Дождинка

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дожди́нка (разг., эмоц. окрашенно, уменьш. к сущ. дождина) — мельчайшая частица из числа выпадающих осадков, одна дождевая капля из облака или тучи, «дождина» маленького размера.

В метафорическом преувеличении дождинка (приводимая, как правило, в отрицательной форме: «ни единой дождинки», «без дождинки») может относиться и к засухе, долгому отсутствию дождей.

Дождинка в мемуарах, публицистике и документальной прозе[править]

  •  

Мужики собрались на сходку, выбрали избу, выгнали баб ее вычистить и вымыть, но холеры, к счастию, не было, и изба простояла целое лето пустая. Заболевали поносом, гнетухой, — лето было сухое, без дождинки, работа шла сильная, харчи плохие, — многие переболели животами, но никто не умер.[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо второе), 1872
  •  

На другой день блох появилось еще более, а между тем наступила засуха. Ни дождинки; солнце жжет; каждый день дует сильный южный ветер, суховей. Земля высохла, потрескалась; лён и без того идет плохо, а блох все прибывает да прибывает. Который лён пораньше вышел из земли, тот ничего еще, — стоит, только листики подточены и росту нет; который позже начал выходить — не успеет показаться из земли — уже съеден. Даже крестьяне дивились.[1]

  Александр Энгельгардт, «Письма из деревни» (письмо третье), 1872
  •  

Не только пиалы, но и все колодцы туркестанских равнин хранят воду лишь у самого дна. Их чёрный пунктир, отмечающий караванные пути на карте, до странности редок и разрывчат. Страна блуждающих песков, ссохшихся такыров, солончаков и лёсса изжаждалась по воде. Поверхность её растрескалась от засух. Плоские поля, точно ладони нищих, подставлены под дождь. Они просят хотя бы мелких дождинок. Тщетно. Зачастую с мая по октябрь ― ни единой капли.[2]

  Сигизмунд Кржижановский, «Салыр-Гюль», 1933
  •  

Разувшись, мы пустились бегом по клеклой земле. Первые капли попали в нас на середине расстояния. Но дождь не обрушился стеной, как этого можно было ожидать, он набирал силу постепенно и уверенно. А когда ударил он так, что над землей появился дым – мелкая водяная пыль от раздробившихся дождинок, мы успели юркнуть в открытую дверь амбара. Капли разбивались в пыль и в дым не только около земли, но и в воздухе, сталкиваясь друг с другом, поэтому прямоугольник амбарной двери был заполнен седою мглой, в которой переливались стеклышками, поблескивали частые дождевые струи. Ровный шум наполнял окрестности.[3]

  Владимир Солоухин, «Владимирские просёлки», 1957
  •  

Память начинает подводить, особенно по части всего недавнего. «Память, как зрение, делается дальнозоркой: помню войну и не помню, что было вчера». Среди постоянной суеты текущих дел, шумного громыхания сегодняшних буден и ежедневных телевизионных страшилок, в моих ушах все явственнее звучат негромкие струнные аккорды давно умолкших гитар.
Дрожат, не просыхая,
Дождинки на стекле.
Пора глухонемая
Настала на Земле.
Я думал ли когда-то,
Что выживу хоть год
Без песенки Булата,
Без Юриных острот?[4]

  Александр Городницкий, «И жить ещё надежде», 2001

Дождинка в беллетристике и художественной литературе[править]

  •  

Между тем погода совершенно переменилась; в воздухе сделалось так тихо, что ни один листок на деревьях не шевелился; на небе со всех сторон надвигались черные, как вороново крыло, тучи, и начинало уж вдали погремливать.
― Боже мой, мой бедный бурнус! ― воскликнула Эмилия, показывая на упавшие на него две-три дождинки.
― Прикажите, я позову извозчика! ― предложил Иосаф.
― Да, пожалуйста, бурнус и шляпка еще ничего; но я в прюнелевых ботинках: промочу ноги и непременно заболею.[5]

  Алексей Писемский, «Старческий грех», 1861
  •  

Река ― небо безбрежно-чистое ― и плывет и покоится. Уйдут забытые тучки, не успевшие рассыпать по земле свои дождинки-лепестки, спадет дневная теплынь, и река загустится, и скользящие лодки ― остроносые черные рыбки ― станут оставлять синеватый след, как бы движением своим снимая густые румяные сливки. А край неба и восток покроются ало-пурпурной шелковистою тканью и будут наливаться, рдеть, пока не дыхнет белая без сумрака ночь и не зарябится голубой островок зеркальной воды, и тогда запад сольется с востоком в дымящемся густом пурпуре, и по всему небу раскинутся малиново-золотистые лучи, и червонно-золотое солнце глянет на свет божий.

