Груши околачивать

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Груши околоченные

Гру́ши окола́чивать (обивать) — устойчивое сочетание, фразеологизм, означающий лениться, злостно бездельничать, плевать в потолок, бездействовать на каком-либо поприще. По-видимому происхождение выражения связано с тем, что груши, созревая, сами падают на землю, а вовсе не требуют, чтобы их «околачивали». С другой стороны, выражение родственно и созвучно более старому: «баклуши бить» и, вероятно, представляет собой более новое и понятное современным людям словосочетание. Как следствие, изредка встречается и гибридное выражение: «баклуши околачивать».

В полном виде фразеологизм включает в себя ещё одно слово ярко-обсценного характера — уточнение, какой именно частью тела производится процесс околачивания. Таким образом, сокращённое словосочетание «околачивать груши» в ряде случаев можно воспринимать как намёк или эвфемизм.

В прозе[править]

  •  

Видит Иван, что у Ермила уши заткнуты, говорит ему напрямки:
― Ты бы, Ермил, поопасался маленько. Бабе не надорваться. Год хороший, надо бы и сватов засылать. Есть что ли на примете? Вот Дунька Павликова ― куда работяща девка. Ермил потупился в землю, молчит.
― Чего груши-то околачивать, ― говорит Иван, ― ты малый в поре: двадцать третий год с Егорья пойдет. Телок порядочный. Я как-никак проживу зиму в людях, а ты женись. Небось всякая пойдет. Мы не какие-нибудь. Скотина есть, вот борова кормим, муки до новины за глаза хватит.[1]

  Александр Эртель, «Жадный мужик», 1886
  •  

Часы пробили семь, и вскоре явился Родион с обедом. «Он наверное ещё не приехал?» ― спросил Цинциннат. Родион было ушел, но на пороге обернулся: «Стыд и страм, ― проговорил он, всхлипнув, ― деннонощно груши окалачиваете… кормишь вас тут, холишь, сам на ногах не стоишь, а вы только и знаете, что с неумными вопросами лезть. Тьфу, бессовестный…»
Время, ровно жужжа, продолжало течь.[2]

  Владимир Набоков, «Приглашение на казнь», 1936
  •  

Шофёр Сёма Пыжов, ругаясь на чём свет стоит, привёл членов комиссии на хозяйственный двор, где под открытым небом ржавели три почти новеньких грузовика. «Стоят, запасных частей не хватает, а правление и в ус не дует. А я по ведомости шофёром числюсь, бездельничаю, груши околачиваю!»
― Что ж теперь станет с нами? ― вполголоса спросила Александра. ― Неужто по-честному жить начнём?
― Обязательно перемены будут… По всему видно, люди больше Калугина не потерпят… ― заверила Стеша и посоветовала Александре сходить в правление к членам комиссии и порассказать о непорядках на свиноферме.[3]

  Алексей Мусатов, «Зелёный шум», 1963
  •  

― Слушай, Борис, я поеду, ― набычившись, сказал Гришка и поднялся с зеленого брезента.
― Не обращай внимания. Она поет, сама не знает, чего…
― Нет, правда, поеду. Через полмесяца вернусь. А то груши околачиваю.
― Точно, ― сказала Марьяна.
― Я не из-за нее… Все равно денег на обмен доставать надо…[4]

  Владимир Корнилов, «Демобилизация», 1971
  •  

На все случаи жизни у нашего старшины был свой афоризм, иногда хлесткий и соленый, но всегда попадавший в самую точку. Эти афоризмы мы запомнили навсегда… Недавно мне попалась послевоенная книжка «Солдатские пословицы и поговорки». Она начиналась примерно со следующего: «Офицера уважай, на работу выезжай!» Старшина был далек от официального фольклора. Увидев, например, как мы едва ворочаем землю лопатами, он говорил: «Ешь ― потей, работай ― зябни!» А когда наш перекур с дремотой затягивался на часы, спрашивал: «Опять, братцы <х>... груши околачиваем?» Или: «Хватит <х>... валять и к стенке приставлять!»[5]

