Баклуши бить

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Игра в городки (баклуши)

«Баклу́ши бить» — классический пример фразеологизма,[1] означающего злостно бездельничать, проводить время без пользы и смысла. Широкий синонимический ряд включает также такие обороты, как: груши околачивать, плевать в потолок, ворон считать, сидеть сложа руки, лежать на печи, балду бить, палец о палец не ударить, лоботрясничать, лодыря гонять... Слово баклуши является диалектным, поэтому его употребление в нормативной речи ограничено этим выражением.

Версии первоначального значения:

  • Сбивать брошенной палкой установленные на землю небольшие деревянные чурки (баклуши) при игре в городки.
  • Делать заготовки (баклуши) долблёной посуды (ложек, чашек).
  • Ударять клюшками (баклушами) по похожему на деревянную миску музыкальному инструменту.
  • Бить палкой по лужам (баклушам) или бросать в них камни.

Баклуши бить в публицистике и мемуарах[править]

  •  

При крепостном-то праве мы словно в тюрьме сидели, и каки-таки были у нас добродетели ― никому о том было не ведомо. А теперь все свои капиталы вдруг объявили. А и капиталов-то у нас всего два: жрать да баклуши бить. Жрать хочется, а работать не хочется (прежде, стало быть, при крепостном праве вдосталь наработались!) ― ну, и ищут, как бы вьюном и «вернуться». Иной всю жизнь без штанов жил, да и дела отродясь в глаза не видал ― ан, смотришь, он в трактире чай пьет, поддевку себе из синего сукна сшил! Спроси его, что он сработал, откуда у него что проявилось, ― он не то что тебе, да и себе-то настоящего ответа дать не сумеет![2]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Благонамеренные речи», 1876
  •  

А культурный человек ― что он знает? Он глядит на непросветное небо и думает: «Ах, все погибло!» Сверх того, он видит, что «хамово отродье», нанятое для собирания плодов земных в житницы, сидит, мокрое, под навесом и бьет баклуши, и это опять волнует его… Культурный человек бесконечно легковерен и притом в высшей степени одарен художественными инстинктами. Вот почему для него выгоднее совсем не родиться на свет, нежели возгореть страстью к полеводству.[3]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Убежище Монрепо», 1879
  •  

К старости все равно огородничеством занялся. У них в бригаде есть Матрена Баклушина. На ходу спит, а бить баклуши ― первая! Огородами, вплавь через ледяную реку ― а с работы убежит, и никто не заметит когда… Или Клеопатра Евлампиевна, бывшая доярка. С Горного Алтая приехала. Как лето, обязательно змея ужалит. В Черемшанке сроду никаких змей не было, и что же (он сам свидетель), приехала Клеопатра, и в то же лето у нее под крыльцом змеи завелись.[4]

  Виктор Слипенчук, «Зинзивер», 1996
  •  

Он родился на семь лет раньше, мог пройти еще в шестидесятые, было можно и легко ― что он делал? груши и баклуши бил? А мне того просвета не было! Он Довлатов, а я Веллер, он не проходил пятым пунктом как еврей, ему не был уже этим закрыт ход в ленинградские газеты, и никто ему в редакциях не говорил: знаете, в этом номере у нас уже есть Айсберг, Вайсберг и Эйнштейн, так что, сами понимаете, не можем, подождем более удобного случая; ему не давали добрых советов отказаться от фамилии под «приличным» псевдонимом![5]

  Михаил Веллер, «Ножик Серёжи Довлатова», 1997
  •  

Бей баклуши — спасай Россию!

  Вагрич Бахчанян, «Мух уйма», 1998
  •  

31 марта 1992 г. Прочитал за три ночи «Раковый корпус» Солженицына. К концу скучновато. Но хорошо.
Объявление в газете «Реклама-шанс»: «Бьем баклуши в большой квартире, приглашаем двух симпатичных без ящура мозга». И номер телефона дан. Надо и мне подать объявление: «Меняю спортивную форму на творческую». Или: «Розовые очки на обыкновенные».[6]

  Дмитрий Каралис, «Автопортрет», 1999
  •  

Основные общественные обязанности ведунов: бить баклуши, толочь воду в ступе и писать вилами по воде.