  Алексей Ремизов, «В плену». Северные цветы, 1903
  •  

Я стругал спицы, жевал стружки и поглядывал на серое небо. В окошко тупо постукивали дождинки. Дождливое состояние в конце концов подействовало на душу: я начал раздумывать о скуке старой девы. Нашел эту мысль ничуть не хуже погоды и запел одну подходящую песню. Запел нарочно медленно, однотонно, слегка подвывая:
Затянулось небо парусиной.
Сеет долгий дождик.
Пахнет мокрой псиной. — Нудно. Ох, как одиноко нудно.[6]

  Василий Каменский, «Землянка», 1910
  •  

Уж на задах где-то, за огородами, курлыкают и бормочут пьяные дяди ― никак не найдут избы. Запыленное, разомлевшее солнце качается на самом краю синей чаши и устало смотрит налитым кровью глазом. Дергачи перебегают в душной траве и просят пить, пить. Да нет ни капли. Хоть бы одна на смех, одна какая-нибудь дождинка. Ночь. Темное небо, увешанное тяжелыми, горячими звездами.[7]

  Евгений Замятин, «Куны», 1922
  •  

День был серый, в облаках, изредка падали дождинки, и с дождинками падали трельные переливы висящих над полями жаворонков. Дорога кой-где пылила: встречались таратайки, верховые. Зыков круто сворачивал тогда и, притаившись, выжидал.[8]

  Вячеслав Шишков, «Ватага», 1923
  •  

― Ой, Пётр мой Кирилыч, погода-то, видно, и в самом деле разгуляется. Мотри, какие волохна ветер из-за леса несёт!
В это время наискосок окна прорезала золотая стрела. Ульяна перекрестилась, посмотревши на образ. Пётр Кирилыч поперхнулся с испугу и тоже торопливо перекрестился. За лесом бабахнуло, и в крышу ударили редкие первые дождинки, предвещая бурю и ливень. ― Спиридон-то… ой, Спиридон-то, говорю! ― пропела Ульяна, оторвавшись от окна.[9]

  Сергей Клычков, «Чертухинский балакирь», 1926
  •  

Загородил теперь Спиридон своей ризой, кажется, весь мир перед Петром Кирилычем ― такая у Спиридона широкая риза и столько золотого света льётся в глаза с её райских цветов!.. Слышит только Пётр Кирилыч, как по лбу у него катится к носу маленькими дождинками вода с берёзового веничка, машет им Спиридон на него со всего размаху, словно ухлестнуть им хочет, и в бороду себе шепчет, как заклинанье:
― В свете и силе крещается раб божий… в свете и силе… в свете и силе!..
Жмурится Пётр Кирилыч от веничка и от Спиридоновых слов.[9]

  Сергей Клычков, «Чертухинский балакирь», 1926
  •  

― Кто тебе сказал, что я не боюсь? Вот ударит молния и убьет нас обоих!
Сергей крепче прижал к своему плечу голову Жени. Под ударами дождинок все говорило: камни гудели, ветки вздрагивали, листва заливалась звоном, травы шуршали, сено потрескивало. Ветер совсем сник и притаился, травы склонялись под тяжестью капель, вздрагивали, выпрямлялись и опять вздрагивали. Гром вдруг притих, оборвался, и в дубняке наступила тишина.[10]

  Николай Ляшко, «Сердолик на ладони», 1938
  •  

Он поцеловал ее в щеку, очень тихо, потом, спустя минуту, ― еще раз, крепче и дольше. Оба они не замечали, что землю перебрасывало из темноты во вспышки сияюще-белого огня и назад ― в темноту, и опять ― в огонь, и они не слышали пальбы, радостно одобрявшей это качание из света в тьму, ― они были неподвижны. Они вернулись к ощущению того, что их окружало, только тогда, когда наступила тишина и солнце засеяло все вокруг глянцевыми пятнами и с деревьев отвесно сыпались медлительные благоуханные дождинки.
― Как, уже все прошло? ― изумилась Лиза и первой вылезла из-под навеса, поеживаясь от капель, попавших за воротник.[11]