  Николай Никулин, «Воспоминания о войне», 1975
  •  

Но в тебя сейчас же вцепится разведка. Из тебя захотят высосать все сведения. Сам по себе ты им не нужен, но у тебя есть имя, благодаря мне. Ты что же, предашь своего отца, как пионер… Павлик Морозов?! У тебя, что же, комплекс Эдипа?! Так знай, что они выжмут тебя как лимон и выбросят на свалку! Ты должен будешь бороться за существование, ты должен будешь работать. Ты что думаешь, это ведь только здесь можно, как говорят русские, х… ем груши околачивать и получать за это деньги! А там надо работать, и еще как! За так тебе деньги никто платить не будет! А жизнь среди эмигрантов… Ты спроси меня, что это такое! Ссоры, дрязги, интриги, доверять никому нельзя ― эмиграция нашпигована агентурой ГБ, это я тебе говорю точно!..[6]

  Владимир Кормер, «Крот истории или революция в республике S=F», 1979
  •  

― Не закручивай гайки. Кто тебя заставляет? Кто? Ты же поступил на физико-математический. Вот и учился бы.
― Я сам виноват, ― голос маленького Юрки стал суровым. ― Я обрадовался, что поступил на такой клёвый факультет, и целый год после ни <х..> не делал. Только пил, гулял, девочки… <х...> груши околачивал, короче говоря. Вот и отчислили…[7]

  Эдуард Лимонов, «Молодой негодяй», 1985
  •  

С утра, часиков обычно с восьми, Яша Христианский уже сидел в своей кабинке главного редактора. Собственно, Яше не было нужды торчать в фирме с такого ранья, но Ляля, мудрая женщина, сказала однажды Рите: «А что ему дома делать? Детей гонять и груши околачивать? Пусть работает». Она сама привозила его в старом мощном «форде-пикап», который и Ляля, и Яша, и все мы называли «танком». Крепко помятый в дорожных передрягах, «танк» пер по любым колдобинам. Яша уверял, что купленному когда-то за три тысячи шкалей «танку» нет цены и что он, Яша, не променяет его ни на какие «вольво-мерседесы».[8]

  Дина Рубина, «Во вратах твоих», 1992
  •  

В бизнесе надо зарабатывать! Для чего? Для накопления первоначального капитала. Каким образом? Можно, скажем, выращивать яблоки и продавать их. Но за годы советской власти наш народ так обленился, что, вместо того чтобы выращивать яблоки, он предпочитает околачивать груши. А как же тогда накопить первоначальный капитал? Можно, конечно, воровать, грабить или, как говорили большевики, экспроприировать. Но за это можно угодить в тюрьму.[9]

  Аркадий Арканов, «Скорая помощь», 1995
  •  

— Речь идет о работе и, между прочим, о деньгах. Кончится у тебя отпуск, ты уволишься — и что будешь делать? Груши околачивать? Тебе предлагают работу, хорошую работу, и хорошую зарплату, а ты дурака валяешь.
— Рита, я могу еще подумать о том, чтобы пойти работать к Рудину, но о том, чтобы помогать в расследовании сейчас, и речи быть не может. Я не стану связываться с нарушением закона. Здесь очень суровое местное начальство, и мне не нужны неприятности за занятие детективной деятельностью без лицензии.[10]

  Александра Маринина, «Чёрный список», 1995
  •  

Связи у Скопина-Шуйского в разведке были давние и крепкие. Дракон между тем дважды обошел вокруг дерева, где мы нашли убежище, остановился и стал одновременно покачивать хвостом и мотать башкой, словно бы колеблясь: то ли перегрызть ствол, то ли околотить нас, как груши. Коломиец крякнул и утвердился на случай второго варианта. Дракон еще раздумывал, а насекомые уже вовсю нас жрали. Накомарники не пережили нашего мгновенного взлета.[11]

  Андрей Лазарчук, Михаил Успенский, «Посмотри в глаза чудовищ», 1996
  •  

Он родился на семь лет раньше, мог пройти еще в шестидесятые, было можно и легко ― что он делал? груши и баклуши бил? А мне того просвета не было! Он Довлатов, а я Веллер, он не проходил пятым пунктом как еврей, ему не был уже этим закрыт ход в ленинградские газеты, и никто ему в редакциях не говорил: знаете, в этом номере у нас уже есть Айсберг, Вайсберг и Эйнштейн, так что, сами понимаете, не можем, подождем более удобного случая; ему не давали добрых советов отказаться от фамилии под «приличным» псевдонимом![12]

