (Некрестовский), «Томские трущобы» (Блестящая дама), 1906
  •  

― Хорошенько закутайтесь, паничи, в мешок да в рогожу. Здоровый дождик будет… А то, чего доброго, и воробьиная ночь.
― Чтоб ты скис, поганец, со своей воробьиной ночью! ― отозвался из-под своего прикрытия машинист. ― Типун тебе на язык. Ты еще нагадаешь (напророчишь)! Тут и так страшно, а ты, накажи меня Бог…
Воробьиной ночью в Малороссии называется такая страшная грозовая ночь, что даже воробьи от испуга вылетают из своих гнезд и мечутся как угорелые по воздуху. ― Погляди хорошенько по сторонам, не видно ли где-нибудь огонька, ― ухватился за последнюю надежду машинист. ― Где огонь, там хата. Ефим не успел ответить.[3]

  Александр Чехов, «В гостях у дедушки и бабушки (Страничка из детства Антона Павловича Чехова)», 1912
  •  

А. П. как врача не щадили даже по ночам. Один раз за ним приехали из Карцева, за двенадцать верст, в грозовую ночь, он захватил с собой и меня, и мы оба, в первый раз в жизни, проезжая мимо болота, собственными глазами видели блуждающие огни.[11]

  Михаил Чехов, «Антон Чехов на каникулах», 1929
  •  

В Сербии, когда мы от неминуемой казни, вместе с одним товарищем, в грозовую ночь, по крутым улицам Белграда, обращенным ливнем в горные потоки, пробирались к Дунаю, чтобы переплыть из Сербии в Венгрию, я радовался тому, что успел захватить табакерку, и угощал его табаком, а он отмахивался...[12]

  Владимир Гиляровский, «Люди театра», 1934
  •  

У Заболоцкого есть великолепные стихи о грозе: «Содрогаясь от мук, пробежала над миром зарница». Это тоже, конечно, шедевр. В этих стихах есть одна строка, властно побуждающая к творчеству: «Я люблю этот сумрак восторга, эту краткую ночь вдохновенья». Заболоцкий говорит о грозовой ночи, когда слышится «приближенье первых дальних громов ― первых слов на родном языке». Трудно сказать почему, но слова Заболоцкого о краткой ночи вдохновения вызывают жажду творчества, зовут к созданию таких трепещущих жизнью вещей, которые стоят на самой грани бессмертия.[13]

  Константин Паустовский, «Наедине с осенью», 1955
  •  

Хозяйка лавочки подала нам пакеты сушеной картошки и, торопливо захлопнув дверь, трусцой побежала по жутко пустынной улочке. Ни грома, ни малейшего звука. Зловещая тишина и быстро оседающий мрак. На предельной скорости мелькнула мимо машина. И мы сразу же вслед за ней, за ее тревожно мигающим огоньком. Бетон дороги, изоляторы на черных телеграфных столбах, одинокий белый домишко без огонька, прежде чем потонуть в темноте, сделались ярко-красные. На черном, если глянуть назад, эти красные пятна и красная ровная лента дороги были зловещим вызовом грозовой ночи. Такие спектакли природы наблюдаешь лишь изредка…
Тучу мы обманули. Мы резко свернули. И шоссе 20 понесло нас прямо на Запад, к исчезающей на глазах полоске зари. А туча чиркнула пузом о землю в стороне, в темноте, слева. Отблески молний. Гром. Треск в приемнике, рвущий на части какой-то легкомысленно-нежный мотивчик…[9]

  Василий Песков, Борис Стрельников, «Земля за океаном», 1977

Грозовая ночь в драматургии и художественной прозе[править]

  •  

Замок стал мне противен. Окна в верхнем этаже были заколочены, а низ находился во владении капоров и салопов. Старухи выползали оттуда в таком непривлекательном виде, льстили мне так приторно, ругались между собой так громко, что я искренно удивлялся, как это строгий покойник, усмирявший турок в грозовые ночи, мог терпеть этих старух в своем соседстве.[14]

  Владимир Короленко, «В дурном обществе», 1885
  •  

Она подняла руку, и вокруг нас разверзся целый ад огня и грохота… Проснулся: дом трясется от грома, в щели ставен сверкает синяя молния. Я люблю грозу. Разбудил Якуба и приказал ему отворить ставни в кабинете. Чудное было зрелище. Когда небо вспыхивало голубым пламенем, в парке виден был каждый лист, трепещущий под каплями дождя, совсем бриллиантового в этом грозном освещении… Буря кончилась таким могучим ударом грома, что я вскочил в испуге с подоконника: молния блеснула прямо мне в глаза, вместе с нею все небо точно рухнуло на землю… Так, в беспрерывной молнии и громе, прошла вся ночь. Якуб уверяет, будто это потому, что черт воробьев мерял: которого убить, которого отпустить. Бедняги. Сегодня они сотнями тощих трупиков усеяли парк, и усердно суетятся и хлопочут вокруг них жуки-могильщики. Якуб прошедшую грозовую ночь зовет рябиновою. По его мнению, таких бывает три в году: в конце весны ― когда цветёт рябина, в средине лета ― когда начинают зреть на рябине ягоды, и в начале осени ― когда рябиновые ягоды совершенно поспеют. Первую отбыли, будем ждать всех остальных.[15]