  Константин Федин, «Первые радости», 1945
  •  

… в те дни и ночи походил сбор их, как сказал один велеречивый поэт, сразу на шесть совершенно разных вещей (прославлен он был своей расточительностью; когда дело касалось уподоблений): на перелёт птиц, светлых птиц, через застывший в штиль молочный океан; последовательность нот в мозгу чуть свихнувшегося композитора; на косяк глубоководных рыб, чьи тела — не более чем завитки и струйки света, кружащий вокруг какого-то светящегося растения в холодной и глубокой морской впадине; на спиралевидную галактику, рушащуюся неожиданно на свой центр; на грозу, каждая дождинка которой становится то перышком, то певчей птахой, то драгоценным самоцветом; и, наконец (и, может быть, в наибольшей степени), на Храм, заполненный богато убранными статуями, неожиданно ожившими, запевшими, неожиданно ринувшимися под развевающимися на ветру штандартами в мир, сотрясая дворцы, опрокидывая башни, чтобы воссоединиться в самом центре, чтобы разжечь неимоверное пламя и плясать вокруг него, ни на секунду не лишая ни огонь, ни танец возможности полностью выйти из-под контроля.

  Роджер Желязны, «Князь Света» 1967

Дождинка в поэзии[править]

Три дождинки
  •  

Затихли громы. Прошла гроза.
На каждой травке горит слеза.
В дождинке каждой играет луч,
Прорвавший полог свинцовых туч.[12]

  Мирра Лохвицкая, «После грозы», 1902
  •  

Иль я не весь в безлюдье скал
И чёрном нищенстве берёзы?
Не весь в том белом пухе розы,
Что холод утра оковал?
В дождинках этих, что нависли,
Чтоб жемчугами ниспадать?..
А мне, скажите, в муках мысли
Найдётся ль сердце сострадать?[13]

  Иннокентий Анненский, «Когда б не смерть, а забытье», 1909
  •  

Голубые голуби на просторной палубе.
А дождинки капали, — голуби их по́пили.
На просторной палубе голубые голуби
Все дождинки по́пили, а дождинки капали.[14].

  Игорь Северянин, «Промельк» (из цикла «I. Розирис», сб. «Ананасы в шампанском». Поэзы (1915)), 1911
  •  

Фея легла на травку,
Глядит на сестёр-берёз.
Слушает птичку-славку,
Роняет дождинки слёз.
Вся как синий цветочек,
В голубом сияет огне.
Говорит: «Вот упал листочек.
Только-то? Только-то мне?»[15]

  Константин Бальмонт, «Фея в лесу», 1912
  •  

Головками качают
И звонко подпевают:
«Дан! дан! дан!»
И в листики кувшинки
Стучат для них дождинки,
Словно в барабан.[16]

  Мария Моравская, «Новоселье», 1914
  •  

Дождинок неустанных шорох
Глухой тоске рассеяться не даст,
Он непрерывен, тягостен и част ―
И мертвых листьев мокрый ворох
Лежит на клумбе, словно пласт.[17]

  Александр Тиняков, «Осенняя печаль», 1915
  •  

Упал двенадцатый час,
как с плахи голова казненного.
В стеклах дождинки серые
свылись,
гримасу громадили,
как будто воют химеры
Собора Парижской Богоматери.[18]

  Владимир Маяковский, «Облако в штанах», 1915
  •  

...И тогда уж, дождик, лей,
Лей, дождинок не жалей, ―
Посидеть я с милым рада.
С милым рай и в шалаше.
Свежий хлеб, вода в ковше, ―
Так чего же больше надо![19]

  Фёдор Сологуб, «Дождик, дождик перестань...», 23 апреля 1921
  •  

Сквозь пыльных листьев блеклый шёпот
Вульгарничает казино
То не твое ли сердце, Цоппот,
Копьем наживы пронзено?
И топчет милые аллейки
Твои международный пшют.
Звучат дождинки, как жалейки,
И мокрый франт смешон, как шут