  Михаил Веллер, «Ножик Серёжи Довлатова», 1997
  •  

― Снова работаю. Знакомьтесь, Майя Захаровна. Алексей Валюшок, суперагент, гроза преступности. Страшный человек, зубодробителен и сногсшибателен. В первый же день уконтрапупил троих заезжих бандюков. После чего почил на лаврах и уже месяц груши околачивает. Страшный человек суперагент Валюшок тоскливо вздохнул и опустил глаза. Позорную историю, приключившуюся в сауне, он до сих пор без содрогания вспомнить не мог.[13]

  Олег Дивов, «Выбраковка», 1999

В поэзии[править]

  •  

Где же
«мертвые души»
околачивают груши?
Колбасина чайная,
водка
и арии.
Парень
отчаянно
играет на гитаре.
От водки
льет
четыре пота,
а пенье
катится само:
«Про-о-ща-а̀- й,
активная работа,
про-оща̀- ай,
любимый комсомо-о̀-л[14]

  Владимир Маяковский, «Фабрика мертвых душ», 1928
  •  

Не целуй моих глаз, Эвридика:
Я их продал, я отдал их в рост.
Небеса утомленно и дико
Загораются трупами звёзд.
Погуляем по-прежнему, выйдем
Подышать вероломством вещей;
Ты видна мне, и я тебе виден
Под наркозом любовных речей.
Потому что, лишь тленные души
Обеспечат своё визави,
Я пойду околачивать груши
Закоснелым остатком любви.[15].

  Георгий Оболдуев, «Не целуй моих глаз, Эвридика...» (из цикла «Мысли до ветру»), 1932
  •  

Покуда мы околачивали
Яблочки с древа познания,
Орфея спустили в ад,
Пропустили сквозь ад
И выпустили.[16]

  Борис Слуцкий, «Орфей», 1961
  •  

Хрусталь, заметим походя, разбит.
М. был здесь императором три года.
Он ввел хрусталь, шампанское, балы.
Такие вещи скрашивают быт.
Затем республиканская пехота
М. расстреляла. Грустное курлы
доносится из плотной синевы.
Селяне околачивают груши.
Три белых утки плавают в пруду.
Слух различает в ропоте листвы
жаргон, которым пользуются души,
общаясь в переполненном Аду.[17]

  Иосиф Бродский, «Гуернавака» (из цикла «Мексиканский дивертисмент»), 1975

Источники[править]

  1. Эртель А.И. «Волхонская барышня». Повести. — М.: Современник, 1984 г.
  2. В. Набоков. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.— М.: Книга, 1989 г.
  3. Алексей Мусатов. «Зелёный шум». Собрание сочинений в 3-х томах. Том 3. — М.: Детская литература, 1978 г.
  4. В.А.Корнилов. «Демобилизация». — Франкфурт-на-Майне: «Посев», 1976 г.
  5. Алексей Мусатов. «Воспоминания о войне». — СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 2008 г.
  6. В. Ф. Кормер. «Крот истории». Собрание сочинений. Том 2. — М.: Время, 2009 г.
  7. Лимонов Э.В. Собрание сочинений в трёх томах, Том 1. — Москва, «Вагриус», 1998 г.
  8. Дина Рубина. «Глаза героя крупным планом». — М.: Вагриус, 2002 г.
  9. Аркадий Арканов. Скорая помощь. Юмор. ― М.: Вагриус, 1999 г.
  10. Александра Маринина, «Чёрный список». «Посмертный образ». — М.: ЭКСМО, 2000 г.
  11. Андрей Лазарчук, Михаил Успенский, «Посмотри в глаза чудовищ». — М., АСТ, 1997 год.
  12. Михаил Веллер. «А вот те шиш!» — М.: Вагриус, 1997 г.
  13. Олег Дивов. Выбраковка. ― М.: ЭКСМО, 1999 г.
  14. Маяковский В.В. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. Москва, «ГИХЛ», 1955-1961 гг.
  15. Г. Оболдуев. Стихотворения. Поэмы. М.: Виртуальная галерея, 2005 г.
  16. Б.А.Слуцкий. Собрание сочинений: В трёх томах. — М.: Художественная литература, 1991 г.
  17. Иосиф Бродский. Стихотворения и поэмы: в 2 томах. Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: «Вита Нова», 2011 г.

См. также[править]