  Александр Амфитеатров, «Жар-цвет», 1895
  •  

Соловьи и птицы замолкли. Из-за шума воды на мельнице послышалось гоготание гусей, а потом на деревне и на дворе приказчика стали перекликаться ранние петухи, как они обыкновенно раньше времени кричат в жаркие грозовые ночи. Есть поговорка, что петухи кричат рано к веселой ночи. Для Нехлюдова эта ночь была более чем веселая. Это была для него радостная, счастливая ночь.[1]

  Лев Толстой, «Воскресение» (Часть III/Глава I), 1899
  •  

― Приходи же, если хочешь знать все, приходи, я скажу тебе тайну, которой никому никогда не говорила, ― открою последнюю муку и радость, в которой мы будем вместе навеки, как брат и сестра, как жених и невеста!
И в луче солнца, проникавшем сквозь густые ветви кипарисов, бледном, точно лунном, ― так же как в памятную грозовую ночь у Катаранской плотины, в блеске бледных зарниц, ― приблизила к лицу его неподвижное, грозное лицо свое, белое, как мрамор изваяний, в ореоле черных пушистых волос, живых, как змеи Медузы, с губами алыми, как кровь, глазами желтыми, как янтарь. Холод знакомого ужаса пробежал по сердцу Бельтраффио, и он подумал: «Белая Дьяволица[16]

  Дмитрий Мережковский, «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи», 1901
  •  

― Да кому и идтить было в такую ночь! ― заметила другая. Лапа кивком головы поблагодарил их и задергал вожжами. «Прошла или обошла стороною, ― думал он, ― но тогда она должна просто блуждать без дороги, а случись это в темную грозовую ночь, она не ушла бы с луга, кружа по нему».[17]

  Андрей Зарин, «Казнь», 1902
  •  

Как-то в душную, грозовую ночь мне не спалось. Жара, тяжесть какая-то ― сил нет дышать. Вышел я на берег ― мутная луна светит, ивы склонили печальные головы, осока замерла в духоте. Вода тяжёлая, чёрная, как густые чернила.[18]

  Аркадий Аверченко, «Русалка», 1913
  •  

― И еще был бодрый солнечный день, ― день, который благостным солнцем вышел из сырого мрака степной грозовой ночи, когда до одури пахло ― и лесною, и земною, ― благодатью. Лёгкие бухнули, как рубка от воды, ― хорошо пахнет, когда неклены топятся солнцем.[19]

  Борис Пильняк, «Мать сыра-земля», 1924
  •  

Она ничего не понимала в происходящем! Революция представлялась ей грозовой ночью, опустившейся на Россию. Она боялась некоторых слов: например, совдеп казался ей свирепым словом, ревком ― страшным, как рев быка, просунувшего кудрявую морду сквозь плетень в сад, где стояла маленькая Катя (было такое происшествие в детстве).[4]

  Алексей Толстой, «Хождение по мукам» (Книга Книга вторая. Восемнадцатый год), 1928
  •  

Круглов снова улегся, спрятав лицо. Клава смотрела на него, вздыхая про себя: и что ему надо? О чем это он? Сколько дней прошло с той грозовой ночи, когда верилось в счастье… а он все дальше, все дальше отходит от нее и ни разу не взглянул на нее так, как тогда, сквозь струи ливня, в темноте, на миг озаренной молнией.[20]

  Вера Кетлинская, «Мужество», 1938
  •  

В степи ворочался глухой гром. Необычайно суровым показался нам наш егерский марш, когда мы тронулись с похорон. В тот же день, тут же на жестком поле, пленные красноармейцы были рассчитаны в первый солдатский батальон бригады. Ночью ударила гроза, сухая, без дождя, с вихрями пыли. Я помню, как мы смотрели на узоры молнии, падающие по черной туче, и как наши лица то мгновенно озарялись, то гасли. Эта грозовая ночь была знамением нашей судьбы, судьбы белых бойцов, вышедших в бой против всей тьмы с ее темными грозами. Если бы не вера в Дроздовского и в вождя белого дела генерала Деникина, если бы не понимание, что мы бьемся за человеческую Россию против всей бесчеловечной тьмы, мы распались бы в ту зловещую ночь под Белой Глиной и не встали бы никогда.[6]