  Алексей Трехлебов, «Кощуны Финиста», 2001
  •  

В не меньшей степени научная культура проявляется и в том, какие гипотезы учёный не проверяет в силу того, что на данном этапе существования науки они вообще не могут рассматриваться как научные гипотезы. Например, не имеет смысла пытаться проверять гипотезу о том, что, решая задачу Секея, человек мыслит пошагово и делает это в той или иной последовательности (см. главу «Вместо введения»). Также не стоит пытаться проверять гипотезу о том, возникает ли в нашем представлении образ деревянной болванки, из которой на Руси некогда изготовляли ложки, когда мы говорим или слышим выражение бить баклуши. В обоих случаях я могу считать, что эти проблемы заслуживают внимания. Но мне необходимо еще и осознать, располагаю ли я сегодня необходимым интеллектуальным инструментарием для их решения.[7]

  Ревекка Фрумкина, «Психолингвистика», 2001
  •  

Ах, эта наивная юная романтика, кажущееся ощущение свободы на берегу безбрежного и неведомого океана, 60-е годы с их надеждами и верой в завтрашний счастливый день, томительный запах прибрежных водорослей и йода! Герои первых песен Кима ― рыбаки и китобои, беззаботные школяры, распевающие лихие и совершенно антипедагогичные песенки, вроде «Бей баклуши, бей баклуши, а уроки ― не учи»; свирепые, но благородные корсары устрашающего вида ― «Через лоб повязка, через череп ― шрам. Это не жизнь, а сказка ― говорю я вам». Искристое веселье, безбрежное, как океан и щедрое, как встающее из него камчатское солнце.[8]

  Александр Городницкий, «И жить ещё надежде», 2001
  •  

«Современник» был театр социальный. Им-то я, что называется «чистая героиня», никогда не была нужна. Они не знали, что делать с таким лицом, как у меня, и вообще с таким типом. С другой стороны, это были мои университеты, потому что я проходила там сложнейшую школу выживания. Я ведь, можно сказать, баклуши била в училище, как все, радовалась четырем, а не пяти годам обучения. По-настоящему я мастерством-то не занималась. А в «Современнике» началась моя школа выживания.[9]

  Лидия Вертинская, «Синяя птица любви», 2004
  •  

При определенном соотношении цинка и магния увеличение содержания меди в сплаве приводило к тому, что одновременно повышались прочность, пластичность, коррозионная стойкость и вязкость разрушения. Вот на этом основании мы смогли создать группу очень хороших высокопрочных алюминиевых сплавов ― В95, В96ц3 и особо прочный В96ц. Звонок от Андрея Николаевича Туполева, разговор в его обычной манере:
― Слушай, ты наверняка бьешь баклуши вместо того, чтобы работать. Давай, приходи ко мне.
― Слушаюсь, Андрей Николаевич, через десять минут буду.[10]

  Иосиф Фридляндер, «Алюминиевые сплавы в авиаракетной технике», 2004

Баклуши бить в беллетристике и художественной прозе[править]

  •  

Мы сложили все продажные совести в один куль, из которого высыпали копейки на уплату за них их владельцам, и, дав людям два куля новых копеек задатку в счет снятого ими по торгам подряда на поставку потребного нам количества любви, порядка и послушания законам, поехали охотиться за перепелами. Перепелов в том году было очень мало: мы стреляли ворон, коршунов, воробьев и векш, били баклуши и тешились, как русские девки в семик, не думая более о людях и не опасаясь их страстей. Последние обыкновенно были заплачены нами в целом государстве за весь год вперед, под верный залог жадности и с вычетом пяти процентов в пользу обеднелых от честности лихоимцев. Мы благополучно царствовали таким образом до самой глубокой старости.[11]

  Осип Сенковский, «Похождения одной ревижской души», 1834
  •  

Он от самого своего рождения никого и ни в чем еще не послушался; а за намерение его идти в военную службу надобно благодарить бога, потому что там его по крайней мере повымуштруют и порастрясут ему матушкины ватрушки; но полагал бы только с своей стороны лучшим ― поступить ему в пехоту, так как в кавалерии служба дорога; записывать же его в депутатское собрание ― значит продолжать баловство и давать ему возможность бить баклуши. Думал, что за это письмо она по обыкновению рассердится; однако нет. Нежданно-негаданно прикатила сама из Москвы, заезжает ко мне и говорит, что, возложивши упование на господа бога, она решилась отпустить Митю в службу и потому едет с ним в Малороссию, где и думает пожить, а «так как, говорит, имение остается без всякого надзора, то умоляю тебя, друг мой, принять его в свое распоряжение».[12]

  Алексей Писемский, «Фанфарон», 1854
  •  

Парамоша указывал даже, как нужно созерцать. «Для сего, ― говорил он, ― уединись в самый удаленный угол комнаты, сядь, скрести руки под грудью и устреми взоры на пупок». Аксиньюшка тоже не плошала, но била в баклуши неутомимо. Она ходила по домам и рассказывала, как однажды чёрт водил ее по мытарствам, как она первоначально приняла его за странника, но потом догадалась и сразилась с ним. Основные начала ее учения были те же, что у Парамоши и Яшеньки; то есть, что работать не следует, а следует созерцать.[13]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «История одного города», 1869
  •  