  Игорь Северянин, «Дорожные импровизации», 5 сент. 1924
  •  

Огонь электрический вспыхнул дугой ―
Сверкнули дождинки вдоль ветки нагой.
На светлую лавку косится платан:
Мальчишка в окне выбирает банан,
Лукавая кошка, урча на огонь,
Хозяйскую дочку толкает в ладонь.[20]

  Саша Чёрный, «Платан», 1927
  •  

Слабая боль головная,
Тихая, затухающая,
Словно тропа лесная,
Прелью благоухающая.
Скромная боль, невидная,
Словно дождинка летняя,
Словно девица на выданьи,
Тридцати ― с чем-нибудь ― летняя.[21]

  Борис Слуцкий, «Как я снова начал писать стихи», 1960
  •  

Где я? Кто я? Куда я? Достигну
старых солнц или новых тенет?
Ты в толпе торопливых дождинок
потеряешь меня или нет?[22]

  Виктор Соснора, «Дождь идет никуда, ниоткуда...», 1962

Дождинка в песнях и массовой культуре[править]

  •  

Когда-нибудь, но не теперь,
Придет любовь, чтоб стать судьбою.
Придет, как ливень, как метель,
Все заслонив вокруг собою.
Может, ты на свете лучше всех,
Только это сразу не поймёшь.
Одна снежинка — ещё не снег, ещё не снег,
Одна дождинка — ещё не дождь.[23]

  Леонид Дербенёв, «Ты говоришь мне о любви», 1973
  •  

Упала дождинка на жёлтый цветок
С цветочка упал небольшой лепесток
И тучка на небе всплакнувши немножко
Исчезла оставив дорожку...

  — Ольга Таранова, «Дождинка», 2000-е

Источники[править]

  1. 1,0 1,1 А.Н.Энгельгардт. Из деревни. 12 писем. 1872-1887 гг. — М.: Гос. изд-во сельскохозяйственной литературы, 1956 г.
  2. С.Д.Кржижановский. Сказки для вундеркиндов: повести, рассказы. — М.: Советский писатель, 1991 г.
  3. Владимир Солоухин. Смех за левым плечом: Книга прозы. — М., 1989 г.
  4. А. М. Городницкий. «И жить еще надежде». — М.: Вагриус, 2001 г.
  5. Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 2. — М.: «Правда», 1959 г.
  6. В. Каменский. Проза поэта. — М.: Вагриус, 2001 г.
  7. Замятин Е. И. Собрание сочинений: в 5 томах. — М.: Русская книга, 2003 г. Том 1. Уездное.
  8. Шишков В. Я. Пейпус-озеро. — М.: «Современник», 1985 г.
  9. 9,0 9,1 Клычков С.А. Чертухинский балакирь: Романы. — М.: Советский писатель, 1988 г.
  10. Ляшко Н. Н. Сочинения: В 3-х томах. Том 1. — М.: Художественная литература, 1955 г.
  11. Федин К.А. «Первые радости»: Роман. «Необыкновенное лето»: Роман. — М.: «Художественная литература», 1979 г.
  12. Лохвицкая-Жибер М. А. Собрание сочинений тт. 1-5. — М., 1896-1898, СПб., 1900-1904 гг.
  13. Анненский И.Ф.. Избранные произведения. Ленинград, «Художественная литература», 1988 г. — стр.43
  14. Игорь Северянин, «Громокипящий кубок. Ананасы в шампанском. Соловей. Классические розы.». — М.: «Наука», 2004 г. — стр. 126.
  15. К. Д. Бальмонт. Зарево зорь. — М: Гриф, 1912 г.
  16. Мария Моравская. На пристани. — Санкт-Петербург, 1914 г.
  17. А. Тиняков (Одинокий). Стихотворения. — М. Водолей, 2002 г.
  18. В.В. Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. — Москва, ГИХЛ, 1955-1961 гг.
  19. Ф. Сологуб. Собрание стихотворений в 8 томах. — М.: Навьи Чары, 2002 г.
  20. Саша Чёрный. Собрание сочинений в пяти томах. — Москва, Эллис-Лак, 2007 г.
  21. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  22. В. Соснора. Всадники (Предисловие Д. С. Лихачева). — Л., 1969 г.
  23. Леонид Дербенёв, музыка Эдуарда Колмановского. «Ты говоришь мне о любви», песня из кинофильма «Три дня в Москве» («Мосфильм», 1974 г.)

См. также[править]