  Антон Туркул, Иван Лукаш, «Дроздовцы в огне», 1948
  •  

...они оба часто с удивлением и признательностью думали, что в их суждениях, вкусах, пристрастиях много общего, ― обмолвки, недоразумения, её отталкивание, холод, сердитые брови и ласковые глаза, горячие, непонятные, как грозовая ночь в конце лета.[7]

  Илья Эренбург, «Оттепель», 1955
  •  

В театральных пьесах очень часто, для подчеркивания драматичности момента, вводится элемент грозы. Гром. Молнии. Завывание ветра. Ливень. Такой грозовой была ночь нашего ареста. Душная, полная электричества. Молнии прорезали черное небо. Удары грома потрясали землю ― это была воробьиная ночь, без дождя. Куда мы ехали, куда нас везли ― ни майор в первой машине, ни я не знали.

  Ариадна Делианич, «Вольфсберг-373», 1960
  •  

Я увидел сосну, опалённую молнией: желтые иглы. Я представил себе июльскую грозовую ночь. Сначала в поселке было тихо и душно, и все спали с открытыми окнами. Потом тайно явилась туча, она заволокла звезды и привела с собой ветер. Ветер дунул ― по всему поселку захлопали рамы, двери, и зазвенели разбитые стекла. Затем в полной темноте загудел дождь: он намочил крыши, сады, оставленные в садах раскладушки, матрацы, гамаки, простыни, детские игрушки, буквари ― и все остальное. В дачах проснулись. Зажигали, но тут же гасили свет, ходили по комнатам, смотрели в окна и говорили друг другу: ну и гроза, ну и льет. Били молнии, яблоки дозревали и падали в траву. Одна молния ударила совсем рядом, никто не знал, где именно, однако сходились на том, что где-то прямо в поселке, и те, у кого на крыше не было громоотводов, давали себе слово, что завтра же поставят. А молния попала в сосну, которая жила на краю леса, но не сожгла, а лишь опалила ее, причем осветила весь лес, поселок, станцию, участок железнодорожной ветки. Молния ослепила идущие поезда, посеребрила рельсы, выбелила шпалы.[8]

  Саша Соколов, «Школа для дураков», 1976
  •  

Однажды ночью в Переделкине произошло нечто странное. Я проснулся, разбуженный самолётным гулом, сотрясавшим нашу крышу. Мы жили рядом с аэродромом, но такого сильного гула не было никогда. Это был гул не одного, а множества самолетов, которые, казалось, летели крылом к крылу и с недобрыми целями. Затем раздался оглушительный взрыв, и по стенам комнаты полыхнуло пронзительно белым магнийным светом. «Атомная война. Конец» ― вот что сверкнуло, как отблеск, во мне. Я поцеловал спящую жену и сына с четкой мыслью ― лучше, если они умрут такой страшной смертью во сне, и медленными шагами смертника подошел к окну террасы. Я так же медленно стал раздвигать шторы, заранее инстинктивно щурясь от страшного, ослепляющего атомного гриба. Его не оказалось. Но взрывы вокруг продолжали грохотать, то справа, то слева, на мгновение выбеливая темные облака. Это было не похоже на грозу, потому что не было ни ветра, ни дождинки. А самолетный гул продолжался. «Война. Но все-таки не атомная, ― уже с некоторым облегчением подумал я. ― Тем не менее это явно бомбежка». Я разбудил жену. Она вышла со мной на террасу и, вглядевшись, успокоительно обняла меня.
― Это не война. Это сухая гроза. Такая гроза у нас тоже была однажды в Кембридже, и я тоже испугалась, что это война.[21]

  Евгений Евтушенко, «Волчий паспорт», 1999

Грозовая ночь в поэзии[править]

  •  

Но, неподвластная их гнету, ―
Как ночью грозовая мгла,
В предчувствиях ты замерла,
Готовясь к огненному взлёту.[2]

  Михаил Зенкевич, «Подняв неслышно два прилива...», 1911
  •  

Туманят ночи грозовые
Мое цыганское житье,
И я люблю, люблю впервые,
О тульская моя Россия,
Сухое золото твое.[22]

  Всеволод Рождественский, «Туманят ночи грозовые...», 1918
  •  

Грозовой ночью, ночью мая,
Счастливая, ты примешь плод,
Но где-то в городе иная
С проклятьем семя понесёт.[23]

  Елизавета Полонская, «Грозовой ночью, ночью мая...» (из цикла «Счастливая жена»), 1927
  •  