Ребёнок был странен ― горяч и неровен по характеру, то ласкался с женственной нежностью к приближенным, то топал ножонками и кричал на всех, как настоящий деспот; наблюдательность и память у него были замечательные, и на него производили впечатление такие мелочи, которые ускользали даже от наблюдения взрослого; каждое неосторожно сказанное слово западало в его удивительную память, а этих слов, неосторожных, циничных, развращающих, было тем более, что недальновидные окружающие вовсе не стеснялись при ребенке, полагая, что он ничего не понимает. Среди бивших во дворце баклуши, сквернословивших, не остерегаясь ребенка, сплетничавших и ссорившихся между собою молодых развращенных боярских детей и княжат Фёдор Степанович Колычев сразу резко выделился своею высокою нравственностью и серьезным складом ума. Великая княгиня отнеслась к нему милостиво и даже с некоторым любопытством, так как о нем уже много говорили при дворе его дальние родственники-старики, как о человеке необыкновенно серьезном, умном и ученом, а юный великий князь сразу полюбил его, что не могло быть удивительным.[14]

  Александр Шеллер-Михайлов, «Дворец и монастырь», 1900
  •  

В конце концов, они достигли в этом вопросе взаимного согласия и перешли к анализу способов бить баклуши. Первый утверждал, что это лучше делать днём, второй настаивал на понедельнике.

  Эрик Рассел, «Ближайший родственник» 1958
  •  

― «Алеша, прости поперечну девку, прости злюку. Ее бы расколоть на баклуши да заново склеить».
― «Прости, прости…» ― прошептал строжась, но господи, какой ласковой прохладой омыло грудь, куда только и девался непроходимый ком в горле. Только что убить был готов, растерзать на части ― и куда все зло подевалось? <...>
И царил в этом сверкающем поднебесье лишь один жаркий просительный вопль. Туман наступал от озера, заполнял баклуши, западинки, промоины, слоился, наплывал на деревню, и голос певицы тоже слоился, казалось, что женщине нравилось не столь петь, сколько слушать собственный звук, катящийся из трубного органа, и потому Маруся не таила его, а орала в полную силу, дивясь мощи своего горла. <...>
Он сказал лишь: «Грех берешь на душу. В самом соку, сын мой, а бродишь по миру, баклуши бьешь».
― «Все одно грех-то принимать, ― будто бы воскликнул Чернобесов. ― Грехом больше, грехом меньше».[15]

  Владимир Личутин, «Любостай», 1987
  •  

— А кто вам сказал, товарищ генерал, что нас здесь лечат? — я кивнул головой направо, где сидела и нервно курила Чернявская, за нее пытался и не мог спрятаться обливающийся потом Владыко, стиснувший в жмене комочек мокрого носового платка. — Они?
— Ну а все-таки? Все-таки? — встряла в разговор заведующая отделением. — Мы же не баклуши здесь обиваем.
«Груши», — подхватил я про себя, а вслух вопросил:
— Что же, товарищу генералу не видно разве, как нас здесь лечат? В каких условиях мы находимся? Может, достать из-под гипса и показать горсть червей или вшей?..[16].

  Виктор Астафьев, «Веселый солдат», 1997
  •  

― Есть капитана Каупа к вам!
Взвыл движок электростанции, осветители развернули все софиты на противоположный берег. Человек двадцать солдат, бивших баклуши на этом берегу, кинулись выполнять приказ. По железу понтонного мостика загремели сапоги, через пять минут весь левый берег был усеян фигурами в немецких шинелях и стальных касках. Вспыхнули прожектора и на том берегу.[17]

  Виктор Левашов, «Заговор патриота», 2000

Баклуши бить в поэзии[править]

  •  

Я унтер, други! ― Точно так,
Но не люблю я бить баклуши,
Всегда исправен мой тесак,
Так берегите ― уши![18]

  Евгений Баратынский, «Я унтер, други! — Точно так...», 1823
  •  

Тот бьется из каких-то планов,
Тот бьется, чтоб попасть в чины,
Тот около чужих карманов,
Тот около чужой жены.
И бейтесь, не жалея груди,
Со дня рожденья до могил
Иной лишь тем пробился в люди,
Что мастерски баклуши бил.[19]

  Фёдор Кони, «Хоть свет велик, а люди бьются!..» (куплеты из комедии-пословицы «В тихом омуте черти водятся»), 1834
  •  

Древле нам прогрессом не трубили в уши.
Жили мы спокойно, жили-поживали,
Продавали души, чтобы бить баклуши,
И с душой девичье тело покупали.[20]

  Василий Курочкин, «В наше время...» 1870
  •  

Он на бирже, в думе, в банках,
Нет собранья без него:
Это высшего разряда
Фактор ― сила наших дней.
Телеграфов с ним не надо,
Ни газетных новостей.
Светский мир и мир подпольный
Дань равно ему несут,
Как рево́львер шестиствольный
Он заряжен! С виду шут,
Он неспро́ста бьет баклуши,
Он трудится больше нас:
Настороженные уши,
Волчий зуб и лисий глаз!
Что вам нужно? Закладную?
Моську, мужа… дачу, дом,
Капитал?.. Рекомендую:
Не ударит в грязь лицом![21]