То лето ― как великая победа,
И суховеи отошли в преданья,
И пьют росу из тракторного следа
Какие-то крылатые созданья.
И неохота ни большим, ни малым
Пренебрегать цветами полевыми,
И зной дневной скреплен закатом алым
С теплейшими ночами грозовыми.[5]

  Леонид Мартынов, «Мороз был — сорок! Город был как ночью...», 1946
  •  

Струны переливчато рокотали, и под их звон старик начал песню, которую сложил Боян, взирая с холма на ночное сражение в ту грозовую ночь, когда созревали рябины и синие молнии непрестанно освещали жестокую сечу:
Стояла осень,
Была ночь рябинная,
Шумела битва под Лиственом,
Гроза грохотала на небесах.
Когда синие молнии озаряли
Мечи, поднятые в сраженье,
Неподвижными они казались
На мгновение ока… Эту песню не любили в киевских палатах. Листвен был связан для Ярослава с воспоминаниями о страшном поражении, когда князь, спасая бренную жизнь, бежал в Новгород, а ярл Якун потерял на поле битвы свой знаменитый золотой плащ.[24]

  Антонин Ладинский, «Анна Ярославна — королева Франции», 1960
  •  

Странно ехать подшофе в грузовой машине.
Страшно ехать по шоссе в грозовую ночь.
По обочинам бегут случаи из жизни:
Ратца, Чагодица, Кихть, Воя, Вондожь, Вочь. <...>
Пала молния в скирду посредине луга.
Шумный ливень пал стеной, зарево залил.
Малахольные в скиту плачут от испуга.
Пожалей их, успокой, преподобный Нил.[10]

  Николай Байтов, «Странно ехать подшофе в грузовой машине...», лето 2002

Источники[править]

  1. 1 2 Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: В 22 т., том 13 «Воскресение». — Москва, «Художественная литература», 1978-1985 гг.
  2. 1 2 Зенкевич М.А., «Сказочная эра». Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  3. 1 2 Библиотека «Всходов», А. П. Седой (Чехов), В гостях у дедушки и бабушки, 1912 г., С.-Петербург, Типография Л. Я. Ганзубра, Мытницкая ул., 11.
  4. 1 2 А.Н.Толстой. «Хождение по мукам»: Трилогия. ― М.: Художественная литература, 1987 г.
  5. 1 2 Л. Мартынов. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. — Л.: Советский писатель, 1986 г.
  6. 1 2 А. В. Туркул, И. С. Лукаш. Дроздовцы в огне. — Мюнхен: Ингрия, 1948 г.
  7. 1 2 Илья Эренбург. «Оттепель». — М.: Советский писатель, 1956 г.
  8. 1 2 Саша Соколов, «Школа для дураков». — СПб: Симпозиум, 2001 г.
  9. 1 2 Песков В.М., Стрельников Б.Г., «Земля за океаном». — М.: Молодая гвардия, 1977 г.
  10. 1 2 Н. В. Байтов, Что касается: Стихи. — М.: Новое издательство, 2007 г.
  11. А.М.Турков в книге: «А.П. Чехов в воспоминаниях современников». — М.: «Художественная литература», 1986 г.
  12. Гиляровский В.А. Собрание сочинений в 4 томах, Том 1. — Москва, 1999 г.
  13. Константин Паустовский. Избранные произведения в 2 т., том 2. М.: Художественная литература, 1977 г.
  14. В.Г. Короленко. — Собрание сочинений в пяти томах. — М.: Молодая гвардия, 1960 г. — Том 2. — Стр.9
  15. Амфитеатров А.В. Собрание сочинений в десяти томах, Том 1. Москва, НПК «Интелвак», 2000 г.
  16. Д. С. Мережковский. Собрание сочинений в 4 томах. Том I. — М.: «Правда», 1990 г.
  17. А. Е. Зарин. «В поисках убийцы», романы, рассказы. — М.: Современник, 1995 г. ― (Старый уголовный роман).
  18. Аркадий Аверченко. Собрание сочинений: В 6 томах. Том 3: Чёрным по белому. — М.: Терра, Республика, 2000 г.
  19. Борис Пильняк. Мать сыра-земля
  20. Кетлинская В. «Мужество». — М.: ГИХЛ, 1957 г.
  21. Евгений Евтушенко, «Волчий паспорт». — Москва: Вагриус, 1999 г.
  22. В. Рождественский. Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.
  23. Полонская Е.Г. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Малая серия. Санкт-Петербург, Издательство «Первый ИПХ», 2010 г.
  24. Ладинский А.П. Когда пал Херсонес. Анна Ярославна — королева Франции. Минск, «Наука и техника», 1989 г.

См. также[править]