  Николай Некрасов, «Современники», 1875
  •  

«Каждому,
как клюква, ясно:
нечего баклуши бить,
надо в нашей,
надо в Красной,
надо в армии служить».
С огорченья ―
парень скис.
Ноги врозь,
и морда вниз.[22]

  Владимир Маяковский, «Лев Толстой и Ваня Дылдин», 1926
  •  

Возвращайся, воин, к винам,
прекращай обиды битв,
обращайся, воин, к вилам,
обещай баклуши бить,
пригляни себе сутану
семейную…
Прокляни меня, солдат,
за советы.[23]

  Виктор Соснора, «Возвращайся, воин, в дом...», 1961
  •  

И не выносим нежностей телячьих,
Но любим мы зато телячьи души,
Любим бить людей,
любим бить людей,
Любим бить людей
И бить баклуши.

  — песенка разбойников из мультфильма «Бременские музыканты», 1969
  •  

Тут чайка снизится, там промелькнет баклан.
То алюминиевый аэроплан,
уместный более средь облаков, чем птица,
стремится к северу, где бьет баклуши швед,
как губка некая, вбирая серый цвет,
и пресным воздухом не тяготится.[24]

  Иосиф Бродский, «Песчаные холмы, поросшие сосной...», 1974
  •  

Навострите ваши уши,
Лодыри и неучи:
Бей баклуши, бей баклуши,
А уроки не учи!
Зря, ребята, вы страдали,
Зря болела голова:
Трижды три ли, дважды два ли -
Всё равно в итоге два.

  Юлий Ким, «Песня двоечника», 1980-е

Пословицы и поговорки[править]

  •  

Если начал делать, то баклуши не бей

  Украинская пословица

Источники[править]

  1. Фелицына В.П., Мокиенко В.М. Баклуша // Русские фразеологизмы. Лингвострановедческий словарь. — М.: Русский язык, 1990 г. — С. 24. — 220 с.
  2. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 11. — Москва, Художественная литература, 1973 г.
  3. М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в двадцати томах. Том 13, Господа Головлёвы, 1875—1880. Убежище Монрепо, 1878—1879. Круглый год, 1879—1880. — Москва, Художественная литература, 1972 г.
  4. В.Слипенчук, «Зинзивер». — М.: Вагриус, 2001 г.
  5. Михаил Веллер. «А вот те шиш!» — М.: Вагриус, 1997 г.
  6. Дмитрий Каралис, «Автопортрет». — СПб.: Геликон Плюс, 1999 г.
  7. Р. М. Фрумкина. «Психолингвистика». — М.: Академия, 2001 г.
  8. А. М. Городницкий. «И жить еще надежде». — М.: Вагриус, 2001 г.
  9. Лидия Вертинская. «Синяя птица любви». — М.: Вагриус, 2004 г.
  10. И. Н. Фридляндер Алюминиевые сплавы в авиаракетной технике. — М.: «Вестник РАН», том 74, № 12, 2004 г.
  11. Сенковский О.И. «Сочинения Барона Брамбеуса». — М.: Советская Россия, 1989 г.
  12. Писемский А.Ф. Собрание сочинений в 9 т. Том 2. — М.: «Правда», 1959 г.
  13. М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города» и др. — М.: «Правда», 1989 г.
  14. Шеллер-Михайлов А.К. Дворец и монастырь. Москва, «Советский писатель - Олимп», 1991 г.
  15. В.В.Личутин. «Любостай». — М.: «Современник», 1990 г.
  16. Астафьев В.П. Веселый солдат (рассказ). — Москва, «Новый Мир», №5-6, 1998 г.
  17. Виктор Левашов. «Заговор патриота». — М.: Вагриус, 2000 г.
  18. Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т. Л.: Сов. писатель, 1936. -- (Б-ка поэта). Т. 1. -- 1936
  19. Поэты 1840-1850-х годов. ― Библиотека поэта. 2-е издание. ― Л., Советский писатель, 1972.
  20. Поэты "Искры". Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г. Том 1.
  21. Н. А. Некрасов. Полное собрание стихотворений в трёх томах: «Библиотека поэта». Большая серия. — Ленинград: Советский писатель, 1967 год
  22. Маяковский В.В. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, «ГИХЛ», 1955-1961 гг.
  23. В. Соснора. Триптих. — Л.: Лениздат, 1965 г. — 154 с. Худ. М. А. Кулаков. — 10 000 экз. г.
  24. Иосиф Бродский. Собрание сочинений: В 7 томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1

См. также[править]